Прорыв в центре

 

Планируя наступление в Центральной части Тихого океана, американское командование так же, как и на юго-западе, конеч­ной целью определяло Филиппины и рассчитывало вначале на­нести удар по Маршалловым островам, захват которых обеспечи­вал союзников базами для наступления на Каролинские и Мари­анские острова, а также укреплял безопасность коммуникаций. Однако, отсутствие необходимых транспортных средств и сла­бая подготовка выделенных для операции войск вынудили аме­риканцев перенести первый удар на острова Гилберта, захват которых представлялся более простой задачей, а кроме того, по­являлась возможность накопить опыт в проведении подобных операций. Главными объектами атаки были выбраны атоллы Макин и Тарава, гарнизоны которых составляли 800 и 3 тыс. человек соответственно. Янки располагали силами в 25 тыс. морских пехотинцев на 22 транспортах, которых должны были под­держать шесть тяжелых авианосцев, шесть линкоров, пять крей­серов и 850 палубных самолетов.

Японцы же, в свою очередь, предвидя возможность амери­канского нападения на этот район, разработали в мае 1943 г. план «Z», предусматривавший использование сил флота, бази­ровавшегося на Трук, подтягивание к угрожаемому району до­полнительных частей базовой авиации и усиление гарнизонов на островах. Однако тяжелые бои на юге, поглощавшие почти все ресурсы, затянули процесс перевооружения на G4M 755-й авиа­группы, базировавшейся летом на острове Уэйк, до конца сентя­бря 1943 г. Тем не менее, находясь на достаточно спокойном уча­стке Тихоокеанского ТВД, летный состав этой части смог не торопясь осваивать новые самолеты и вскоре имел по боевому расписанию 60 машин (из них 15 в резерве). На этот момент в центральной части Тихого океана японцы располагали, помимо 755-й авиагруппы на атоллах Руотто (25 G4M), Малоэлап (де­вять), Науру (шесть), 751-й авиагруппой на о. Тиниан, а на атол­ле Руотто в группе островов Гилберта базировалась еще и 705-я авиагруппа. Кроме того, на атоллах Тарава и Кваджалейн име­лось соответственно 21 и девять А6М из состава 252-я группы, а на Мили — 18 пикировщиков D4Y 552-й группы плюс соответст­венно восемь и три летающие лодки Н8К из 801-й авиагруппы на атоллах Джалуит и Макин.

Начиная с 1 сентября 1943 г. американское оперативное авиа­носное соединение провело ряд атак на атоллы Науру, Тарава и Кваджалейн для ослабления воздушного давления на захвачен­ные незадолго до этого острова Эллис. Для отражения нападе­ния японцы перебросили с о. Уэйк на острова Гилберта 755-ю авиагруппу, которая 10 сентября совершала налеты на Наномэа, а 13-го на Фунафути в группе островов Эллис. С 7 на 8 октября 18 G4M из 755-й авиагруппы нанесли ответный удар по американ­скому авианосному соединению, атаковавшему о.Уэйк, и поте­ряли при этом семь машин.

С 13 ноября в рамках подготовки к вторжению на острова Гил­берта американская базовая авиация начала совершать мощные круглосуточные налеты с островов Эллис и Бейкер, на которые ответом послужил налет всех сил 755-й авиагруппы в ночь с 17 на 18 ноября на уже упоминавшийся о. Фунафути. 19-го числа в это противоборство вмешались шесть американских авианос­цев, палубная авиация которых нанесла удар по островам Науру и Тарава. Оперативное соединение было контратаковано 13 G4M из состава 755-й авиагруппы, потерявшей в ходе боя два само­лета. И хотя японцами было заявлено о потоплении авианосца, американская сторона не подтверждает этого успеха.

21-го числа началась высадка американских десантов на острова Тарава и Макин, а накануне, 20-го, 14 самолетов с Руот­то, обнаружив противника в районе атолла Тарава, вышли в тор­педную атаку, в результате которой авианосец «Индепенденс» получил попадание торпеды. При этом потери нападавших со­ставили семь торпедоносцев.

Первый эшелон из 5000 десантников, высаживавшихся на атолл Тарава, потерял более трети своего состава на 600-метро­вом участке между коралловым рифом и берегом, но в итоге су­мел оттеснить противника в глубь острова к двум опорным пунк­там, обойденным и блокированным американской морской пехо­той. 22-го японцы предприняли несколько отчаянных контратак, но были почти полностью уничтожены, после чего на следующий день остров Тарава был захвачен американцами и в течение сле­дующих трех дней подвергался налетам уже японской авиации.

В связи с осложнением обстановки, в район Маршалловых островов с северо-запада была переброшена 752-я авиагруппа, первый эшелон которой численностью 18 самолетов 24 ноября достиг Руотто, где количество боеготовых машин к тому момен­ту уменьшилось до десяти единиц. Ночью 26 ноября 13 самолетов 752-й авиагруппы безрезультатно атаковали корабли про­тивника, потеряв две машины и заявив о потоплении двух амери­канских авианосцев.

