каютный катер здесь.

Проект 20И

 

11 января 1 937 года, почти через год с момента выдачи эскизного проекта, после необходимого его согласования и дорабо­ток на верфи фирмы ОТО в Ливорно был заложен лидер эсминцев, получивший вско­ре наименование «Ташкент».

Одновременно с закладкой «Ташкента» было принято решение строить в Советском Союзе еще три однотипных корабля со сро­ками сдачи в 1938—1939 годах: два на су­достроительном заводе № 190 в Ленингра­де и один на заводе № 198 в Николаеве. Но этим планам осуществиться было не сужде­но, хотя на заводе № 1 90 подготовка к зак­ладке лидеров велась полным ходом. Уже были присвоены заводские номера, голов­ной корабль получил имя «Баку». Подготов­ка к его закладке была прекращена во вто­рой половине 1937 года на стадии завер­шения плазовых работ — выявились большие трудности в перевыпуске итальянских чер­тежей из-за различия в технологии строи­тельства, что ставило под сомнение полу­чение заданных элементов.

В Ливорно, тем временем, стапельные работы шли полным ходом и 28 декабря 1937 года в условиях все осложнявшейся политической ситуации лидер «Ташкент» со­шел на воду. Сложность обстановки в фа­шистской Италии характеризует эпизод, про­изошедший при передаче корабля нашей команде: при подъеме советского флага представитель фирмы ОТО сеньор Руже закончил свою речь словами: «Да здрав­ствует фашизм, да здравствует Муссо­лини!». А.К.Усыскин, которому доверили быть переводчиком, нашелся и перевел эти слова так: «В конце речи госпо­дин Руже привет­ствует свое правительство!». Дословный перевод скорее всего привел бы военп­реда в тюрьму на Родине...

17 марта 1938 года на приемных испы­таниях, проходивших на мерной линии меж­ду мысами Меска и Клепна при водоизме­щении 3422 т и мощности главной энергети­ческой установки 125 500 л.с., корабль в течение 6 ч 10 мин сделал восемь галсов. Его средняя скорость хода из семи зачтен­ных пробегов получилась равной 43,553 уз, что в пересчете на спецификационное во­доизмещение 3216 т соответствовало ско­рости 44,1 уз. 12-часовой режим испыта­ний экономическим ходом дал расчетное превышение дальности плавания на 10% (за­меры расхода топлива производились в двух оттарированных цистернах с опломбированными каналами). Однако изменения уровня топлива от напора турбовентиляторов не учитывались, поэтому результаты ис­пытаний признали недействительными, и фирме пришлось отказаться от причитав­шейся премии (около 5% от стоимости ко­рабля).

После удачных испытаний главной энер­гетической установки достройка «Ташкента» замедлилась: для его дооборудования и приемки понадобился еще один год. За это вре­мя в Италию прибыл советский экипаж. Ко­мандиром лидера назначили капитана 2 ранга Л.А.Владимирского, который очень серьезно отнесся к поручению. Ветеран ВМФ, контр-адмирал А.К.Усыскин вспоми­нал: «Нас сразу же покорил глубокий инте­рес Владимирского к кораблестроению. Льва Владимировича интересовали такие тонкости, которые не сразу поймет и узкий специалист...». В приемке «итальянского» ли­дера от ЦКБ-17 участвовал заместитель главного конструктора по механической ча­сти В.Г.Королевич, являвшийся наблюдаю­щим при его постройке. Поскольку в проек­те 20И итальянцы применили марки стали, не использовавшиеся ранее в отечествен­ном судостроении, то в состав военно-мор­ской комиссии Наркомата судостроитель­ной промышленности, которая принимала «Ташкент» в Италии, был включен главный металлург Кировского завода Б.Г.Музруков. Большое внимание приемной комиссии при­влекали новые системы, внедренные италь­янцами. В обязательную программу прием­ных испытаний входили различные элемен­ты, в том числе переход с основной системы управления на резервную.

Тщательно были проверены во время сдачи-приемки все резервные посты управ­ления кораблем и оружием, а также сред­ства борьбы за непотопляемость и с пожа­ром. Главные водонепроницаемые перебор­ки разделяли корпус корабля на 1 5 отсеков. Водоотливные средства состояли из 1 3 во­доструйных эжекторов общей производи­тельностью 1100 т/ч.

Итальянская сторона с пониманием от­носилась к повышенным требованиям со стороны советских моряков. Дело в том, что с постройкой этого лидера фирма получила крупный заказ на строительство серии ли­деров для итальянского флота типа «Attilio Regolo». Спроектированные с учетом опы­та создания лидера «Ташкент», они по сво­им элементам практически являлись легкими крейсерами и в королевских военно-морс­ких силах Италии относились именно к это­му классу.

Приемный акт лидера «Ташкент» был подписан 19 апреля 1939 годов Ливорно, после чего корабль подготовили к переходу в Одессу, куда «Ташкент» пришел с советс­ким экипажем.

Лидер совершил переход, будучи замас­кированным под пассажирский теплоход. Чтобы ввести в заблуждение иностранцев при проходе через Черноморские проливы, между надстройками был натянут брезент с нарисованными на нем иллюминаторами и другой атрибутикой пассажирского судна, а также исключено перемещение личного состава по палубе.

6 мая 1939 года лидер «Ташкент» был передан фирмой «Орландо» ВМФ СССР.

Из Одессы «Ташкент» совершил не­сколько пробных выходов в Черное море, затем совершил переход в Николаев, где на нем установили временное вооружение — три одноорудийные установки Б-13 калибром 130 мм, так как штатные 130-мм двухорудийные башни Б-2ЛМ еще не были готовы. На лидере был установлен командно-дальномерный пост «Дуплекс» итальянской фир­мы «Галилео».

За необычный голубоватый защитный цвет окраски корабля, принятый в итальян­ском королевском флоте, который решили сохранить для контраста с шаровым, при­нятым для окраски кораблей Черноморс­кого флота, лидер «Ташкент» называли «го­лубым крейсеров».