Послевоенные будни и финал

 

Линейный корабль «Петропавловск»

 

Восстановить «Петропавловск» предполагалось сначала в прежнем виде. Все связанные с этим воп­росы поручалось рассмотреть комиссии, назначен­ной приказом наркома ВМФ. Командование КБФ предложило вместо не подлежащей восстановле­нию 1-й башни использовать башню с линкора «Фрунзе», которую перед войной переоборудова­ли для береговой обороны (индекс МБ-3-12Ф), но не успели установить. Против вторичного переобо­рудования башни возражало ГУК, поэтому уже в апреле 1944 года командующий КБФ адмирал В.Ф.Трибуц высказался уже за восстановление ко­рабля в качестве учебно-боевого, с тремя башня­ми, без казематных орудий, но с усиленной зенит­ной артиллерией.

24 июня 1944 года начальник Главного управ­ления кораблестроения (ГУК) Н.В.Исаченков доло­жил заместителю наркома ВМФ Л.М.Галлеру, что комиссия проработала два варианта восстановле­ния линкора: без использования и с использовани­ем корпуса «Фрунзе». В обоих вариантах вместо разрушенной башни № 1 предусматривалось ис­пользование с соответствующей переделкой башни МБ-3-12Ф. Некоторые члены комиссии по своей ини­циативе предложили 3-й вариант, одобренный ко­мандующим КБФ — с использованием носовой части «Фрунзе», тремя башнями, заменой каземат­ной артиллерии на 130-мм двухорудийные башенные установки. Наиболее приемлемым Н.В.Исаченков счел именно этот вариант; его же выбрало для реализа­ции и совещание, состоявшееся 4 августа 1944 года.

2 октября 1944 года начальник артиллерийского управления Наркомата ВМФ контр-адмирал В.А.Его­ров утвердил подготовленные Артиллерийским НИИ «Предварительные ТТЗ на артвооружение ЛК "Пет­ропавловск"», в соответствии с которым оно долж­но было включать: 3x3 305-мм башенные установ­ки (3-я башня должна быть перенесена на место разрушенной) с углами возвышения от -5 до +40°; 8x2130-мм универсальных башенных установок (на месте прежней 3-й башни); 6x2 85-мм зенитных башенных установок 92-К; 16x2 37-мм зенитных ав­томатов В-11. На корабле предписывалось размес­тить два КДП (для управления огнем главного ка­либра), шесть СПН, а также многочисленные РЛС: импортные (общего обнаружения типа 281В, Sg-a, М-1 и другие) и находившиеся в разработке отече­ственные (стрельбовые типа «Сириус-Б» для глав­ного калибра, две типа «Якорь» для 130-мм ору­дий, три типа «Клюз» для зенитных автоматов).

Эти требования, наряду с частными заданиями других управлений Наркомата ВМФ, и составили в совокупности ТТЗ на восстановление корабля.

Наркомат судостроительной промышленности 19 октября 1944 года поручил выполнение проекта 27 восстановления «Петропавловска» КБ завода № 189. Главным конструктором проекта был назначен А.Г.Со­колов, а его заместителем Ф.Е.Бесполов, фактичес­ки и возглавивший разработку эскизного проекта, которая велась группами инженеров А.Е.Ефимова и Н.П.Пегова общей численностью около 40 человек.

В эскизном проекте разрабатывались три ва­рианта: 1-й — основной (с тремя башнями) и два дополнительных — 2-й (с двумя башнями) и 3-й (с тремя башнями и с блистерами), появление которых было обусловлено необходимостью изыскания путей повышения остойчивости корабля. В процессе про­ектирования было установлено, что за счет неболь­ших переделок (замены топочного устройства на при­нятое в проекте 1) от 16 уцелевших на корабле кот­лов путем их форсировки можно получить пар «в количестве, достаточном для обеспечения полной мощности турбин». Это позволяло за счет упраздне­ния двух носовых котельных отделений снизить не менее чем на 350 т полученную в проекте перегрузку (1000 т), отказаться от носовой дымовой трубы и об­легчить размещение необходимых помещений. 11 января 1945 года начальник ГУК Н.В.Исаченков ут­вердил, по докладу заместителя начальника НТК Л.А.Коршунова, этот вариант.

Тем не менее располагаемые площади палуб оказались меньше требующихся. Новая комплекта­ция корабля личным составом достигла 1730 чело­век, то есть экипаж увеличивался на 20%, а площа­ди жилых и бытовых помещений остались неиз­менными. В кубриках всех трех наших линкоров койки стояли в 3—4 яруса при высоте твиндеков 2,25 м. В некоторых кубриках на одну нижнюю койку прихо­дилось по 1 м2 площади палубы, в проекте 27 эти недостатки усугубились.

Если в 1-м варианте при полном водоизмеще­нии 27 245 т поперечная метацентрическая высота составляла всего 1,24 м, то во 2-м и 3-м вариантах она возросла до 1,46 и 1,99 м соответственно при полном водоизмещении 26 000 и 30140 т. При этом дальность плавания 14,2-уз ходом в 3-м варианте возросла с 2600 до 3680 миль, а скорость снизи­лась с 23 до 22,2 уз.