Этот бой ознаменовался, кроме всего прочего, трагической для американцев потерей одного из лучших асов морской авиа­ции, ранее упомянутого лейтенанта-командера О'Хара, назна­ченного к тому моменту командиром 6-й авиагруппы авианосца «Энтерпрайз». Он и его ведомый энсайн Уорен Скон в эту ночь отрабатывали на практике новую тактику отражения атак япон­ских базовых торпедоносцев, скрытно подходивших небольши­ми группами и на малой высоте для удара по американским ко­рабля. Третьим участником боевого воздушного патруля был па­лубный бомбардировщик-торпедоносец «Эвенджер», оснащен­ный радаром и пилотируемый коммандером Джоном Филипсом, роль которого заключалась в точном наведении ночных истреби­телей «Хеллкэт» на цели, обнаруженные корабельным радаром.

Когда было получено первое сообщение с «Энтерпрайза» о приближающемся вражеском самолете, американцы бросились на перехват, при этом «Эвенджер» отстал от своих партнеров и в тот момент с авианосца пришло сообщение о том, что поблизо­сти от самолета Филлипса находится еще один японский торпе­доносец, который американский летчик и обнаружил по огонь­кам выхлопов его двигателей. Основываясь на показаниях бор­тового радара он открыл огонь из курсовых крупнокалиберных пулеметов на дистанцию 200 м, а когда цель приблизилась, раз­вернул машину так, чтобы дать шанс своему стрелку, который выпустил очередь из крупнокалиберного «Браунинга», после че­го G4M ярко вспыхнул и рухнул в море.

Еще два вражеских бомбардировщика были обнаружены на экране корабельного радара и «Эвенджер» бросился за ними в погоню, при этом О'Хара по радио попросил Филлипса мигнуть навигационными огнями, чтобы его не приняли за противника. Эту вспышку заметили экипажи японских торпедоносцев и попы­тались увеличить скорость своих машин, перейдя в пикирова­ние. «Хеллкеты» открыли огонь, но успеха не достигли и переда­ли свои полномочия Филлипсу, который с помощью радара су­мел точно прицелиться и очередью превратить одну из вражес­ких машин в огненный шар.

Диспетчеры на авианосце, беспокоясь о безопасности воз­душного патруля, попросили экипажи зажечь навигационные ог­ни и сблизиться друг с другом, что и было исполнено. Внезапно, командиру «Эвенджера» и его стрелку показалось, что к их груп­пе приближается какой-то самолет, но после пулеметной очере­ди из задней турели он замедлил движение и исчез. В то же вре­мя ведомый О'Хара видел как огненная трасса протянулась к са­молету его командира, чей «Хеллкэт» внезапно потерял управле­ние и пропал. Запросы по радио ответа не имели, а поиски в све­те двух догорающих на поверхности моря G4M к успеху не при­вели и воздушный патруль ни с чем вернулся на «Энтерпрайз». Вероятно, уже никогда не выяснить, что послужило причиной ги­бели О'Хара: то ли стрелок японского торпедоносца сумел точно прицелиться, то ли «постарался» стрелок «Эвенджера».

На следующий день отчет об атаке 16 G4M запестрел еще бо­лее внушительными «победами»: потоплены два авианосца, два крейсера, один крейсер поврежден. Собственные потери — три самолета. 29-го числа — новый «успех»: десятка G4M «топит» авианосец и повреждает крейсер ценой потери четырех машин. Согласно такой статистике американцы должны были бы уже ос­таться в этом районе без авианосцев, однако же их палубная авиация продолжала свирепствовать в воздухе, а все поставлен­ные командованием цели были достигнуты.

Несмотря на то, что в период с 24 ноября по 2 декабря в рай­он Маршалловых островов Гилберта было переброшено более 80 G4M, силы базовой авиации японцев не смогли выполнить зада­чу нейтрализации флота противника — решающего фактора в борьбе за острова. 2 декабря сильно потрепанная 755-я авиа­группа отступила для доукомплектации на Тиниан. Накануне, 4 декабря, десять самолетов 752-й авиагруппы ночью бомбили аэ­родром на острове Тарава, а 5-го числа на Руотто с Целебеса прибыли 17 G4M из состава 753-й авиагруппы.

Авиаразведка в тот же день отметила эту «рокировку» и еще до захода солнца американская палубная авиация нанесла удар по острову Руотто. Тем не менее, на поиск противника той же но­чью вылетели самолеты B6N из 531-й авиагруппы, но все они по японским данным пропали без вести. Затем на ночную бомбеж­ку отправились девять G4M 752-й авиагруппы. По возвращении экипажи заявили о потоплении одного крейсера и одного авиа­носца, что документально не подтверждается. А вот на следую­щий день, 6 декабря, восемь G4M из 753-й авиагруппы ценой потери двух машин сумели добиться одного торпедного попадания в корму авианосца «Лексингтон».

