Центр стоматологічного протезування Львів стоматологічні клиники в львові медичний Центр.

В СОСТАВЕ 2-й ТИХООКЕАНСКОЙ ЭСКАДРЫ

В ночь с 26 на 27 января 1904 года десять японских миноносцев внезапно атаковали корабли Тихоокеанской эскадры на внешнем рейде Порт-Артура. Серьезные повреждения от попаданий торпед получили новейшие эскадренные броненосцы "Ретвизан" и "Цесаревич" и крейсер I ранга "Паллада". Утром 27 января крейсер I ранга "Варяг" и канонерская лодка "Кореец" у корейского порта Чемульпо вступили в бой с японской эскадрой контр-адмирала С.Уриу, и, не имея возможности прорваться в открытое море, экипажи были вынуждены после боя уничтожить свои корабли. 29 января попал на собственное заграждение и затонул в Талиенванском заливе минный транспорт "Енисей", а на следующий день у острова Сан-Шантао подорвался на мине и был оставлен экипажем крейсер II ранга "Боярин". Таким образом, понеся в самом начале войны значительные потери, эскадра флота Тихого океана была вынуждена занять чисто оборонительную позицию и не помышляла о борьбе за обладание морем - той задаче, для которой она и создавалась.

После прибытия в Порт-Артур нового командующего флотом вице-адмирала С.О.Макарова, сменившего вице-адмирала О.В.Старка, надежды на активные действия эскадры возродились. Новый командующий энергично взялся за подготовку кораблей к решительным сражениям, проводил многочисленные учения, сумел высоко поднять боевой дух личного состава.

В марте 1904 года управляющий Морским министерством вице-адмирал Ф.К.Авелан подписывает приказ о формировании 2-й Тихоокеанской эскадры из числа кораблей Балтийского флота. Ее командующим стал исполняющий обязанности начальника Главного морского штаба контр-адмирал З.П.Рожественский, имевший в то время репутацию человека непреклонной воли и больших организаторских способностей. Прибытие этой эскадры должно было создать значительный перевес в силах над японским флотом, при условии, что корабли, находящиеся в дальневосточных водах, сохранят к этому времени свою боеспособность, что было вполне реально при той обстановке, которую сумел создать в Порт-Артуре С.О.Макаров.

В состав эскадры вошли: четыре новейших эскадренных броненосца - законченный постройкой "Император Александр III" и достраивающиеся "Князь Суворов", "Бородино" и "Орел", новый эскадренный броненосец "Ослябя" (из-за начала войны не успевший присоединиться к эскадре в Порт-Артуре),корабли из отряда ГП.Чухнина - эскадренные броненосцы "Наварин", "Си-сой Великий" и крейсер I ранга "Адмирал Нахимов", крейсеры I ранга "Дмитрий Донской", "Аврора", "Светлана", крейсер II ранга "Алмаз", а также достраивающиеся крейсер I ранга "Олег" и крейсеры II ранга "Жемчуг" и "Изумруд". "Сисой Великий" вошел во 2-й броненосный отряд, которым командовал контр-адмирал Д.Г.Фелькерзам.

До конца марта роботы по достройке и ремонту кораблей эскадры шли весьма неторопливо. Даже для уже прошедшего испытания броненосца "Император Александр III" требовалось не менее месяца, чтобы подготовить его к дальнему походу. Остальные новые корабли все еще находились у заводских достроечных набережных. На рапорт главного корабельного инженера Санкт-Петербургского порта Д.Г.Скворцова о необходимости форсирования робот ГУКиС ответило, что постройка и ремонт кораблей эскадры должны производиться только в строгом соответствии с утвержденными планами и сметами, так как "на ускорение работ не отпущено никаких новых или дополнительных кредитов, а посему никакие сверхурочные работы не могут быть допущены".

Конец благодушному настроению положила трагедия 31 марта 1904 года, когда флагманский броненосец 1-й Тихоокеанской эскадры "Петропавловск", на борту которого находился С.О.Макаров, подорвался на японских минах у Порт-Артура.

В руководстве Морского министерства стала очевидной необходимость и срочность снаряжения 2-й Тихоокеанской эскадры.

Ускорился ремонт и "Сисоя Великого". На корабль установили дальномеры, прожекторы; существуют неподтвержденные пока архивными данными сведения о замене 47-мм орудий в каземате на верхней палубе четырьмя 75-мм орудий Канэ. Четыре пятиствольные, две одноствольные пушки Гочкиса и две 63,5-мм пушки Барановского были заменены на 47-мм, общее число которых достигло 16. На обеих мачтах броненосца установили дополнительные стеньги, выполнили ряд других работ. Тем не менее "Сисой Великий" явно отставал по степени готовности к походу от других кораблей эскадры. Тогда за дело энергично взялся вице-адмирол А.А.Бирилев, занимавший пост главного командира флота и портов и начальника обороны Балтийского моря и руководивший подготовкой эскадры к походу. Действовал он весьма своеобразно: сокращал перечни необходимых работ. Вот почему не сменили устаревшую артиллерию на "Наварине" и не отремонтировали проржавевшие переборки но "Сисое"...

