Вторая жизнь мигов

 

Как уже отмечалось, самолеты, первыми вступив­шие в бой с германской авиацией в ходе пригранич­ных сражений, ждала незавидная судьба. Помимо погибших в боях или уничтоженных внезапными ударами врага, много машин было брошено на аэро­дромах при поспешном отступлении. При этом в об­становке общего хаоса и неразберихи тех трагичес­ких июньских дней на захваченных врагом аэродромах остались самолеты, получившие лишь незначительные повреждения от осколков снарядов и пуль. Увы, из песни слова не выкинешь — в ряде случаев не эвакуировались и совершенно исправные боевые машины.

Потери авиационных соединений стремительно росли, особенно быстро этот процесс развивался на Юго-Западном, Западном и Северо-Западном фрон­тах. Для повышения боеспособности частей большое внимание уделялось восстановлению поврежденных истребителей, бомбардировщиков, разведчиков и скорейшему вводу их в строй.

Отдельные части и даже соединения, уже в июне 1941 г. потерявшие всю материальную часть, отправ­лялись в тыловые районы страны за новыми самоле­тами, а другие перебазировались дальше на восток. Поскольку транспорта остро не хватало, то техничес­кий состав авиационных полков почти всегда отста­вал, добираясь нередко пешком до новых аэродро­мов. Каждому технику приходилось обслуживать по два—три самолета, а командование требовало обеспе­чить по два—три самолетовылета в сутки. Понятно, что технический состав просто не мог заниматься любыми видами ремонта. В отрыве от своих частей оказались и многие подвижные авиаремонтные мас­терские (ПАРМ-1).

В тяжелом положении оказались и стационарные реморганы, развитию которых накануне войны уде­ляли большое внимание. Они вынуждены были эва­куироваться в тыл, оставив на месте значительную часть своего оборудования и оснастки, а до трети личного состава погибло, пропало без вести или по­лучило ранения. Наибольший урон понесли ВВС Се­веро-Западного фронта, где из пяти стационарных авиамастерских (САМ) удалось сохранить всего одну. Большинство САМ Западного и Юго-Западного фронтов с первых дней войны подвергалось ожесто­ченным бомбежкам. Все это позволяет говорить о резко обострившемся положении с ремонтом авиа­ционной техники с первых дней войны. Не случайно решение этой задачи стало одной из главных в дея­тельности инженерно-авиационной службы ВВС летом 1941 г. Требовалось организовать эвакуацию поврежденных самолетов, оценить степень повреж­дения и организовать либо полевой ремонт, либо от­правку машины в САМы.

Первое время на наиболее напряженных направ­лениях вооруженной борьбы с агрессором не всегда велся даже учет неисправных самолетов. Так, на 30 июня числилось 14 не готовых к бою МиГ-3 в со­ставе ВВС Северного фронта и 40 таких же машин в ВВС Южного фронта, а по другим действующим фронтам какой-либо информации по требующей ре­монта авиатехнике обнаружить не удалось. Полное и своевременное поступление данных о неисправной материальной части с главных операционных на­правлений (Юго-Западного, Западного и Северо-За­падного) началось, как только нашим войскам уда­лось упорной обороной задержать противника на тех или иных рубежах.

К 13 июля инженерно-техническому составу 15-й сад ВВС Юго-Западного фронта удалось восстано­вить 34 МиГ—3, а еще пять новых истребителей от­правили в ремонт в стационарные мастерские фрон­та. Вероятно, здесь впервые ремонтники добились серьезных успехов в деле возвращения в строй по­врежденных МиГов. Вскоре был проведен учет мате­риальной части, и начальник 2-го управления ГУ ВВС Красной Армии бригинженер Винокуров под­готовил докладную записку о наличии неисправных самолетов в войсках на разных фронтах.

 

Наличие неисправных самолетов на разных фронтах на 19 июля 1941 г. [1]

 

Всего неисправных самолетов

Из них МиГ-3

Северный фронт

113

11

Северо-Западный фронт

38

5

Западный фронт

75

6

Юго-Западный фронт

71

2

Южный фронт

81

14

Всего

368

38

 

Несколько позже был составлен другой, не менее важный документ. По донесению начальника ГУ ВВС КА генерала И.Ф.Петрова секретарю ЦК ВКП(б) Г.М.Маленкову с 22 июня по 24 июля 1941 г. силами техсостава строевых частей, ремонтных бри­гад и авиамастерских удалось восстановить 2610 са­молетов, однако еще 832 самолета нуждались в ре­монте (на фронте и в тылу), из них 197 — новых типов, в том числе 84 МиГа.

Одна из главных причин затягивания сроков ре­монта МиГ-3 — отсутствие запасных частей. И это несмотря на то, что завод № 1 еще до войны начал их отгрузку в значительных количествах в западные приграничные округа. Справедливости ради надо от­метить, что дефицит запасных узлов и деталей для са­молетов старых типов, таких как И—16, И—15бис и СБ, ощущался еще сильнее. Генерал Петров отметил также, что транспортные пробки не позволяли доста­вить ремонтным органам уже подготовленные ком­плекты запасных частей.

