ВВ-34 "New York"

 

Линейный корабль "New York" (BB 34) заложи­ли на верфи "Бруклин Нэйви Ярд" в Нью-Йорке 11 сен­тября 1911 года, спустили на воду 30 октября 1912 года. Крестной матерью была мисс Элси Калдер. По завер­шении достройки 15 апреля 1914 г. его приняли в со­став флота. Первым командиром корабля стал кэптен Томас С. Роджерс.

С самого начала службы боевой подготовке но­вейшего линкора уделялось особое внимание, т.к. он был первым линкором с 14-дюймовой артиллерией в составе флота, и на момент вступления в строй самым мощным в мире. Однако спокойной и планомерной бо­евой подготовки "по графику" не получилось — на­чался очередной кризис в Мексике, и уже вскоре после вступления в строй "New York" получил приказ отпра­виться на юг. Линкор под флагом контр-адмирала Фрэнка Флетчера возглавил эскадру флота у Вера-Крус. Лишь в июле корабль смог вернуться в амери­канские воды и приступить к индивидуальной подго­товке и отработке боевых упражнений с флотом у ат­лантического побережья. Летний цикл учений флота был в самом разгаре, когда пришло известие о начале войны в Европе.

Вопреки первоначальному возбуждению и ожи­данию значительных событий, первые годы войны в Европе были относительно спокойными для американ­ского флота, т.к. страна оставалась нейтральной. Од­нако флот, и особенно его главная ударная сила — новые линкоры, постоянно проводил интенсивную бо­евую подготовку, периодически посещая верфи для ре­монта и небольших модернизаций. Постепенно отно­шение к событиям в Европе менялось. Если летом-осе­нью 1914 г. преобладало мнение, что война продлится недолго и "все будут дома к Рождеству", то через два года, а особенно с началом неограниченной подвод­ной войны, настроение в США полностью изменилось, и становилось все более очевидно, что вступление в войну — лишь вопрос времени.

Когда в апреле 1917г. это время пришло, соеди­нение американских линкоров стали готовить к отправ­ке в Европу на помощь Гранд-Флиту. Офицеры и тех­нические специалисты внимательно следили за событиями и старались получить любую информацию о ев­ропейском опыте. Так, американцы обратили внима­ние, насколько важной англичане признавали борьбу с германскими разведывательными цеппелинами и са­молетами. В результате на "New York", как и на дру­гих дредноутах, была установлена зенитная артилле­рия. Ее состав и размещение на всех линкорах были стандартными — 2 76-мм зенитных орудия на площад­ках с фальшбортом в верхней части оснований шлю­почных кранов.

Важные изменения касались орудий противомин­ной батареи. Как уже указывалось, на многих кораб­лях большинство установок этих орудий считались слишком "мокрыми" еще до войны. Тем не менее, ре­шение этого вопроса постоянно откладывалось, и до 1917г. никаких серьезных шагов предпринято не было. Однако после вступления США в войну срочно потре­бовалось множество орудий 76-мм и 127-мм калибров для массового вооружения американских торговых су­дов. Поскольку больше взять их было негде, их начали снимать с линейных кораблей, систематически сокра­щая их противоминные батареи. Первыми "пострада­ли" броненосцы-додредноуты и большие броненосные крейсера, но вскоре настал черед и дредноутов. С ними, однако, действовали более осмотрительно, так как счи­талось весьма вероятным их скорое участие в генераль­ном сражении. Тем не менее, и эти корабли лишились части своих батарей. Так, на "New York" первым было снято центральное 127-мм орудие в самой корме кораб­ля, эффективное использование которого в любых ус­ловиях представлялось затруднительным.

Для совместных действий с Гранд Флитом была сформирована 9-я дивизия линейных кораблей под ко­мандованием контр-адмирала Хью Родмана. Из-за нео­граниченной подводной войны Англия испытывала се­рьезные трудности в снабжении флота жидким топли­вом, что предопределило выбор кораблей для отправ­ки в Скапа-Флоу — первыми в Англию должны были направиться угольные, а не новейшие нефтяные лин­коры. Подготовившись к длительной "заморской службе" и приняв все виды снабжения, 25 ноября линейные корабли "New-York","Wyoming", "Delaware" и "Florida" с рейда Линнхэйвен вышли в Атлантику, на­правляясь к Британским островам. 7 декабря 1917 г. линкоры прибыли в Скапа-Флоу и вскоре приступили к активной совместной боевой подготовке с Гранд Флитом в составе 6-й эскадры, которую сформирова­ли из вновь прибывших американских линейных ко­раблей. При этом создалась довольно экзотическая "двойная" структура командования американскими линкорами: продолжая формально оставаться 9-й ли­нейной дивизией флота США, эти американские дред­ноуты составили 6-ю линейную эскадру Гранд Флита. При этом контр-адмирал Родман держал флаг на "New York", что предопределило особую "популярность" это­го корабля при посещении американской эскадры пред­ставителями союзного командования и даже членами Королевской Семьи Великобритании. Другой причи­ной такой популярности был чисто технический инте­рес к американским линкорам, и особенно к "New York", вооруженному 356-мм артиллерией.

