Проект нового броненосца

 

В августе 1888 года Уайт вынужден был пре­рвать свой отдых, так как его вызвали на заседание Совета Адмиралтейства, проведенное 17 августа на Девонпортской верфи. На нем обсуждались главные элементы и размерения эскадренных броненосцев нового типа, которые следовало заказать по про­грамме 1889 года. Корабли такого типа предполага­лось заложить уже в текущем году. А спецификация и размерения линейных кораблей должны опреде­ляться, исходя из бюджета 1889 года. Члены Совета располагали документами и чертежами, подробно описывающими многие типы линейных кораблей, и в процессе обсуждения рассмотрели достоинства различных конструкций эскадренных броненосцев. Главными темами обсуждения были: а) будут ли новые корабли иметь высокий или низкий надвод­ный борт (первый возможен только с барбетными установками артиллерии главного калибра); б) чис­ло, расположение и устройство установок артилле­рии главного калибра; в) расположение артилле­рии среднего калибра; г) устройство и толщина броневой защиты; д) каковы будут главные меха­низмы.

После тщательного рассмотрения имеющихся данных о преимуществах и недостатках других ко­раблей, принимая во внимание главным образом такие важные элементы военного корабля, как скорость, запас угля, высота орудий над ватерли­нией, главная и вспомогательная артиллерия, и долгих споров все присутствующие приняли следу­ющее:

1. На броненосце должно быть четыре тяжелых орудия в двух защищенных местах, находящихся на значительном расстоянии друг от друга. Каждая пара орудий должна иметь сектор обстрела по край­ней мере 260 градусов (130 градусов в ту и другую сторону от диаметральной плоскости), и обе пары должны иметь возможность стрелять одновременно на каждый борт корабля. После большой дискуссии решили, что эти орудия должны иметь калибр 343 мм, что позволит включить их в одну группу с достраивавшимися в то время новейшими линей­ными кораблями ("Nile" и "Trafalgar"), а сами орудия устанавливаться в носу и в корме.

2. Артиллерия среднего калибра должна состо­ять из десяти 152-мм орудий, большую часть кото­рых следует поместить в длинной бортовой цент­ральной батарее, расположенной между установка­ми артиллерии главного калибра, и иметь, по воз­можности,   легкую   защиту.   Остальные   орудия среднего калибра следовало разместить палубой вы­ше, чтобы практически каждое из них имело воз­можность стрелять, не мешая другому из-за дейст­вия дульных пороховых газов, и тем самым умень­шить опасность выведения из строя нескольких орудий при одном удачном попадании вражеского снаряда (ввиду большого прогресса в области бри­зантных  взрывчатых  веществ   и   скорострельных орудий среднего калибра считалось желательным разместить орудия среднего калибра как можно дальше друг от друга).

3. Отношение длины главного броневого пояса к длине корабля   сохранить таким же, как на типе "Trafalgar".   Толщину  главного  пояса   определили в   457   мм, а верхнего пояса  127 мм (позднее уменьшили до 102 мм) при 76-мм броневой па­лубе.

В то время опыты, производившиеся на "Resistance" для выяснения последствий от артилле­рийского огня на броню, еще не закончились, поэ­тому вопрос о наилучшей защите орудий и прислу­ги артиллерии среднего калибра оставили нерешен­ным.

Вопрос о размещении орудий главного калибра в оконечностях или в середине корабля, где для их защиты требовалось меньше брони, обсуждался особенно долго.

Также прошла дискуссия о преимуществах цитадельной (дающей полностью забронированный ящик над главным поясом) и редутной (в этом слу­чае тяжелая вертикальная броневая защита ограни­чивалась платформами установок орудий главного калибра) системах бронирования. Для цитадельной системы приводились чертежи кораблей с броней 356-мм и 305-мм толщины. Разбирали достоинст­ва системы размещения тяжелых орудий в одиноч­ных защищенных установках, изолированных одна от другой. Такая система применялась многими флотами, в том числе и английским на броненос­ном крейсере (именовавшемся также колониаль­ным броненосцем) "Warspite", у которого четыре 234-мм 22-тонных орудия размещались по одному в барбетах на верхней палубе. Однако недостаток со­стоял в том, что при таком размещении большие орудия мешали действовать артиллерии среднего калибра, не говоря уже о том, что защита каждого орудия броней в отдельности значительно увеличила бы вес всей корабельной брони по сравнению с двухорудийными башня­ми.