8 декабря сводный отряд в количестве 11 самолетов, набран­ный из состава 752-й и 753-й авиагрупп, еще раз атаковал авиа­носные соединения противника. 24-го числа 11 машин 752-й че­тырежды бомбили аэродром Макин, потеряв четыре экипажа, в то время как шесть самолетов 753-й авиагруппы столько же раз нанесли удары по аэродромам острова Тарава.

К концу декабря на захваченных американцами атоллах были построены четыре аэродрома для тяжелой авиации, задейство­ванной в операции по захвату Маршалов и блокированию авиабаз противника в этом районе. Японская морская авиация понесла се­рьезные потери (только бомбардировочные авиагруппы потеряли более 50 G4M), не сумев нанести противнику серьезный урон, по­скольку соотношение сил было явно в пользу американцев, а под­брасываемые из других районов авиационные подкрепления бы­ли либо малочисленны, либо не поспевали вовремя.

После почти месячной передышки, японцы вновь ощутили на себе всю мощь ударов американских авианосных соединений, начавших штурмовать центральный район Маршалловых остро­вов — атоллы Кваджалейн, Рой, Намюр, Маджуро почти 700 са­молетами с 12 авианосцев. Японская базовая авиация смогла противопоставить этим силам лишь около 100 машин. В частности, 752-я авиагруппа располагала соответственно 12, девятью и шестью самолетами на атоллах Руотто, Тароа (Малоэлап) и Эниветок, а 753-я тремя и девятью G4M на Руотто и Эниветок. Кроме того, в соседних районах — на Труке и Тиниане — базировались 755-я авиагруппа, располагавшая 10 и 18 G4M на указанных островах соответственно, а на Вотье — девять палуб­ных торпедоносцев B6N из состава 531-й авиагруппы.

Истребительная авиация была представлена 30 А6М из со­става 201-й авиагруппы, базировавшимися на Сайпане, полу­сотней машин из 204-й авиагруппы на Труке, еще столько же из состава 252-й авиагруппы находилось на Тароа и, наконец, 20 «Зеро» 281-й группы «сидели» на Руотто.

Удар по Маршалам был спланирован американским командова­нием так, чтобы застать противника врасплох в том месте, где он атаки не ожидает. И цель была достигнута — обойдя сильно укреп­ленные острова восточной группы (Тароа и Мили), американцы атаковали 31 января 1944 г. не обороняемый атолл Маджуро, а 1 февраля высадили десант на Кваджалейн, где находился 8-тысяч­ный гарнизон. Свое превосходство в воздухе американцы обеспе­чили благодаря непрерывным ударам по аэродромам на Марша­лах начиная с 29 января, так что концу этого дня в этом районе у японцев практически не осталось боеготовых машин. 31 января, с началом высадки американцев, японское командование попыта­лось подбросить на угрожающий участок самолеты с острова Трук, но плохая подготовка экипажей привела к потере девяти из них, ко­торые числятся пропавшими без вести во время перелета. Любо­пытно, что американцы на их уничтожение также не претендуют.

К 4 февраля были захвачены острова Рой, Намюр, Кваджалейн и Маджуро, при этом противодействие японской авиации было ни­чтожным, а 16 февраля американская палубная авиация нанесла мощный удар по крупнейшей военно-морской базе на о.Трук, отку­да японцы загодя успели вывести основную часть своего надвод­ного флота в Палау. Тем не менее, потопленными оказались два крейсера и четыре эсминца, 26 торговых судов и танкеров, а общие потери авиации на земле и в воздухе превысили 250 машин.

Японцы, собравшись с силами, бросили в контратаку 17-го числа два G4M из 753-й авиагруппы, три машины из 755-й, дис­лоцированных на о.Трук и шесть самолетов из 755-й авиагруппы с Тиниана. 18 февраля налеты были продолжены, но единствен­ным результатом этих действий стало повреждение 17 февраля авианосца «Интрепид», получившего попадание торпеды. Опла­чивать этот успех пришлось значительными потерями в самоле­тах и экипажах, чья деятельность, как и в предшествующих боях, свелась к булавочным уколам мелких групп торпедоносцев, ко­торые как москиты пытались просочиться сквозь мощное истре­бительное прикрытие к американским кораблям под покровом темноты. Малоэффективность такой тактики, явившейся следст­вием огромного перевеса противостоящих сил, родило вскоре в воспаленных мозгах японского командования бредовую идею применения тактики массовых самоубийственных атак. Косну­лась она и экипажей G4M, но об этом будет рассказано ниже.

23 февраля авианосное оперативное соединение американ­цев нанесло удар по центру новой японской линии обороны в Ти­хом Океане — Марианским островам, куда накануне начали при­бывать авиационные подкрепления 1-го Воздушного Флота. Днем 22 февраля поплавковые разведчики Е13А из 952-й авиа­группы, входившей в состав 5-го Базового авиасоединения, об­наружили противника в 420 милях к востоку от Сайпана. Дисло­цированные на Тиниане 755, 753, 751-я и 761-я авиагруппы были брошены в атаку. Первыми в 17:00 вылетели для удара по кораб­лям противника 16 G3M и G4M из состава 761-й авиагруппы, при этом пять из них вынуждены были вскоре возвратиться на базу из-за различных неполадок. Экипажи оставшихся 11 машин, об­наружили около 20:00 американские силы и попытались выйти в торпедную атаку, но, перехваченные палубными истребителями, потеряли семь машин и успеха не добились.