К январю 1918 г. считалось, что после проведен­ного курса совместной боевой подготовки американс­кие дредноуты могут принимать участие в любых со­вместных операциях с Гранд Флитом, включая эскад­ренный линейный бой. В феврале 1918 года к этим си­лам присоединился "Texas". Шестая дивизия Гранд Флита считалась частью т.н. "быстроходного крыла" линейного флота. Факт включения в это соединение американских линкоров косвенно свидетельствует об оценке англичанами их ходовых возможностей, хотя номинально американские корабли не превосходили по скорости своих британских партнеров. До конца вой­ны "New York" вместе с другими американскими дред­ноутами совершил несколько боевых выходов в соста­ве Гранд Флита.

Наиболее насыщенным событиями был первый боевой выход 6-ой эскадры линкоров, который состо­ялся 6 февраля 1918 г. Вместе с английскими силами американские линейные корабли осуществляли прикрытие восьми британских эсминцев, эскортировавших крупный конвой в Норвегию. При этом англичане на­деялись, в случае если немцы все-таки соблазнятся ата­кой норвежских конвоев, перехватить и разгромить гер­манский Флот Открытого Моря. Однако более реаль­ной в этом походе оказалась подводная опасность — "New York" дважды докладывал об обнаружении гер­манских субмарин, а 8 февраля у Ставангера линкор "Delaware" был дважды атакован германской подвод­ной лодкой. Бдительность вахты и умелое маневриро­вание позволили американским линкорам избежать не­приятностей, и 10 февраля 6 эскадра вернулась в Скапа-Флоу.

21 ноября 1918 г. произошла единственная встре­ча американских дредноутов с германскими линейны­ми кораблями. Через 10 дней после перемирия по тре­бованию союзников германский флот был переведен в Скапа-Флоу для интернирования. Вместе с британски­ми линкорами в этот день "New-York", "Texas", "Wyoming" и "Arkansas" встретили в море германские корабли и сопроводили их в Ферт-оф-Форт, где они должны были находиться вплоть до официального зак­лючения мира. А 12-13 декабря 1918 г. вместе с други­ми дредноутами 9 дивизии "New-York" встретил в оке­ане и эскортировал в Брест лайнер "George Washington", на котором Президент США Вудро Виль­сон прибыл во Францию для участия в Версальской Конференции о заключении мира и судьбе побежден­ных Центральных Держав.

После этого дредноут вернулся в США, чтобы пройти ремонт и возобновить обычную службу мир­ного времени. Весной 1919 года линкор участвовал в маневрах в Карибском море, а летом, пройдя Панамс­кий Канал, присоединился к Тихоокеанскому флоту в Сан-Диего. В августе Секретарь флота Дэ­ниеле совершил на борту "New-York" пе­реход в Гонолулу.

После похода на Тихий океан "New-York" вновь включил­ся в рутину индивиду­альных и эскадренных боевых учений, ремон­тов и модернизаций — в этот период 1919-1920 гг. линкоры час­то посещали верфи, т.к. "английский" опыт подарил специа­листам громадный ма­териал для усовершен­ствований. В частно­сти, была усилена бро­невая защита крыш башен (вдвое) и боевой рубки. Были модернизированы системы и приборы уп­равления огнем, как во внутренних помещениях, так и на топах мачт. В боевой рубке были установлены при­боры для передачи целеуказания в башни ГК по прин­ципу упомянутых британских приборов "follow the pointer".

Другое усовершенствование было связано с про­тивоминной артиллерией. Во время войны на амери­канских специалистов произвела большое впечатление британская система управления огнем противоминной батареи с помощью приборов Виккерса, и теперь ре­шили внедрить эту систему на американском линейном флоте. В США эти приборы получили обозначение Мк-7. Как и на других линкорах, на "New-York" было установлено 4 поста наведения Мк-7 — два на носовой надстройке по бокам мостика, и еще два на верхней палубе дальше в корму, по бокам барбета третьей баш­ни главного калибра. Позднее при повседневной служ­бе выяснилось, что позиции, выбранные для кормовых постов наведения, оказались слишком низкими и стра­дали от заливания и брызг.

