Б. Организация торпедных сил японского Императорского флота и их боевая подготовка

 

Б.1. В период с 1880 по 1905 гг.

 

Сразу после вступления в строй первых минонос­цев руководство японского флота пришло к выводу о возможности их массированного использования про­тив броненосных сил противника. Размеры этих кораб­лей, сравнительно невысокая скорость хода и слабое артиллерийское вооружение не позволяли производить торпедные атаки в светлое время суток, а для ночных операций у японских моряков не хватало соответствую­щего опыта. Тем не менее, все четыре миноносца све­ли в один отряд, который находился в распоряжении командующего одного из трех Военно-Морских Районов. Этот отряд предназначался для обороны побережья и отрабатывал взаимодействие с береговыми батарея­ми, как то предписывала "Молодая школа" во главе с французским адмиралом Об. В соответствии с вось­милетней программой развития флота, принятой пар­ламентом в 1882 г. предполагалось сформировать два отряда миноносцев. Один из них должен был опери­ровать вместе с Первой Эскадрой. Его миноносцы до­ставлялись бы к месту предстоящего боя на транс­портах, в темное время суток спускались на воду и атаковали броненосцы противника до момента нача­ла артиллерийской перестрелки. Другой отряд из ше­сти больших бронированных миноносцев - предназ­начался для обороны побережья и находился бы в рас­поряжении Командующего Третьей Эскадры. Однако учения, проведенные летом 1884 г., показали пороч­ность идеи перевозки миноносцев на транспортах. Главным образом из-за того, что точно определить район предстоящего боя было невозможно. С другой стороны, незначительная мореходность миноносцев не позволяла им оперировать в темное время суток при любых погодных условиях, да и возможность обнару­жить противника в таких условиях практически отсут­ствовала. Не менее разочаровывающей оказалась идея соединения из бронированных миноносцев. Пер­вый из них Котака, на испытаниях развил ход около 19 узлов, в то время как некоторые из крейсеров, в том числе и японских (например Яеяма), давали больше 20 узлов. В этих условиях Котака мог быть легко унич­тожен, так и не приблизившись к броненосцам против­ника на дистанцию торпедного выстрела. Кроме того, его бронирование (25,4 мм в районе главных механиз­мов) не могло противостоять новейшим скорострель­ным пушкам крупного калибра. Справедливости ради надо заметить, что экзотические эксперименты с тор­педными кораблями проводились под влиянием евро­пейцев, и в первую очередь англичан.

Несмотря на неудачи, японцы продолжали увеличи­вать численность своих миноносцев и к моменту начала войны с Китаем (в 1894 г.) располагали 24 кораблями данного класса. Все они были сведены в шесть отря­дов, каждый из которых насчитывал по четыре одно­типных миноносца. Такая организация стала результа­том многочисленных учений. Как показал их опыт, тор­педные корабли наиболее эффективны в темное вре­мя суток при атаке соединений противника с двух или трех направлений. Отряд из пяти и более миноносцев был трудно управляем. Дело в том, что корабли шли к месту боя в кильватерной колонне и держали строй, ориентируясь по гакобортным огням мателотов. При выходе в атаку они разворачивались в строй фронта, и затем быстро перестраивались в строй пеленга (ус­тупа). Данный боевой порядок позволял использовать поворотные торпедные аппараты всех миноносцев от­ряда и гарантировал одновременный подход к цели торпед залпа. Как правило, пятый корабль колонны не успевал занять требуемую позицию и только мешал маневрам своего соединения. Вместе с тем, в японс­ком флоте к 1894 г. смогли отработать ряд тактических приемов, позволявших использовать в торпедной ата­ке одновременно до 16 миноносцев, сведенных в че­тыре отряда. Командиры отрядов находились в непос­редственном подчинении командующих эскадр и дол­жны были быть готовы к взаимодействию с любым из соединений флота. До момента начала войны с Кита­ем японские миноносцы занимались боевой подготов­кой только в летне-осенний период при благоприятных погодных условиях. Задачи боевой подготовки отраба­тывались как одиночными кораблями, так и в составе отрядов. В последнем случае маневрирование прово­дилось в тумане либо в темное время суток. Каждый из кораблей буксировал специальные брусья, по кото­рым ориентировался идущий сзади миноносец. При этом упражнении выключались все огни.