Проект 27 предполагалось завершить к 1 июня 1945 года. Рассмотрение проекта центральным ап­паратом ВМФ намечалось на сентябрь—октябрь.

Результаты рассмотрения проекта нарушили все эти планы. 24 июля крупнейший специалист ВМФ в области теории корабля инженер-контр-адмирал В.Г.Власов препроводил начальнику НТК инженер-контр-адмиралу Н.В.Алексееву докладную записку, в которой аргументированно доказывалась недоста­точность остойчивости линкора проекта 27. Сход­ные соображения содержались, наряду с другими замечаниями, и в заключении НТК по проекту 27, утвержденном его начальником 20 августа 1945 года. Для повышения остойчивости НТК предлагал уста­новить були, обеспечивающие доведение метацентрической высоты при стандартном водоизмещении до 1,63 м и до 1,99 м при полном (вместо соответ­ственно 0,66 м и 1,24 м в 1-м варианте проекта).

14 февраля 1946 года работы по «Петропавлов­ску» решением Оперативного бюро Совнаркома СССР были по настоянию НКСП исключены из пла­на судоремонта на 1946 год. 4 марта ГУК доложи­ло начальнику Главного штаба ВМС о нецелесооб­разности полного восстановления «Петропавловс­ка» по проекту 27 и предложило восстановить его в качестве учебно-артиллерийского корабля, однако и такая менее сложная работа не была принята Ми­нистерством судостроительной промышленности.

31 октября 1946 года главком ВМС Н.Г.Кузне­цов в докладе И.В.Сталину, Н.А.Булганину и А.М.Ва­силевскому просил разрешения не проводить ка­питальный ремонт ряда старых кораблей, включая «Петропавловск», а через год (4 ноября 1947 года) командующий 8-м (Северо-Балтийским) флотом контр-адмирал Ф.В.Зозуля в своем докладе глав­кому ВМС адмиралу И.С.Юмашеву предложил сдать «Петропавловск» на слом. По докладу И.С.Юмаше­ва 29 июня 1948 года министр вооруженных сил Н.А.Булганин принял решение не восстанавливать «Петропавловск», но содержать в строю «в течение 1948—49 гг. в том состоянии, в каком он сейчас на­ходится, используя его для учебных целей».

Между тем после законченного еще в мае 1945 го­да отделения от корпуса поврежденной носовой ча­сти по 38 шп. ниже его основной плоскости оста­лись фрагменты деформированных конструкций, увеличивающие осадку до 12 м. Они были удалены с помощью подводных взрывов только перед са­мой постановкой корабля в док, где он находился с 25 ноября 1947 по 22 апреля 1948 года. В доке были обрезаны все поврежденные конструкции в районе 38—57 шп., а поперечная переборка на 57 шпанго­уте забетонирована (толщина слоя бетона 1 м), чем была надежно обеспечена ее водонепроницаемость. Прочие фильтровавшие воду соединения были зачеканены или заварены.

Приказом главкома ВМС от 29 июля 1948 года корабль был зачислен в отряд учебных кораблей, а 28 ноября 1950 года переклассифицирован в «неса­моходное учебно-артиллерийское судно» и переиме­нован в «Волхов». 22 сентября 1951 года его было приказано числить «несамоходным учебным кораб­лем» 85-й бригады (с декабря 1951 года — 28-й дивизии) учебных кораблей Кронштадтской воен­но-морской крепости.

Вооружение корабля в 1951 году кроме трех ба­шен главного калибра включало 3x1 76,2-мм артустановки типа 34-К, 6x1 37-мм автоматов 70-К и 6x1 12,7-мм пулеметов ДШК, а экипаж составлял 351 че­ловек, в том числе 25 офицеров, 96 мичманов и глав-старшин. Корабль интенсивно использовался для практики и экскурсий учеников учебных отрядов, кур­сантов и студентов. Он был исключен из состава ВМС 4 сентября 1953 года, однако, по некоторым данным, был разобран только в начале 1960-х годов.

 

Линейный корабль «Октябрьская Революция»

 

В 1944—1945 годах на «Октябрьской револю­ции» началась установка радиолокационных стан­ций, полученных по ленд-лизу от союзников. При этом были сняты два из трех установленных в 1943 го­ду (взамен четырех 90-см дуговых) 60-см боевых прожекторов МПРЭ-60-3 (с лампами накаливания). К концу 1947 году на линкоре были установлены американская РЛС обнаружения надводных целей SG-1 (дальность обнаружения линкора 230 кб, эс­минца — 160 кб, катера — 50 кб) и английские: РЛС обнаружения воздушных (до 100 миль) и надводных целей типа 281, артиллерийская РЛС типа 284 (с антенной на крыше КДП), а также радиолокацион­ная аппаратура опознавания. В 1953—1954 годах эти станции были заменены на отечественные того же назначения, соответственно, типов «Риф» (с ан­тенной на топе фок-мачты) и «Гюйс-2», сопряженные с аппаратурой опознавания типа «Факел-М». В этот же период были обновлены и средства ра­диосвязи, а также штурманское вооружение.