Что касается самой противоминной батареи, то с ней дело обстояло значительно сложнее. Опыт, полу­ченный в Северном море, окончательно убедил амери­канцев в непригодности принятого расположения про­тивоминной артиллерии. Изменение состава противо­минной батареи для "New York" было утверждено 9 июля 1919 г. Это мнение подтвердил и Секретарь фло­та Дэниеле после своего перехода на "New York" в Го­нолулу в августе 1919 года. Он был неприятно впечат­лен, насколько "мокрыми" были казематные установ­ки в корпусе под верхней палубой. Кроме того, отказ от использования орудий ниже верхней палубы сулил сокращение экипажа, и, соответственно, экономию средств и улучшение бытовых условий. Если бы уда­лось провести все работы быстро, корабли вскоре были бы готовы для приема новых экипажей, кото­рые заменили демобилизованный личный состав фло­та военного времени. Поэтому процесс снятия с лин­коров противоминных батарей принял массовый ха­рактер. В результате "New York" лишился 5 устано­вок, включая кормовую, вторую пару от носа и от­крытые орудия на надстройке. Эти 2 орудия были са­мыми "сухими" и имели наилучшее расположение в смысле секторов обстрела, но зато страдали от удар­ной волны и дульных газов при залпах 2-й башни ГК. В результате противоминная батарея "New York" со­ставила 14 127-мм орудий.

Предпочтительной альтернативой казематному расположению было введение для вспомогательной ар­тиллерии башенных многоствольных установок, из которых Бюро Вооружений предпочитало двухорудийную, поскольку трехорудийная считалась непрактич­ной. Изучались различные варианты, в зависимости от особенностей архитектуры, а также возраста и состоя­ния кораблей. На дредноутах типа "New York" из име­ющихся казематных установок намечалось оставить лишь 4, а остальные планировалось заменить 4 двухорудийными башнями. Из них 2 башни должны были стоять в диаметральной плоскости в самой корме и между 3-й и 4-й башнями ГК. Еще 2 башни планирова­ли установить дальше в нос, на палубе носовой над­стройки. Однако же, двухорудийные башни 127-мм орудий пока существовали только в планах. В резуль­тате адмирал Родмэн предложил до их готовности со­хранить имеющиеся противоминные батареи, хотя бы в учебных целях.

"Окончательное" решение, на тот момент, было принято 13 ноября 1919 г. и предусматривало полное снятие казематной противоминной батареи. Линкоры типа "New York" также должны были лишиться своих казематных установок, получив вместо них те же 127-мм орудия, но выше — на новых местах, там, где впос­ледствии будут установлены запланирован­ные башенные установки. Та­ким образом, в течение какого-то времени они должны были нести противо­минную бата­рею из 8 127-мм орудий. Однако и это решение оказалось дале­ко не окончательным. Почти сразу с началом проекти­рования двухорудийной башенной установки конструк­торы столкнулись с серьезными проблемами, и скоро стало ясно, что в обозримом будущем эти установки на флот не поступят.

В результате уже 22 ноября решили, что пока все корабли следует вернуть в прежнее состояние, т.е. то, которое они имели на момент окончания войны. Фо­тоснимок "New York", сделанный на верфи "Пьюджет Саунд" в июле 1921 г., показывает наличие 16 проти­воминных 127-мм орудий — всех, кроме кормового и 4 самых "мокрых" в носовых казематных установках. Этот же снимок показывает наличие на корабле в этот период только 2 76-мм зенитных орудий на основани­ях шлюпочных кранов. Известно, однако, что в это вре­мя уже было принято решение об оснащении линкора еще 6 такими орудиями. Это выполнили уже в следую­щем году, причем 4 из этих орудий были установлены парами на крышах 3 и 4 башен. Дальномеры в закры­тых башенках на крышах этих башен также остались на своих местах.

Комплекс "мостик-рубка" в этот период также подвергся модернизации. Как и на других дредноутах, мостик расширили, приподняли на 8 футов, и он полу­чил прикрытие. При этом флагманский пост распола­гался на уровне этого приподнятого мостика внутри основания решетчатой мачты. Над боевой рубкой ус­тановили большой закрытый ходовой пост, поддержи­ваемый структурой фок-мачты и дополнительными стойками. На обеих мачтах вместо открытых наблю­дательных противоторпедных платформ установили характерные большие восьмиугольные платформы про­тивоторпедной защиты, с остеклением и гладкими (вер­тикальными) фальшбортами-прикрытиями. При этом кормовой пост имел значительно более низкое распо­ложение, чтобы дым из труб проходил над ним.

