Бой у мыса Матапан

 

Пока «Арк Ройял» бороздил волны Атлантики, в Восточ­ном Средиземноморье произошло несколько важных собы­тий. 10 марта в Александрию наконец прибыл новый брони­рованный авианосец «Формидебл». Он ненадолго задержал­ся прохождением через Суэцкий канал из-за мин, установ­ленных итальянскими и немецкими самолетами, базирую­щимися в Северной Африке. Кроме собственной авиагруп­пы, состоящей из «Суордфишей» и «Фулмаров», «Форми­дебл» имел на борту 10 новых торпедоносцев «Альбакор». Эти самолеты во многом превосходили «Суордфиш» — более мощ­ный мотор, закрытый кокпит, гидравлические закрылки. «Альбакор» имел более высокую скорость — 161 миля/час против 139 миль/час у «Суордфиша». Он также имел боль­шую дальность полета (930 миль против 456 миль) и мог нести больше бомб (2000 футов против 1500 фунтов).

Сам «Формидебл» был вторым авианосцем типа «Илластриес», вошедшим в состава флота. Это произошло 24 нояб­ря 1940 года. Деннис Бойд, недавно командовавший «Илластриесом», сейчас находился на борту «Формидебла», но уже в звании контр-адмирала.

Вскоре после прибытия «Формидебла» адмирал Каннингхэм провел 4 транспорта на Мальту без противодействия со стороны противника. Пополнив запасы на острове, он мог заняться переброской солдат и техники из Египта в Грецию, где армия безуспешно отразить наступление немцев, кото­рые вторглись на Балканы, чтобы помочь Италии. Английс­кие конвои следовали в Грецию почти без помех, и вскоре немцы начали требовать, чтобы итальянский флот воспре­пятствовал этому. Они утверждали, что самолеты Люфтваф­фе повредили 2 из 3 линкоров Каннингхэма, и обещали по­мощь X авиакорпуса в любой операции против английского флота. Итальянцы, наконец, решились выйти в море. Это сделало соединение, состоящее из нового линкора «Витторио Венето» (9 — 381-мм орудий), 6 тяжелых и 2 легких крейсеров и 17 эсминцев.

27 марта английская летающая лодка обнаружила группу итальянских крейсеров, следующую на восток, чтобы ата­ковать английский конвой, который направлялся в Грецию. Адмирал Каннингхэм немедленно отреагировал на это со­общение. В море уже находились 4 английских легких крейсе­ра и 4 эсминца, а из Александрии спешно вышли «Форми­дебл», 3 линкора (всего 24 — 381-мм орудия) и 9 эсминцев. «Формидебл» имел на борту 13 истребителей «Фулмар», 10 торпедоносцев «Альбакор» и 4 торпедоносца «Суордфиш».

Английские корабли покинули гавань 27 марта, а на рас­свете 28 марта с «Формидебла» взлетели на разведку 4 «Альбакора» и 1 «Суордфиш». Вскоре поступили сообщения са­молетов-разведчиков. В море были замечены 3 итальянских соединения: 2 крейсерских, а в состав третьего входил лин­кор. Адмирал Каннингхэм сразу приказал отправить в атаку авианосные самолеты.

6 «Альбакоров», вооруженных торпедами, в сопровожде­нии 2 «Фулмаров» взлетели первыми. Через час эти самоле­ты увидели «Витторио Венето». 2 немецких двухмоторных истребителя попытались атаковать выходящие в атаку тор­педоносцы, но «Фулмары» перехватили их. Один немецкий самолет был сбит, второй предпочел удрать.

«Альбакоры» устремились на линкор, скользя над самы­ми гребнями волн. «Витторио Венето» и 4 сопровождающих его эсминца открыли бешеный огонь. Даже 381-мм орудия линкора стреляли в воду, ставя завесу из всплесков на пути торпедоносцев. Все 6 «Альбакоров» сбросили торпеды, но ни одна из них в цель не попала, зато все самолеты верну­лись на авианосец. После первой атаки в период с 11.20 до 11.30 были проведены еще две. «Суордфиши» ВМФ и двух­моторные бомбардировщики Королевских ВВС из Греции и с Крита атаковали итальянские корабли, но успеха тоже не добились.