С другой стороны, кон­центрация орудий в сред­ней части корабля (как это сделали на "Inflexible", "Italia", "Lepanto" и др.) име­ла тот важный недостаток, что разрыв одного тяжело­го снаряда, попавшего под броневую защиту, мог вы­вести из строя всю артил­лерию главного калибра. Последнее скорее всего могло произойти на италь­янских кораблях, на кото­рых основание установок тяжелых орудий совершен­но не .защищалось. Кроме того, при такой схеме рас­положения углы обстрела в значительной мере ограни­чивались надстройками и дымовыми трубами.

Решение о том, какой тип корабля должен быть принят, так и не нашли. Тем не менее стало ясно, что какой бы тип не был избран, он должен подчиняться требованию, касаю­щемуся ограничения стоимости. Большая часть принципов, выработанных этим совещанием была впоследствии одобрена в ноябре того же года на другом заседании Совета Адмиралтейства, о кото­ром будет рассказано ниже.

На заседании Совета Уайту предложили подго­товить ряд проектов улучшенного "Trafalgar", имею­щего высоту надводного борта 3,51 м. Артиллерия главного калибра оставалась, как у прототипа, но с орудиями, расположенными на 0,61 м выше и в бо­лее глубоких (на 0,61 м) башнях. Вспомогательная артиллерия должна была состоять из десяти 6" орудий и возможно большего числа 47-мм [3-футо­вых] орудий и пулеметов. Броня по толщине и расположению требовалась такая же, как на "Trafalgar". Скорость, тем не менее, посчитали необ­ходимым поднять до 17 узлов.

Такой корабль представлял бы собой идеаль­ный броненосец, если не принимать во внимание его размеры и стоимость. Одновременно с выпол­нением этих указаний Уайт также представил аль­тернативные проекты и меморандум, в котором он критиковал как "Trafalgar", так и эту его улучшен­ную версию. В завершение он подсчитал, что "Trafalgar" станет в 12 500 тонн (здесь и далее име­ются в виду английские тонны, или 1016 кг) с 900 тоннами угля на борту при наибольшей осадке 8,84 м, имея среднюю осадку 8,69 м. За незначи­тельные улучшения пришлось бы платить дорогой ценой большого водоизмещения.

В представленном проекте, воплощавшем в себе новые предложения, Уайт указал, что: "Модифи­цированный "Trafalgar" — корабль водоизмещением около 16 000 тонн (включая в него запас водоизме­щения в 600 тонн). Такое большое увеличение во­доизмещения по сравнению с "Trafalgar" вызвано главным образом следующими причинами: 1) Скорость 17 узлов при открытом котельном отделе­нии должна быть примерно на пол-узла больше, чем теоретически определенная скорость "Trafalgar" с форсированной тягой. Мощность стоило увели­чить приблизительно на 70%, а вес механизмов примерно на 50% (560 тонн). 2) Количество угля должно быть увеличено на 300 тонн. 3) Цитадель необходимо удлинить с 58,8 м до 73,2 м для того, чтобы получить в ее пределах большое пространст­во, требующееся для машины и котлов. Это повле­чет прибавление около 240 тонн прежде всего за счет брони. 4) Пояс должен быть удлинен с 70,1 м до 85,3 м для того, чтобы обеспечить такую же пропорцию длины бронирования по ватерлинии. Это повлекло бы за собой дополнительный вес свы­ше 200 тонн. 5) Поднятие осей орудий на 0,61 м (добавление 120 тонн к весу башенной брони). 6) Увеличение артиллерии среднего калибра повлекло добавление около 270 тонн. 7) Для того чтобы не­сти эти увеличенные грузы при более высокой скорости, необходимо увеличение размеров корабля и, следовательно, веса корпуса. 8) На таком корабле с большей мощностью механизмов и большим числом орудий экипаж увеличится с 540 до 700 че­ловек.

