БРОНЕВАЯ ЗАЩИТА

 

Необычной была точка отсчета в разработке системы броневой защиты «Дредноута», этой важнейшей составляющей конструкции линкора, в огромной мере определявшей его устойчивость в сражении Выдав создателям проекта директиву о том что бронирование будущего линкора должно быть лишь «адекватным», адмирал Фишер тем и ограничился утратив к деталям этого вопроса всяческий интерес. Разработка этой проблемы легла всецело на плечи Филипа Уоттса и его подчиненных. Бесспорно все они были замечательными специалистами в своей области но в условиях повсеместной экономии веса руки у них оказались связанными. Остаточный принцип расхода веса на броневую защиту и спешка в проектировании привели к печальным результатам. В итоге броневая защита «Дредноута» даже уступала британским линкорам предшествующих серий.

Вертикальный бортовой пояс «Дредноута» имел протяженность от штевня до штевня. Он располагался по высоте от уровня средней палубы до отметки 1.52 м ниже ватерлинии при нормальном водоизмещении и имел высоту 4,06 м. Основная его часть, прикрывавшая 60% длины корпуса на участке расположения главных жизненных частей корабля (постов управления погребов боезапаса и машинно-котельной установки), состояла из наиболее толстых плит. Однако эти плиты не были единой толщины и, как это практиковалось в британском флоте, подразделялись по высоте на два типа. Таким образом главное бортовое бронирование «Дредноута» включало как бы два отдельных пояса — ватерлиния защищалась 279-мм плитами выше которых до уровня средней палубы шла 203-мм броня.

Критики «Дредноута» часто порицали именно этот 279-мм пояс, поскольку после 305-мм главного пояса «Лорда Нельсона» главную часть защиты нового мощного линкора никак нельзя было назвать «адекватной». Имелись возражения и по поводу старой практики составления основного бортового бронирования линкора из плит разной толщины. Так, при принятии «Дредноутом» на борт полного запаса топлива и воды осадка его возрастала с 8.08 до 9.22 м при этом 279-мм пояс полностью уходил под воду, и плавучесть корабля зависела только от 1.4 м полосы 203-мм брони, значительная часть которой также оказывалась под водой. Оскар Парке писал по этому поводу в своем фундаментальном труде «Британские линкоры» «Ненормальное погружение главного пояса в воду при полной нагрузке было слабым местом всех последующих линкоров и линейных крейсеров с 12-дюймовыми орудиями поскольку во время мировой войны они всегда выходили в море с полным запасом топлива. Если бы они вступали в бой вскоре после выхода из гавани, их положение было бы незавидным, но обычно большая часть топлива расходовалась до боя при передвижениях на большой скорости, и их защита по ватерлинии по мере опорожнения бункеров постоянно улучшалась».

Позже многие сходились во мнении, что лучше было бы выполнить бортовой пояс «Дредноута» из плит одной толщины в 240 мм, подобно тому, как это сделали в проекте первого русского дредноута «Севастополь». Но в случае с «Дредноутом» такое новшество оказалось попросту невозможным из-за нехватки времени на детальную проработку нового способа расположения плит больших размеров, их крепления к рубашке и подкреплений за бортом.

За пределами концевых орудийных башен бортовое бронирование линкора было продлено до самых штевней корпуса, причем толщина брони в оконечностях уменьшалась до 152 мм в носу и до 102 мм в корме. Любопытно, что «Лорд Нельсон», корпус которого имел более полные обводы и для сохранения плавучести нуждался в надежной защите концевых отсеков, в носу нес также 152-мм плиты. «Дредноут» отличался гораздо более острыми обводами, и применение на нем подобной защиты со временем критиковалось как чрезмерное, поскольку пробоина по ватерлинии в носу не имела бы для него серьезных последствий. Здесь хватило бы и более легкого бронирования, в то время как разницу в весе лучше было использовать в другом месте. Примечательно, что в последовавших за «Дредноутом» проектах это носовое бронирование значительно уменьшили.

А вот отказ от верхнего броневого пояса стал серьезным недочетом. Лишенный какой-либо защиты надводный борт «Дредноута» между верхней и средней палубой был уязвим для любых фугасных снарядов противника, которым противостояла лишь тонкая бортовая обшивка из 13-мм стальных листов. Это представляло большую опасность, ибо при получении линкором значительного крена в бою вода могла затопить объем корпуса выше верхней броневой палубы, что грозило потерей остойчивости.

