Глава 38 Приход орудий-чудовищ

В 1871 г. фирмы Армстронга и Уитворта - наиболее авторитетные из компаний, производивших тяжёлые морские артиллерийские системы - сделали заявление, что они готовы выпускать орудия гораздо большего калибра, чем любые из уже существующих. Однако в тот момент Совет Адмиралтейства ещё не задавался вопросом относительно необходимости принятия на вооружение слишком больших пушек. Тогдашняя британская политика основывалась на принципе сохранения уже существовавшего положения, сдерживая, таким образом, процесс морального устаревания уже имевшихся в составе Королевского флота броненосных линкоров - тем более, что создание подобных орудий неизбежно вело к появлению аналогичных калибров за рубежом. Адмиралтейство предпочитало оставлять инициативу в разработке новых видов оружия за иностранными державами, обоснованно полагая, что Великобритания всегда будет в состоянии догнать их и перегнать. Управление морской артиллерии дошло до 12" (304,8мм) калибра и на этом Совет готов был тогда остановиться, расценивая это орудие в качестве предельного оружия морского боя.

Инициатива обзаведения сверхтяжёлыми калибрами, поставившими в итоге весьма острые проблемы перед кораблестроителями 70-х гт. XIX в., принадлежала Италии. До сего времени итальянский флот состоял из слабых судов с бортовой артиллерией, среди которых единственным башенным кораблём был пресловутый таран "Аффондаторе", избранный адмиралом Персано в качестве флагмана в битве при Лиссе в 1866 г. В течение последующих шести лет в Италии сошли на воду лишь два малых броненосца с центральной батареей, так что не будет преувеличением утверждать, что итальянский флот находился в явном упадке.

Это, однако, оказалось лишь временным затишьем перед ренессансом итальянской морской мощи, вызванным угрозой роста французских военно-морских вооружений на Средиземноморье. Италия обнаружила, что её протяжённое и уязвимое побережье находится во власти французского флота, корабли которого в целом имели довольно посредственные индивидуальные боевые качества и отличались умеренной скоростью. Отсюда при модернизации своих военно-морских сил итальянцы приняли решение создать ограниченное число кораблей наиболее крупных размеров, вместо того, чтобы построить большее число менее мощных единиц.

Талантливый кораблестроитель Бенедетто Брин воплотил эту доктрину в серию громадных линкоров, уникальных своей оригинальной концепцией и замечательными боевыми качествами, первыми из которых стали заложенные в 1872 г. "Дуилио" и "Дандоло". Вместе с французским "Глуаром" и последовавшем спустя 30 лет "Дредноутом" они явились самыми необычайными тяжёлыми артиллерийскими кораблями из когда-либо созданных, в то время как сама их постройка вызвала широчайший резонанс.

"Дуилио"

Брин вознамерился вооружить свои корабли самой тяжёлой артиллерией в сочетании с самой толстой броней и самой высокой скоростью, уложившись в водоизмещение, которое не должно было значительно превышать [Выд. авт. -Ред.] тоннаж британского "Дредноута". Подробностей изначального проекта не имеется, но известно, что проектируемый корабль был на 6 м длиннее и на 0,3 м шире, чем его английский прототип; броневой пояс простирался по всей длине ватерлинии, а вооружение состояло из четырёх 38-тонннх [т.е. 12,5716. -Ред.] орудий. Однако для того, чтобы парировать угрозу возможного морального устаревания проекта в процессе его реализации, в нём была предусмотрена возможность установки орудий большего калибра с соответствующими изменениями в деталях.

