КРЕЙСЕРЫ НЕВСКОГО ЗАВОДА: КОНСТРУКЦИЯ И ПОСТРОЙКА

Пока шли переговоры между фирмой "Ф.Шихау", Морским министерством и правлением Невского завода, финансовое положение "семянниковцев" все более ухудшалось: выявились неразбериха в делах и недостача больших денежных сумм. Летом 1900 года состоялся суд над С.И.Мамонтовым и его ближайшими компаньонами, двумя сыновьями и двумя родственниками: они обвинялись в обмане и жульничестве, финансовых злоупотреблениях. Благодаря защите знаменитого адвоката Ф.Н.Плевако, акционеров оправдали, но имя завода было скомпрометировано. Правительство, стремясь сохранить достаточно современный завод необходимый для выполнения большого объема важных и неотложных заказов, перекупило большинство акций, и завод стал принадлежать Товариществу Невского судостроительного и механического завода, за спиной которого стоял Государственный банк.

Все эти перипетии вызывали вполне объяснимое недоверие Морского министерства к Невскому заводу. Подготовленный контракт на постройку двух крейсеров II ранга не торопились заключать, и работы по первому кораблю велись "во исполнение наряда от 7 апреля 1900 года на постройку двух крейсеров". 4 августа Морское министерство назначило наблюдающим за постройкой кораблей на Невском заводе младшего судостроителя Усова.

Определенные опасения вызывала у П.П.Тыртова и возможность достижения фирмой "Ф.Шихау" обещанных качеств строящегося в Данциге крейсера, поэтому 1 2 сентября 1900 года он распорядился до испытания сНовика" заказать Невскому заводу только один крейсер, так как могла обнаружиться "потребность внесения определенных изменений в проект, однако изменений в типе корпуса или машин никак не предвидится".

Тем временем постройка корпуса первого крейсера шла своим чередом. 8 ноября завод сообщил в ГУКиС, что изготовлена деревянная модель корабля, идет разбивка на плазе носовой и кормовой частей, заготавливаются материалы. Определенные проблемы вызвал вопрос об изготовлении механизмов. Так как Невский завод не имел опыта в постройке подобных машин и котлов, Морское министерство разрешило ему заказать механизмы фирме "Ф.Шихау", но правление завода, стремясь приобрести опыт выполнения сложных работ, вело переговоры о заказе только двух машин, с тем чтобы третью построить в Петербурге по германским чертежам. Однако оказалось, что фирма "Ф.Шихау" и для "Новика" почти все детали механизмов заказывала разным заводам, поэтому после десяти недель переговоров 15 ноября правление сообщило в ГУКиС, что отказывается строить машины и котлы в Германии. Ответом фирмы "Ф.Шихау" стала задержка передачи чертежей по механизмам, которые поступили в ГУКиС только 1 8 апреля следующего года...

27 января 1901 года правление Невского завода направило на утверждение в ГУКиС проект договора и спецификацию на постройку крейсеров типа "Новик".

Согласно спецификации водоизмещение крейсера составляло 31 30 т, длина между перпендикулярами - 1 06 м, ширина - 1 2,2 м, осадка в полном грузу - 5 м. Форштевень и ахтерштевень изготавливались из литой стали, рулевая рама - "из одного куска" литой стали, между обшивкой руль заполнялся лиственницей или смолистой сосной. Вертикальный киль имел высоту 1 080 мм и толщину 1 2 мм, по его верхней кромке приклепывались два непрерывных угольника размерами 80 х 80 х 10 мм, прикреплявшихся к внутреннему дну, к нижней кромке - два непрерывных угольника размерами 1 20 х 1 00 х 1 2 мм, склепанных с плоским килем.

С каждого борта имелось по четыре стрингера (1 -й и 2-й - непрерывные, 3-й и 4-й - вставлялись между шпангоутами) толщиной 7 мм на протяжении машинных и котельных отделений и 6 мм - в носу и корме. 2-й стрингер ограничивал двойное дно и был водонепроницаемым. Двойное дно предусматривалось только в районе машинных и котельных отделений (40-137 шп.). Водонепроницаемая обшивка внутреннего дна имела толщину 7 мм. Шпация составляла 600 мм.