Горизонтальное бронирование также не несло никаких новых идей со времен «Канопуса» (1896 г.) —первого британского броненосца, получившего две броневые палубы, перекрывающие верхнюю и нижнюю кромки бортового пояса. Верхняя броневая палуба «Дредноута», находившаяся в уровне его средней палубы, простиралась от форштевня до кормового траверза и представляла собой настилку из 18-мм мягких стальных плит по поперечным бимсам. Под ней, в уровне нижней палубы, между носовым и кормовым барбетами проходила главная броневая палуба, состоявшая из двух слоев (25 + 18 мм) мягкой броневой стали. На расстоянии около 3 м от наружного борта эта палуба плавно опускалась в виде скоса к нижней кромке главного броневого пояса. На скосах добавлялся дополнительный слой 25-мм крупповских нецементированных плит, тем самым суммарная толщина брони на этом направлении доводилась до 68 мм. В общем, формируемый главной броневой палубой и ее скосами боевой запас плавучести, при отстоянии этой палубы от нормальной ватерлинии всего на 0,4 м, можно признать ничтожным. А если учесть, что в отдельных случаях судну придется иметь на борту полный запас топлива и расходной воды, увеличивавших его осадку на 1 м, то любое повреждение главной броневой палубы, оказавшейся при этом ниже поверхности воды, могло вызвать довольно серьезные последствия.

Вне пределов цитадели, защищенной двумя броневыми палубами, горизонтальное бронирование было продлено до оконечностей корпуса. В носу толщина его составляла 38 мм (два слоя по 19 мм мягкой стали), в корме — 51 мм (два слоя по 25,4). Над рулевым приводом в самой корме наблюдался небольшой подъем горизонтальной защиты с устройством 76-мм гласисов (наклонных переходных плит) — для прикрытия массивных голов рулей и механизмов их управления.

Основное бронирование корпуса дополнял кормовой траверз — шедший наклонно от барбета кормовой башни к борту переборки из крупповской цементированной стали толщиной 203 мм, которая располагалась в уровне между броневыми палубами судна. Этот траверз предохранял погреба кормовых башен и турбинные отделения от попадания в них снарядов с кормовых курсовых углов. В носу по необъяснимой причине подобная защита отсутствовала, что теоретически допускало поражение неприятельскими снарядами центрального поста корабля и погребов его носовой башни с определенных направлений при бое на носовых курсовых углах.

Барбеты 12-дюймовых установок «Дредноута» бронировались от верхней до нижней палубы, причем в межпалубном пространстве толщина брони была единой— 102 мм. Наружные стороны барбетов концевых и бортовых башен (180° сектора окружности) выше верхней броневой палубы бронировались 279-мм плитами, их внутренние стороны (остальные 180° окружности) — 203-мм. Защита барбета средней башни на всех направлениях — 203 мм. Сами башни 12-дюймовых орудий защищались 279-мм броней спереди и с боков, имели 76-мм крышу и 330-мм тыл. При этом опять-таки для экономии веса толщину брони башен, поступивших на «Дредноут» вместо «Лорда Нельсона» и «Агамемнона», уменьшили против первоначального проекта — там, где прежде планировалось установить 305-мм плиты, на новом корабле оказались 279-мм. Боевые рубки первого однокалиберного линкора имели неодинаковую защиту носовая защищалась 279-мм броней, а ее коммуникационная труба 127-мм стенками, в то время как кормовая имела 203-мм стенки и 102-мм трубу. Лишь крыша обеих рубок бронировалась одинаково — 51-мм куполообразными плитами крупповской нецементированной стали Центральные посты под боевыми рубками были защищены одинаково крыша и торцевые стенки — 25 мм, боковые, обращенные к бортам — 51 мм

Местное бронирование «Дредноута» завершалось устройством внутренних 51-мм броневых экранов, простиравшихся от нижней броневой палубы там, где ее плоская часть переходила в скос, до внутреннего дна и предназначенных в качестве дополнительной защиты при торпедных попаданиях на наиболее опасных направлениях в районе артиллерийских погребов.

Общая оценка распределения бронирования «Дредноута» приводит к довольно курьезному выводу — первый в мире линкор, в основе идеи которого лежало использование тяжелой артиллерии на дальних боевых дистанциях (60 — 70 кбт), что означало в первую очередь ведение навесного огня, имел тип броневой защиты, эффективной прежде всего против настильного огня, то есть для малых и частично для средних дистанций (30 — 40 кбт). Этому иногда приводят следующее объяснение в 1905 году еще никто не мог предположить, что в будущих боях первой мировой войны общепринятыми для дредноутов станут дистанции в 60 — 70 кбт Слабость аргументирования здесь очевидна, и главная причина лежит, конечно же, в крайнем недостатке водоизмещения, не позволившем обеспечить первому однокалиберному линкору по-настоящему «адекватную» защиту.

Таким образом бронирование «Дредноута» оказалось даже слабее чем у линкоров прежней формации. Поэтому не будет преувеличением сказать, что сэр Филип Уоттс кривил душой, когда отмечал в 1919 году в своем знаменитом докладе на сессии Института военного кораблестроения, что защита «Дредноута» вполне соответствовала его вооружению и не была лимитирована соображениями экономии водоизмещения. Последовавшая вслед за этим дискуссия показала что коллеги сэра Филипа значительно скромнее оценивали достижения проекта в области защиты, а профессор Джон Байлс, соратник Уоттса по комитету прямо напомнил о том как бывший главный строитель в свое время довольно сдержанно оценивал бронирование своего детища.