Попыток провести сколь-либо серьезную модер­низацию «Октябрьской революции» не предприни­малось. К концу 1944 года КБ Балтийского завода разработало проект «зенитного довооружения» корабля, в котором, однако, не предусматривалась ус­тановка каких-либо радиолокационных средств. В июне—июле 1945 года обследовавшая техничес­кое состояние линкора комиссия составила проект ТТЗ на его модернизацию. Предлагалось: довести углы возвышения орудий главного калибра до 45°, за­менить 120-мм казематные орудия спаренными универсальными 130-мм башенными артустановками, а одноствольные 37-мм автоматы 70-К — спарен­ными В-11, в дополнение к англо-американским РЛС общего обнаружения оснастить его находив­шимися в ранней стадии разработки отечествен­ными артиллерийскими РЛС: «Сириус-Б» — для управления огнем главного калибра, «Якорь»—для 130-мм и «Клюз»—для 37-мм калибров. При этом корабль для сохранения остойчивости и обеспече­ния подводной защиты должен был получить були. Последствий эти предложения не имели.

В мае 1946 года Техническим управлением ВМФ был разработан согласованный с Главным штабом ВМФ перечень кораблей, капитальный ремонт ко­торых признавался нецелесообразным. Возглавлял этот список линкор «Октябрьская революция». Его, как и другие попавшие в данный перечень корабли, предполагалось поддерживать в строю текущими ремонтами до полного износа. Тем не менее фи­нансируемые флотом проектные проработки модер­низации линкора велись и в начале 1950-х годов.

В 1942—1947 годах корабль практически не плавал, хотя и состоял с марта 1946 года в эскадре Северо-Балтийского флота, и только с 1948 года пройденные «Октябрьской революцией» за одну кам­панию мили стали исчисляться сотнями и тысячами. В январе 1951 года линкор развил скорость 19,6 уз.

Усиление зенитного вооружения, послевоенная установка радиолокационных систем, обновление средств радиосвязи и навигации привели к суще­ственному увеличению численности экипажа кораб­ля. На 1 июня 1951 года она достигла 1815 чел. (из них 74 офицера, 307 мичманов и главстаршин, 1434 старшин и матросов), то есть возросла по сравне­нию с 22 июня 1941 года в 1,26 раза. Наиболее ост­рой являлась ситуация с размещением старшин и рядовых. Так, в 30 штатных кубриках команды было всего 869 спальных мест, еще 197 мест разверты­валось в казематах и на палубах, а остальные — в помещениях кормовых шпилей, демонтированных торпедных аппаратов и других отсеках. Столь же не­благоприятным было и положение с санитарно-ги­гиеническими помещениями.

С начала 1950-х годов началось постепенное разоружение корабля. В 1950 году были демонти­рованы параваны, в декабре 1954 года сняты все 120-мм орудия, а в феврале 1955 года — 12,7-мм пулеметы. Еще 13 октября 1951 года линкор пере­вели в 85-ю бригаду учебных кораблей, но преоб­разовали в учебный линкор только 24 июля 1954 года. С марта 1956 года корабль находился в подчи­нении Кронштадтской военно-морской крепости. В соответствии с директивой начальника штаба Ленинградского военно-морского района от 10 ап­реля 1956 года, вышедшей во исполнение поста­новления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 17 февраля того же года, линейный корабль «Ок­тябрьская революция» вывели из боевого состава ВМФ и передали в Отдел фондового имущества для разборки на металл. 31 октября 1956 года корабль спустил Военно-морской флаг, а на следующий день был отбуксирован из Кронштадта в Ленинград и по­ставлен у дамбы судоразделочной базы Главвторчермета на Турухтанных островах, где и завершил свою жизнь, прослужив Родине почти 42 года.

 

Линейный корабль «Севастополь»

 

«Севастополь» уже с лета 1945 года проводил интенсивную боевую подготовку. В1948 году он был внесен в список кораблей, не подлежащих капиталь­ному ремонту, поддержание которых в строю до пол­ного износа должно было обеспечиваться лишь текущими ремонтами. Как и на «Октябрьской рево­люции», на нем в ходе регулярных ремонтов уста­навливались сначала англо-американские, а затем отечественные РЛС, обновлялась зенитная артил­лерия, а также некоторые другие боевые и техни­ческие средства.

15 мая 1954 года линкор был включен в состав 46-й дивизии учебных кораблей Черноморского флота и 24 июля переклассифицирован в учебный линкор. Во исполнение упоминавшегося постанов­ления от 17 февраля 1956 года приказом главкома ВМФ от 18 августа 1956 года «Севастополь» был исключен из состава ВМФ и сдан в Отдел фондового имущества. Последний советский линкор спустил флаг 30 января 1957 года и завершил свою жизнь на судо­разделочной базе Главвторчермета в Инкермане.