Тогда ещё на пагубные результаты внесения изменений в проект в процессе постройки корабля обращали мало внимания и стремление к максимальному усовершенствованию его конструкции во время строительства являлось общепринятым - старались, конечно, чтобы корабль, создаваемый длительное время, оказался в итоге оснащен последними достижениями в части как вооружения, так и защиты. В случае с "Дуилио" конструктивный диапазон его возможных усовершенствований для внесения различных модификаций в ходе постройки был, к несчастью, принят настолько большим, что это имело далеко идущие последствия в ведомстве главного строителя в самом Королевском флоте - это привело к приходу первой волны орудий огромных калибров и показало все выгоды методов бронирования, принятых на британских броненосцах гораздо меньшего водоизмещения в течение последующих 10 лет. Несмотря на то, что британское Адмиралтейство в то время было полностью удовлетворено своими последними 12,5" орудиями и совершенно не планировало двигаться за этот калибр, создатели "Дуилио", после заявления компании "Армстронг" о готовности поставлять 15" системы весом в 50 тонн, немедленно решили установить на новых итальянских кораблях именно их. Увеличение доли нагрузки от более тяжёлой артиллерии повлекло за собой значительные изменения в распределении весов их корпуса и систем. Однако в дальнейшем калибр орудий взлетел до 17,7" (450 мм), что привело к ещё более значительным изменениям в бронировании и вызвало следующий комментарий Рида:
"Я посетил Специю и нашёл их [итальянцев] в затруднительном положении. Они допустили промахи в расчётах и были вынуждены пойти на ограничение веса брони, а несколько котлов пришлось вообще разместить за пределами бронированной части корабля. В сложившейся ситуации нельзя не признать их итогового способа броневой защиты наилучшим. После этого они сделали следующий шаг и заявили: "Мы построим корабли лишь с небольшими участками брони здесь и там, чтобы защитить то-то и то-то, но поскольку мы понимаем, что основная плавучесть остаётся теперь необеспеченной, мы создадим этим кораблям превосходство в скорости, что даст им преимущества по сравнению со всеми броненосными кораблями".

Если бы Брин установил на "Дуилио" и "Дандоло" 38-тонные орудия, то смог бы сделать эти корабли вполне эффективными и хорошо сбалансированными боевыми машинами, способными более чем успешно противостоять любому противнику на Средиземноморье. Чрезмерное увеличение калибра орудий существенно снизило реальную боевую ценность обоих броненосцев. Их корпуса никогда не выдержали бы напряжения от продолжительной стрельбы, тогда как шансы достижения попадания из подобных медленно стреляющих орудий далеко не уравновешивались их разрушительной мощью, по сравнению с более удобными в обслуживании и более точными пушками, место которых они заняли. Однако ещё большими оказались трудности при бронировании этих кораблей, вызванные принятием на вооружение новых огромных орудий. Став инициатором внедрения 15" калибра, Брин вполне отдавал себе отчёт в том, что становится заложником удачи, поскольку и другие державы могли впоследствии перейти на подобные же артиллерийские системы. В этом случае "Дуилио" имел риск вступить в бой с аналогичным противником, несмотря на его достаточно высокую проектную скорость. Отсюда его защита должна была быть приспособлена к тому, чтобы выдержать аналогичный удар. Однако ни один тогдашний броненосный линкор, начиная с "Дредноута" с его хорошо бронированным корпусом, явно не смог бы выдержать огонь такой силы. Лишь очень ограниченную площадь борта можно было сделать неуязвимой для 15" снарядов, так что шутливое замечание Рида отразило систему бронирования, которую только и оставалось избрать итальянским кораблестроителям (хотя сам он предлагал подобное решение ещё до того, как Комитет по проектам возглавил лорд Дафферин). Брин воспользовался материалами, помещёнными в одном из "Сообщений" Комитета за предшествующий год и воплотил в жизнь идею цитадели типа "плот" (raft body), несколько её модифицировав.

Для обеспечения обеим башням полноценного бортового огня в сочетании с теоретической возможностью обстрела по всем направлениям Брин установил четыре тяжёлых орудия в двух защищенных 457мм бронёй башнях, размещённых в центральной части корабля эшелонно (т.е. по диагонали, вдоль бортов) над броневой цитаделью, протянувшейся почти на треть длины корабля и бронированной плитами в 432 мм. Ниже неё простирался пояс по ватерлинии длиной порядка 52 м (толщина его составляла 546 мм, уменьшаясь до 305 мм в нижней части), заканчивающийся торцевыми поперечными переборками толщиной 406 мм. Палуба поверх цитадели и пояса имела толщину 76 мм, а на протяжении от траверзов цитадели до оконечностей - 51 мм. Общий вес брони достигал 2559 т (24,5% от первоначального проектного водоизмещения в 10400 т или 22,8% от итогового реального водоизмещения в 11140 т); впервые вместо железной брони использовалась стальная. Примечательно, что броня была заказана заводу "Кэммел энд К°", орудия и установки - "Армстронг", машины и котлы - "Пенн", а всё железо и вся сталь, пошедшие на сооружение корпуса, прибыли из Франции. Так что на долю собственно Италии в постройке обоих кораблей пришлись лишь разработка проекта и сборка.