11 марта 1904 года командир броненосца капитан 1 ранга М.В.Озеров подал А.А.Бирилеву рапорт о необходимости определения остойчивости (видимо, появились сомнения в ее достаточности).

Несколько позднее МТК предложил провести комплекс работ по ее увеличению - Решение вопроса, однако, затянулось, и 29 мая А.А.Бирилев, ссылаясь на то, что работы могут продлиться от трех до четырех месяцев, заявил, что предпринять их при спешном ремонте броненосца - значит отказаться от посылки его в плавание. Адмирал был категоричен: "Плавал броненосец - проплавает и без переделок".

М.В.Озеров продолжал настаивать, подавать рапорты А.А.Бирилеву и получал неизменный отказ: адмирал требовал скорейшего вывода броненосца на Большой кронштадтский рейд. 9 августа М.В.Озеров попросил содействия у начальника 2-го броненосного отряда контр-адмирала Д.Г.Фелькерзама, но тот отказал: "Совершенно соглашаясь с законностью требования, ничего не могу сделать против категорического запрещения главного командира портов". 11 августа командир корабля обратился непосредственно в МТК. указав в своем рапорте, что "броненосец так и остается без всяких понятий о своей остойчивости", которая "если определялось в 1896 году, то сведений на судно передано не было". Через шесть дней МТК все же указал А.А.Бирилеву, что необходимо произвести определение остойчивости броненосца до ухода его в плавание".

Задержка в подготовке эскадры к походу оборачивалась серьезной проблемой. После боя в Желтом море 17 июля 1 -я Тихоокеанская эскадра разделилась: эскадренный броненосец "Цесаревич", крейсеры "Аскольд", "Диана" были интернированы в нейтральных портах, крейсер "Новик" затоплен экипажем после боя у берегов Сахалина, а остальные корабли вернулись в Порт-Артур. Теперь эскадра настолько уступала в силах японскому флоту, что без немедленной помощи была обречена на гибель на порт-артурском рейде.

29 августа в 9 ч "Сисой Великий" снялся с якоря и вместе с остальными кораблями направился в Ревель, где предстояла месячная стоянка. 26 сентября 1904 года состоялся императорский смотр эскадры - последнее напутствие перед беспримерным походом. Николай II обошел строй кораблей, обратившись к каждому экипажу с короткими речами с призывом поддержать слову русского флота. В 5 ч 29 сентября 1904 года эскадра покинула ревельский рейд и, обогнув остров Нарген, вышла из Финского залива в открытое море, откуда и начался поход. Для 5045 моряков он стол последним... 2 октября, выйдя из Либавы, эскадра навсегда покинула Россию. Проход датских проливов, напряженное ожидание возможных атак японских миноносцев, "Гулльский инцидент" в ночь с 8 на 9 октября, когда эскадра расстреляла английские рыболовные суда, приняв их за миноносцы, вызванная дипломатическими маневрами по улаживанию этого инцидента задержка в испанском порту Виго и, наконец, 2 1 октября ] 904 года русские корабли прибыли в Танжер - порт во Французском Марокко, расположенный на открытом океанском берегу Африки. Вечером следующего дня эскадра разделилась: основная часть кораблей направилась вокруг Африки, а отряд под командованием Д.Г.Фелькерзама ушел в Средиземное море для следования через Суэцкий канал. Первоначально З.П.Рожественский предполагал послать этим путем только крейсеры "Светлана", "Жемчуг" и "Алмаз", миноносцы и транспорты, но затем из опасения нападения японцев в Красном море, отправил сними "Сисоя Великого" и "Наварин". К этому решению адмирала подтолкнула также и ненадежность машин обоих броненосцев.

12-13 ноября отряд Д.Г.Фелькерзама благополучно миновал Суэцкий канал Но вот в Суэце произошел инцидент с администрацией канала, пытавшейся заставить пришедшие туда накануне русские миноносцы покинуть порт до приемки угля. Для улаживания дела потребовалось вмешательство российского дипломатического агента. Помогло и доброжелательное отношение генерал-губернатора лорда Кромера. Сведения о готовящемся нападении японцев не подтвердились, и переход до Джибути, а затем до Рас-Гафуна и Носси-Бе, куда отряд Д.Г.Фелькерзама прибыл 15 декабря, прошел без особых трудностей. 26 декабря оба отряда 2-й эскадры соединились. Стоянка в Носси-Бе продолжалась более двух месяцев, и эскадра смогла провести несколько учений и стрельб, во время которых корабли 2-го броненосного отряда (в который входил и "Сисой Великий") сумели добиться значительно лучших результатов, чем новые броненосцы типа "Бородино".