В 20:30 в атаку вылетели пять G4M из 753-й авиагруппы и око­ло 22:00 безуспешно атаковали обнаруженные корабли против­ника, потеряв от зенитного огня и ночных перехватчиков четыре самолета. Затем, в 00:28 23 февраля, с Тиниана вылетела третья волна атакующих в составе двух самолетов 755-й авиагруппы и шести из 751-й, которые в 03:25 начали торпедную атаку. На ба­зу не вернулись две машины, а общие потери базовой бомбар­дировочной авиации к исходу дня 23 февраля, оказались просто катастрофическими.

Особенно досталось 761-й группе, имевшей утром 22 февра­ля на Тиниане 32 G4M и семь G3M, но потерявшей в ходе боевых вылетов 20 G4M, а в результате налетов американской палубной авиации и все оставшиеся. 751-я авиагруппа в результате бое­вых действий к ночи 23-го числа потеряла 11 «Бэтти» из 15, а 755-я группа располагала на тот же момент лишь пятью машина­ми. В который раз отчаянные усилия японцев не дали практичес­ких результатов, а передовые силы 1 -го Воздушного флота, при­бывшего на Марианы 20 февраля, понесли столь значительные потери, что еще долго не могли быть полноценно задействованы в последующих кампаниях.

Результатом февральских боев стал крупный прорыв в центре японского оборонительного пояса, лишение о. Трук статуса глав­ной базы японского флота и передовой базы снабжения, что приводило к практически полной изоляции Рабаула и общему ослаблению японских позиций, и, в частности, базовой авиации на Соломонах и на Новой Гвинее.

В феврале на совещании Императорской Ставки был признан оборонительный характер предстоящих боевых действий, а в на­чале марта были сформулированы основные положения плана операции «Z», учитывавшего серьезное значение фронта в цент­ральной части Тихого океана и ограничившегося лишь общими оперативными указаниями на случай нападения сил вражеского флота на внутреннюю линию обороны. Изданная ставкой 22 марта директива по плану операции «То» спе­циально предусматривала применение ба­зовой морской авиации на островах метро­полии для перехвата и уничтожения сил вторжения, но опять-таки носила довольно общий характер, что было связано с невоз­можностью разработать конкретные и по­дробные планы из-за отсутствия необходи­мых сил как базовой, так и палубной авиа­ции, находившихся в состоянии доукомп­лектования и подготовки.

А тем временем, американцы в начале марта развернули крупное авиационное на­ступление, используя тяжелые бомбарди­ровщики В-24 для ударов по о. Трук и За­падным Каролинским островам, имея це­лью уничтожение авиации противника на этих островах и уменьшение их пригоднос­ти в качестве транзитных пунктов для пере­броски авиации и предметов снабжения к передовым базам. Японцы пытались огры­заться, нанося удары по американским аэродромам на захваченных накануне атоллах в группе Маршалловых островов. Так, 8 марта в 23:00 вечера с острова Трук вылете­ли 20 G4M из 706-го отряда 755-й авиагруппы, шесть из которых несли торпеды, а 14 — бомбы. В 01:10 ночи следующих суток они атаковали якорную стоянку у острова Браун и аэродромы на ост­ровах Эниветок и Энчерби, вернувшись на базу без потерь. Вновь докладывалось о потоплении крупного транспорта и торпедиро­вании двух крейсеров, возникновении многочисленных пожаров на атакованных аэродромах, но и на этот раз американские ис­точники умалчивают о каких-либо потерях или повреждениях сво­их кораблей в тот день.

В конце марта американцы намеревались нанести удар по но­вой стоянке крупных японских боевых кораблей у о. Палау в груп­пе Западных Каролинских островов, для чего было задействова­но 58-е оперативное соединение в составе 11 быстроходных авианосцев и отряда кораблей поддержки. Начало налетов па­лубной авиации планировалось на 30 марта, но внезапности до­стичь не удалось, поскольку японская воздушная разведка еще 28-го обнаружила подходящие силы противника. Вечером 29 марта в атаку были брошены пять торпедоносцев и три самолета поддержки (осветители и постановщики радиолокационных по­мех) из 761-й авиагруппы, плюс три торпедонесущих G4M из 751-й авиагруппы. Платой за мнимое потопление двух кораблей и повреждение еще двух была потеря шести «Бэтти».