Ко времени начала проектирования британских цитадельных броненосцев уверенность в том, что для обеспечения их остойчивости можно обойтись лишь использованием корпуса, защищенного по системе "плот", достигла опасной степени. Принятые на "Дуилио" новые положения требовалось проверить на практике (если не в теории), хотя при обсуждении корабля в соответствии с идеей "цитадельный плот" в "Сообщении" Комитета его бронирование не рассматривалось даже для обеспечения необходимой плавучести -непотопляемость подобных кораблей намеревались обеспечивать применением низкобортного мониторного корпуса, разделенного на мелкие отсеки, заполненные плавучими материалами.
Здесь точка зрения Комитета диаметрально расходилась со взглядами последнего главного строителя Э.Рида, считавшего себя автором "цитадельной системы".( J.E.Reed, E.Simpson. Modern Ships of War. - New York, 1888. p. 69.)

Рид заложил то, что он считал основными принципами этого типа корабля, и при этом, игнорируя присущую низкобортному корпусу остойчивость, особо подчёркивал важность бронированной цитадели: "Вопрос оставления так называемых броненосных линейных кораблей без брони в оконечностях является самым важным вопросом принципа. Это принцип (который должен соблюдаться в проекте любого бронированного судна, создаваемого для линии баталии и для решительного единоборства корабля с кораблём, которое, вероятно, и заменит в значительной степени тактику линейного боя) заключается в следующем. Соотношение между бронированной цитаделью и небронированными носом и кормой всегда должно быть таким, чтобы корабль мог сохранять плавучесть всё время, пока сама броня выдерживает атаки противника, т.е. чтобы серьёзного разрушения небронированных оконечностей не было достаточно для того, чтобы уничтожить корабль. Что бы ни случилось в будущем, что помешает внедрению этого принципа - а я не отрицаю, что такие препятствия могут возникнуть по вполне понятным определённым обстоятельствам -ничего ещё не произошло, что могло бы оправдать отказ от него, или оправдать даже малейший шанс, говорящий в пользу нарушения этого принципа.

Там, где корабли имеют острые обводы и оба борта, соответственно, отстоят друг от друга на значительном протяжении достаточно близко, совершенно не нужно покрывать весь борт бронёй. Запас плавучести, заключённый между бортами в оконечностях, весьма незначителен, поэтому можно допустить затопление в бою этого пространства, раз количество принятой воды будет мало, так же как принесённый этим ущерб".

В дополнение к самым тяжёлым орудиям и самой толстой броне изо всех когда-либо построенных кораблей, "Дуилио" также предполагалось обеспечить весьма высокую мобильность, что было неотъемлемым элементом избранной системы обороны итальянского побережья и портов. Поэтому оба броненосца оснастили механизмами, позволявшими им развивать 16 узлов - самую высокую скорость, которой когда-либо до этого достигали тяжёлые артиллерийские корабли.

Решение Италии о постройке самых мощных боевых кораблей из доселе задуманных можно рассматривать как пример самоуверенности, пример настолько замечательный, насколько отважным он являлся вообще на фоне плачевного финансового положения страны и весьма скромной до сих пор подготовки личного состава её флота. Вопрос о том, оправдали ли бы когда-нибудь "Дуилио" и "Дандоло" своё существование, остается открытым, принимая во внимание то, как быстро они устарели. Однако во времена начала их постройки на них взирали с большим опасением и благоговением - это и подтолкнуло Барнаби к разработке проекта "Инфлексибла".( "Инфлексибл", заложенный ровно через 10 месяцев после закладки "Дуилио", вступил в строй спустя 22,5 месяца после него. Однако британский броненосец был спущен на воду за 11 дней до спуска своего итальянского оппонента, что, по мнению ряда английских историков, позволяет считать его "первым в мире" цитадельным броненосцем, хотя в то же самое время и созданным"в ответ" на "вызов" из Рима.)