Бимсы под верхней и броневой палубами изготавливались из U-образных балок и помещались через шпангоут. Палубный настил предполагалось выполнить из линолеума.

Броневая палуба шла по всей длине от тарана до ахтерштевня и имела скосы, примыкавшие к борту ниже ватерлинии на 1 300 мм; она состояла из двух слоев - нижнего, выполненного из судостроительной стали (толщина на скосах 15 мм, горизонтальной части 10 мм), и верхнего из броневой стали (толщина соответственно 35 и 20 мм). Боевая рубка защищалась 30-мм броней.

Водонепроницаемые переборки под броневой палубой находились на 24, 40, 54, 56, 66, 76, 78, 92, 94, 104, 1 14, 1 17, 127, 137, 141, 156 и 166шл" надней -на 19, 30, 40, 54, 76, 94, 1 14, 1 37 и 156 шп.

Главную энергетическую установку составляли три вертикальные четырехцилиндровые паровые машины общей мощностью 17 000 л.с. (диаметр 1-го цилиндра - 760 мм, 2-го - 1160 мм, 3- и 4-го - по 1 260 мм, коленчатого вала - 280 мм, ход поршней - 900 мм) и 1 2 водотрубных котлов системы Шихау (44 топки, рабочее давление пара - 1 8 кгс/см2, общая нагревательная поверхность - около 4600 м2, площадь колосниковых решеток -около 80 м2). Гребные винты изготавливались из марганцовистой бронзы.

Мощность машин должна была обеспечить достижение кораблем скорости 25 уз.

На крейсере предусматривалось установить четыре динамо-машины: две по 320 Аи две по 240 А, напряжение в бортовой сети равнялось 1 05 В.

Вооружение составляли шесть 1 20-мм орудий Канэ с длиной ствола 45 калибров, шесть 47-мм одноствольных пушек Гочкиса, одно 63,5-мм десантное орудие Барановского, одна 37-мм одноствольная пушка Гочкиса для установки на гребных судах, два 7,62-мм пулемета на боевом марсе, пять надводных 381-мм торпедных аппаратов (четыре бортовых и кормовой) для стрельбы 17-футовыми минами Уайтхеда образца 1 898 года "Л", два метательных аппарата на катерах, 25 мин заграждения.

Крейсер предполагалось оснастить тремя 75-см прожекторами системы Манжена, паровым брашпилем на верхней палубе под полубаком, пожарной системой из двух насосов Стона на броневой палубе, водоотлизным устройством (в каждом машинном и котельном отделении - по одному турбонасосу).

Перечень плавсредств включал в себя два 28-футовых катера (один паровой, второй - со спиртомотором Луцкого), 16-весельный барказ, ] 2-весельный рабочий катер, 12-весельный офицерский катер, два 6-весель-ных вельбота.

Фактически постройка корпуса первого крейсера (впоследствии получившего имя "Жемчуг") началась 19 января 1901 года.

В феврале 1901 года правление Невского завода представило измененный вариант контракта на постройку только одного крейсера, но 16 марта П.П.Тыртов наконец решил вопрос о количестве предполагаемых к постройке кораблей, распорядившись заказать заводу два крейсера одновременно.

Назначенный 22 марта 1901 года наблюдающим за постройкой крейсеров на Невском заводе капитан 2 ранга П.П.Левицкий' сразу обратил внимание на отсутствие значительной части чертежей, которые обязалась постсвить фирма "Ф.Шихау". Это вызвало возмущение управляющего Морским министерством: "...где же чертежи механизмов? Ведь "Новик" скоро будет плавать в Тихом океане..."

3 мая 1901 года "Новик" вышел на первую заводскую пробу, поэтому, по мнению председателя МТК вице-адмирала Ф.В.Дубасова, "представляется нежелательным приступить к постройке двух крейсеров, не выждав полного и всестороннего испытания крейсера "Новик"". Для наблюдения за испытаниями в Германию были командированы старший помощник судостроителя Р.М.Ло-вягин и старший инженер-механик Н.И.Ильин.