Директивы из Петербурга предписывали ждать отряд капитан 1 ранга Л.Ф.Добротворского; долго обсуждался вопрос о месте соединения 2-й эскадры и направленного из России на ее усиление Отдельного отряда контр-адмирала Н.И.Небогатова. В длительной переписке проходило время, неопределенность угнетала людей. Известия о падении Порт-Артура и неудаче русских войск 8 Манчжурии не придавали бодрости. Даже адмирал З.П. Рожественский находился в подавленном состоянии и уже перед уходом с Мадагаскара сообщил в Петербург о болезни, прося заменить его адмиралом Г.П.Чухниным. 3 марта эскадра вышло из Носси-Бе и направилась к берегам Индокитая, обуреваемая сомнениями, тревогами и тяжелыми предчувствиями.

Переход эскадры от Мадагаскара до Камронга занял 28 дней, средняя скорость была около 7 уз. Движение задерживали длительные погрузки угля и многочисленные поломки на отдельных кораблях, заставлявшие всю эскадру уменьшать ход и даже стопорить машины. Основным виновником стол "Сисой Великий" - на нем произошло 12 аварий котельных трубок и холодильников машин. Рулевое устройство, доставившее много неприятностей при постройке корабля, и теперь причиняло достаточно хлопот: четыре раза оно выходило из строя. 16 марта при погрузке угля в море члены экипажа "Сисоя Великого" умудрились потопить паровой катер. Перебои в поставке угля и известие о сравнительно близком нахождении отряда Н.И.Небогатова побудили З.П.Рожественского изменить свои намерения и задержаться в Южно-Китайском море.

Встреча эскадр состоялась 26 апреля в 20 милях от бухты Ван-Фонг. Присоединение к ним отряда Н.И.Небогатова, небольшого, но вполне исправного, заметно подняло дух личного состава. З.П.Рожественский, казалось, тоже почувствовал себя значительно бодрее, хотя прибыли именно те корабли (эскадренный броненосец "Император Николай I", броненосцы береговой обороны "Адмирал Ушаков", "Адмирал Сенявин", "Генерал-адмирал Апраксин" и крейсер I ранга "Владимир Мономах"), от которых он отказывался при формировании эскадры.

1 мая 1905 года в 5 ч утра объединенная эскадра вышла из бухты Куа-Бе в свой последний поход. В левой колонне в кильватер флагманского броненосца 2-го отряда "Ослябя" шел "Сисой Великий". Мглистым утром 14 мая корабли вошли е Корейский пролив ив 13ч 15 мин увидели справа по носу но расстоянии около 60 кб главные силы японского флота. Через 34 мин с эскадренного броненосца "Князь Суворов" раздался первый выстрел по флагману японского флота - броненосцу "Микаса". Так началось самое трагическое сражение российского флота - Цусимское.

"Сисой Великий" открыл огонь одновременно с "Князем Суворовым" и вел его сначала по броненосным крейсерам "Ниссин" и "Касуга", а затем по броненосному крейсеру "Ивате", попав в него 305-мм снарядом и вызвав пожар. Почти час "Сисой Великий" не имел повреждений, но в 14ч 40 мин взрывом снаряда сорвало крышку носового торпедного аппарата. В левый борт корабля около ватерлинии подряд попали 152- и 305-мм снаряды. Вода залила носовые отсеки до 20-го шпангоута. В течение следующих 45 мин "Сисоя Великого" поразили один 305-мм, три 203-мм и столько же 152-мм снарядов. Вышел из строя механизм вращения носовой башни, пылал пожар в ходовой рубке и на батарейной палубе. Оказалась перебитой пожарная магистраль, и огонь тушили ведрами, черпая воду из-за борта.

Удушливые газы от взрыва 203-мм снаряда распространились по жилой палубе, проникли в операционную каюту и котельное отделение и оказали такое психологическое воздействие на экипаж, что четверо матросов бросились за борт... Пожар усиливался, и "Сисой Великий", пытаясь исправить повреждения, вышел из кильватерной колонны и присоединился к арьергарду крейсерского отряда. Почти полтора часа продолжалась героическая борьба трюмно-пожарного дивизиона за живучесть корабля, и к 17 ч пожар на батарейной палубе удалось ликвидировать, но все попытки заделать пробоины в носовой части оказались тщетными. После затопления подбашенного отделения броненосец получил дифферент на нос полтора метра и немного накренился на левый борт. Несмотря на это, он занял место в боевой колонне эскадры в кильватер "Наварину". Его появление команда крейсера "Адмирал Нахимов" встретила дружным "Ура". Броненосец вступил в строй в тот момент, когда японцы потеряли во мгле и дыму русскую эскадру из вида. Бой прекратился, и корабли могли исправить повреждения. Снова возродилась надежда на удачный исход, и возвращение "Сисоя Великого" являлось, казалось, счастливым предзнаменованием.