"Новый "Фьюри"

Британская программа 1873 г. предусматривала постройку единственного броненосного линкора, официально проходившего в переписке Адмиралтейства как "Новый "Фьюри". В нём предполагалось совместить тяжёлые орудия, толстую броню и хорошую маневренность с наиболее высокой скоростью. Запаса угля должно было хватать для операций в зоне Ла-Манша, Средиземном или Балтийском морях, мореходные качества - соответствовать этим водам, а для нужд мирного времени кораблю планировалось обеспечить минимальную парусную оснастку. Никаких вопросов о бортовом расположении артиллерии уже не возникало - "Дуилио" стал стандартом, низведшим недавно начатые постройкой "Темерер" и "Александру" до судов второго ранга, так что перед Барнаби встала проблема создания корабля лучшего, чем создал его коллега в Риме и в то же время соответствующего требованиям Совета.

Так "Дуилио" радикально изменил взгляды британского флота на орудия и броню. На первом этапе пришлось отказаться от идеи полностью забронированного по ватерлинии корабля, подобного "Дредноуту" с его мощной защитой из 356мм броневых плит и настолько неуязвимого от штевня до штевня, насколько это было возможно вообще. "Цитадельный плот", обсуждавшийся Комитетом по проектам как заманчивое решение для будущих возможностей защиты на случай, если будут приняты на вооружение орудия калибра большего нежели 12" [Выд. Авт. - Ред.], неожиданно оказался весьма важным - "Дуилио" превратил подобную возможность в реальность. Так Адмиралтейство столкнулось с последовательным рядом проблем в конструкции линкора, которые растянулись до конца следующего десятилетия - период, отмеченный гораздо большими расхождениями во взглядах на боевую ценность тяжёлых артиллерийских кораблей, чем когда-либо до этого или впоследствии.

Предварительный эскизный проект корабля нового типа с оценкой его боевых качеств, разработанный Барнаби параллельно с несколькими альтернативными решениями, был представлен на рассмотрение инспектору 3 июня 1873 г. Прототипом послужил "Фьюри", а его возможные модификации заключались в следующих вариантах.

Вариант А: Вооружение: 4 12м ("38-тонных") орудия в двух башнях в оконечностях (базовый) цитадели-бруствера, бортовой броневой пояс вне пределов цитадели отсутствует, поперечные броневые траверзы не предусмотрены.
Вариант В: Вооружение: 4 12м ("38-тонных") орудия в двух башнях в оконечностях цитадели-бруствера, добавлено 1 15" ("50-тонное") орудие в башне посередине корпуса, скорость хода уменьшена с 14 до 13 уз.
Вариант С: Вооружение: 4 12" ("38-тонных") орудия в двух башнях в оконечностях протяжённой цитадели, надстройка с навесной палубой отсутствует. Поверх цитадели в диаметральной плоскости размещены два 10" ("18-тонных") орудия в небольших барбетах, высота и площадь бронирования надводного борта сокращены, ход 13 уз.
Вариант D: Вооружение: воспроизводит вариант А (4 12" орудия в двух башнях в оконечностях), но с добавлением четырёх открыто расположенных 9м ("12-тонных") орудий на навесной палубе; ход 14 уз.

Форма оконечностей во всех вариантах оставалась такой же, какой она была в оригинальном проекте "Фьюри", модифицированном Барнаби ещё до того, как ходовые испытания "Девастейшна" продемонстрировали недостатки низкого надводного борта в носу и корме. Вопрос с дополнительной наделкой в носу для "Фьюри", увеличивавшей высоту его надводного борта до приемлемой величины, находился в стадии рассмотрения, и определённого решения в отношении создания корабля со сплошной палубой принято тогда не было.