В августе ГУКиС утвердило технические условия на броню. Для горизонтальной части палубы она изготавливалась из мягкой стали, на скосах - из экстрамягкой никелевой стали; из такой же стали толщиной 30 мм выполнялись крышки комингсов над машинными отделениями, комингсы машинных люков - из 55-мм крупповской нецементированной стали, такую же сталь толщиной 30 мм предусматривали для боевой рубки, трубу для кабелей изготавливали из пушечной стали.

22 сентября 1901 года начальник ГУКиС вице-адмирал В.П.Верховской и председатель правления Невского завода Н.И.Белюстин подписали, наконец, контракт на постройку двух крейсеров типа "Новик". Первый крейсер должен был быть готов к испытаниям через 28 месяцев после окончательного утверждения спецификации и чертежей (1 июня 1901 года), второй - через 36 месяцев. Спецификация претерпела изменения:

  • вместо 63,5-мм десантного орудия Барановского предусматривалась еще одна 37-мм пушка, от метательных аппаратов и мин заграждения отказались, предполагалось установить одинаковые динамо-машины по 320 А.

    Еще во время рассмотрения спецификации специалисты МТК, изучая чертежи "Новика", обратили внимание на то, что котлы, холодильники и патронные погреба примыкали "вплотную к бортам", оставаясь, таким образом, практически без защиты. Для исправления этого они предложили увеличить ширину корпуса на 0,6 м, что уменьшало скорость до 24 уз, но ГУКиС и управляющий Морским министерством оставили предложение без внимания (существует, правда, свидетельство генерал-майора М.М.Египтеоса, в то время - старшего судостроителя Невского завода, что ширина корпусов была все-таки увеличена, но документальных подтверждений этому в архивах пока не обнаружено).

    Самое существенное изменение проекта предложил наблюдавший за изготовлением механизмов и котлов на Невском заводе старший инженер-механик Н.И.Ильин. Побывав на испытаниях "Новика" в Данциге, он обратился к главному инспектору по механической части на флоте генерал-майору Н.Г.Нозикову: "Признавая некоторые преимущества за котлами "Шихау" в смысле достижения более полного сгорания в них топлива, нельзя не обратить внимание и на некоторые отрицательные их качества", из которых выделил такие, как недоступность к котлам для тщательной их чистки, затруднительность перемычки и забивки водогрейных трубок, чрезмерную их кривизну, способствующую частому их перегоранию. Следует отметить, что все эти недостатки котлов Шихау выявились на "Новике" уже в ходе Русско-японской войны. Далее Н.И.Ильин писал: "Опыт эксплуатации котлов Ярроу, как в английском, так и в отечественном флоте на миноносцах, показал их несомненные достоинства..."

    Это предложение являлось весьма выгодным для Невского завода, позволяя ему использовать уже имеющийся задел по котлам, подготовленный, в свое время, для строительства крейсеров по своему проекту. МТК и ГУКиС в январе 1902 года приняли убедительно аргументированное предложение Н.И.Ильина: вместо 1 2 котлов Шихау решили установить 16 котлов Ярроу. Разместили их в шести котельных отделениях: в двух носовых по два котла, в остальных - по три котла. Общая нагревательная поверхность котлов составила 4386 м2, площадь колосниковых решеток - 74,5 м2, рабочее давление пара - 1 8 кгс/см2, число топок - 32. Менявшееся из-за этого расположение люков, горловин и шахт вызвало, в свою очередь, изменение связей подкрепления корпуса; в частности, взамен предполагавшегося "листового сплошного стрингера" пришлось применить более тяжелую конструкцию "раскосных бортовых стрингеров". Так как площадь нагревательной поверхности по сравнению с котлами Шихау сокращалась на 3%, с завода снималась ответственность за достижение скорости хода 25 уз и предусматривались штрафы только за скорость ниже 24 уз. Кроме того, установка котлов системы Ярроу заставила уменьшить размеры продольных угольных ям под броневой палубой и сделать выгородки в переборках поперечных ям. Поэтому, хотя объем носовой поперечной угольной ямы увеличился, общий запас угля сократился до 500 т.

    К 31 января 1902 года завод закончил заготовку всей листовой, угловой, полосовой и коробчатой стали.