Боевые действия с Китаем начались в январе 1894 г. К участию к ним были привлечены четыре от­ряда, состоявших из наиболее боеспособных мино­носцев. Они самостоятельно пересекли Восточно-Ки­тайское море и предприняли несколько атак на базу китайского флота Вей-Хай-Вей. В результате удалось потопить броненосец Динь Юань, крейсер Лай Юань и тяжело повредить крейсер Вей Юань. У японцев полу­чили повреждения несколько кораблей, которые уда­лось быстро ввести в строй. После войны с Китаем МГШ уверовал в правильность выбранной организа­ции торпедных сил. Вместе с тем выяснилось, что ми­ноносцы из-за малого водоизмещения не могли дол­гое время оперировать в открытом море, блокируя броненосцы и крейсера в пунктах базирования или якорных стоянках, нести дозорную службу и защищать свои эскадры от атак миноносцев противника. Требо­вался корабль большого водоизмещения, обладающий высокой скоростью хода и мощным артиллерийским вооружением. Такими качествами обладали истреби­тели. Готовясь к войне с Россией, японский флот по­лучил 23 корабля этого класса. Из них сформирова­ли пять отрядов, три из которых входили в состав Первой Эскадры адмирала Того. Миноносцы свели в 16 отрядов. Из этих отрядов семь, состоявших из 28 наиболее боеспособных кораблей, приписали к Пер­вой, Второй и Третьей Эскадрам, а остальные - к Морским районам Сасебо, Куре и Йокосука. На мино­носные силы возлагалась задача нанесение торпед­ных ударов в темное время суток (тумане) по флоту противника как в открытом море, так и на якорных стоянках, участие в блокаде русской Тихоокеанской эскадры в Порт-Артуре.

Активные действия японских торпедных кораблей под Порт-Артуром во время кампании 1904/1905 гг. зас­лужили высокую оценку руководства японского флота. Примерно равное соотношение потерь сторон, полу­ченное во время этих операций, не отражает значе­ние активности миноносцев Императорского флота. Два потопленных (Стерегущий и Страшный) и один захваченный русский эсминец, повреждения несколь­ких крупных кораблей (в ночь на 9.02.1904 г. эскад­ренные броненосцы Цесаревич, Ретвизан и крейсер Паллада, а в ночь на 15.12.1904 г. - эскадренный броненосец Севастополь) вполне компенсировались потерей двух истребителей (в ночь на 17.05.1904 г. Акацуки и 3.09.1904 г. Хаятори - оба после подрыва на минах) и четырех миноносцев (12.05.1904 г. - №48, 28.06.1904 г. - №51, в ночь на 14.12.1904 г. - №53 и в ночь на 15.12.1904 г. - №42). Гораздо важнее другое -они держали в постоянном напряжении корабли рус­ской Тихоокеанской эскадры, эффективно вели развед­ку в интересах командующего Соединенным Флотом, практически нейтрализовали действия эсминцев про­тивника, эскортировали войсковые транспорта и обес­печивали минные постановки у побережья Кореи. Звездным часом японских торпедных кораблей ста­ло Цусимское сражение. Во время него истребители и миноносцы действовали в соответствии с "Боевы­ми инструкциями". В ночь на 15.05.1905 г., после за­вершения артиллерийского боя они атаковали остат­ки эскадры адмирала Рожественского. При этом япон­ские корабли несли только красный опознавательный огонь. С севера к русской эскадре подошли 1-й, 2-й отряд истребителей (всего девять кораблей) и 9-й отряд миноносцев (четыре корабля). С востока - 3-й, 4-й и 5-й отряды истребителей (всего 12 кораблей), а с юга- 1-й, 10-й, 15-й, 17-й, 18-й и 20-й отряды мино­носцев (24 корабля). Кроме того, девять миноносцев 14-го, 16-го и 19-го отрядов были направлены в сво­бодный поиск. Таким образом, для ночных атак япон­цы выслали в море 21 истребитель и 37 миноносцев. Свежая погода сильно затрудняла атаки, но японские корабли, маневрируя в абсолютной темноте и на боль­ших ходах, смогли окончательно расстроить боевые порядки эскадры Рожественского. Первая из выпущен­ных ими торпед попала в броненосный крейсер Адми­рал Нахимов, который вскоре затонул. Затем торпеда поразила броненосный крейсер Владимир Мономах. Кораблю удалось при помощи эсминца Громкий отбить последующие атаки японских истребителей, но и его с рассветом постигла учесть товарища. Следующей жертвой японцев стал броненосец Наварин. После по­падания одной торпеды он получил тяжелые повреж­дения и спустя четыре часа был добит еще двумя тор­педами (вероятно с истребителей четвертого отряда Асагири, Асасио и Сиракумо). Корабль затонул практически со всем экипажем. Последним погиб в ре­зультате торпедной атаки броненосец Сисой Великий.

По данным японцев в этом бою они потеряли минонос­цы №34, №35'и №69. Первые два потопили русские ар­тиллеристы, а последний затонул после столкновения с истребителем Акацуки. Получили повреждения раз­личной степени тяжести 11 истребителей и семь ми­ноносцев. 14-й, 16-й, 19-й и 20-й отряды миноносцев всю ночь искали русские корабли, но обнаружить их не смогли.