Все это в новом проекте привело к неприемле­мому водоизмещению. Такова была цена за эти, ка­залось бы, весьма небольшие прибавления к над­водному борту, скорости и вооружению.

К проекту этого модифицированного "Trafalgar" Уайт добавил серию из пяти проектов башенных кораблей, сделанных по тому же образцу и водоизмещавших от 16 000 до 11700 тонн (последний для сравнения с новым французским броненосцем "Brennus"), в которых условия Совета не выполня­лись полностью. Он также настаивал на установке барбета и указывал, что на современных француз­ских и итальянских кораблях оси орудий возвыша­лись над водой от 7,92 м до 8,84 м, на русских кораблях 6,71 м и на типе "Admiral" 6,40 м.

В предложенных им проектах броневые стенки барбетов должны быть вертикальными и опускаться до броневой палубы, а надводный борт иметь высо­ту 5,49 м (против 3,43 м на башенных кораблях) с осями орудий 7,01 м над ватерлинией вместо 5,18 м.

Существенное различие между башенными и барбетными кораблями заключалось в расположе­нии брони. На башенных кораблях с более низким надводным бортом, имеющих центральную цита­дель и представляющих собой меньшую по разме­рам цель, бронировалась гораздо большая часть борта. Броня, если она шла в верх от главного пояса, не только защищала орудия, но и могла обеспе­чить защиту запаса остойчивости при больших уг­лах крена.

 

Эскизные проекты

Корабль

'Trafalgar" (как спроектирован)

Цитадельный башенный корабль

Редутный башенный корабль

Редутный башенный корабль

Барбетный корабль типа "Admiral" (как ступил в строй)

Барбетный корабль

Барбетный корабль

Длина, м

105,2

115,8

115,8

106,7

100,6

115,8

106,7

Ширина, м

22,2

22,9

22,9

21,3

20,9

22,9

21,3

Осадка (средняя) , м

8,38

8,38

8,38

8,23

8,48

8,38

8,38

Водоизмещение, т

12000

14000

14000

12000

04550

14000

12000

Высота надводного борта, м

3,43

3,43

3,43

3,43

3,12

5,49

5,49

Высота осей орудий над ва­терлинией, м

4,57

5,18

5,18

5,18

6,10

7,01

7,01

Мощность механизмов (форсированная тяга), л. с.

12000

13000

13000

12000

11000

13000

12000

Скорость, узлы (при форси­рованной тяге)

16,5

17

17

17

16,75

17

17

Скорость, узлы (при естест­венной тяге)

15

15

15

15

15

15

15

Уголь, тонны

900

900

900

900

900

900

900

Артиллерия:

орудия главного калибра

 

орудия среднего калибра

 

орудия мелкого калибра

 

4х67-тонных казнозаряд. 8х120-мм скорострельн. 8х57-мм [6-фунтовых] 10х47-мм [3-фунтовых]

 

4х67-тонных казнозаряд. 10х152-мм скорострельн. 10х57-мм [6-фунтовых] 8х47-мм [3-фунтовых]

 

4х67-тонных казнозаряд. 10х152-мм скорострельн. 10х57-мм [6-фунтовых] 10х47-мм [3-фунтовых]

 

4х67-тонных казнозаряд. 10х152-мм скорострельн. 10х57-мм [6-фунтовых] 10х47-мм [3-фунтовых]

 

4х45-тонных казнозаряд.

6х152-мм скорострельн.

12х57-мм [б-фунтовых]

7х47-мм [3-фунтовых]

 

4х67-тонных казнозаряд. 10х152-мм скорострельн. 16х57-мм [6-фунтовых] 8х47-мм [3-фунтовых]

 

4х45-тонных казнозаряд. 10х152-мм скорострельн. 16х57-мм [6-фунтовых] 8х47-мм [3-фунтовых]

Длина пояса, м

70,1

76,2

76,2

70,1

45,7

76,2

70,1

Броня, мм:

пояса

башен

цитадели, редутов или барбетов

борта между основаниями барбетов или башен

бронированной трубы или основания барбетов

боевой рубки

артиллерии среднего калибра

 

508-356

457

457

406

-

356

не защищена

 