    Испытания "Новика" выявили чрезмерную облегченность корпуса и механизмов, оказавшихся близкими к "пределу крепости". Особое опасение вызывали "дрожание в некоторых частях корпуса" и большие вырезы в жилой палубе над машинными отделениями; в связи с этим потребность в подкреплениях на строящихся крейсерах Невского завода ощущалась "по всему корпусу". 12 февраля 1902 года МТК утвердил изменения к спецификации:

  • трюмные стрингеры, составляющие у борта фундамент паровых котлов предлагалось сделать на протяжении отделений бортовых машин непрерывными и увеличить их толщину на этих участках до 10 мм;
  • следующий за ширстреком пояс обшивки на протяжении 2/3 длины должен был состоять из двойных листов общей толщиной 20 мм, в носу и корме - из 8-мм одинарных;
  • в линию продольных стенок машинных и котельных кожухов между бимсами верхней палубы устанавливались карлингсы из коротких стальных листов шириной 275 мм и толщиной 6 мм, скреплявшиеся с палубной настилкой и бимсами угольниками;
  • бортовой пояс настилки верхней палубы предлагалось изготовить из листов шириной 200 мм и толщиной 16 мм;
  • так как широкий люк в броневой палубе над бортовыми машинами уменьшал поперечную прочность, на высоте горизонтальной части палубы между бортом и броней устанавливался 12-мм стрингер.

    Всего на подкрепления по корпусу потребовалось до 55 т стали. По расчету строителя крейсеров корабельного инженера А.Н.Малковича-Сутоцкого, это увеличивало их продольную прочность на 7 % по сравнению с "Новиком".

    Пришлось отказаться и от линолеума на верхней палубе, который, как выяснилось, на "Новике" оказался "громадным неудобством" - он становился скользким, и при боковой качке на палубе было невозможно передвигаться без лееров. Линолеум заменили настилом из тиковых досок толщиной 44,45 мм (13/й дюйма), что вызвало перегрузку в 24 т и, соответственно, потерю 0,15% скорости.

    Кроме того, предусматривалось дейдвудную трубу вала средней машины изготовить водонепроницаемой, установить командирскую рубку над боевой, для подъема катеров приспособить шлюпбалки легкого типа вместо мачтовой стрелы, а прожекторы Манжена заменить на прожекторы Шуккерта. Тогда же, по приказу генерал-адмирала, было решено не устанавливать на новые крейсеры минное вооружение. Позднее, в октябре 1903 года, в МТК по инициативе П.П.Левицкого началось обсуждение вопроса об увеличении, "вследствие ослабления боевой силы крейсеров упразднением минного вооружения", артиллерии на два 1 20-мм орудия.

    К концу апреля завод установил на стапеле набор корпуса первого крейсера от 42 до 154 шп. 1 июня 1902 года на Невском заводе состоялась официальная церемония закладки крейсеров, получивших наименования "Жемчуг" и "Изумруд", на которой присутствовали генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович, управляющий Морским министерством П.П.Тыртов, главный инспектор кораблестроения Н.Е.Кутейников и главный корабельный инженер Санкт-Петербургского порта Д.В.Скворцов. Но переделки, по мере того как проходили испытания "Новика", затянувшиеся на целый год, продолжались. Правда, при этом на новых крейсерах удалось избежать ряда существенных недостатков "Новика". Так, поставили разобщительные муфты между коленчатыми и упорными валами средних машин, позволившие снизить тормозящее действие гребных винтов неработающих машин и, соответственно, расход угля при экономическом ходе, что существенно увеличивало дальность плавания. Установленные на дейдвудных валах цинковые кольца значительно уменьшили электрохимическую коррозию. В от- делениях бортовых машин оборудовали электрическую вентиляцию, было также установлено устройство для продувания паром кингстонов.

    Заложенный в проект 1 % запаса водоизмещения эти переделки быстро исчерпали, и очередное предложение о бронировании дымовых кожухов вызвало решительный протест инспектора кораблестроения Н.Е.Титова: "Нельзя идти дальше в направлении загрузки судов и сейчас уже потерявших главное качество "Новика" - скорость".