Обращает на себя внимание отличная организа­ция Соединенного Флота. После завершения артилле­рийского боя, японские броненосный и крейсерский отряды направились к о. Дажелет и тем самым пре­доставляя поле боя своим торпедным кораблям, что исключало возможность каких либо недоразумений. Перед командирами отрядов была поставлена конк­ретная задача - расстроить боевой порядок русской эскадры, а затем атаковать ее торпедами. Каждый из отрядов японских торпедных сил действовал самосто­ятельно. Корабли входившие в их состав как правило держали строй своего соединения и выходили в атаку все вместе. Порой в залпе было восемь торпед, что являлось выдающимся показателем для своего вре­мени. Примечательно то, что при этом корабли под­ходили к цели с разных курсовых углов и выпускали торпеды практически одновременно. В этом плане по­казателен пример броненосца Наварин, который ата­ковал четвертый отряд истребителей. Японцы выпу­стили по нему пять торпед. Одна из них поразила цель в районе дымовых труб с правого борта, а другая -под кормовой башней елевого борта. Действия истре­бителей облегчал малый ход (не более четырех узлов) броненосца, вызванный повреждениями полученными в артиллерийском бою. На фоне успеха японских ис­требителей и миноносцев просто удручающе выглядит деятельность девяти эсминцев Второй русской Тихоокеанской эскадры. За все время перехода на Дальний Восток они ни разу не отрабатывали приемов группо­вой торпедной атаки, а в Цусимском бою занимались защитой броненосцев и транспортов. Из этих кораблей только два прорвались во Владивосток, пять погибло, один был интернирован в Шанхае и один сдался. Рус­ские эсминцы не потопили ни одного корабля против­ника, израсходовав все торпеды.

Японские отряды торпедных кораблей во время войны меняли свой состав, что было вызвано их ги­белью или повреждениями. Кроме того, вступавшие в строй новые эсминцы пополняли действующие со­единения и в результате некоторые из них порой на­считывали до пяти кораблей - например 1-й отряд истребителей. В боевых действиях участвовали прак­тически все, находившиеся в строю торпедные кораб­ли японского флота. Зачастую новейшие эсминцы оперировали совместно с устаревшими миноносца­ми небольшого водоизмещения. Хотя подобная прак­тика оказалась малоэффективной, в определенных условиях она себя оправдала.

 

Б.2. В период с 1905 г. по октябрь1918 гг.

 

Война с Россией показала истинное значение тор­педных сил флота и заставила вновь пересмотреть их организацию. В частности, МГШ пришел к выводу о необходимости вывести из состава флота миноносцы и увеличить численность тактических соединений, со­стоящих из однотипных истребителей так как кораблям приходилось прорывать сильное охранение бро­неносных сил противника, состоявшее из эсминцев и бронепалубных крейсеров второго ранга (типа русско­го Новик). Как показал боевой опыт, скорость и воо­ружение японских истребителей оказались явно не­достаточными. Осознание этой проблемы привело к созданию эсминцев, несших на себе 120-мм, 76-мм орудия и четыре 533-мм торпедных аппарата. Деле­ние на два класса объяснялось проблемами финанси­рования, а не какой либо тактической целесообразно­стью. По замыслу МГШ, данные корабли должны были образовать флотилии, каждая из которых состояла бы из двух отрядов четырехкорабельного состава. Зада­ча управления действиями флотилии возлагалась на бронепалубные крейсера или лидеры.

Первыми лидерами стали крайне неудачные крей­сера Могами и Подо, которые по своим боевым воз­можностям уступали таким эсминцам как Умикадзе и Сакура. В ходе очередной реорганизации флота в 1907 г. флотилии сформировали из одних истребите­лей. Вплоть до Первой мировой войны эти флотилии занимались отработкой приемов массированной тор­педной атаки в открытом море при различных погод­ных условиях. Также проводились учения, связанные с активными операциями легких сил на торговых ком­муникациях противника на большом удалении от пун­ктов базирования. Во многих отношениях они носили условный характер, но зато позволяли отработать действия экипажей и подготовить командиров соеди­нений. Война в Европе повлияла на организацию японских торпедных сил. Прежде всего было решено увеличить численность кораблей во флотилиях - выс­шем тактическом соединении эсминцев. К октябрю 1918 г. они состояли из трех дивизионов (бывших от­рядов). Каждый из дивизионов насчитывал три или четыре эсминца. Командиры дивизионов находились в полном подчинении командира флотилии, который, в свою очередь, непосредственно подчинялся коман­дующему Эскадрой (Флота) и находился на легком крейсере. С октября 1918 г. Первая Флотилия входи­ла в состав Первой Эскадры, а Вторая - в состав Вто­рой Эскадры. В остальных соединениях Флота (Заг­раничная и Учебная Эскадры, Соединения кораблей Отрядов Самообороны) числились отдельные диви­зионы. В состав Второй Флотилии, как правило, вхо­дили лучшие и новейшие корабли, обладающие вы­сокой скоростью хода. Правда, эсминцы флотилий ежегодно меняли друг друга.