457-356

381

356

305

-

356

защищена

 

457-356

457

432

127

-

356

защищена

 

356

330

330

102

-

356

защищена

 

457

-

356

не защищены

305

305

не защищена

 

457-356

-

432

127

432

356

защищена

 

356

-

330

102

330

356

защищена

 

Эскизные проекты башенных и барбетных ко­раблей, разработанные начальником управления во­енного кораблестроения с учетом требований Сове­та Адмиралтейства, стали предметом жаркого об­суждения и породили определенные разногласия. Уайт убедительно изложил преимущества барбетного корабля с редутной защитой и, что особенно важ­но, высоким надводным бортом, в то время как первый морской лорд адмирал Худ отдавал пред­почтение более солидной защите, обеспечивающей­ся типом башенного корабля. Но башенный ко­рабль из-за необходимости принять во внимание высоко расположенные веса (каковыми являются тяжелые башни) для обеспечения приемлемой ос­тойчивости одновременно требовал низкого надвод­ного борта (в данном случае достаточно вспомнить "Captain" и его судьбу). Кроме того, недостатками башен тогда считалась их сложность и ненадежность поворотного механизма. Недостатком барбе­тов была их уязвимость от огня скорострельной ар­тиллерии.

Чтобы разрешить разногласие по поводу выбо­ра схемы бронирования и типа корабля, Совет ре­шил узнать мнение моряков, обладающих свежим опытом морской практики, для чего адмиралы У. Довелл, Р. Весей Гамильтон, вице-адмиралы Ф. Ричарде, Дж. К. Э. Байярд и генерал-адъютант короля от военно-морского флота кэптен лорд Уол­тер Керр были приглашены на заседание Совета Адмиралтейства (адмирала Георга Трайона также пригласили, но он не смог присутствовать). 16 но­ября 1888 года его провели в кабинете первого лорда. На заседании также присутствовали началь­ник управления военного кораблестроения Уайт, начальник артиллерийского управления кэптен Джон Фишер (впоследствии ставший адмиралом и первым лордом Адмиралтейства) и члены Совета — член парламента лорд Георг Гамильтон, адмирал Артур Худ, вице-адмирал Э. Г. Госкинс, контр-ад­мирал Дж. О. Гопкинс (третий морской лорд), контр-адмирал К. Ф. Готхем и член парламента Э. Б. Форвард (парламентский и финансовый секре­тарь Адмиралтейства). Собравшиеся обладали все­ми необходимыми полномочиями для любого ре­шения.

Всех офицеров попросили высказать критиче­ские замечания по различным аспектам эскизных проектов, подготовленных начальником управления военного кораблестроения (основные тактико-тех­нические данные которых даны в таблице). Лорд Гамильтон сообщил им выводы, сделанные на пре­дыдущем совещании, которые, за весьма небольшим исключением, и подтвердили присутствующие.

Главными вопросами, обсуждавшимися на этом собрании, были скорость хода предполагае­мых к постройке кораблей, расположение и выбор их артиллерии и брони, машин и котлов. После продолжительных дебатов все присутствующие со­гласились, что предложенное размещение вооруже­ния удовлетворительно и что скорость 15 узлов для постоянного хода и 17 узлов при форсированной тяге достаточна, так как достижение больших ско­ростей было бы сопряжено со слишком большим увеличением размеров и стоимости кораблей. По мнению присутствующих, лучше иметь большое число кораблей с такой скоростью, чем ограничен­ное их количество с большим ходом.

Они посчитали, что редутная система защиты лучше, чем цитадельная, но склонились к тому, что верхний пояс должен быть, если только возможно, толще и предлагали, чтобы артиллерия среднего ка­либра получила защиту. Относительно спорного вопроса о том, защищать ли корабли сплошь бро­ней от штевня до штевня или же сосредоточить ее в середине, пришли к выводу, что лучше разместить броню в середине, увеличив толщину броневого по­яса. Затем предлагалось защитить нос более тонкой броней, чтобы оградить его хотя бы от огня скоро­стрельной артиллерии, поскольку повреждения в носовой части сильно отразились бы на ходе кораб­ля. Но и тут собравшиеся решили, что лучше покрыть этой броней остающиеся незащищенными части корабля посередине от верхнего края бронево­го пояса до верхней палубы.