    Кроме переработок проекта, строительство крейсеров замедлялось из-за невыполнения своих обязательств контр-агентами завода. Так, Адмиралтейские Ижорские заводы, которым в марте 1902 года был выдан наряд на изготовление цельнотянутых котельных трубок, к 1 8 мая вместо положенных 16 000 изготовили лишь 3000 трубок, что не позволило производить на "Жемчуге" настилку броневой палубы. Пытаясь исправить положение, правление Невского завода подало в ГУКиС просьбу разрешить заказать трубки за границей "за выяснившейся ныне полной невозможностью получить их в надлежащие сроки с русских заводов".

    12 июня разрешение было получено, а в ноябре в Петербург прибыл полный комплект трубок для котлов одного крейсера, изготовленных на шведском заводе "Фагерста Брук". Ижорские заводы не выполнили свою часть заказа даже к этому сроку.

    Вообще список контрагентов Невского завода, участвовавших в постройке крейсеров, оказался довольно обширным. Ижорские заводы, кроме котельных трубок, изготавливали броню для палубы и рубки, камбузы и хлебопекарни, Обуховский завод - трубу для защиты проводов и гребные валы, завод "Роберт Круг" - машинные испарители, кипятильники, опреснители, завод Листа - паровые питательные помпы, Путиловский завод - часть паровых трубопроводов, завод "Шуккерт и К°" - электрические вентиляторы, провода и арматуру освещения, прожекторы, завод "Сименс и Гальске" -пародинамо-машины, завод Гейслера - электрические телеграфы, указатели положения руля, сигнализацию конусами и огнями, завод Дюфлона - водоотливные турбины и лебедки для подъема снарядов, завод Свирского - мебель и тиковую палубу, завод Петухова - якорные цепи (в марте 1904 года заказ передали Ижорским заводам), Металлический завод - ледоделательные машины.

    Постройка "Жемчуга" достаточно успешно продвигалась вперед: к 26 июня были установлены киль, фор- и ахтерштевни, шпангоуты, стрингеры, бимсы, обшивку бортов довели до верхней палубы. Ход работ на "Изумруде", которые в целом шли очень успешно и постепенно догоняли "Жемчуг" (по справке о состоянии работ, датированной 22 марта 1903 года на "Жемчуг" было установлено 655 т стали, на "Изумруд" - 590 т), был нарушен браком, допущенным заводом при отливке форштевня. Комиссия Санкт-Петербургского порта по испытанию и приему металлов дважды, 19 и 21 сентября 1 902 года, осмотрела форштевень и нашла, что раковина в замке оказалась "большей, чем допускается в отливке подобного рода", ввиду чего штевень признали забракованным.

    5 июня Д.В.Скворцов доложил Н.Е.Кутейникову о просьбе наблюдающего за постройкой установить на новые крейсеры боковые кили на протяжении 54- 1 19 шп. (так как "Новик" оказался "крайне чувствительным к боковой качке"), причем сделать это после испытаний кораблей на контрактную скорость; Н.Е.Кутейников согласился на этот предложение.

    11 июня закончилось испытание паром всех котлов для "Жемчуга"; параллельно с этим процессом уже испытанные котлы устанавливались на крейсер, тогда же приступили к гидравлическим испытаниям котлов "Изумруда". С первых чисел августа началась подготовка "Жемчуга" к спуску, назначенному императором на 14 число того же месяца. В районе Невского завода прокладывался рельсовый путь для императорского поезда, Главный морской штаб (ГМШ) приказал командиру Кронштадтского порта прислать "для салюта при спуске" два 350-тонных миноносца и минный крейсер "Посадник" (позднее замененный еще одним миноносцем).

    7 августа на "Жемчуге" были испытаны вращением гребные валы с винтами, 1 1 августа комиссия осмотрела "работы на крейсере "Жемчуг" и нашла выполненными их удовлетворительно. Спусковое устройство выполнено согласно рассмотренного и одобренного комиссией чертежа"; администрации завода были даны дополнительные указания, и через два дня, после вторичного осмотра, спуск крейсера на воду был разрешен.

    В торжественной обстановке, в присутствии императора 14 августа 1903 года в 1 1 ч "Жемчуг" благополучно сошел на воду; миноносцы "Буйный", "Бравый" и "Бодрый" салютовали ему 31 выстрелом. Командиром корабля стал капитан 2 ранга П.П.Левицкий.

