Британский заказ

 

К концу 80-х годов XIX века в военно-морских штабах ведущих стран мира при­шли к выводу о целесообразности созда­ния нового класса боевых кораблей — крупных мореходных миноносцев с уси­ленным артиллерийским вооружением, способных атаковать неприятельские броненосцы в открытом море, а также ус­пешно бороться со своими более мелки­ми собратьями в прибрежных водах. Пер­выми попытались реализовать эту идею англичане. Уже в 1884—1887 годах они построили два больших (разумеется, больших по тогдашним понятиям) мино­носца № 80 и 81, вооруженных тремя тор­педными аппаратами и четырьмя — ше­стью 47-мм пушками. Именно эти кораб­ли впервые получили прозвища «torpedo catchers» и «torpedo destroyers» — «лови­тели» и «разрушители» миноносцев. Од­нако родоначальниками нового класса бо­евых судов они так и не стали: уже через три-четыре года большинство обычных миноносцев «доросло» до них и по раз­мерам, и по вооружению. Требовался новый, более радикальный проект.

В марте 1892 года будущий создатель «Дредноута» адмирал Джон Фишер, зани­мавший в ту пору пост Контролера Адми­ралтейства (Контролер Адмиралтейства, он же Третий морской лорд, отвечал за проектирование и строительство ко­раблей для Ройял Нэйви), пригласил к себе владельцев двух ведущих фирм, занимавшихся про вотированием и строительством минонос­цев, —Джона Айзека Торникрофта и Аль­фреда Фернандеса Ярроу. Со свойствен­ной ему решимостью Фишер потребовал разработать проект «истребителя мино­носцев» — дестройера со следующими характеристиками: водоизмещение — око­ло 300 т, скорость хода — 26 узлов, во­оружение — одна 76-мм, три 57-мм пуш­ки и три торпедных аппарата, стоимость — не более 30 тыс. фн. ст. Нелишне напом­нить, что самые крупные миноносцы того времени имели водоизмещение не более 150 т, а калибр их артиллерии не превы­шал 47 мм.

Закладка первых в мире дестройеров состоялась в июле того же года. «Дэринг» и «Дикой» строились на верфи Торникроф­та, «Хэвок» и «Хорнет» — на заводе Ярроу. Головным из них стал «Хэвок» — офици­ально он вступил в строй в январе 1894-го. Правда, из-за неготовности новых водо­трубных котлов на нем установили два громоздких паровых котла локомотивного типа, что обусловило весьма необычный силуэт корабля с двумя близко располо­женными дымовыми трубами. Тем не ме­нее на испытаниях «Хэвоку» удалось дос­тичь скорости 26,77 узла — главным об­разом благодаря удачной конструкции лег­ких и мощных паровых машин тройного расширения, разработанных фирмой «Яр­роу» специально для новых кораблей.

Впрочем, адмирал Фишер нисколько не сомневался в успехе, и в течение 1893 го­да, не дожидаясь результатов испыта­ний первой четверки дестройеров, выдал 14 разным фирмам заказ на постройку еще 38 аналогичных кораблей. Причем здесь он в угоду «интересам империи» по­жертвовал интересами фирмы «Ярроу», дав санкцию на то, чтобы разослать чер­тежи паровых машин «Хэвока» всем за­действованным заводам. Альфред Ярроу затаил на Адмиралтейство глубокую оби­ду— тем более, что из упомянутых 38 миноносцев ему достался контракт все­го на три корабля. Глава фирмы посчитал, что теперь у него нет никаких мораль­ных обязательств перед руководством Королевского флота, и активно взялся за поиск экспортных заказов.

Примечательно, что первым делом А.Ярроу обратился в Санкт-Петербург. Уже в начале января 1894 года он отпра­вил письмо на имя начальника ГУКиС ад­мирала П.П.Тыртова с предложением по­строить «уничтожитель миноносцев» усовершенствованного типа с невидан­ной для того времени скоростью хода в 29 узлов! Русское Морское министерство проявило заинтересованность — идея подобного корабля здесь обсуждалась уже несколько лет. Для согласования де­талей контракта в апреле Ярроу лично прибыл в Россию.

Во время переговоров в Петербурге камнем преткновения стали финансовые вопросы. Ярроу назначил за миноносец цену 38 тыс. фн. ст. — в общем-то, доволь­но скромную, если учесть, что британское Адмиралтейство заплатило за «Хэвок» (без стоимости вооружения) 36 526 фн. ст., а за «Чарджер», головной из трех заказан­ных в октябре 1893 года 27-узловых дест­ройеров, — 41 133 фн. ст. Однако в Рос­сии посчитали эту сумму завышенной. Не желая потерять престижный заказ, Ярроу пошел на уступки. Видимо, здесь сыграли свою роль намеки Морского министерства о последующем серийном строительстве однотипных кораблей для Российского флота, а также желание «уколоть» британ­ское Адмиралтейство, поставив на экспорт миноносец более быстроходный, чем за­казанные для флота «владычицы морей».