На рассвете 30 марта американская палубная авиация обру­шилась на аэродромы острова Палау, причем под удар попала 761 -я авиагруппа, планировавшая боевой вылет в 03:00 утра того же дня, но задержавшаяся на земле из-за поломок двигателей двух ведущих машин. В результате в воздух поднялись только два G4M, вместо планировавшихся 11, при поддержке шести G4M авиагруппы «Йокосука». Опять по возвращении с задания докла­дывалось о потоплении трех кораблей противника ценой потери одного самолета, но американская сторона факт гибели своих су­дов в тот день не отмечает. В семь часов вечера с о. Гуам вылете­ли для удара по противнику шесть торпедоносцев и два самолета поддержки из 755-й авиагруппы, потеряв в результате атаки пять машин и не нанеся противнику ущерба. 31 числа 761-й, 755-я и авиагруппа «Йокосука» вели безуспешный поиск противника, в то время как американская палубная авиация буквально стирала с лица земли аэродромы на островах Улити, Яп и Нгулу. 1 апреля был атакован остров Волеай. В результате четырехдневного сра­жения участвовавшие в отражении американских атак три авиа­группы потеряли в общей сложности 41 бомбардировщик G4M, не нанеся противнику сколько-нибудь значительного ущерба.

Пытаясь ограничить постоянное воздушное давление на о. Трук японское командование спланировало и 14 апреля осуще­ствило налет на базы американской тяжелой авиации на о. Бра­ун и островах Адмиралтейства, перебросив в тот же день три G4M из 701-го отряда 755-й авиагруппы с о. Гуам и шести само­летов 706-го отряда той же авиагруппы, дислоцированного на о. Чуньдао. Вылетев с Трука в 17:30 эти силы достигли своих целей в 21-40 и нанесли бомбовый удар по аэродромам о. Браун, Эни­веток и Энчерби, вызвав пожары и разрушения.

Пока происходили все эти события, на Новой Гвинее Импера­торская пехота, поддержанная флотской и армейской авиацией, довольно успешно сдерживала натиск австралийских и амери­канских войск. Однако за первые четыре месяца 1944 г. экипажам японских бомбардировщиков-торпедоносцев почти нечем было похвастать и в этом районе. Лишь 10 февраля ими было повреждено танкодесантное судно «1ST 170».

Между тем затяжной характер боевых действий на острове явно не вписывался в планы союзников и на конец апреля амери­канское командование запланировало захват порта Холландия, для чего требовалось нейтрализовать крупный опорный пункт японцев в Веваке. Японцы ожидали нападения, но их силы в этом районе были слишком малы, чтобы организовать серьезное со­противление. Тем не менее, когда стало ясно, что объектом на­ступления станет именно порт Холландия, был введен в дейст­вие план операции «Z1». 21 апреля началась высадка американ­ского десанта и удары палубной авиации по аэродромам в райо­не Холландия и на островах Вакде. Ближайший пункт дислокации японской базовой бомбардировочной авиации находился на са­мой северной оконечности Новой Гвинеи в Соронге, где распо­лагалась 732-я авиагруппа, а на острове Пелелиу был развернут отряд «Умэда», сформированный из шести G4M 761-й авиагруп­пы и семи самолетов 755-й.

23 апреля это подразделение было переброшено в Соронг и в тот же день вылетело совместно с 732-й авиагруппой на поиск противника, но успеха не достигло. На следующий день семь ма­шин отряда «Умэда» и четыре 732-й группы совершили новый безуспешный вылет, потеряв семь экипажей. 27 апреля восемь самолетов из 732-й группы совершили ночной вылет с острова Биак. По возвращении экипажи докладывали о потоплении крей­сера и транспорта ценой потери трех машин, но на самом деле ими был поврежден только транспорт «Итэмин» (АК-93). Амери­канские войска закрепились на плацдарме и 58-е оперативное соединение ушло от берегов Новой Гвинеи. Впрочем, несмотря на очевидную бесперспективность сопротивления в этом райо­не, экипажи базовых бомбардировщиков продолжали действо­вать на данном направлении, оказывая поддержку своим силам, и 4 июня повредили два легких крейсера «Нэшвилл» и «Феникс», а 12-го числа их жертвой стал эсминец «Кэлк» (DD-611).

27 мая 1944 г. после двухчасовой артиллерийской подготовки американские морские пехотинцы высадились на остров Биак, где имелось несколько очень нужных американцам взлетно-по­садочных полос, с которых могли бы действовать тяжелые бом­бардировщики. Поскольку подготовка высадки проводилась в спешке, янки, недооценив численность японского гарнизона, по­лучили спустя день серьезный отпор и увязли в тяжелых боях до начала июля. Отчаявшись добиться успеха, американцы высади­лись 2 июля на остров Ноэмфор и к исходу дня 6-го числа захва­тили все три имевшиеся на нем аэродрома.