Вскоре после полудня с «Формидебла» взлетели 3 «Альбакора», 2 «Суордфиша» и 2 «Фулмара». Пока они находи­лись в пути, над английским соединением показались 2 ита­льянских самолета. Плотный заградительный огонь заставил их сбросить торпеды с дистанции 2000 ярдов, и «Формидебл» легко уклонился от обеих «рыбок».

В 15.19 «Альбакоры» второй волны атаковали «Витторио Венето». Одновременно бомбардировщики Королевских ВВС атаковали итальянские корабли с горизонтального полета, отвлекая внимание противника от торпедоносцев. Тихоход­ные «Суордфиши» атаковали с другого направления. Италь­янцы перенесли огонь на них, чтобы отразить новую угрозу, и сумели сбить самолет командира эскадрильи, но уже пос­ле того, как он сбросил торпеду. Эта торпеда попала в пра­вый борт итальянского линкора в 15 футах ниже ватерлинии. «Витторио Венето» сначала замедлил ход, а в 15.30 его ма­шины стали. 3 английских линкора, находившиеся в 65 ми­лях от подбитого флагманского корабля итальянцев, шли на сближение со скоростью 22 узла, однако итальянский адми­рал об этом и не подозревал.

Вскоре итальянский линкор снова дал ход и пошел на запад со скоростью 13 узлов. К нему присоединились обе крейсерские эскадры, чтобы прикрыть отход поврежденного корабля. Угроза английскому конвою была ликвидирована, но адмирал Каннингхэм все еще надеялся прикончить поврежденный линкор, так как его пилоты сообщили о 3 воз­можных попаданиях.

Теперь на «Формидебле» готовили к атаке все самолеты, какие только могли взлететь. К 6 «Альбакорам» и 2 «Суордфишам» присоединились 2 «Суордфиша» с Крита. В 19.30 торпедоносцы вышли в атаку, встреченные интенсивным зенитным огнем итальянцев. Поврежденный «Витторио Венето» сумел уклониться от всех нацеленных в него торпед. Последний из «Суордфишей» выбрал своей целью тяжелый крейсер «Пола» (10000 тонн). Крейсер получил попадание торпедой и потерял ход. Итальянский адмирал продолжал отход, приказав тяжелым крейсерам «Зара» и «Фиуме» ока­зать помощь поврежденному кораблю. Уже ночью флот ад­мирала Каннингхэма столкнулся с 7 итальянскими кораб­лями. Бой был коротким и яростным. Когда наступил рас­свет, из всех итальянских кораблей на плаву остались лишь 2 эсминца. В результате боя 3 итальянских тяжелых крейсера и 2 эсминца были потоплены и 1 линкор был поврежден. Ан­гличане потеряли всего 1 самолет и его экипаж из 3 человек. Они одержали блестящую победу, благодаря правильному использованию авианосных самолетов.

Это бой произошел и 100 милях от мыса Матапан. Он стал першим крупным артиллерийским боем во Второй Ми­ровой войне. Кроме того, впервые авианосец участвовал в генеральном сражении.

На обратном пути в Александрию английские корабли подверглись нескольким атакам немецких самолетов, одна­ко повреждений не получили. Теперь итальянцы ясно поня­ли неспособность базовой авиации обеспечить поддержку флоту, а также истинное значение авианосцев. В капиталь­ном труде «Итальянский флот во Второй Мировой войне» написано:

 

«Опыт, полученный в результате операций в конце мар­та, привел к определенным конкретным результатам. Мус­солини и ВВС наконец убедились, что флот может получить надлежащую воздушную поддержку, только имея авианос­цы. Поэтому они сняли вето, наложенное много лет назад на постройку авианосцев. Было решено немедленно переоборудовать трансатлантический лайнер «Рома» в авиано­сец, получивший название «Аквила». Позднее аналогичное решение было принято по трансатлантическому лайнеру «Аугустус». Он должен был стать авианосцем «Спарвиеро». Но из-за ухудшения положения в промышленности оба авиа­носца так и не вошли в строй. В день подписания Италией перемирия — 8 сентября 1943 года — переоборудование «Аквилы» практически завершилось, но самолеты для него не были готовы. Чтобы завершить работы на «Спарвиеро», тре­бовалось еще несколько месяцев» («Аквила» — «Орел», «Спарвиеро» — «Ястреб»).