Официальное заключение контракта состоялось в Лондоне 30 мая 1894 года. Фирма «Ярроу» обязалась за 14 месяцев построить и подготовить к испытаниям истребитель миноносцев нормальным водоизмещением 220 т и максимальной скоростью хода 29 узлов. При условии выполнения последнего пункта русское Морское министерство обязалось выпла­тить подрядчику 36 000 фн. ст.

Прототипом нового российского ко­рабля, получившего наименование «Со­кол», стал «Хорнет» — второй построен­ный фирмой дестройер и первый, осна­щенный водотрубными котлами системы Ярроу. Основные изменения проекта заключались в новом составе вооруже­ния (одно 75-мм и три 47-мм орудия вме­сто такого же числа 76-мм и 57-мм; два однотрубных палубных торпедных аппа­рата вместо одного носового и одного двухтрубного палубного) и применении никелевой стали повышенной прочнос­ти. Внешне «Сокол» отличался от анг­лийских собратьев наличием таранного форштевня. Кроме того, уже в процессе постройки по требованию МТК в проект внесли еще ряд изменений — в частно­сти, увеличили емкость угольных ям, камбуз перенесли из офицерского отде­ления в район носового кубрика, обору­довали командирскую каюту и каюты для унтер-офицеров, прожектор установили впереди первой дымовой трубы на по­перечных рельсах (для возможности его перемещения с одного борта на другой), увеличили до 300 мм высоту комингсов люков на верхней палубе.

Изготовление механизмов миноносца на заводе «Ярроу» началось в июле, а сборка корпуса на стапеле — в декабре 1894 года. Работы шли быстро: уже в апреле следующего года завершилась клепка наружной обшивки, затем, прямо на стапеле, смонтировали котлы и паро­вые машины. Спуск на воду состоялся 10 августа, причем техническое состоя­ние корабля было таково, что уже на следующий день он смог своим ходом выйти для пробы механизмов.

Ходовые испытания «Сокола» с завод­ской командой начались 17 августа — в этот день миноносцу удалось в течение двух с половиной часов держать среднюю скорость 29,35 узла. Через восемь дней на официальных испытаниях этот резуль­тат был улучшен: при мощности машин в 3900 индикаторных л.с. скорость в среднем составила 29,77 узла (при 405 об/мин), а на одном из пробегов — 30,285 узла (при 418 об/мин). Таким образом, «Сокол» мо­жет претендовать на звание первого в ис­тории корабля, преодолевшего 30-узловый рубеж скорости(Это достижение оспаривают французы: в том же августе 1895 года миноносец «Форбан» показал на мер­ной миле ход около 31 узла. Испытания «Сокола» и «Форбана» проводились практически одновременно, и определить, какому кораблю принадлежит первенство в данном заочном состязании, весьма затруднительно)!

Появившиеся в печати сообщения об этом событии вызвали огромный резо­нанс в мире. Особенно бурно отреагиро­вало британское Адмиралтейство, сроч­но выдав заказ на проектирование «30-узловых» дестройеров для Ройял Нэйви.

Приемная комиссия из России призна­ла все пункты контракта выполненными и — редкий случай! — особых претензий к А.Ярроу не предъявляла. После доводочных работ, окраски корпуса и отдел­ки внутренних помещений миноносец по­кинул воды «туманного Альбиона» и 16 октября благополучно прибыл в Кронш­тадт. Десять дней спустя он был офици­ально принят в казну и включен в состав Балтийского флота.

По боевым возможностям — скорости хода, вооружению, дальности плава­ния — «Сокол» настолько превосходил все многочисленные миноносцы Россий­ского флота, что последние мгновенно теряли всякую ценность. Морское мини­стерство незамедлительно приняло впол­не обоснованное решение прекратить постройку традиционных миноносцев и отныне строить торпедные корабли толь­ко по типу «Сокола». Так созданный Аль­фредом Ярроу рекордсмен стал родона­чальником нового класса кораблей оте­чественного флота. Хотя формально пос­ледователи «Сокола» продолжали числиться миноносцами, их обычно имено­вали истребителями (вольный перевод английского слова destroyer), контрминоносцами, а иногда и эскадренными мино­носцами — несмотря на то, что офици­ально такой класс кораблей в России был «узаконен» только в 1907 году.