 

Количество неисправных и восстановленных самолетов (без учета работы САМ) [2]

Дата

19.7

20.7

21.7

22.7

23.7

Количество неисправных самолетов 59

62

49

57

73

Восстановлено                                      34

34

31

31

37

Из них МиГ— 3                                      5

6

6

14

14

Остались неисправными на утро        25

28

18

26

36

Из них МиГ— 3                                      3

4

2

4

9

 

В ряде случаев инженерно-технический состав проявлял самоотверженность, высокое понимание воинского долга, спасая ценную материальную часть. Так, в августе 1941 г. эвакуационная команда ВВС Северного фронта, сформированная из курсан­тов авиатехнической школы им. Ворошилова во главе с инженером Щербаковым, смогла вывезти с аэродромного узла Дно-Гривочки буквально перед подходом противника 20 комплектов консолей МиГ-3, различные запчасти и материалы, в том числе крайне дефицитные хромомолибденовые за­клепки.

Группа техсостава на том же фронте за ночь суме­ла эвакуировать МиГ—3 из 154-го иап, совершивший вынужденную посадку у болота; отличились авиаме­ханик Голованев, мотористы Жданов и Бриль. Всего на данном направлении на 17 августа находились в ремонте 27 МиГ—3, в частях ожидали своей очереди пять машин данного типа, а еще 8 были отправлены в мастерские.

Не менее напряженно трудились подразделения инженерно-технического состава на других фронтах. Например, группа, возглавляемая инженер-инспек­тором ВВС Южного фронта военинженером 3 ранга И.Красных, спасла несколько МиГ—3 в районе Барвенково, несмотря на сильный артиллерийский и минометный огонь неприятеля.

Уникальный случай был зафиксирован в Подмос­ковье. После столкновения при взлете с другим са­молетом на аэродроме ЛИИ в Раменском, МиГ-3 зав. № 3660 подлежал списанию. Однако, осмотрев истребитель на свалке, старший инженер 16-го иап А.П.Марков добился создания комиссии из предста­вителей завода № 1. Вскоре был вынесен вердикт: машину можно восстановить. А через 13 дней отре­монтированный МиГ-3 вошел в строй и был передан лейтенанту И.Ф.Голубину, одержавшему на нем три победы [3].

Работа ИТС под Москвой протекала весьма ус­пешно и плодотворно. Сыграли свою роль и близость к московским авиазаводам, и большой опыт, накоп­ленный техническим составом частей 6-го иак ПВО, и квалифицированное руководство со стороны бригинженера Т.Г.Черепова, возглавлявшего эксплуата­цию и ремонт в ВВС МВО и ВВС Московской зоны обороны. Всего за период летних и осенних оборони­тельных сражений под Москвой было капитально от­ремонтировано более 150 самолетов и до 250 машин в полевых условиях.

Журналист М.С.Арлазоров в книге «Артем Мико­ян» (из серии «Жизнь замечательных людей») приво­дит высказывания техников, обслуживавших МиГи и подчеркивавших поразительную ремонтопригод­ность истребителя: «Взаимозаменяемость частей са­молета за счет точности изготовления оказалась на­столько высока, что из двух поврежденных МиГов быстро собирали один, а затем возвращали в строй и второй» [4]. Можно добавить, что подобными досто­инствами не обладали истребители Яковлева и Ла­вочкина не только в 1941 г., но и двумя—тремя годами позже.

Один лишь техсостав 16-го иап только за два ме­сяца напряженных боев (октябрь и ноябрь 1941 г.) своими силами восстановил 42 МиГ—3. Многие из отремонтированных самолетов в результате воздуш­ных схваток снова выходили из строя, но их вновь приводили в летное состояние. Некоторые машины подвергались ремонту по 5—6 раз и среди них истре­битель лейтенанта А.П.Супруна (брата Степана Су­пруна). Так, 24 октября его МиГ—3 получил в бою серьезное повреждение хвостового оперения, а в фюзе­ляже механики насчитали 118 пробоин. Самолет за­тащили в палатку и отремонтировали за одну ночь. В этом и других случаях отличились сержанты Н.И.Долгов и В.И.Чулков, красноармейцы В.И.Ря­бов и Н.Г.Шемшур [5].

С особо серьезными трудностями при восстанов­лении самолетов столкнулись воины инженерно-авиационной службы в блокадном Ленинграде. Уже в начале осени 1941 г. прекратилось снабжение Ленфронта авиационной техникой и запасными частями, возникли перебои в обеспечении горюче-смазочны­ми материалами. К тому же, из 15 авиамастерских, которыми располагали ВВС Северного фронта в на­чале военного лета, в сентябре в окрестностях города на Неве осталось всего пять, а остальные или были переданы другим фронтам, или эвакуировались на восток.

По просьбе штаба ВВС фронта Военный совет Ленинградского фронта передал тыловым органам ВВС здания трех эвакуированных авиазаводов (№ 23, 47 и 381) с незначительным количеством ста­ночного парка, а также оставшихся в родном городе рабочих. Вскоре здесь удалось создать две рембазы по ремонту самолетов и одну — моторов; все они бы­стро овладели технологией восстановления МиГ—3.