 

Таким образом, Италия последней из великих морских держав приняла программу строительства авианосцев.

А в западной части Средиземного моря в очередной раз маленький авианосец «Аргус» прибыл в Гибралтар, имея на борту 12 истребителей Королевских ВВС «Харрикейн», пред­назначенные для Мальты. Однако «Аргус» был так мал, что «Харрикейны» не могли взлететь с него с полным запасом топлива, поэтому авианосец должен был бы подойти до­вольно близко к Мальте. Истребители принял на борт «Арк Ройял» и вместе с сопровождением двинулся в путь 2 апреля. На следующий день, когда авианосец находился в 420 милях от Мальты, «Харрикейны» поднялись в воздух, и 2 «Скуа» повели их к цели. «Фулмар» сбил итальянский разведыва­тельный самолет, и это был единственный контакт с про­тивником во время операции.

Вернувшись в Гибралтар, Соединение Н было встречено «Фьюриесом», который передал на «Арк Ройял» долгождан­ные самолеты. Это была еще одна эскадрилья «Фулмаров», присланная, чтобы заменить оставшиеся «Скуа», и 4 новых «Суордфиша». Как только новые самолеты оказались на бор­ту «Арк Роняла», Соединению Н было приказано выходить в море, так как появились сведения, будто «Шарнхорст» и «Гнейзенау» снова намерены выйти в Атлантику, Но с уси­лением воздушных налетов на Мальту положение на Средиземном море ухудшилось, и Соединение Н вернулось назад. 24 «Харрикейна» были погружены на борт «Арк Ройяла», и авианосец пошел на восток. Плохая погода задержала старт истребителей на один день. Лишь 27 апреля 3 «Фулмара» по­вели «Харрикейны» на осажденный остров. 23 истребителя добрались до цели, а Соединение Н, замеченное нескольки­ми вражескими самолетами, поспешно повернуло назад.

Доставленные «Харрикейны» на время облегчили ситу­ацию, но Мальте требовалось больше истребителей. X авиа­корпус бросил в бой все свои силы. Только 30 апреля на остров обрушились 6 воздушных атак. Положение ослож­няло успешное наступление немцев в Греции и Югосла­вии. Кроме того, английской армии в Северной Африке требовались новые танки. Поэтому Адмиралтейство реши­ло провести быстроходный конвой через Гибралтарский пролив к Мальте, а потом в Александрию. Но главной при­чиной этого решения все-таки стало вмешательство Уинстона Черчилля. Премьер-министр сломил сопротивление одм1ф:июн, не желавших проводить сквозные конвои че­рез Средиземное морс после появления в Сицилии не­мецких самолетом,

Эта операция получила кодовое название «Тайгер». Из Гибралтара на мосток должны были выйти 5 быстроходных (15 узлов) транспортов, груженных танками, а также 1 лин­кор и 2 крейсера ПВО, предназначавшиеся для усиления флота адмирала Каннингхэма. Из Александрии на запад дол­жны были проследовать 7 транспортов и танкеров, предназ­наченные для Мальты.

Соединение Н прикрывало 5 транспортов с танками, про­шедшие 6 мая через Гибралтарский пролив. Оснащенные радаром «Суордфиши» осуществляли дальнее наблюдение, а «Фулмары» патрулировали прямо над соединением.