    21 августа обшивку на "Изумруде" довели до верхней палубы, а 25 сентября правление завода сообщило в ГМШ, что крейсер будет готов к спуску "в любой день после 6 октября". ГМШ назначил церемонию на 7 октября, но затем перенес ее на два дня. 9 октября "Изумруд" сошел на воду в присутствии управляющего Морским министерством генерал-адьютанта П.П.Тыртова и исполняющего должность начальника ГМШ контр-адмирала З.П.Рожественского. Командиром крейсера назначили капитана 2 ранга барона В.Н.Ферзена.

    Согласно рапорту П.П.Левицкого в ГУКиС от 6 ноября 1903 года, на обоих крейсерах были установлены все котлы, устанавливались иллюминаторы, вентиляторные трубы, переборки, водонепроницаемые двери, мостики, мачты, шла настилка жилых палуб. Главные машины "Жемчуга" собирались в мастерской, причем первая уже была готова для провертывания; для "Изумруда" главные машины готовились к сборке.

    Достройку кораблей дважды задерживала стихия. Наводнение 1 2 ноября причинило ущерб и предприятиям-поставщикам - на заводе Р.Круга была сорвана сдача уже изготовленных для "Жемчуга" испарителей, на заводе "Сименс и Гальске" - динамо-машин. Во время неожиданного зимнего наводнения ночью 2 декабря 1903 года напором взломанного льда "Жемчуг" сорвало со швартовов и он застрял на ледовой банке в 533 м от достроечной стенки, а "Изумруд" навалило на берег и приткнуло носом на мель; к счастью, корпуса крейсеров повреждений не получили. Возобновившиеся монтажно-достроечные работы пришлось форсировать: вместе с монтажом главных машин устанавливали паровые котлы и главные паропроводы.

    Неоднократно менялось число и состав плавсредств. 27 января 1903 года, подводя итог противоречивым указания ГУКиС и МТК, правление завода сообщило, что считает себя обязанным снабдить каждый крейсер стальным паровым 28-футовым катером, двумя стальными моторными 1 2-весельными катерами, 16-весельнымбар-казом и двумя 6-весельными вельботами. Через две недели ГУКиС предложило добавить еще один 1 2-весель-ный катер. Лишь 27 января 1904 года управляющий Морским министерством Ф.К.Авелан установил окончательный список гребных судов: два 34-футовых паровых катера, 16-весельный деревянный барказ, 12-весель-ный деревянный рабочий катер, 1 2-весельный стальной катер, два 6-весельных вельбота и один 6-весельный ял; ранее предусматривавшиеся для катеров моторы устанавливать не предполагалось. В целях ускорения постройки на "Жемчуг" были переданы два паровых катера, строившихся для минного транспорта "Волга".

    В начале 1 904 года в проект крейсеров были внесены новые изменения. Первое из них было связано с тем, что командир "Новика" капитан 2 ранга Н.О.Эссен сообщил из Порт-Артура "о недостаточно надежном флаж-но-сигнальном производстве" и 27 января МТК приняло решение установить на "Жемчуге" и "Изумруде" по две легкие деревянные мачты общей массой с реями и такелажем 1,44 т. После начала Русско-японской войны для ускорения работ наблюдение за ходом постройки крейсеров было поручено контр-адмиралу Невинскому. В середине марта завод определил даты сдачи кораблей: "Жемчуг" - 1 июля, "Изумруд" - 1 сентября 1904 года.

    По опыту первых боев встал вопрос об усилении вооружения крейсеров - японские крейсеры того же водоизмещения имели гораздо более сильную артиллерию, правда, при значительно меньшем ходе . Не только в военно-морских кругах, но и в широкой печати стали обсуждаться различные варианты увеличения огневой мощи кораблей для восполнения неожиданных потерь в первые дни войны. Вспомнили и о знаменитой "летучей эскадре" японского флота, состоявшей из легких крейсеров с тяжелыми орудиями, которая в боях с китайским флотом в 1 895 году наносила ему тяжелые потери.