Однако уже через полчаса крейсеры адмирала Х.Камимуры обнаружили противника. Еще полчаса погони - и бой возобновился. До захода солнца в течение полутора часов 2-я эскадра прекратила свое существование как организованная военная сила. Были потоплены "Ослябя", "Император Александр III" и "Бородино", японские миноносцы добили "Князя Суворова". Остальные корабли продолжали с упорством обреченных следовать во Владивосток курсом NO 23°...

Вскоре после заката солнца контр-адмирал Н.И.Небогатое, проявив инициативу, попытался собрать эскадру. "Император Николай I", подняв сигнал "следовать за мной", занял место в голове колонны. Быстро темнело, и сразу начал сказываться недостаток практики плавания ночью без огней.

Кроме того, шедший головным эскадренный броненосец "Император Николай I" с 20 ч держал самый полный ход, который только мог дать, и шел так всю ночь, причем Н.И.Небогатое, по-видимому, нимало не заботился о том, все ли корабли, идущие сзади, могут поспеть за ним. Правда, этот ход был невелик, в среднем около 12-13 уз, но адмиралу было отлично известно, что "Адмирал Ушаков" такого хода дать не в состоянии, и он мог бы предвидеть, что хотя ход "Адмирала Нахимова", "Сисоя Великого" и "Наварина" и считался даже немного больше хода "Императора Николая 1", но все эти корабли получили во время дневного боя 14 мая довольно сильные повреждения и, вероятно, тоже не могли следовать за флагманом таким ходом.

Даже когда по лучам прожекторов стало ясно, что задние корабли отстают, и тогда не было принято никаких мер, и "Император Николай I" продолжал идти своим самым полным ходом. В 19 ч 45 мин началась первая атака японских миноносцев. Около 21 ч броненосцы окончательно разошлись с крейсерами контр-адмирала О.А.Энквиста, и от колонны начали отставать поврежденные корабли. "Сисой Великий" был одним из первых. В завершающей фазе дневного боя он получил еще четыре попадания. Дифферент на нос и крен увеличивались, а скорость полного хода, составлявшая перед закатом всего 12 уз, уменьшалась.

На отставший от эскадры броненосец набросились японские миноносцы. Первую атаку в 22 ч 30 мин "Сисой Великий" с большим трудом отбил, но через 45 мин четыре миноносца пошли в новую атаку. На этот раз избежать попадания не удалось. Торпеда, взорвавшаяся под румпельным отделением, повредила руль и лишила броненосец управления. И все же основную опасность для корабля представляла вода, поступавшая через пробоину в носу. Пластырь, который удалось подвести около 2 ч ночи, пропускал воду; контрзатопление кормовых отсеков лишь несколько замедлило погружение.

К 3 ч 15 мая над водой возвышалось не более трети метра форштевня. Понимая, что ветхие переборки броненосца долго не выдержат, его командир М.В.Озеров задним ходом попытался добраться до острова Цусима. Уже утром, когда показался из мглы берег, произошла встреча с крейсером "Владимир Мономах", тоже пытавшимся в связи с бедственным положением достичь суши. М.В.Озеров попросил командира крейсера капитана 1 ранга В.А.Попова принять на борт команду, на что тот сообщил, что через час пойдет ко дну сам, и прислал миноносец "Громкий". Командир "Сисоя Великого", считая, что его помощь в данной ситуации бесполезна, отказался от нее.

В 7 ч 20 мин к броненосцу приблизились три японских вспомогательных крейсера и миноносец. К этому часу корабль окончательно потерял ход. Чтобы спасти команду, командир поднял сигнал, являвшийся в боевой обстановке весьма необычным: "Тону и прошу помощи". Некоторое время японские моряки обдумывали происшедшее, затем запросили русский броненосец, сдается ли он. Получив утвердительный ответ, они спустили шлюпку, которая подошла к "Сисою Великому" в 8 ч 15 мин; на гафеле броненосца подняли японский флаг, не сумев при этом спустить со стеньги русский. Японцы, сделав безуспешную попытку взять корабль на буксир, спустили свой флаг и приступили к спасению людей, причем дифферент на нос был настолько велик, что шлюпки швартовались за стволы 305-мм орудий носовой башни. В 10 ч 5 мин "Сисой Великий" опрокинулся и затонул в трех милях от мыса Кирсаки

.

Судьба сжалилась над кораблем, и он пошел ко дну под Андреевским флагом.