В 1922 г. были проведены опыты по базирова­нию на "New York" гидросамолета-разведчика и корректировщика. Само­лет размещался на юте линкора, взлетал и са­дился на воду и обслу­живался специально установленной убира­емой грузовой стре­лой. Результаты опы­тов, сами по себе поло­жительные, показали неудачность выбран­ного места для базиро­вания самолета—про­странство на юте было слишком небольшим и было подвержено за­ливанию в свежую по­году в открытом море. В результате при капитальной модерниза­ции линкоров типа ''New York" место для катапульты и самоле­тов было выбрано у миделя корабля, на крыше 3 башни ГК.

В 1922 г. плани­ровалось провести сле­дующий этап модерни­зации, связанный с пе­реводом угольных линкоров на жидкое топливо. К этому мо­менту, вопреки на­чальным опасениям, корабли с нефтяным отоплением котлов су­мели убедительно доказать свои преимущества. Обслу­живание нефтяных котлов было значительно проще, удобнее и требовало намного меньше людей, а способ­ность корабля поддерживать полный ход не зависела от физического состояния кочегаров. На ходу корабля использование нефти существенно снижало дымообразование, размещение запасов жидкого топлива на ко­рабле также было более простой задачей. Переход на жидкое топливо сулил избавление от погрузок угля — утомительной процедуры, как минимум на несколько часов лишавшей корабль боеспособности и отнимав­шей у экипажа много сил и времени.

В декабре 1922 г. программа работ была одобре­на Конгрессом, флоту были выделены необходимые средства, и уже в январе 1923 г. привлеченным фирмам выдали заказы. Планы модернизации отнюдь не огра­ничивались силовой установкой. Кроме этого, как и на 305-мм линкорах, планировалось усовершенствовать башни главного калибра, в частности, принять на во­оружение новые бронебойные снаряды и увеличить углы возвышения орудий. В обоснование этих планов в морской печати часто приводились сопоставления, показывающие отставание американского линейного флота от британского. В соответствии с Вашингтонс­ким соглашением, англичанам пришлось пустить на слом множество дредноутов и линейных крейсеров, од­нако на большинстве из тех, что остались, были про­изведены значительные модернизационные работы. Особенно это относилось к новейшим линкорам с 381-мм артиллерией, которые в процессе модернизации получали противоторпедные були, новые системы уп­равления огнем, кроме того, по сообщениям, попадав­шим в печать, на них были увеличены предельные углы возвышения орудий. В результате, по расчетам амери­канских артиллеристов, обновленный британский ли­нейный флот смог бы открыть огонь с дистанции 30000 ярдов, в то время как американские линкоры должны были сблизиться с противником до 21000 ярдов. Пуб­ликация этих данных произвела нужное впечатление на Конгресс, в результате чего в январе 1923 г. флот получил 6,5 млн. долларов на соответствующую модер­низацию башен на 13 линкорах — с номерами от ВВ 30 до ВВ 42.

Однако уже 26 февраля из Англии поступил про­тест. Первый Лорд Адмиралтейства решительно опро­верг сведения об увеличении угла возвышения орудий ГК на британских линкорах. Англичане заявили, что проведение подобной модернизации на американских дредноутах они будут рассматривать как серьезное на­рушение статей Вашингтонского договора. Получив подтверждение этой информации и не желая зря обо­стрять отношения с англичанами, американцы реши­ли на какое-то время отложить запланированные ра­боты, — хотя и не отменять их совсем.

Это время настало в 1924 году, когда в результа­те зимних маневров флота состояние котлов угольных дредноутов было признано совершенно нетерпимым. Корабли лишь на короткое время могли дать ход бо­лее 14 узлов. В декабре 1924 г. было принято решение о проведении модернизации всех 6 остававшихся в строю угольных дредноутов, с заменой котлов и с переводом на жидкое топливо, но без увеличения угла возвыше­ния орудий. Тем не менее, для "New York" и "Texas" были заказаны новые системы управления огнем.

Модернизация линкора проводилась на верфи "Норфолк Нэйви Ярд" в 1926-1927 г., работы были офи­циально завершены 10 октября 1927 г. В результате линкор получил вместо старых угольных котлов 6 но­вых нефтяных, — это позволило обойтись одной тру­бой, что вкупе с заменой мачт кардинально изменило его силуэт. Была усовершенствована броневая и про­тивоторпедная защита, установлены треногие мачты и новое радиооборудование, улучшено расположение орудий 127-мм противоминной батареи. Корабль был оснащен новой системой управления огнем и порохо­вой катапультой с самолетами на 3-й башне ГК, а в качестве зенитной артиллерии получил 8 76-мм зенит­ных орудий.