    Вполне естественно, что, вступив 1 февраля 1904 года в должность командующего флотом на Тихом океане, вице-адмирал С.О.Макаров в этот же день, еще находясь в Петербурге, направил в Морское министерство проект перевооружения крейсеров "Жемчуг" и "Изумруд", предложив заменить артиллерию на одно 203-мм, пять 152-мм и десять 75-мм орудий.

    Это увеличивало водоизмещение крейсеров, по его расчету, на 112т; 270 т С.О.Макаров предлагал компенсировать, сняв одну машину (скорость снизилась бы на 2,7 уз). В освободившемся котельном отделении адмирал предлагал установить две вспомогательные машины по 100 л.с. "для крейсерства тихим ходом". Появилось возможность увеличить на 100 т запас топлива, что, как подчеркивал С.О.Макаров, весьма важно для столь отдаленных баз на Тихом океане, как Владивосток и Порт-Артур. Адмирал считал, что, поставив на "Жемчуг" сильную артиллерию, "мы получим судно с грозной артиллерией для истребителей и которое нельзя будет безнаказанно расстреливать с дальнего расстояния, ибо оно само может стрелять достаточно далеко".

    Главный инспектор кораблестроения Н.Е.Кутейников отреагировал на это предложение следующим образом: "Разве мыслимо было бы теперь предпринять что-либо подобное?! Ведь это новое возбуждение вопроса о безбронном боевом судне!" Дело в том, что С.О.Макаров еще в 1897 году выдвинул идею "безбронного боевого судна" (но с броневой противоосколочной палубой над машинными и котельными отделениями, большой дальности плавания): "Я бы составил флот исключительно из безбронных судов с сильной артиллерией, водоизмещением около 3000 тонн". Но такие взгляды встретили сильное противодействие, в первую очередь Н.Е.Кутейникова. Хотя по высочайшему повелению от 21 июля 1 899 года Балтийский завод и получил наряд на постройку крейсера II ранга по проекту С.О.Макарова, этот заказ, под предлогом отсутствия необходимой документации, был вскоре отменен. Теперь же в официальном ответе председателю МТК Николай Евлампиевич подтвердил обоснованность предложения С.О.Макарова, но одновременно указал, что это изменение проекта увеличивает время достройки на девять месяцев, заранее зная, что такой срок исключает принятие данного предложения.

    Поэтому приняли только предложение П.П.Левицкого, выдвинутое им еще в октябре 1903 года: дополнить вооружение крейсеров двумя 1 20-мм орудиями, установив их побортно на 82 шп. на месте 47-мм орудий, которые перенести на места 37-мм орудий на кормовом мостике, последние же установить на 92 шп. Дополнительные 1 20-мм орудия были взяты с крейсера I ранга "Дмитрий Донской", который в это время проходил в Кронштадте ремонт и переоборудование.

    Вновь вернулось на крейсеры и минное вооружение: по два надводных 38 1 -мм бортовых торпедных аппарата в поворотных яблочных шарнирах (правый между 151 и 152 шп., левый - между 148 и 149 шп.) и одному неподвижному кормовому аппарату. В конце мая Ф.К.Авелан отдал приказ об установке на "Жемчуге" и "Изумруде" "германских аппаратов беспроволочного телеграфирования большой дальности". "Жемчуг", кроме того, стал одним из четырех кораблей российского флота, на котором установили механический семафор фирмы "Ф.Шихау".

    Основой 2-й Тихоокеанской эскадры должны были стать новые корабли, и Невский завод буквально разрывался на части, стараясь ввести в строй и оба крейсера, и три новых миноносца, да еще провести модернизацию на уже построенных миноносцах, назначенных к уходу на Дальний Восток. Для ускорения постройки МТК принял решение не испытывать на "Жемчуге" водонепроницаемости нижних бортовых угольных ям, а из числа верхних "испытать только некоторые". Также "в виду спешности" Ф.К.Авелан приказал не ставить на крейсеры бортовые кили.

    Наконец, 26 июля 1904 года приемная комиссия провела швартовные испытания "Жемчуга", а 28 августа аналогичные испытания прошел и "Изумруд". На корабле, как писал судовой врач крейсера "Изумруд" В.С.Кравченко, "в противный дождь, резкий ветер и холод взвился Андреевский флаг, гюйс и вымпел. Судно начало жить".

