Онлайн казино Вулкан https://playcazinos.com/ - огромный выбор игровых автоматов на любой вкус.

Различия в окраске самолетов А6М, выпушенных фирмами Мицубиси и Накадзима

 

А6М2, выпускавшиеся Накадзимой, кроме мелких технических отличий мож­но было определить по белому ободку вокруг Хиномару на фюзеляже. Накадзи­ма наносила белый ободок начиная с пер­вого выпущенного самолета. Поскольку Накадзима выпускала А6М2 до поздней осени 1943 года, затем сразу перейдя на А6М5, большое количество А6М2 по­здних выпусков носило официальный темно-зеленый/светло-серый камуфляж.

Новый камуфляж, применявшийся Накадзимой, также имел особенности. По-другому выполнялся цветопереход меж­ду темно-зеленой и светло-серой краской, а окантовка Хиномару была более узкой, чем это предписывали правила (не 75 мм, а только 30 мм). Апельсиново-желтые полосы на передней кромке крыльев име­ли ту же длину, что и у истребителей, выпускаемых Мицубиси, но были уже. По-другому располагалась заводская маркировка, находившаяся в задней час­ти фюзеляжа. Кроме того, краски приме­нявшиеся обеими фирмами на протяже­нии всей войны имели несколько различ­ные оттенки.

 

Черный кожух двигателя

 

Многие источники утверждают, что черный кожух двигателя на самом деле имел заметный синеватый или сероватый оттенок. Вероятно, этот оттенок появ­лялся в результате выцветания краски. Снова можно говорить о различии завод­ских окрасок: кожух самолетов от Накадзимы был более темным и синий оттенок был более насыщенным, чем у кожуха са­молетов, построенных Мицубиси. Так ут­верждают большинство источников. Од­нако есть и такие, что говорят прямо про­тивоположное. Есть сведения, что начи­ная с А6М3, Мицубиси стала применять черную краску более светлого оттенка.

 

Хиномару

 

Государственный герб Японии - Хи­номару (дословно «диск солнца») нано­сился краской кроваво-красного цвета (FS *1105) на обеих поверхностях крыль­ев и по бортам фюзеляжа. Со временем краска выцветала и приобретала светло-розовато-красный оттенок (примерно FS *1328). Некоторые источники характери­зуют цвет Хиномару как ржаво-красный или даже коричневато-красный. Офици­альная окантовка Хиномару шириной 75 мм входила в диаметр круга. На фюзеля­же Хиномару наносили около кабины пилота в районе стыка передней и задней частей корпуса. Диаметр Хиномару на фюзеляже равнялся 2/3 высоты фюзеля­жа. На крыльях самолетов А6М2 и А6М3 модель 22 Хиномару располагалось на расстоянии 2/3 диаметра от конца кры­ла. Диаметр Хиномару равнялся 2/3 ши­рины крыла. Случалось, что Хиномару наносили ближе к фюзеляжу. У А6М3 модель 32 Хиномару располагался на том же расстоянии от фюзеляжа, то есть ближе к концам крыльев. У А6М5-А6М8 Хино­мару были большего диаметра (3/4 шири­ны крыла) и располагались на расстоянии своего диаметра от конца крыльев.

 

A6M2-N

 

Самолеты этого типа изготавлива­лись исключительно фирмой Накадзима и носили заводскую окраску. Нет доку­ментальных подтверждений того, что на этих самолетах применялся пятнистый или сетчатый камуфляж. У машин с тем­но-зеленым камуфляжем, в этот же цвет были выкрашены верхние поверхности поплавков и стоек. На главном поплавке на уровне винта располагалась красная предупредительная полоса шириной око­ло 300 мм. Гидросамолеты были особен­но подвержены влиянию морской воды, поэтому их краска очень быстро старе­ла, выцветала и осыпалась. На светло-серых самолетах этот процесс сопровож­дался химической реакцией краски и красно-коричневой грунтовки, что при­водило к появлению характерной светло-фиолетовой ряби. Этот феномен, заме­ченный союзниками на японских гидро­планах в районе Алеутских островов, вызвал довольно распространенную точ­ку зрения о якобы особом «алеутском» камуфляже японских самолетов. Однако это совершенно неверное утверждение.