Модернизация резко улучшила основные так­тико-технические и эксплуатационные характеристи­ки "New York". Его паровые машины продолжали вы­зывать нарекания, однако в остальном после модер­низации он представлял собой вполне современный линейный корабль. Со временем научились более-ме­нее справляться и со специфическими недостатками паровых машин, такими как упоминавшиеся вибра­ции. В основном проблема решалась путем подбора ходовых режимов, избегая использования тех доволь­но узких интервалов значений скоростей, в которых вибрации были особо чувствительны. Однако, как и в случае, с 305-мм дредноутами, в результате установ­ки булей и перераспределения весов корабль приоб­рел избыточную остойчивость, а округлая в попереч­ном сечении форма булей создавала меньшее сопро­тивление раскачиванию, чем прежняя, "прямоуголь­ная" форма миделя.

В результате линкоры оказались подвержены довольно сильной и резкой бортовой качке. Для борь­бы с этим явлением использовались уже испытанные меры противодействия: подбирался оптимальный по­рядок расходования топлива из нефтяных цистерн, на обшивке булей были установлены дополнительные секции стабилизирующих килей в носовой и кормо­вой части.

После повторного вступления в строй "New York" вновь вернулся на Тихий океан. 20-е годы были периодом полного пересмотра традиционной системы базирования линейного флота. Вызвано это было в пер­вую очередь политическими причинами. Германия была разгромлена, и на ближайшее время реального противника в Атлантике для американского флота не предвиделось, если не принимать в расчет чисто поли­тические спекуляции на тему морской войны с Англи­ей. Как в США, так и в Англии разговоры на эту тему велись главным образом в специальной прессе и в выс­ших военно-политических и экономических кругах, и в основном для того, чтобы подвести "идеологическую базу" под новые программы развития флота, которые без противника — реального или вымышленного — рисковали "повиснуть в воздухе". Война закончилась, и ни британский парламент, ни Конгресс США не же­лали выделять десятки миллионов на новые сверхдред­ноуты, которые вдобавок сделают устаревшими толь­ко что построенные за огромные деньги громадные ли­нейные флоты.

Во флотских кругах, однако, на эти разговоры обычно смотрели скептически — командование и офи­церы многих кораблей имели множество друзей в Анг­лии и в английском флоте, собственный же флот толь­ко что вернулся из Скапа Флоу, где линкоры обеих дер­жав вместе базировались и действовали как союзники, поэтому как потенциальный противник заокеанские "кузены"-англичане не воспринимались.

Совершенно иначе, однако, обстояло дело на Тихом океане. Антиамериканский курс правительства Японии стал очевидным фактом еще с 1906 г., когда в результате позиции, занятой США, японцам пришлось умерить свои притязания по отношению к проиграв­шей в войне России. Если до войны США благосклон­но смотрели на усиление японского флота, то теперь, когда его противник и противовес — российский флот был разгромлен, дальнейшее усиление Японии в США считали опасным, а японские аппетиты непомерными. После первой мировой войны, по мнению командова­ния американского флота, ситуация ухудшилась. По­лучив в свое распоряжение по мандату Лиги Наций бывшие германские островные владения в Тихом океа­не, японцы начали строить на них систему баз и опор­ных пунктов, вытесняя американский флот из запад­ной части Тихого океана и угрожая изолировать Фи­липпины от метрополии. В этих условиях усиление Ти­хоокеанского флота стало для США приоритетной политической и военной задачей, и американские лин­коры, поодиночке и целыми дивизиями, с 1919 г. стали все чаще появляться на Тихом океане и все дольше за­держиваться в водах Западного побережья США.

Так порт Сан-Диего — крупнейшая и основная база Тихоокеанского флота США — стал домом для линейного корабля "New-York" на следующие 16 лет. Линкор проводил боевую подготовку индивидуаль­но и в составе эскадры. Периодически, особенно в моменты обострения отношений с Японией, дивизии линкоров выдвигались на запад, в Гавайские воды. С конца 20-х годов в этих походах и в больших уче­ниях флота совместно с дредноутами начали регуляр­но участвовать и авианосцы — сначала "Langley", a затем и вступившие в строй "Saratoga" и "Lexington". Несмотря на нехватку средств, флот активно испы­тывал и отрабатывал различные тактические приемы комплексного использования линейного и авианос­ного флотов.