Итальянские самолеты обнаружили Соединение Н толь­ко утром 8 мая, когда было уже слишком поздно собирать корабли для атаки конвоя. (У итальянцев в строю все еще оставались 2 линкора.) Вслед за разведывательными само­летами появились итальянские торпедоносцы и горизонталь­ные бомбардировщики. «Фулмары» и зенитные орудия отби­ли атаку, несколько итальянских самолетов при этом были сбиты, как, впрочем, и 2 «Фулмара». Ни одна бомба или торпеда в цель не попала.

Ближе к вечеру радар обнаружил новые самолеты. Это были Ju-87 и Ме-110 X авиакорпуса. Всего в ударной группе были 43 пикирующих бомбардировщика и 12 истребителей. 7 «Фулмаров» атаковали их, и вскоре в небе завертелась беше­ная карусель. Один из «Фулмаров» получил попадание в шасси, и его правое колесо полетело вниз. У другого «Фул­мара» была продырявлена плоскость и прострелен радиатор, однако он продолжал бой. Часть немецких самолетов отвер­нула от истребителей, обрушив на них огонь хвостовых пу­леметов. На «Фулмарах» таких пулеметов не было, но на­блюдатели обнаружили, что пачки туалетной бумаги, пере­вязанные резиновой лентой, попав в струю воздуха от вин­та, разлетаются на части. За самолетом тянулся хвост клоч­ков бумаги, и немецкие самолеты испуганно отворачивали от «трассирующих пуль».

Один Ju-87, охваченный пламенем, рухнул вниз. Другой ушел прочь, волоча за собой хвост дыма.

Внезапно бой прекратился. Ни один корабль не получил попаданий, ни один «Фулмар» не был сбит, хотя несколько самолетов были повреждены. Прежде чем наступили сумер­ки, 3 итальянских торпедоносца попытались атаковать «Арк Ройял», но истребители и умелое маневрирование спасли авианосец.

Конвой прорвался в Александрию, хотя один транспорт с танками затонул, подорвавшись на мине, а другой был поврежден. Соединение Н благополучно вернулось в Гибрал­тар. Небронированный «Арк Ройял» вышел победителем из схватки с X авиакорпусом и итальянскими ВВС. Хваленый X авиакорпус опозорился в основном потому, что атаки про­тив «Илластриеса» в январе 1941 года и 4 месяца налетов на Мальту стоили жизни многим лучшим пилотам генерала Гейслера. Кроме того, немецкие летчики ошиблись, приняв «Фулмары» за похожие на них «Спитфайры». Эта операция показала, что авианосец может действовать в центральной части Средиземного моря.

Несколько дней спустя «Фьюриес» прибыл в Гибралтар с 48 «Харрикейнами» на борту. «Арк Ройял» забрал 21 истребитель и Соединение Н вышло в море, имея в своем соста­ве 2 авианосца. Утром 21 мая «Харрикейны» вылетели на Мальту, сопровождаемые «Фулмарами». Один из авианосных истребителей не смог убрать шасси. Дополнительное сопротивление воздуха вызвало заметное увеличение расхода топлива. Было крайне сомнительно, что «Фулмар» сумеет пролететь 400 миль до Мальты. Хромой «Фулмар» повел свое звено «Харрикейнов» назад к авианосцу и сообщил о проис­шествии по радио. Взлетел другой «Фулмар», чтобы вести истребители Королевских ВВС к острову, но часть «Харри­кейнов» осталась с первым «Фулмаром». Топливо у него бы­стро кончалось, а не имеющие тормозных крюков «Харри­кейны» не могли сесть на авианосец. (Те, что садились на «Глориес» во время норвежской кампании, имели полуспу­щенные шины, а палуба авианосца была свободна от само­летов.) Отважный «Фулмар» повернул обратно к Мальте со своими верными попутчиками. Он не имел никаких шансов долететь до Мальты.

5 «Фулмаров» и 46 «Харрикейнов» достигли Мальты. 2 «Харрикейна» и 1 «Фулмар» были потеряны. Оба члена эки­пажа авианосного самолета были спасены, а Мальта полу­чила новую отсрочку.