 

Б.3. В период с октября 1918 г. по декабрь 1941 гг.

 

После октября 1918 г. японский флот начал ак­тивно пополняться новейшими типами эсминцев, что привело, помимо прочих причин, к изменению орга­низации легких сил и системы их боевой подготовки. Прежде всего рассмотрим организацию службы на эс­минце Императорского флота. Экипаж корабля данного класса возглавлял капитан 2-го ранга. Он был обязан поддерживать общую организацию службы и правила внутреннего распорядка, руководить корабельной службой и наблюдать за проводимыми работами, бое­вой подготовкой личного состава и всего корабля в целом. Командир постоянно нес полную ответствен­ность за безопасность эсминца при любых обстоятель­ствах, следил за состоянием вооружения и техничес­ких средств, периодически проверяя их исправность. Заместителем командира являлся его помощник в зва­нии капитан 3-го ранга. Он занимался составлением (на основе приказаний командира) планов внутренне­го распорядка дня и вахтенных расписаний, наблюдал за несением службы, выполнением всех работ, пра­вильным наложением взысканий, приготовлением пищи, вел книгу расписаний инструктировал вахтенных офицеров и отвечал за несение караульной службы. Заместителю командира подчинялись старшие специ­алисты. Должности старших артиллериста, минера, связиста, штурмана и строевого начальника комплек­товались из строевых офицеров, старший механик - из инженер-механиков, а врач и ревизор - из офице­ров-интендантов. Каждый из старших специалистов являлся начальником личного состава своей службы и следил за исполнение им своих обязанностей, нес полную ответственность за состояние материальной части, прием и надлежащее расходование запасов, составлял сметы и расписание своей службы, прово­дил учебную подготовку по специальности. В непос­редственном подчинении старших специалистов нахо­дились ротные командиры и старшины. На японских эсминцах (как впрочем и на кораблях других классов) роты являлись основной организационной единицей. Каждая служба (или как их иногда называли боевая часть), способная к самостоятельному выполнению поставленных ей задач и удобная для управления од­ним лицом, образовывала роту. Роты подразделялись на строевые, механические и интендантские. Их воз­главляли строевые офицеры, механики и интенданты. Роты одной специальности составляли дивизион. Та­ким образом, в японском флоте понятие роты связано с определенной материальной частью и обслужива­ющим ее личным составом, а отсюда и обязанности командиров рот разделялись на две части - в отно­шении подчиненного личного состава и в отношении материальной части. Обращает на себя внимание то, что старший штурман отвечал не только за корабле­вождение, но и за управление маневрами корабля, сигнальную связь и службу наблюдения. Борьбой за живучесть занимались старший строевой начальник и инженер-механик.

Низшим тактическим соединением эсминцев яв­лялись дивизионы четырехкорабельного состава. Со­став дивизионов, как правило, оставался неизменным хотя это правило иногда нарушалось. Так например Фубуки, Синономе и Пеонами после вступления в строй вошли в состав 20-го ДЭМ, а с марта 1939 г этот дивизион состоял из Амагири, Асагири и Югири. При этом Фубуки включили в 11-й ДЭМ, Синономе - в 12-й ДЭМ и Исонами - в 19-й ДЭМ. Изменение состава дивизионов можно проследить на схемах №1 и №2, показывающих организацию легких сил Императорского флот по состоянию на январь 1932 г. и январь 1937 г. Возглавлял дивизион командир одного из эсминцев или специальный офицер в звании капитан 1 ранга, исполнявший обязанности заместителя командира флотилии. Штаб дивизиона состоял из штурмана, офицер связи и трех сигнальщиков. Дивизион был приписан определенному Военно-Морскому Району, командующий которого нес ответственность за материально-техническое обеспечение кораблей, качество проведения доковых, текущих, капитальных ремонтов и модернизаций. Японский флот в период с октября 19' по декабрь 1945 г. насчитывал от 15 до 35 дивизионов, число которых менялось в зависимости от числа находившихся в строю эсминцев. Номер дивизиона наносился на борта полубака в районе якорного клю­за. Номера дивизионов миноносцев шли по порядку с номерами дивизионов эсминцев. В марте 1939 г. были сформированы отдельные флотилии минонос­цев и номера их дивизионов передали эсминцам "спе­циального" типа. Исключения составили 13-й и 28-й дивизионы (ДМ).