Японская морская авиация на протяжении всего периода бо­ев за Биак действовала малоэффективно и ее начальная актив­ность быстро сошла на нет. 27 мая размещенной в Манадо на о. Целебес 753-й авиагруппе было приказано выдвинуться в Вазиле на о. Хальмахера для поддержки базировавшейся там 732-й группы, которую также планировалось использовать для ночной торпедной атаки. Однако, из-за плохих погодных условий вылет был отложен до вечера следующего дня, когда в 22:30 в воздух поднялись десять G4M из 732-й и шесть из 753-й авиагрупп, при­чем только десять из всех участвовавших в налете на американ­ские корабли машин были вооружены торпедами. Остальные шесть выполняли функции осветителей и постановщиков помех.

В 04:10 утра 29 мая началась торпедная атака, не принесшая никаких результатов, за исключением потери двух самолетов. Еще четыре получили серьезные повреждения. Восемь из деся­ти оставшихся в строю G4M сразу после возвращения были на­правлены в Манадо из-за отсутствия на базе Вазиле торпед и ос­ветительных бомб.

30 мая вместе с прибывшим подкреплением эти самолеты вернулись в Вазиле, а ночью 31-го пять торпедоносцев и два ос­ветителя атаковали корабли противника у южного побережья о. Биак, потеряв одну машину. Количество боеготовых машин в авиагруппах неуклонно снижалось и 5 июля на задание смогли вылететь два торпедоносца и один бомбардировщик 732-й груп­пы, а также один торпедоносец 753-й (который предварительно перебазировался в Соронг) и в полночь начали атаку на корабли противника, заявив по возвращении о потоплении крейсера и эсминца, что документально не подтверждается.

Таким образом, в очередной раз японская базовая авиация, когда-то столь могущественная, продемонстрировала свое пол­ное бессилие в попытках противостоять американской военной мощи. Распыление сил, отсутствие точных данных о намерениях противника, слабая подготовка летного и технического состава, ухудшение снабжения как следствие целенаправленных дейст­вий американской авиации и подводных лодок по уничтожению транспортных судов — все это превращало боевую активность японской авиации в бесплодные попытки, напоминающие удары кулака по каменной стене.

Между тем атака острова Биак дезориентировала японское командование, посчитавшего этот район целью предстоящего наступления американцев, что отвлекло часть сил от действи­тельного объекта нового нападения — Марианских островов, судьба которых была предрешена, поскольку их стратегическое значение было трудно переоценить. Этот естественный остров­ной барьер позволял японцам перебрасывать базовую авиацию с территории метрополии в любой район западной части Тихого океана и, таким образом, сосредотачивать воздушные силы, способные взаимодействовать с уцелевшими соединениями надводных кораблей в пределах своего радиуса действия. Для американцев захват Мариан открывал прямой путь на север к собственно Японским островам и на запад — к Филиппинам, Формозе и побережью Китая, обеспечивая крупный прорыв вну­треннего кольца обороны Японской Империи.

3 мая заступивший в должность новый Главком Объединенно­го флота адмирал Тоеда (заменивший погибшего в авиакатаст­рофе адмирала Кога) получил от Императорской Ставки дирек­тиву, содержащую план операции «А». Сущность его сводилась к приведению в полную боевую готовность береговой авиации к концу мая и введение ее в действие только в том районе и в та­кой момент, когда было возможно максимально эффективное применение этих сил. Первоначально на Марианах и в прилега­ющих районах предполагалось сосредоточить около 1400 бое­вых самолетов. В действительности же японцы смогли наскрес­ти лишь около 600, да и то за счет переброски авиатехники на уг­рожаемое направление из других районов.

В последних числах мая на о. Иводзима базировалось шесть G4M из 755-й группы, на Тиниане имелось 12 G4M из состава 761 -и группы, на Пелелиу — шесть машин из 761-й группы и 12 торпе­доносцев из 755-й группы находились на Гуаме. Кроме того, на Ма­рианских и Западных Каролинских островах было размещено око­ло 350 истребителей. Сухопутные силы были представлены 32-ты­сячной группировкой на Сайпане, 9-тысячным гарнизоном на Ти­ниане и 18 тысячами штыков, имевшихся на Гуаме. Императорский флот имел в этом районе надводные силы, состоявшие из трех со­единений под общим командованием вице-адмирала Озава. Глав­ные силы под командованием адмирала Курита насчитывали пять линкоров, три легких авианосца, 18 крейсеров и 10 эсминцев. Опе­ративное соединение под личным командованием Озавы состояло из трех тяжелых авианосцев и такого же числа легких, одного крей­сера и 15 эсминцев. Третья группа состояла из танкеров и кораб­лей эскорта. Все эти силы планировалось использовать для контр­удара, после того как в ловушку должны были попасть американ­ские авианосцы. Последние, по мысли японских штабистов, зажа­тые в клещи флотом Озава и береговой авиацией, должны были быть на этот раз непременно уничтожены.

6 июня из базы о. Маджуро вышло американское 58-е авиа­носное оперативное соединение, в задачу которого входило на­нести 12-го числа мощный авиаудар по островам Тиниан, Сай­пан, Гуам и Рота, но, в связи с изменившимися обстоятельства­ми, операция началась на день раньше, когда с авианосцев, на­ходящихся в точке, равноудаленной от объектов атаки на 200 миль, около 13:00 11 июня, были подняты 225 истребителей, атаковавших аэродромы на Гуаме, Тиниане и Сайпане.