Относительно высоты надводного борта взгля­ды начальника управления военного кораблестрое­ния поддержали и все согласились, что для море­ходного линейного корабля, способного на волне­нии сохранить высокую скорость и огневую мощь, высокий надводный борт и высоко расположенные орудия барбетного корабля предпочтительнее низ­кого надводного борта и низко расположенных ору­дий башенного корабля, несмотря на его лучшую защиту. Орудия главного калибра весом около 50 тонн должны быть в барбетах и калибром 305 мм. Так как таких орудий еще не было в распо­ряжении Адмиралтейства, первые три из восьми броненосцев должны иметь орудия калибром 343 мм, хорошо испытанные и удачной модели.

67-тонное 343-мм орудие выбрали главным образом потому, что в состав иностранных флотов уже входили корабли с 75-тонными орудиями. Взгляды участвовавших на заседании Совета по этому поводу сильно разнились.

Адмирал Худ (хотя принятые решения почти во всем расходились с его точкой зрения), настаи­вал, чтобы по крайней мере один корабль этой про­граммы был построен как башенный броненосец, и поэтому начальнику управления военного корабле­строения Уайту поручили детально разработать проект как барбетного, так и башенного корабля, которые в конце концов стали проектами "Royal Sovereign" и" Hood".

Проект барбетного корабля, ставший возмож­ным благодаря усовершенствованию брони, которое позволило покрыть большую часть борта без увели­чения доли веса в водоизмещении, представлял со­бой компромисс между "Anson" и "Trafalgar". Испы­тания в марте 1888 года стальных (с лицевой стороны) плит Кэммела дали превосходные ре­зультаты. Стальные плиты, произведенные Виккерсом — тогда еще новой фирмой, по результатам испытаний были почти такими же. Броневые пли­ты компаунд Джона Брауна также оказались превосходного качества, и эти три фирмы обяза­лись изготовить экспериментальные 102-мм пли­ты, пригодные для верхнего пояса бортовой брони. В июне 1889 года Джессопс из Шеффилда изгото­вил никелево-стальную плиту, что допускало воз­можность освоения их выпуска другими произво­дителями.

Решение установить орудия в барбетах стало большой победой Уайта. Как уступка рекомендаци­ям Худа, один из трех кораблей, которые должны быть заложены на казенных верфях, будет стро­иться низкобортным башенным кораблем. Его за­казали Чатему.

Строптивости адмирала Худа можно найти вполне определенное оправдание, поскольку откры­тая сверху барбетная установка оставляла орудия незащищенными, а механизмы и прислуга под ни­ми оказывались уязвимы для снарядов от легких орудий, стреляющих с марсов вражеских кораблей. Надстройка в проекте барбетного корабля также бы­ла менее защищена, но большая эффективность этого типа как более мореходного все-таки значи­тельно перевешивала упомянутые недостатки. Дока­зательством правильности принятого решения ста­ло вступление "Hood" в строй. Он показал себя худ­шим эскадренным броненосцем по сравнению с другими кораблями этого класса и в результате стал последним низкобортным линейным кораб­лем, построенным для британского военно-морско­го флота. Основные недостатки защиты броненос­цев типа "Royal Sovereign" в значительной степени устранили на более поздних кораблях, главным об­разом благодаря принятию стальной гарвеевской, а впоследствии и крупповской брони, которая позво­лила защитить большую площадь без увеличения веса и добавления на верх барбетов бронированных колпаков (позже известных как башни).

Уайт, реализовав требования Совета в своем проекте "Royal Sovereign", дал военно-морскому флоту Великобритании превосходнейшие боевые корабли, имевшие величественный вид в открытом море. Впервые с тех пор, как "Devastation" сделал не­взрачность для эскадренного броненосца своеобразным стандартом, британский линейный корабль обладал гордым, привлекательным и сим­метричным силуэтом, который делал его не похо­жим на любой другой из плававших военных кораблей. После двух десятилетий строительства, угрюмых и уродливых кораблей началась новая эра поразительной красоты.