Три или четыре дивизиона образовывали Флотилии, которая являлась высшим тактическим соединени­ем эсминцев. В качестве лидера флотилии использо­вался легкий крейсер. Во главе ее находился контр-ад­мирал. Штаб флотилии состоял из начальника штаба (капитан 1-го ранга), трех (четырех) командиров диви­зионов, оперативного офицера (капитан 2-го ранга), флагманских артиллериста, минера, связиста, штур­мана и механика (капитаны 2-го ранга). Все они отве­чали за боевую подготовку по специальности и состо­яние материальной части кораблей. Во время боя ко­мандующий флотилией через командиров дивизионов руководил действиями эсминцев. При этом флагманс­кие артиллерист и минер обеспечивали распределе­ние огня во время артиллерийского боя или торпед­ной атаки, а связист - бесперебойность всех видов свя­зи между дивизионами и лидером. В мирное время на флоте имелось две флотилии: - Первая и Вторая. В особых условиях число флотилий могло возрасти до шести, а в период Тихоокеанской кампании их было 11. Командующий флотилией через командующего Первым (или Вторым) Флотом подчинялся команду­ющему Соединенным (Объединенным) Флотом. В ос­нову организации последнего был положен принцип раздельного маневрирования, при котором обеспечи­валось нанесение удара после ослабления боевых порядков противника. Первый Флот, состоящий из не­скольких бригад линкоров, наносил решающий удар. Его действия обеспечивала Первая Флотилия эсмин­цев. Второй Флот, из линейных (к началу 30-х годов тя­желых) крейсеров и эсминцев Второй Флотилии, ско­вывала действия противника в период развертывания своих главных сил и во время артиллерийского боя. При необходимости Первый Флот усиливала Третья Флоти­лия, а Второй - Четвертая.

Теперь остановимся на боевой подготовке. Для более ясного понимания вопроса имеет смысл приве­сти боевое расписание японского флота, существовав­шее с октября 1918 г, по ноябрь 1941 г. В соответствии с ним весь корабельный состав делился на пять кате­горий: корабли, входившие в состав Соединенного (Объединенного) Флота; корабли, входившие в состав Отрядов Военно-Морских Районов или Охранных Рай­онов; корабли, находившиеся в распоряжении Школ, Экипажей и Училищ; корабли, находившиеся в резер­ве и корабли, находившиеся в Заграничных эскадрах. Боевое расписание ежегодно перерабатывалось таким образом, чтобы основные классы кораблей равномер­но распределялись по первым трем категориям. Эс­минцы, например, два года проходили службу в Со­единенном (Объединенном) Флоте, два года - в Воен­но-Морских Районах и от одного до двух лет числились в резерве. Цель подобных перемещений состояла в проведении полноценной боевой подготовки всех ко­раблей флота без износа материальной части и зна­чительных финансовых затрат. Ежегодно 30 - 35% эс­минцев японского флота находились в полной боевой готовности. При этом следует иметь в виду, что корабли, состоявшие в резерве, могли быть приведены в боеготовое состояние в течение трех - четырех суток. Пребывание большого числа эсминцев в резерве объяснялось экономическими причинами, так как на их содержание уходило меньше финансовых средств и топлива. Резерв делился на три категории. Первые две практически не отличались друг от друга, а в ре­зерве третьей категории числились корабли, находив­шиеся в капитальном ремонте или модернизации. В соответствии с требованиями расписания, даже в этом случае, эсминец при необходимости должен был вой­ти в строй в течение трех недель. Существовал ре­зерв четвертой категории. В него входили корабли, сданные на долговременное хранение, т. е. перед ис­ключением из списков флота.

Для японского флота был характерен небольшой период одиночной боевой подготовки. Три раза в не­делю на эсминце проводились занятия по специаль­ности, которые завершались учениями на боевых по­стах и заведованиях. Три раза в неделю проводились учения служб или дивизионов и пять раз общекора­бельные учения. В последних участвовал весь экипаж. Они были четырех видов: пожарная тревога - с задей­ствованием всех средств пожаротушения; водяная тре­вога - борьба с поступлением воды; по спасению лич­ного состава - экипаж покидает корабль, занимая ме­ста на шлюпках, катерах и т. д.; "человек за бортом". Кроме того, проводились упражнения по специально­сти, требовавшие участия всего экипажа эсминца. К ним относились артиллерийские и торпедные стрель­бы. Каждый выход корабля в море использовался для того или иного упражнения, которые варьировались произвольным образом, что исключало однообразие боевой подготовки. Стрельбы производились в тече­ние всего периода боевой подготовки, зачастую после выхода в море, когда личный состав был утомлен. Как правило их совмещали с различными видами учений. В море эсминцы выходили в составе дивизионов и все упражнения выполняли на больших ходах с целью от­работать у личного состава механических специаль­ностей навыки длительного плавания в условиях мак­симального физического напряжения.

В составе дивизионов отрабатывались различные варианты торпедных атак в темное время суток или в условиях ограниченной видимости. Упражнения про­водились в составе флотилии с привлечением тяже­лых крейсеров с таким расчетом, что бы последую­щие из них проходили в более сложных условиях чем предыдущие. Все проводимые в составе дивизионов и флотилий учения представляли собой отдельные эпизоды заключительных осенних маневров, которы­ми заканчивается учебный год. Эти маневры являлись проверкой результатов боевой подготовки, проводимой в течение целого лета. Кроме того, обыгрывался один из вариантов боевых операций будущей войны.