    5 августа 1904 года "Жемчуг", а 1 сентября и "Изумруд" совершили первый самостоятельный переход по Неве через разведенные днем невские мосты Александра II (Литейный), Троицкий, Дворцовый и Николаевский (Лейтенанта Шмидта) и дальше - в Кронштадт.

    В конце июля 1904 года командующий 2-й Тихоокеанской эскадрой контр-адмирал З.П.Рожественский, недовольный медленной, как ему казалось, работой Невского завода на крейсере "Изумруд" (хотя работа шла достаточно быстро и ритмично), подал генерал-адмиралу рапорт о необходимости передать достройку крейсера на Балтийский завод. Если бы подобное решение было принято, то балтийцы, незнакомые с крейсером, конечно не сумели бы не только ускорить достройку, но и вообще ввести корабль в строй в обозримом будущем. Это понял и генерал-адмирал великий князь Алексей Александрович, отклонивший требование З.П.Рожественского.

    На ходовых испытаниях 13 сентября "Жемчуг" достиг скорости 23,04 уз с перегрузкой против проектного водоизмещения на 250 т. При этом суммарная мощность машин составила около 15 000 л. с. (бортовые машины - 155 об/мин, средняя - 1 64 об/мин), а в случае устранения ряда неисправностей, обнаружившихся в этом первом испытательном пробеге, посчитали, что возможно достижение мощности 1 8 000 л.с. (напомним, что "Новик" 17 раз выходил на мерную линию, а его скорость в первом пробеге составляла лишь 22 уз). Все обнаруженные на испытаниях недостатки были исправлены в Ревеле на заводе Виганда. Интересно отметить, что принять крейсер в казну управляющий Морским министерством приказал лишь 28 января 1905 года, а днем приема считать дату ухода "Жемчуга" на Дальний Восток. 24 сентября совершил свой первый пробег и "Изумруд", достигнув скорости 22,5 уз при перегрузке 200 т. Мощность машин составила около 13 500 л.с. (левая машина - 148 об/мин, правая - 152 об/мин, средняя - 150 об/мин), но различных дефектов в машине оказалось значительно больше, чем у "Жемчуга". Тем не менее в тот же день актом № 1422 "Изумруд" приняли в казну.

    Снаряжение 2-й Тихоокеанской эскадры производилось в Кронштадте, Ревеле и Либаве. И во всех трех портах продолжалась в неприспособленных условиях достройка "Изумруда", а на "Жемчуге" до Порт-Саида пять механиков Невского завода продолжали доводку и испытание различных механизмов и устройств.

    Осенью 1905 года, когда Невский завод обратился в Морское министерство за окончательным расчетом по крейсерам, комиссия ГУКиС тщательно проанализировала причины задержек и установила, что произошли они не по вине завода. В то же время из-за этих задержек срок "представления к испытанию "Жемчуга" должен считаться 1 ноября 1 904 года, а "Изумруда" - 1 июля 1905 года, а в действительности, благодаря экстренным работам крейсеры были предъявлены к испытаниям значительно раньше сроков".

    Только через два года МТК нашел время обсудить вопрос "о вознаграждении Товарищества Невского судостроительного и механического завода за экстренное изготовление крейсеров "Жемчуг" и "Изумруд"". Комиссия установила, что, несмотря на сомнения вице-адмирала З.П.Рожественского, "все экстренные работы были еще усилены и казавшееся невозможным достигнуто: крейсера ушли вместе с эскадрой по испытании их на наибольший ход".

    В целом "Жемчуг" и "Изумруд" оказались достаточно удачными по конструкции кораблями, имевшими по сравнению со своим прототипом "Новиком" большую прочность корпуса и более сильное вооружение при лишь немногим меньшей скорости хода; правда, мореходность кораблей, как показал поход на Дальний Восток в составе 2-й Тихоокеанской эскадры, оставалась все же недостаточной.

    В итоге выполнения кораблестроительной программы 1898 года "для нужд Дальнего Востока" из десяти запланированных к постройке крейсеров II ранга флот получил лишь четыре - "Новик", "Боярин", "Жемчуг" и "Изумруд", постройка еще двух на Балтийском заводе - "безбронного судна" адмирала Макарова и крейсера типа "Новик" - была отменена.