Однако Перл-Харбор в те годы считался передо­вой базой, и ее возможности и особенно ремонтные не считались достаточными для длительного базирования дредноутов. Командование флота настойчиво стреми­лось улучшить положение дел, но его финансовые воз­можности ограничивались сначала послевоенными сокращениями финансирования, а затем экономичес­кой депрессией начала 30-х годов. Безденежье застави­ло резко сократить активность флота, уменьшив коли­чество "ходового времени" и особенно для паромашинных линкоров, силовые установки которых все же про­должали вызывать определенные нарекания, в плане необходимости частых переборок механизмов и т.п. регламентных работ и связанной с этим дороговизны экс­плуатации. Поэтому, даже приходя на Гавайи, линко­ры не задерживались в Перл-Харборе надолго, и ос­новная часть боевой подготовки проводилась в кали­форнийских водах, вблизи прекрасно оборудованных баз Западного побережья. Периодически "New-York" проходил через Панамский канал для совместных зим­них учений в Карибском море с Атлантическим фло­том или для прохождения ремонтов и модернизаций на верфях Восточного побережья.

Весной 1937 "New-York" вновь прошел Панам­ский канал, на этот раз направляясь в Англию, для участия в Grand Naval Review — грандиозном морс­ком параде в Спитхеде по случаю коронации Георга VI. Подробный рассказ о предыстории и деталях это­го похода приведен в главе об условиях жизни и быта на "New-York" в воспоминаниях вице-адмирала Дже­ральда Миллера, служившего в тот период на этом корабле. "New-York" был единственным американс­ким кораблем — участником празднества. Этот ви­зит был вдвойне памятным для стареющего линкора, ибо представителем президента США на коронации, отправившимся в Англию на борту "New-York", был адмирал Хью Родман, — тот самый, который 20 го­дами ранее командовал 9 дивизией линкоров флота США, отправившейся через океан в Скапа-Флоу на помощь союзникам.

Тогда "New-York" был флагманом этой диви­зии и самым мощным и современным ее кораблем. Теперь времена изменились. Ограничительные дого­воры, искусственно сдерживавшие развитие флотов, в последние годы истекали или разрушались один за другим, и во всех крупных морских державах уже на­чалось проектирование или даже постройка нового поколения линкоров. Однако до их вступления в строй еще оставались годы, и это означало для "New-York" и других старых линкоров перспективу напря­женной службы.

С 1937 года основное направление угрозы на море для американского руководства на всех уровнях стало очевидным и несомненным. Все наиболее новые линейные корабли были направлены на Тихий океан, a "New-York" со своими так и не замененными паро­выми машинами остался в составе менее приоритетно­го Атлантического флота. Большую часть следующих трех лет "New-York" провел в Атлантике. Его основ­ной задачей было обучение артиллеристов и других тех­нических специалистов флота. "New York" совершал ежегодные походы в Европу, Канаду и в Карибские воды с кадетами Военно-Морской Академии, участвовал в маневрах Атлантического флота, вел плановую индивидуальную боевую подготовку.

С середины 1941 г. линкор входил в состав так называемого "Нейтрального патруля" — специально­го корабельного соединения, созданного по решению администрации президента Рузвельта, чтобы не допу­стить распространения боевых действий в Европе на Западное полушарие. Реально существование и дей­ствия этой эскадры были прямой поддержкой британ­ских военных усилий, поскольку фактически корабли зачастую занимались охраной британского судоход­ства в Западной части Атлантического океана. С каж­дой неделей войны позиция администрации США ста­новилась все более откровенно проанглийской, и ле­том 1941 г. после долгих и трудных переговоров аме­риканцы добились от Исландии согласия на высадку американских войск и создание баз флота и авиации США, что резко увеличивало для них возможности дей­ствий на всем пространстве Атлантики.

В июле "New York" прикрывал американские транспорты, доставившие в Исландию первые подраз­деления американских войск. Затем корабль вернулся к Восточному побережью и некоторое время базировался в Ардженшии (Ньюфаунленд), осуществляя при­крытие созданной там американской базы. В день япон­ской атаки на Перл-Харбор, 7 декабря 1941 г., "New York" находился на якорной стоянке в бухте Каско, штат Мэн.

С момента официального вступления США в войну "New York" эскортировал конвои в Исландию и Шотландию. Это были опасные походы, и несколько раз эсминцы эскорта доносили об обнаружении герман­ских подводных лодок, но всякий раз конвоям удава­лось достигнуть пунктов назначения без потерь.

Впервые за войну "New York" получил возмож­ность использовать свой главный калибр в ходе опе­рации Torch ("Факел") — вторжения в Северную Аф­рику. 8 ноября 1942 г. линкор открыл огонь по объек­там на побережье, поддерживая высадку в Сафи. За­тем он выполнял ту же задачу артиллерийской поддер­жки у Касабланки и в районе Федалы, после чего вновь вернулся к эскортированию конвоев — высаженные в Африке войска нуждались в пополнениях и всех видах снабжения, и интенсивность движения конвоев в Ат­лантике резко возросла.