В соответствии с существовавшей тогда доктри­ной, наиболее вероятными признавались действия противника (имелись в виду США) против побережья Метрополии - нападение авиации, обстрел побережья и блокада при помощи подводных лодок. Для проти­водействия был предусмотрен встречный ночной бой линейных сил, который позволял компенсировать сла­бость артиллерии торпедным оружием. Параллельно с этим МГШ планировал взять под контроль острова в центральной и южных частях Тихого океана. Главным средством достижения поставленной цели являлись авиация и быстроходные корабли Второго Флота - эс­минцы и тяжелые крейсера. Кроме того, допускалась возможность действий легких сил на транспортных коммуникациях у Гавайских островов и у побережья США. Исходя из вышеперечисленных задач, целью боевой подготовки соединений эсминцев, являлись: определение возможности действий Второго Флота в районах к югу от островов Метрополии, в условиях длительного отрыва от своих основных баз, проверка эффективности его торпедного оружия и выявлялась возможность ведения боевых действий при высокой температуре наружного воздуха; тщательная подготов­ка личного состава кораблей к действиям в военное время и темное время суток; получение необходимой практики для использования эсминцев в составе ди­визионов, флотилий, во взаимодействии с подводны­ми лодками, авиацией и крейсерами; отработка при­емов транспортировки армейских частей и высадки их на побережье.

Обычно боевая подготовка начиналась с середи­ны февраля и продолжалась по декабрь месяц. Пер­вый ее период состоял из обучения одиночных кораб­лей, дивизионов и флотилий, прохождения основных артиллерийских и торпедных стрельб. При проведе­нии этих упражнений, эсминцы в составе дивизионов, флотилий и Флота переходили из порта в порт, ис­пользуя переходы для различного рода учений. Оди­ночное обучение кораблей длилось от одного до двух месяцев. До 1932 г. первый период боевой подготов­ки проводился у южных портов о-вов Хонсю и Кюсю. С 1932 г. японский флот проводил упражнения в Япон­ском море. Перенос отрядных стрельб и упражнений из южных, специально оборудованных районов (за­ливы Саеки и Митадзири) в район Японского моря, объяснялся двумя причинами: политическим воздей­ствием на Китай и СССР с целью обеспечить экспан­сию в Маньчжурии и активностью флота США на Ти­хом океане. При этом Первый Флот базировался на залив Юя (в 25 милях к северу от Симоносеки), а Вто­рой - на Цинкай (Корея). В первый период (с апреля по июнь) боевой подготовки проводились артиллерий­ские и торпедные стрельбы, а также тактические уп­ражнения в составе дивизионов и флотилий. При этом соединения предпринимали длительные учебные походы. Так например, в 1932 г. флотилии Первого и Второго Флотов прошли вдоль побережья Северного Китая и Кореи. После первого периода боевой подго­товки Флоты расходились по своим базам для отды­ха экипажей и проведения агитационной кампании по вербовке во флот личного состава. Во второй период (с июля по октябрь) проводились совместные упраж­нения соединений Объединенного Флота с морской авиацией, отрядами кораблей Военно-Морских Рай­онов и береговой обороны в проливах Симоносеки, Бунго, Наруто и в заливах южного побережья о. Хон­сю. В этот же период ежегодно Флоты совершали по­ход вокруг Японских островов, которые использовались для различного рода дневных и ночных, совместных с армейскими частями, упражнений, а также пропаган­ды идей флота среди населения. В третий период (с октября по декабрь) проводились маневры, которые в свою очередь, разделялись на два периода - под­готовительный и сами маневры. Подготовительный (от восьми до десяти дней) был отведен для совместных плаваний вновь организованных соединений, налажи­вания связи и согласовыванию совместных действий морских, сухопутных, воздушных сил и для решения офицерским составом на карте тактических упражне­ний. В маневрах участвовали практически все силы Императорского флота, как-то: Объединенный Флот; соединения береговой обороны; гидроавиация; эки­пажи и Военно-Морские Районы. Кроме того, привле­кались армейские части и население приморских го­родов. Второй период маневров имел две или три фазы и начинался с отражения атак с воздуха на глав­ные базы флота, экономические и политические цен­тры страны, ведения поиска в море соединений "про­тивника". Заканчивались маневры боем главных сил. Общая схема завершающей фазы маневров рисует­ся в следующем виде. Условный противник - напада­ющая сторона ("красные"), захватывает группу остро­вов к югу от Японии, где организует маневренную базу, устанавливает блокаду Метрополии при помощи под­водных лодок, одновременно предпринимая ряд на­падений на побережье страны с моря и воздуха, под­держивая эти операции линейными силами своего флота. Обороняющаяся сторона ("голубые" или "си­ний"), отражая отдельные атаки на побережье, стре­мится создать такую обстановку, при которой линей­ные силы противника были бы вынуждены принять бой в выгодном для обороняющейся стороны районе с тем, чтобы во встречном комбинированном ударе уничтожить их. Это генеральное сражение происхо­дит ночью, благодаря чему имелась полная возмож­ность широко использовать торпедное оружие. В ходе маневров "голубые" ставились в наиболее неблагоп­риятные условия, а именно: двойное - тройное пре­восходство сил "противника".