Четвёртый вариант (Е) являл собой решительный отход от идей, положенных в основу расположения артиллерии во всех предшествующих проектах броненосных линкоров. Он был разработан г-ном Хоунсомом из отдела главного строителя для императора Наполеона III и прислан инспектору герцогом Эдинбургским за несколько недель до этого. Вместо того, чтобы сразу подвергнуть его обстоятельной оценке, проект оставили для представления на конкурс вместе с другими. Бортовой залп из семи расположенных в едином барбете 35-тонных орудий являлся определённым его преимуществом, однако не было представлено никаких данных по водоизмещению и стоимости. Фактически это был проект, в котором, полагаясь только на опустошающую мощь его бортового огня, можно было уберечь совершенно незащищённую прислугу орудий - несомненно, среди критиков проектов Барнаби нашлись бы и его сторонники.

Однако все представленные модификации "Фьюри" не решали проблемы "Дуилио" и Барнаби себе это ясно представлял. Согласно бытовавшему в отделе главного строителя преданию, он представил свою оценку инспектору по этому поводу в виде следующих положений. Для Британии пришло то время, рассуждал он, когда её флот должен создать корабль выдающийся по своей боевой мощи - несущий самые тяжёлые орудия, защищенный самой толстой бронёй, развивающий самый высокий ход и который стал бы настолько большим и дорогостоящим, что на постройку такого же не смогла бы решиться ни одна другая морская держава. Он указывал, что для строительства подобного корабля понадобится четыре года, в течение которых в конструкции тяжёлых орудий могут произойти большие перемены, и что создание нового орудия для будущего линкора потребует гораздо меньше времени, чем постройка собственно его корпуса. И казённый завод в Вуличе, и компания "Армстронг" уже готовились к производству 60-тонных орудий, поэтому Барнаби предлагал "прибавить шагу" и начать постройку нового корабля, не дожидаясь их готовности, а ориентируясь пока на такие же орудия, как на итальянских "Дуилио" и "Дандоло", предусмотрев в своём проекте возможность установки ещё более мощных орудий по мере их изготовления. Что касается бронирования, он не разделял того взгляда, что линкоры Королевского флота непременно всегда должны быть неуязвимыми для самых тяжёлых из существующих орудий, полагая, в свою очередь, для британских кораблей необходимым иметь орудия самые мощные, весом "даже в сотни тонн [Выд. Авт. - Ред.], если только подобные отливки когда-нибудь можно будет сделать".

При необходимости модификацию корабля под подобные орудия предполагалась осуществлять посредством "нескольких простых переделок в его конструкции", однако в реальности подобная замена орудий неизбежно выливалась не только в смену стволов, но и установку новых башен с намного более тяжёлыми станками, вспомогательными механизмами и подачей боезапаса. Помимо этого, требовалось должное подкрепление всех конструкций корпуса в районе орудийных установок для того, чтобы выдерживать увеличившиеся усилия отдачи и дульных газов, так что предложение Барнаби о компенсировании возросшего веса орудий простым снятием башенной брони (с заменой её противоосколочными щитами) выглядит довольно наивным. Это ослабление брони башен он оправдывал тем, что развитие техники позволит сократить численность орудийных расчетов и тем самым сделает вопрос неуязвимости башен менее существенным настолько, насколько важным вообще будет сочтено сохранение жизни людей в них, причем сами орудия увеличенных размеров уже являлись бы для прислуги защитой от прямого попадания. Поскольку Барнаби в его изысканиях был ограничен размерениями "Фьюри", не представлялось возможным защитить жизненно важные части его корабля от огня орудий больших, нежели 60-тонные; сами же башни нельзя было сделать неуязвимыми для орудий своего калибра, а пробивание прикрывавшей их брони достигалось уже при сближении до дистанции в 500 м - всё это при определённых допущениях обосновывало понижение толщины башенной брони. С другой стороны, Барнаби не считал, что любое увеличение пробивной силы орудий сделает возможным отказ от бронирования корпуса - хотя бы потому, что тогда борта в диапазоне большинства боевых дистанциях могли быть разрушены орудиями почти всех калибров. Борта же всегда должны были оставаться непробиваемыми для всех вообще орудий с какой-то определённой дистанции, а для большинства калибров - с любых дистанций, поэтому толщину бортовой брони следовало довести до такой величины, чтобы обеспечить безопасность жизненно важных частей корабля. Но ограничения на толщину брони, согласно его рассуждениям, должны зависеть от размеров и стоимости предполагаемого корабля, защита которого гарантированно выдерживала бы снаряды 60-тонных орудий и достичь максимума, который только рассчитывали когда-либо получить. И действительно, 610мм броня "Инфлексибла" оказалась самой толстой из когда-либо установленной на боевом корабле.