Несмотря на то, что японская разведывательная авиация обна­ружила противника утром того же дня, никаких мер к отражению атаки принято не было, поскольку Императорская Ставка посчитала действия американских авианосцев диверсионным рейдом с целью отвлечения японских сил от района острова Биак. Поэтому начало операции «А» было задержано до 13-го числа, а до этого момента попытки атаковать противника предпринимались ограниченным числом базовых бомбардировщиков. Так, вылетевшие с Гуама по­здним вечером 11 июня семь самолетов 755-й авиагруппы около 02:20 12-го числа начали торпедную атаку, результаты которой ос­тались неизвестны. Возвратившись на Иводзиму, G4M были снова переброшены на Гуам, откуда пять машин совершили повторный боевой вылет, в ходе которого было потеряно три самолета.

Находясь под почти непрерывными воздушными атаками па­лубной авиации, 13 июня 755-я авиагруппа сумела послать в бой лишь три G4M с о. Иводзима через Гуам и перед рассветом 14-го числа была проведена торпедная атака, в ходе которой, по опти­мистическим утверждениям двух возвратившихся экипажей, был потоплен крейсер противника. А 15 июня началась десантная операция американской морской пехоты по высадке на о. Сай­пан, поддержанная авиацией двух авианосных оперативных со­единений, штурмовавшей побережье.

Развернутые на островах Иводзима, Пелелиу, Тиниан, Трук 755-я, 761-я авиагруппы и авиагруппа «Йокосука» в первый пе­риод сухопутных боев в следствии значительных потерь занима­лись исключительно разведкой, предоставив атаковать боевые корабли и десантные суда американцев размещенным на ост­ровных базах палубным пикирующим бомбардировщикам D4Y «Джуди», торпедоносцам B6N «Джил» и новым морским двухмо­торным бомбардировщикам P1Y «Франсис». На Тиниане и на восточнокаролинском острове Кадэсима дислоцировалась соответственно 503-я и 523-я авиагруппа, имевшие в своем соста­ве более сорока D4Y каждая. На острове Харусима находились 12 торпедоносцев B6N из состава 551-й авиагруппы, а на Гуаме базировалась 521 -я авиагруппа, имевшая в своем составе более 60 P1Y. Все эти силы в период с 15 июня до 7 июля совершили ряд налетов на американские корабли в районе острова Сайпан и на захваченный плацдарм на самом острове.

Силы союзников, атаковавшие Марианы, были огромны и насчитывали 12 тяжелых и 15 эскортных авианосцев, 12 линко­ров, 32 крейсера и 69 эсминцев. Общее количество американ­ских палубных самолетов достигало 956, а численность десант­ных сил составляла 130 тыс. человек.

Еще 14 июня американская подводная лодка донесла о выхо­де крупных морских сил японского флота с якорной стоянки в Тави-Тави, и направлявшихся к центральным Филиппинским ост­ровам. Американцы начали подготовку к морскому сражению, собрав к 18 числу все силы в кулак к западу от Мариан. 15 июня американские подлодки сообщили о проходе крупных надвод­ных сил японцев через пролив Сан-Бернардино, а затем контакт с противником был надолго потерян, что дало последнему пре­имущество нанесения первого удара.

Первые налеты начались 17 июня, входе которых экипажи базо­вых бомбардировщиков повредили эскортный авианосец «Фэншэу Бэй». На следующий день «Бэтти» попробовали на прочность обо­рону группы обеспечения, которая не могла быть слишком серьез­ной, в результате чего бомбовые попадания получили танкеры «Нешаник» (АО-71) и «Сэрэнэйк» (АО-74). Однако это была прелюдия.

Утром 19-го с островов волна за волной ринулось в атаку на американские корабли небывалое доселе число самолетов. Од­нако янки были в полной боевой готовности: усиленные патрули истребителей бороздили небо как над кораблями, так и на уда­лении нескольких десятков миль от оперативных соединений. За исключением выдвинутых на предел визуальной видимости эс­минцев радиолокационного дозора, остальные корабли образовывали плотные ордеры, ощетинившиеся сотнями стволов 127-, 40- и 20-мм зенитных орудий. С учетом невысокого уровня под­готовки нападавших, указанные обстоятельства привели к тяже­лейшим потерям в их рядах.

Начавшееся массовое избиение японской авиации, назван­ное позже «Охотой на марианских индюшек» характеризовалось колоссальным количеством уничтоженных японских самолетов при минимальных американских потерях. Начиная с 05:00 утра 19-го числа в воздух начали поднимать палубные самолеты фло­та Озавы и после 11:00 первая группа атаковала 58-е оператив­ное соединение американцев, а за ней последовали еще три ударные группы, с большими потерями прорывавшиеся через истребительное прикрытие авианосцев и невероятно плотный заградительный зенитный огонь.