 

А6М2-К и А6М5-К

 

Японские учебные самолеты были целиком выкрашены в желтый или апельсиново-желтый цвет (FS *2246), за исклю­чением кожуха двигателя, который был по-прежнему черный. У учебных А6М граница черного цвета достигала каби­ны пилота. Хиномару (включая и распо­ложенные на крыльях) имели белую окан­товку, а тактические знаки (черного цвета), размещенные на хвосте, часто дубли­ровали на нижних поверхностях крыль­ев. Учебные самолеты, применявшиеся на фронте, носили обычный боевой камуф­ляж. Единственной особенностью таких машин была белая кайма на Хиномару, расположенных на крыльях. В конце вой­ны от использования желтого цвета от­казались.

 

Знаки, а также предостерегающие и информирующие надписи

 

На передней поверхности лопастей винта на расстоянии 100 мм от конца ло­пастей находились две красные полоски толщиной 30 мм и зазором также 30 мм. С 1943 года вместо двух полосок стали использовать одну толщиной 50 мм, рас­положенную в 50 мм от конца лопасти. На красно-коричневых винтах (или вин­тах, выкрашенных какой-либо темной краской) полоска была желтого цвета. В конце войны, в 1945 году весь конец ло­пасти на 100 мм спереди и сзади стали выкрашивать желтой краской. На верх­них поверхностях крыльев и фюзеляжа находилось несколько предупреждаю­щих надписей и линий, выполненных красной или черной краской. В задней части фюзеляжа на левом борту находи­лась таблица, в которой приводился се­рийный номер самолета, дата выпуска и другая подобная информация. Таблица наносилась черной краской. На крышках шасси наносились полосы синего, желто­го и красного цветов (в последствии толь­ко синего и красного или даже одного красного цвета), игравшие роль указате­ля нагруженности самолета. Кроме того самолет нес позиционные огни: задний -белый, левый - красный и правый - сине-зеленый. Следует заметить, что у японс­ких самолетов для позиционных огней использовались цветные лампочки, в то время как остекление выполнялось из бесцветного стекла.

 

Внутренняя окраска

 

Внутренние поверхности фюзеляжа и колесных ниш покрывали защитным бес­цветным лаком, в который добавляли немного синей или сине-зеленой краски (так называемой аотаки - бамбуково-зеленый цвет), что на фоне дюралевой под­ложки придавало поверхностям харак­терный салатово-металлический цвет. Внутри кабины под фонарем все поверх­ности покрывали темной антибликовой краской разного цвета. Чаще всего ис­пользовали серо-зеленую (Мицубиси, FS *4255) или салатово-серую (Накадзима, FS *4226) краску. Использовались и дру­гие краски: оливковая (FS *4151) и даже серо-желтая или бежевая. Стойки шасси были черного цвета, цилиндры аморти­заторов - металлические неокрашенные. В кабине пилота приборная доска и панель переключателей были черного цвета или выкрашены в тон со стенами кабины. Рукоятка выпуска шасси была красного цвета, того же цвета были руч­ка дросселя и кнопка спуска вооружения. Ручка выбора вооружения и рукоятка переключения шага винта окрашивались желтой краской. Регулятор маслорадиатора был светло-синего цвета, а рычажок, открывающий клапаны на кожухе двига­теля, - темно-серого. Переключатель топ­ливных баков, равно как и переключатель бензонасоса были коричневого цвета.

В 1944-1945 годах, когда требовалось прежде всего количество, а не качество, к окраске внутренних поверхностей само­лета относились весьма халатно. Все чаще кабину самолета выкрашивали краской аотаки, затем отказались от ис­пользования бесцветного лака, и наконец, внутренние поверхности самолета перестали красить вообще.

 

Тактические знаки

 