После этого дредноут вернулся к роли учебного корабля в Чесапикском заливе. Его основной задачей была подготовка артиллеристов для новых линкоров, а также эскортных миноносцев, сотнями вступавших в строй для того, чтобы переломить ход событий в Ат­лантике. С 10 июня по середину ноября 1944 г. "New York" совершил три учебных похода на Тринидад с ка­детами Военно-Морской Академии.

21 ноября 1944 г. "New York" вышел в море; на­правляясь на юг и пройдя Панамский канал, 6 декабря прибыл в Сан-Педро. Более месяца он отрабатывал за­дачи артиллерийской практики, готовясь к участию в будущих амфибийных операциях. 12 января 1945 г. ко­рабль вышел из Сан-Педро в Перл-Харбор. Приняв на Гавайях топливо и другие виды снабжения, линкор про­следовал далее на запад, зайдя по пути на атолл Эниветок для обследования выявившегося повреждения од­ного из винтов. Эта неприятность привела к потере ско­рости хода, однако линкор продолжил свой путь, чтобы принять участие в артиллерий­ской поддержке высадки на Иводзиме, запланированной на 16-19 февраля.

Прибыв к Сайпану, где со­средотачивались силы вторжения, "New York" направился к Иводзиме впереди главных сил и прибыл на место 16 февраля. В течение сле­дующих трех суток он практичес­ки непрерывно обрушивал 14-дюй­мовые снаряды на позиции япон­цев, выпустив больше снарядов, чем любой другой корабль, уча­ствовавший в артиллерийской поддержке. Среди прочих успехов эта впечатляющая демонстрация мощи старого линкора была увен­чана прямым попаданием снаряда главного калибра в японский склад боеприпасов.

Выполнив свою работу у Иводзимы, дредноут направился к острову Манус, где повреждение винта было наконец устранено и ходовые качества корабля восста­новлены — как раз вовремя, чтобы принять участие в следующей ги­гантской десантной операции у Окинавы, куда он прибыл 27 мар­та 1945 г. Через 2 дня "New York" открыл огонь из главного калибра по японским укреплениям, начав беспримерную кампанию практически непрерывных 76-суточных бомбардировок.

Днем и ночью линкор выполнял самые разные боевые задачи, включая предварительное "размягче­ние" японской береговой обороны, поддержку десанта непосредственно при высадке, огневое прикрытие вы­саженных войск и поражение объектов по заявкам ко­мандования морской пехоты. Активность линкора не оставила равнодушными японцев: 14 апреля корабль был атакован камикадзе. Самолет, прорвавшись через огневой заслон зенитных орудий, таранил линкор в среднюю часть. Взрыв уничтожил гидросамолет-кор­ректировщик, стоявший на катапульте на крыше 3-й башни, но не нанес существенных повреждений мощ­ным конструкциям корабля. Боевая работа у Окинавы для "New York" завершилась лишь 11 июня, когда ко­рабль направился в Перл-Харбор для замены расстрелянных лейнеров стволов орудий главного калибра.

В Перл-Харборе корабль прошел средний ре­монт. Планировалось, что к началу осени корабль дол­жен быть готов к участию в поддержке вторжения на острова японской метрополии (операция "Олимпик"). В этот период планировалась и более кардинальная мо­дернизация линкора. В преддверии операции "Олимпик" командование флота запланировало на конец лета-начало осени очередную масштабную модерниза­цию всех старых линкоров. Американцы находились под сильным впечатлением массированных налетов ка­микадзе у Окинавы, и теперь было решено кардиналь­но улучшить возможности ПВО старых линкоров и привести их зенитное вооружение к единому стандар­ту. В настоящее время не сохранилось чертежей, пока­зывающих детально варианты переоборудования каж­дого корабля, но в общем известно, что прототипами должны были стать недавно модернизированные "Nevada" и "Pennsylvania".

Однако быстрое окончание войны помешало осу­ществлению этих планов. Вместо участия во вторже­нии линкор совершил два транспортных рейса на За­падное побережье, доставляя домой демобилизованных ветеранов закончившейся кампании, а назад новое по­полнение на Гавайи и в другие островные гарнизоны. Затем, выйдя 29 сентября из Перл-Харбора, линкор совершил аналогичный транспортный рейс на Восточ­ное побережье: пройдя Панамский канал, корабль 19 октября прибыл в Нью-Йорк.

Было уже ясно, что дни активной службы старо­го линкора сочтены. После множества модернизаций корабль имел вполне современное оборудование и на­ходился в неплохом техническом состоянии, но окон­чание войны вызвало резкое сокращение ассигнований, выделяемых на флот. В результате даже из новых ко­раблей значительную часть выводили из боевого со­става флота в резерв и на консервацию, а большин­ство более старых кораблей предназначались к списа­нию. Однако "New York", как и ряд других кораблей, ожидала еще одна, последняя служба.