Тем не менее, бомбовые попадания получил американский лин­кор «Саут Дакота», от близких разрывов пострадали линкор «Инди­ана» и авианосец «Банкер Хилл», а экипажи «Бэтти» повредили тя­желый крейсер «Миннеаполис». Между тем, американские подвод­ные лодки «Альбакор» и «Кавэлла» сумели потопить два японских авианосца — «Тайхо» и «Секаку», причем самолетов на них уже не было. На остальные японские авианосцы вернулось после боя сов­сем немного машин, но Озава предположил, что большинство его самолетов приземлилось на Гуаме и решил остаться в районе боевых действий, что бы с их помощью возобновить атаки на следую­щий день. Оптимистические доклады вернувшихся из боя экипа­жей о множестве потопленных и поврежденных кораблей против­ника вдохновили адмирала на продолжение борьбы.

Ответный удар последовал уже на следующий день, 20-го числа, когда японские авианосцы были атакованы 216 палубны­ми самолетами, противопоставить которым их команды могли только 75 своих. В результате был потоплен торпедами авианосец «Хие», получили повреждения авианосцы «Дзунье», «Дзуйкаку», «Тиеода», линкор «Харуна» и крейсер «Майя». Итогом сраже­ния стала потеря, помимо прочего, 395 из 430 палубных самоле­тов флота Озава при том что противнику был нанесен незначи­тельный урон.

«Бетти», судя по косвенным данным, также понесли столь су­щественные потери, что командование вынуждено было привле­кать для ударов по противнику силы 755-й авиагруппы, частично размещенные на о. Трук и совершавшие оттуда налеты на захва­ченный американцами на Сайпане аэродром Аслито 24, 26 и 28 июня. Поздним вечером 22 июня налет на якорную стоянку у Сай­пана Чаранканоа совершили четыре торпедоносца 755-й группы с острова Трук. Один G4M сумел незамеченным выйти на пози­цию сброса торпеды в тот момент, когда американские суда бы­ли хорошо видны в свете сброшенной ранее осветительной бом­бы и прицельно сбросить торпеду. Взрыв потряс линкор «Мэриленд», но аварийные партии быстро заделали пробоину, и ко­рабль вернулся в базу своим ходом.

Около полуночи 23 июня семь G4M из 755-й авиагруппы взле­тев с острова Иводзима снова нанесли бомбовый удар по якор­ной стоянке у Чаранканоа, добившись одного попадания в крей­сер «Луисвилл», а 24-го в 00:52 G4M с острова Трук отбомбились по этой же цели, повредив несколько транспортных судов. 26 ию­ня торпедоносцы повредили транспорт «Меркурий» (АК-42), но к этому времени американцы постепенно освоили методику при­крытия своих кораблей дымовыми завесами, а для перехвата вражеских бомбардировщиков начали применять с аэродрома Аслито ночные истребители Р-61 «Блэк Уидоу».

Между прочим, весьма лестную характеристику последним модификациям «Бетти» дал американский морской летчик Map-вин Новак, который описал, как в ходе одного из боевых вылетов во время кампании на Марианах его звено из четырех «Хэллкэтов» перехватило летящий на высоте нескольких метров над по­верхностью моря G4M. Истребители атаковали свою жертву со всех направлений, причем ответного огня не было и американ­ские летчики имели возможность тщательно целиться. Израсхо­довав почти весь боезапас, шокированные американцы с недо­умением следили за продолжавший полет самолетом и лишь спустя еще 12 минут, как бы под весом попавших в нее крупнока­либерных пуль, «Бетти» рухнула в море и взорвалась.

7 июля закончилось организованное сопротивление японских частей на Сайпане, упорный характер которого сорвал планы американского командования на почти одновременные высадки на Гуам и Тиниан. Надо отметить, что накануне этого события, 6 июля, покончил с собой один из старших командиров на острове — адмирал Нагумо, пытавшийся таким образом вдохновить свои войска на последнюю контратаку. Как бы там ни было, но воины Микадо под его командованием серьезно замедлили реализацию планов американского командования, которое смогло приступить к захвату Тиниана лишь 21 июля. Кстати, бои за этот остров харак­теризовалась практически полным отсутствием противодействия со стороны базовой авиации японцев. Тем не менее, оба этих пункта перешли под контроль американцев только к сентябрю.

Итогом кампании стало, помимо прочего, существенное ос­лабление японской морской авиации вследствие серьезных по­терь. И хотя самолетный парк удалось восстановить уже к осени, пополнить личный состав подготовленными пилотами оказалось невозможно. В стратегическом же отношении потеря Мариан от­крыла противнику путь к Филиппинам с перспективой отрезать Империю от источников нефти в Голландской Восточной Индии, что еще более ухудшало и без того нелегкое в этом отношении положение Армии и Флота (вызванное высокими потерями тан­керного тоннажа), причем последний вынужден был использо­вать в качестве главной базы Сингапур — поближе к скважинам, но слишком далеко от районов активных боевых действий.