Филадельфия — Кронштадт — Чемульпо

 

Прибывший из России экипаж пересе­лился на крейсер 6 декабря 1900 года. 2 ян­варя во время стоянки в Филадельфии на его грот-мачте был поднят вымпел — «Ва­ряг» официально вступил в кампанию. Пос­ле нескольких пробных походов по заливу Делавэр он принял полный запас угля и 20 марта 1901 года навсегда покинул берега Америки.

Переход через Атлантический океан, Се­верное и Балтийское моря занял чуть более двух месяцев. 3 мая, оставив за кормой 5083 мили, крейсер стал на якорь на Большом Кронштадтском рейде. Две недели спустя, 18 мая, его впервые посетил Николай II. 1 августа состоялся второй высочайший смотр, а затем корабль взял курс на Копен­гаген, Данциг, Киль и Дюнкерк, сопровождая императорскую яхту «Штандарт».

После встречи с Вильгельмом II и пре­зидентом Франции Э.Лубэ царь отправил­ся назад в Петербург, а «Варяг» отделился от эскорта и ушел на Дальний Восток. 16 сентября он покинул Шербур и далее сле­довал по маршруту Кадис — Алжир — Па­лермо — Крит — Пирей — Суэцкий канал — Аден — Маскат — Персидский залив — Карачи— Коломбо. Новый 1902 год экипаж крейсера встретил на подходе к Сингапу­ру. 2 февраля «Варяг» прибыл в Гонконг, а в полдень 13-го — в Нагасаки. Там на него перенес свой флаг командующий отрядом русских кораблей контр-адмирал К.П.Кузмич. 25 февраля крейсер бросил якорь на рейде Порт-Артура, где ему устроил смотр начальник эскадры Тихого океана вице-адмирал Н.И.Скрыдлов. А через два дня на его борту побывал командующий мор­скими силами Тихого океана адмирал Е.И.Алексеев.

В течение последующих двух лет «Ва­ряг» находился исключительно в водах Желтого моря. Он базировался на Порт-Артур, неоднократно участвовал в учебных походах и практических стрельбах (Об интенсивности боевой подготовки экипажа «Варя­га» свидетельствуют следующие цифры. По анализу Р.М.Мельникова, за первый год службы в составе эскад­ры крейсер за 670 ходовых часов прошел 7950 миль, израсходовав 8600 т угля. 48 раз проводились артилле­рийские учения; в 30 учебных стрельбах стволиками из­расходовано 227 37-мм снарядов и 13 964 ружейных патронов Бердана. В боевых стрельбах израсходовано 74 152-мм, 185 75-мм, 214 47-мм и 951 37-мм снаряд; кроме того, в трех подготовительных стрельбах был вы­пущен еще 71 снаряд. Из десантной пушки Барановско­го было сделано 29, а из пулеметов — 770 выстрелов. В ходе 84 минных занятий и учений произвели 48 пусков торпед и 31 — метательных мин; два раза с плотиков выставлялись сфероконические мины заграждения (35 шт.). 84 раза проводились учения по определению дис­танции дальномерами, 48 раз — визуально (глазоме­ром), 6 раз осуществлялась подводка пластырей и 4 раза — постановка сетевых заграждений. 34 раза про­водили занятия по боевому освещению целей; общее время действия прожекторов — в среднем по 61 ч). 1 мар­та 1903 года в командование крейсером вступил капитан 1 ранга В.Ф.Руднев. С 29 сентября по 5 октября корабль прошел докование в Порт-Артуре, во время которого его перекрасили в защитный оливковый цвет. 16 октября во время испытательного пробега «Варяг» достиг скорости 20,5 узла. С 16 по 22 декабря он совершил поход в Чемульпо — стратегически важный ко­рейский порт, где постоянно находились боевые корабли ведущих государств, имев­ших свои интересы на Дальнем Востоке. После недолгой стоянки в Порт-Артуре «Варяг» 28 декабря снова направился в Чемульпо, где выполнял функции стационера.

Тем временем отношения России и Япо­нии обострились до предела. Война могла вспыхнуть из-за любого пустяка, и чинов­ники из Санкт-Петербурга более всего опа­сались не «коварного японца», а непред­сказуемых действий со стороны собствен­ных «горячих голов». Поэтому местному командованию строго-настрого запреща­лось проявлять какую-либо инициативу — чтобы не спровоцировать японцев к нача­лу боевых действий. Этими же причинами объясняется появление туманных инструкций и предписаний, выдаваемых команди­рам кораблей, отправлявшихся в плавание. Подобные документы сковывали инициа­тиву командиров, не позволяя им в слож­ной ситуации правильно ориентироваться и принимать своевременные решения.

Поначалу служба крейсера на рейде Чемульпо протекала довольно спокойно. 5 января 1904 года к «Варягу» присоедини­лась пришедшая из Порт-Артура канонер­ская лодка «Кореец». Для проверки цир­кулировавших в городе слухов о высадке японских войск Руднев направил канонер­ку в бухту Асан, но там никого обнаружить не удалось.

С 14 января прервалось телеграфное сообщение с Порт-Артуром. 26 января ка­нонерская лодка «Кореец», приняв почту, попыталась уйти из Чемульпо, но в море ей преградила путь эскадра контр-адмира­ла С.Уриу в составе броненосного крейсе­ра «Асама», крейсеров 2 класса «Чиода», «Нанива», «Такачихо», «Нийтака» и «Акаси», а также трех транспортов и четырех миноносцев. Не имея приказа открывать огонь, командир «Корейца» капитан 2 ран­га Г.П.Беляев приказал повернуть назад. А утром следующего дня русские моряки узнали о том, что война между Россией и Японией объявлена...

С.Уриу направил командирам находив­шихся в Чемульпо военных кораблей ней­тральных стран — английского крейсера «Тэлбот», французского «Паскаль», италь­янского «Эльба» и американской канонер­ки «Виксбург» — послания с просьбой по­кинуть рейд в связи с возможными действи­ями против «Варяга» и «Корейца». Коман­диры первых трех кораблей выразили Про­тест, поскольку бой на рейде стал бы во­пиющим нарушением формального нейт­ралитета Кореи, однако было ясно, что это вряд ли остановит японцев. Тогда В.Ф.Руд­нев, являвшийся командиром отряда рус­ских кораблей, принял решение выйти в море и попытаться с боем прорваться в Порт-Артур. Офицеры «Варяга» и «Корей­ца» на военных советах единодушно под­держали это предложение.