Тактические номера и знаки наноси­ли на киль и руль направления. На киле надписи сначала выполняли красной краской, или белой с красной окантов­кой, затем стали применять черную крас­ку (иногда с желтой окантовкой). На руле направления надпись делали белой или, реже, желтой или красной краской. Так­тический номер представлял собой пос­ледовательность, состоявшую из двух половин. В первой половине номера ис­пользовались латинские буквы, арабские или римские цифры, буквы катаканы (од­ного из японских алфавитов) и иногда идеограммы Кандзи, которые обознача­ли воинскую часть. Во второй половине номера присутствовала трехзначное (иногда четырехзначное) число, первая цифра которого означала тип самолета (1 - истребитель, 2 - пикирующий бомбар­дировщик, 3 - палубный торпедоносец-бомбардировщик и т.д.), а остальные -номер самолета. В конце войны получи­ли распространение нестандартные тактические номера, которые чаще всего ис­пользовались на самолетах «особого на­значения» (камикадзе). Обычно у палуб­ных самолетов последние две цифры но­мера дублировались на крышке стойки шасси и на кожухе двигателя. Эти циф­ры были обычно меньшего размера и на­носились белой краской. На самолетах часто делали цветные полосы, которые позволяли быстро определить принад­лежность самолета к своей части. На авианосцах полосы обычно располага­лись вертикально, у береговых самолетов встречались и диагональные полосы. Например, в атаке на Перл-Харбор уча­ствовали самолеты со следующими поло­сами: красный - 1-й дивизион (1 полоса -«Акаги», 2 полосы - «Kara»), синий - 2-й дивизион (1 полоса - «Сорю», 2 полосы -«Хирю»), белый - 5-й дивизион (1 полоса - «Сёкаку», 2 полосы - «Дзуйкаку»). На киле самолета обычно наносили полосы, обозначавшие командирские машины (3 полосы - Хикотайчё, 2 полосы - Бунтайчё, 1 полоса - Сётайчё). Использовались и другие системы, но после 1942 года их применяли очень редко. До 1942 года встречались самолеты с дарственными надписями (так называемыми хококу). Хококу располагались на фюзеляже по­зади Хиномару и содержали текст Кандзи и порядковый номер, а ниже более мелкими буквами имя дарителя. Встреча­лись А6М, у которых Хиномару распо­лагались на фоне больших белых квад­ратов. Применительно к ВМФ это озна­чало, что данный самолет предназначен для тренировочных полетов в составе боевых частей. В отличие от армейской авиации, морские летчики редко исполь­зовали цвет кока винта в качестве такти­ческого знака, хотя встречались морские самолеты с коками самых разных цветов.

 

Личные знаки

 

В Японии - стране с глубокими тра­дициями коллективизма (где у летчиков не было своих самолетов, и они летали на тех машинах, которые в данный мо­мент были свободны) было не принято использовать какие-либо личные знаки. Особенно это проявлялось среди морских летчиков. Нам не известно ни одного снимка японского самолета с личными знаками пилота, хотя можно допустить, что в конце войны такие знаки все же ста­ли появляться.

Символы одержанных побед, напро­тив, в начале войны были весьма распро­странены, но к концу использовались очень редко. Обычно их рисовали на киле или руле направления, иногда на фюзеляже позади Хиномару (обычно с обеих сторон) в виде звездочек, стилизо­ванных цветов, и т.д. и разными краска­ми. В отличие от европейских стран или Америки, в Японии победы приписыва­лись всей части, поэтому знаки присуж­дались самолетам, а не пилотам. Знаки на конкретном самолете обозначали по­беды всех пилотов, когда-либо летавших на данной машине. Более того, в 1943 году был издан приказ, запрещавший упоминать в донесениях фамилии пило­тов, сбивших самолеты. Все это было на­правлено на развитие чувства коллекти­визма. Использование знаков было так­же запрещено, однако уже в самом конце войны в некоторых частях опять стали вести счет победам, отмечая их на фюзе­ляже самолета. Все это очень затрудняет подсчет побед японских асов, тем более, что в Японии эта статистика и по сей день мало кого интересует.

 

Внешний вид и качество красок

 

Краски и лаки, использовавшиеся в 30-40-х годах ни в какое сравнение не шли с достижениями современной химии. Большое содержание в тех красках цел­люлозы обуславливало ее быстрое старе­ние и выцветание. Кроме того, часто пиг­менты разных красок вступали в хими­ческие реакции друг с другом и с грун­товкой, что подчас давало неожиданные и трудновоспроизводимые эффекты. В полевых условиях краски часто наноси­ли без грунта прямо на дюралевую повер­хность, в результате краска быстро об­лупливалась и осыпалась, что иногда со­здавало впечатление пятнистого камуф­ляжа. В этом месте стоит заметить, что на самолетах А6М сегментный или пят­нистый двухцветный камуфляж офици­ально никогда не использовался. Такой камуфляж могли наносить на самолеты в полевых условиях или на трофейные самолеты, захваченные американцами на Тихом океане. Все наружные краски были блестящие (хотя и не в той степени, как современные краски), однако очень скоро поверхности становились матовы­ми и утрачивали блеск. Еще быстрее краски стали разрушаться к концу вой­ны, когда уходом за самолетами стали пренебрегать. Следует заметить, что мно­гие из известных нам фотографий само­летов А6М «Зеро» выполнены после окончания войны, на них изображены самолеты, простоявшие несколько лет в тропиках под открытым небом. По­этому можно смело сделать вывод, что самолеты японского ВМФ (за исключе­нием последних месяцев войны) поддер­живались на исключительно высоком техническом уровне.