Особое место в боевой подготовке флотилий эс­минцев занимали десантные операции. В принципе, военно-морская доктрина Японии предусматривала перевозку армейских частей на торговых судах под эскортом и прикрытием кораблей Второго Флота. Пе­реход десанта морем имел три вида: ближний - с пре­быванием в море до трех суток; средний - от трех до шести суток и дальний - больше шести суток. Время для тренировки в крупных десантных операциях вы­биралось осенью. Соединение прикрытия, отряд ко­рабельной (огневой) поддержки и эскорт организовы­вались в зависимости от поставленных десанту задач. Так например, в маневрах 1929 г. в состав эскадры прикрытия входил почти весь Первый Флот. В отряд корабельной поддержки входила Третья дивизия (бри­гада) крейсеров из Натори, Юра и Нагара. Соедине­ние эскорта состояло из Первой Флотилии (13-й, 15-й, 16-й и 25-й ДЭМ) во главе с крейсером Дзинцу. Во время высадки десантных частей эсминцы ставили дымовые завесы, отражали атаки авиации, поддер­живали связь с уже высадившимися частями и ока­зывали им огневую поддержку. Накануне высадки про­водилась рекогносцировка района высадки с моря и с воздуха. Для этой цели выделялся авианосец под эскортом двух эсминцев.

 

Б.4. В период с декабря 1941 г. по август 1945 гг.

 

По состоянию на ноябрь 1941 г. в составе японс­кого флота числилось 105 эсминцев и 41 миноносец, в том числе эсминцы второго класса. В постройке на­ходилось 26 эсминцев (18 типа Югумо, семь типа Акицуки и Симакадзё). Организация легких сил в тот пе­риод показана на схеме № 2 Как видно, все эсминцы были сведены в 39 дивизионов. Всего имелось во­семь флотилий. Дивизионы, не вошедшие в их состав, образовывали различные соединения, призванные решать определенный круг задач. В частности, эскор­тирование конвоев, противолодочное патрулирование на подходах к портам и базам. Наряду с этой, так на­зываемой классической организацией, существова­ла тактическая организация. Так например, во время оккупации южных районов Тихого океана соедине­ния формировались порой из дивизионов, входив­ших в состав различных флотилий. Дивизионы мог­ли включать в себя от двух до четырех кораблей. При этом сами флотилии выводились из состава флотов и передавались в распоряжение командующего лю­бого из тактических соединений. Подобная организа­ция была чрезвычайно сложна и требовала четкого взаимодействия между всеми отрядами кораблей, но в начале кампании на Тихом океане она позволяла успешно решать поставленные перед флотом зада­чи. Достаточно сказать, что командующий Объединен­ным Флотом в течении трех суток мог сосредоточить все шесть флотилий эсминцев в любой точке запад­ной части Тихого океана. Командиры дивизионов были готовы действовать в составе любых флотилий и с этой точки зрения предвоенная боевая подготовка себя оправдала.