Из всех этих рассуждений следовали основные характеристики будущего "предельного линкора":
Скорость: Наибольшая 14 уз (запас топлива для дальность 3000 миль 10-узловым ходом)
Артиллерия: 4 60-тонных орудия (100/120 выстрелов на ствол) в башнях с 406мм бронёй
Бронирование: Защита жизненных частей (погребов боезапаса, машинно-котельных отделений) плитами в 610 мм.
Стоимость: Не свыше "Фьюри"

Прочие особенности:
- возможность прохода Суэцким каналом при выгрузке топлива,
- углубление защитной палубы ниже ватерлинии в оконечностях до порядка 5,2 м,
- возможность ведения продольного огня не менее чем из двух орудий,
- две шестовых мачты для сигналопроизводства с наблюдательными постами,
- ширина и осадка должны позволять становиться в доки Портсмута, Чатэма, Мальты и в подъемный док в Бомбее.
(Следует отметить, что за возможность входить в доки Девонпорта или Бермуд корабль должен был заплатить таким уменьшением ширины, что в случае повреждения и затопления оконечностей он совершенно лишался остойчивости).

Когда все эти пожелания подошли к этапу воплощения их в общие чертежи корабля, Барнаби не оставалось ничего, кроме как последовать тем же принципам, которыми руководствовались итальянцы: водрузив на свой проект цитадель и разбив корпус за её пределами на мелкие ячейки, он получил корабль очень похожий на "Дуилио". Но в то время как Брин сохранил в носу низкий надводный борт, возведя надстройку для размещения экипажа и шлюпок в корме, Барнаби применил высокие надстройки и в носу, и в корме, разместив укороченною цитадель с более разнесенными от диаметральной плоскости башнями в середине корпуса между ними.

Это расположение установок позволяло орудиям обоих проектов вести продольный огонь из обеих башен - из трёх стволов на "Дуилио" и четырёх на "Инфлексибле", хотя Барнаби официально заявлял, что только одно орудие из каждой башни сможет действовать в нос или корму. В действительности же на обоих линкорах стрельба в направлении оконечностей в секторах менее 20°-30° от диаметральной плоскости вследствие сильного сотрясения корпуса не допускалась, а при бортовом залпе через палубу отдача дульных газов из коротких мощных пушек неприятно встряхивала весь корабль. Барнаби так пояснял принятие эшелонного расположение башен:
"После успешных ходовых испытаний "Девастейшна" в обычную погоду прошло немало времени, прежде чем парламент и пресса пришли к мнению, что низкий надводный борт в оконечностях... представляет опасность для мореходных кораблей. Оснований для подобных страхов не было, однако влияние этих институтов привело к определённым изменениям в силуэте "Инфлексибла" и ему был дан высокий надводный борт от носа до кормы. Это заставило расположить башни эшелонировано".

Первоначальные осадка и спецификации были существенно переработаны кэптеном Худом, который после изучения рапорта об испытаниях "Девастейшна" принялся возражать против предлагаемой оснастки, толщины башенной и поясной брони, формы надстроек и расположения дымовых труб. Он доказывал, что отказ от мачт и реев даст экономию в 100 т, которые могут пойти на:
1) увеличение толщины брони с 406 до 457 мм (56 т),
2) увеличение толщины пояса ниже ватерлинии с 305 до 406 мм (при уменьшении брони цитадели с 610 до 559 мм).

По его мнению следовало также уменьшить ширину носовой надстройки на 1,5 м с целью упрощения ведения огня прямо по носу и изменить форму обеих надстроек в районе башен, чтобы уменьшить сотрясения корпуса при стрельбе и увеличить угол обстрела кормовой башни. Расположение дымовых труб он полагал неудовлетворительным - их, по его мнению, следовало обе разместить в диаметральной плоскости, одну перед носовой башней, другую за кормовой, с вентиляторными шахтами между ними.