В первые месяцы нового, 1946 г., флот США на­чал готовиться к проведению операции "Crossroad" ("Перекресток") — первого испытания по воздействию атомного оружия на корабли. Для использования в ка­честве мишеней командование флота выделило множе­ство кораблей — как трофейных, полученных от Япо­нии и Германии, так и американских, в том числе и до­вольно новой постройки. В состав "обреченной эскад­ры" включили и "New York".

Находясь в Нью-Йорке, корабль в течение зимы прошел подготовку к участию в испытании. 4 марта он вышел в море и в последний раз прошел Панамский канал, направляясь в Сан-Франциско. 1 мая линкор по­кинул эту базу и направился в далекий путь к атоллу Бикини, намеченному как место проведения испытания. После коротких остановок в Перл-Харборе и на атол­ле Кваджалейн "New York" прибыл на Бикини 15 июня.

В процессе испытаний корабль подвергся двум атомным ударам. Первое испытание ("Эйбл") провели 1 июля 1946 г. Это был воздушный взрыв атомной бом­бы тротиловым эквивалентом около 20 кт, сброшен­ной с самолета В-29 Superfortress с собственным име­нем "Dave's Dream". Бомбу сбросили с высоты 8840 м, и взорвалась она, по разным данным, на высоте от 160 до 400 м. При этом линкор, находившийся на расстоя­нии 1600-1700 м от эпицентра на курсовом угле 130° левого борта, не получил особо серьезных поврежде­ний. Естественно, на надстройках корабля "ободрало", смяло и погнуло множество относительно легких кон­струкций, вроде антенн, фальшбортов, обшивки дымовой трубы и т.д., кое-где возникли небольшие очаги воз­горания — в основном краски и деревянного настила, но, по большому счету, этим дело и ограничилось.

25 июля был произведен второй подводный взрыв ("Бэйкер"). Бомба, погруженная в воду специальным ус­тройством с десантного корабля LSM-60, была взорва­на по радиосигналу на глубине 27 метров. При этом сам десантный корабль исчез практически бесследно — па­дение в воду некоторых его частей наблюдалось на дис­танции до 300 м от эпицентра. В числе прочих кораблей этот взрыв потопил и два линкора: "Arkansas" и тро­фейный японский "Nagato", но "New York'' вновь избе­жал фатальных повреждений. При взрыве корабль вновь находился на дистанции 1600-1700 м от эпицентра на курсовом угле 130° левого борта, и опять избежал зна­чительных повреждений. Ударная волна лишь слегка де­формировала некоторые листы обшивки в кормовой ча­сти, что привело к срезанию и выпадению части закле­пок. В результате корабль постепенно принял до не­скольких сот тонн воды в отсеки бортовой защиты, при этом образовался небольшой крен и дифферент на кор­му; но этим дело и ограничилось.

После завершения испытаний провели первич­ную дезактивацию линкора — мощные струи воды из гидрантов вспомогательных судов частично смыли с открытых поверхностей радиоактивные осадки. Затем его отвели на Кваджалейн, где 29 августа он был офи­циально выведен из состава флота. После этого "New York" отбуксировали в Перл-Харбор. Здесь корабль простоял еще почти два года, пока множество комис­сий внимательнейшим образом изучали все аспекты воздействия атомного взрыва на боевые корабли.

В итоге было установлено, что с конструктив­ной точки зрения тяжелые корабли показали хорошую способность противостоять поражающим факторам воздушного ядерного взрыва на расстоянии вплоть до нескольких сотен метров от эпицентра. Повреждения, в основном, ограничились деформациями легких кон­струкций надстроек, обгоревшими деревянными настилами палуб и радиоактивным заражением. Так, на "New York" даже спасательные плоты, закрепленные на башнях главного калибра, остались невредимыми на своих местах. Тем не менее было признано, что ко­рабль был слишком радиоактивен для какого-либо дальнейшего использования.

6 июля 1948 г. на буксире спасательного судна ВМС "Conserver" (ARS-39) и с помощью двух порто­вых буксиров "New York" был выведен из Перл-Харбора. Его отбуксировали за 40 миль в океан, где он использовался как мишень для испытания нового оружия, в том числе новых образцов торпед. Атаки на "New York" проводились 8 июля и продолжались в течение восьми часов. В конце концов, получив несколько тор­педных попаданий, старый корабль перевернулся, и, продержавшись некоторое время на поверхности вверх днищем, ушел под воду.

Так "по-боевому" закончилась карьера линкора-ветерана, участника двух мировых войн, заслужившего три боевые звезды в период второй мировой войны.