Первые проблемы появились после сражения у атолла Мидуэй. Растянутые коммуникации потребо­вали привлечения большого числа эсминцев к эскорт­ной службе. Генеральное сражение с линейными си­лами противника откладывалось и следовательно, держать большое число торпедных кораблей при лин­корах не имело смысла. Организация японского фло­та после очередной реорганизации японского флота 14.07.1942 г. показана на схеме №3 Как видно, в четы­рех флотилиях, входивших в состав Первого и Второго Флотов, осталось по два - три дивизиона. Причем Пер­вая Флотилия еще 18.05.1942 г. была передана Пято­му Флоту и оставалась в его составе вплоть до 14.10.1944 г. Таким образом Комбинированный Флот располагал всего восемью дивизионами, т. е. в иде­альном случае 32 эсминцами. Одновременно МГШ сформировал Одиннадцатую Флотилию. Она предназ­началась для боевой подготовки вступающих в строй кораблей и к маю 1943 г. должна была бы состоять из четырех дивизионов, включавших в себя эсминцы типа Югумо. Однако, из-за больших потерь у Соломоновых островов эта флотилия до 25.02.1944 г. являлась чис­то административной организацией и занималась обес­печением боевой подготовки строившихся эсминцев. Лишь 25.02.1944 г. она стала тактическим соединени­ем кораблей типа Мацу в составе Комбинированного Флота. Также была сформирована Десятая Флотилия, призванная оперировать совместно с авианосцами Третьего Флота. Она состояла из новейших эсминцев типов Кагеро (4-й, 16-й и 17-й ДЭМ) и Югумо. Последние, практически без боевой подготовки, зачисляли в 10-й ДЭМ, состав которого постоянно менялся из-за больших потерь и восполнялся за счет вступаемых в строй кораблей. В реальных условиях вышеприведен­ная организация была условной. Так уже 15.07.1942 г. Третью Флотилию в полном составе включили в состав Юго-Западного Соединения (Флота), предназначенно­го для действий в Бенгальском заливе и у побережья Бирмы. После начала боев за Соломоновы острова большую часть эсминцев перевели в южную часть Ти­хого океана. 15.08.1942 г. Вторая Флотилия, усилен­ная вновь сформированным 31-м ДЭМ (в этот момент он состоял из Наганами и Таканами), вошла в состав Восьмого Флота. Надо сказать, что не смотря на пере­мещения Флотилий из одного флота в другой, МГШ стремился сохранить их состав постоянным. Реже все­го это удавалось сделать во время кампании у Соло­моновых островов. В ходе нее было потеряно больше 30 эсминцев, что и стало причиной многочисленных перемещений кораблей между различными соедине­ниями. Для наглядности на схемах №4 и №5 показана организация японских легких сил по состоянию на нача­ло января 1943 г. и 1944 г. Сравнение позволяет увидеть, что по мере сокращения числа эсминцев, упрощалась их организация. По существу, вплоть до октября 1944 г., японский флот смог сохранить большую часть своих тяжелых кораблей, в то время как эсминцы, постоянно участвующие в боях, несли невосполнимые потери. Ко­нец 1944 г. стал для них просто катастрофическим. К тому моменту оставалось только две флотилии, кото­рые 15.11.1944 г. объединили во Вторую Флотилию Первого Диверсионного Ударного Соединения. Осталь­ные эсминцы передавались в различные соединения для решения определенных задач: транспортировки армейских частей, грузов, эскортирования боевых кораб­лей и конвоев. С января 1945 г. японский флот практи­чески утратил четко определенную организацию легких сил. Большое число кораблей находилась в распоряже­нии командующих Военно-Морских районов и лишь не­значительная часть эсминцев продолжала числиться в составе дивизионов, но военной необходимости в этом не было. Тем не менее, официально во флоте имелось 45 дивизионов.

В период войны боевая подготовка японских эс­минцев была весьма условной. Для нее был характе­рен сравнительно большой период (около месяца) одиночной подготовки кораблей. Сразу после вступле­ния в строй они выполняли ряд упражнений, торпед­ных и артиллерийских стрельб. При этом ставилась задача выработать у экипажа первичные навыки по обслуживанию материальной части и систем оружия. Дело в том, что вступающих в строй эсминцев было гораздо меньше, чем погибших. Данное обстоятельство позволяло комплектовать экипажи новых кораблей ветеранами. Зачастую резервисты начинали службу на эсминцах устаревших типов, в составе опытных эки­пажей. Исключение составляли расчеты зенитных ав­томатов и специалисты по приборам управления ог­нем. Таким образом, даже в конце войны, японский флот имел достаточное количество отлично подготов­ленных специалистов. Сама по себе подготовка оди­ночного корабля не отличалась от таковой в мирное время. Гораздо хуже обстояло дело с боевой подго­товкой соединений. Военная обстановка не позволя­ла проводить ее в полном объеме. Порой приходи­лось отрабатывать навыки совместного маневриро­вания непосредственно в бою. Правда, командующие флотилий старались не привлекать вступившие в строй корабли к участию в боевых операциях или ус­траивали на них свой штаб и лично контролировали действия командиров. Проще обстояло дело с соеди­нениями, входившими в состав Объединенного Фло­та. Им удавалось периодически выходить в море ис­ключительно для отработки приемов совместного ма­неврирования. Одновременно производились учеб­ные стрельбы. Для подготовки зенитных расчетов привлекалась авиация флота и тяжелые корабли. Известно, что линкоры и тяжелые крейсера Объеди­ненного Флота на подходах к атоллу Трук постоянно занимались боевой подготовкой вместе с Третьей Флотилией эсминцев. В частности, корабли на больших ходах перестраивались в ордера ПВО и ПЛО. В пер­вом случае базовая авиация (порой до 100 самоле­тов) имитировала атаку. В настоящее время трудно представить реальный уровень боевой подготовки соединений японского флота.

В кампании на Соломоновых островах принимали участие экипажи, сформированные до ноября 1941 г. К концу войны противник имел настолько подавляю­щее превосходство, что уровень боеготовности эсмин­цев мало влиял на их способность решать поставлен­ные задачи. Наглядным примером может служить рейд соединения вице-адмирала Итоко. Окинава в апреле 1945 г. Ценой потери около 20 самолетов аме­риканцам удалось потопить линкор, крейсер и четыре эсминца. На кораблях японского соединения находил­ся цвет флота - все лучшее, что осталось после трех лет войны.