Переход к 80-тонным орудиям

В действительности разработанные в Вуличе 60-тонные артиллерийские системы так и не были созданы, однако в 1875 г. - через год после закладки "Инфлексибла" - было изготовлено первое 80-тонное орудие: оно имело калибр 14,5" (368,3 мм). После серии экспериментов его рассверлили до 15", а после дальнейших успешных испытании - снова рассверлили на дюйм, так что окончательный калибр оказался 16" (406,4 мм).

После уведомления управления морской артиллерии о том, что это "дитя Вулича" будет готово ко времени получения кораблём его артиллерии, "Инфлексибл" было решено приспособить под эту модель в соответствии в политикой "наибольшее из возможно больших орудий" ("Biggest-Possible-Big-Gun policy"). По счастью, эта инновация не привела к новому уменьшению бронирования, и дополнительный вес орудий, установок и боезапаса компенсировали простым увеличением осадки на один фут и водоизмещения на 800 т. Так с новыми орудиями тоннаж корабля достиг 11880 т, а средняя осадка -7,62 м (на фут больше, чем было принято первоначально, чтобы иметь возможность заходить в док Бомбея).

100-тонные орудия "Дуилио"

В ответ на эту попытку лишить их славы обладателей самых больших пушек, которой они достигли на "Дуилио", итальянцы решили сыграть на соперничестве оружейных компаний и заказали "Армстронг" 17,7" (450мм) дульнозарядные орудия весом в 100 т - и на этот ход у Адмиралтейства уже не было козырей. Королевский флот снабжался артиллерией с казённого предприятия в Вуличе и управление морской артиллерии не могло рассчитывать на получение орудий калибром свыше 16". Однако в 1878 г. четыре таких 100-тонных орудия всё же были заказаны у "Армстронг" для потребностей береговой обороны и установлены - два на Мальте и два в Гибралтаре.( Контракт на изготовление 8 17м орудий для "Дуилио" и "Дандоло" был заключён итальянским правительством с компанией "Армстронг" в июле 1874 г. Условиями поставки предусматривалось изготовление в первую очередь только одного ствола и доставка его в Италию, а после его всесторонних испытаний итальянской стороной - изготовление и поставка остальных 7 орудий. Первое 17" орудие было отправлено в Италию в июле 1876 г., однако ещё до начала его испытаний, в связи с успешными итогами пробы 16" 80-тонного орудия "Инфлексибла", итальянцы 23 июня 1876 г. попросили "Армстронг" форсировать производство остальных 7 стволов. По результатам испытаний первого орудия в Италии калибр был увеличен до 17,72" (первое орудие было возвращено в Англию для рассверления). Британские 17,72" орудия, заказанные в точности по откорректированным чертежам орудий "Дуилио" для батарей "Ринелла" и "Кембридж" на Мальте, а также "Виктория" и "Нэпир" в Гибралтаре, были получены в 1882-1883 гг. Для Италии впоследствии были изготовлены ещё три 17,72" орудия - два запасных для "Дуилио" и "Дандоло", и одно для защиты Специи. Общее число изготовленных компанией "Армстронг" 17,72" орудий составило, таким образом, 15 стволов. N.J.M.Campbell. British Super-Heavy Guns // Warship, Vol. III. 1979. p. 66-70.)

Дудьнозарядные орудия Королевского флота накануне «эры Барнаби»
Калибр, Длина, Вес, Вес снаряда, Начальная скорость, Дульная энергия, Бронепробитие,
дм клб т кг м/с т-м мм
12,5 16 38 367,4 480 4319 406* 460**
12 13,5 35 320,7 424 2937 330 480
12 12 25 276,2 393 2172 280 305
И 12 25 246,6 400 2386 330 356
10 14,5 18 184,2 420 1660 254 305
9 14 12,5 114,8 439 1128 230 254
8 15 9 78,2 422 710 180 200
7 16 6,5 50,8 404 423 150 180
* - с дистанции 1800 м (2000 ярдов), ** - с дистанции 900 м (1000 ярдов)
Источник: F.T.Jane. British Battlefleet - It's Inception and Growth Through the Centuries. - London: S.W. Partridge & C°, Ltd., 1912. p. 213.