«Сокрушительный»

 

Вскоре после вступления в строй пе­реведен по Беломорско-Балтийскому каналу (сентябрь — ноябрь 1939 года) на Северный флот. 8 ноября прибыл в Полярный. Во время войны с Финлян­дией нес дозорную и конвойную службу, затем занимался боевой подготовкой. С 18 июля 1940 года по 4 июля 1941 года прошел гарантийный ремонт на заводе № 402 в Молотовске. Всего до начала Великой Отечественной войны прошел 10 380 миль.

После завершения ходовых испытаний «Сокрушительный» был включен в состав Беломорской флотилии, где находился до 29 сентября. За это время он несколь­ко раз эскортировал транспорты, произ­вел 3 минные постановки (поставил 90 мин КБ-1 и 45 мин образца 1908 г.), про­шел кратковременный планово-предуп­редительный ремонт.

1 октября «Сокрушительный» прибыл в Полярный и вошел в состав отдельного дивизиона эсминцев. До 1 января 1942 года он 11 раз выходил для обстрела вра­жеских позиций, выпустил 1297 130-мм снарядов. Кроме того, вместе с «Гроз­ным» и английским крейсером «Кент» участвовал в поиске немецких эсминцев (без результатов), конвоировал тран­спорты. Наиболее тяжелым походом ста­ла совместная с «Грозным» эскортная операция 24—26 декабря. Во время 9-балльного шторма при 7-балльной волне и сильном обледенении надстроек крен корабля достигал 45°, а из-за засолен­ности холодильника некоторое время приходилось идти на одном ТЗА.

1 февраля 1942 года «Сокрушительный» в паре с «Грозным» вышел на поиск не­мецких транспортов в районе Варде — Киркинес. Плохая погода и мороз вновь привели к сильному обледенению — вес намерзшего льда составил 70 т, а его тол­щина местами достигала 40 см! Операцию пришлось прервать, и на следующий день корабли вернулись в базу.

28 марта, после завершения планово-предупредительного ремонта «Сокруши­тельный» вместе с «Гремящим» и англий­ским эсминцем «Ориби» вышли навстре­чу конвою PQ-13, а утром следующего дня вступили в его охранение. В 11.18 при плохой видимости была услышана стрельба, и через 2 минуты у левого бор­та «Сокрушительного» поднялись всплес­ки от пяти артиллерийских снарядов. Через 6—7 секунд по носу и корме упало еще 3 снаряда. Эсминец увеличил ход. Спустя несколько секунд на курсовом угле 130° и дистанции 15 кбт был обна­ружен силуэт корабля, опознанного как немецкий эсминец типа «Редер». «Сокру­шительный» открыл огонь и вторым зал­пом добился накрытия с попаданием сна­ряда в район второй трубы корабля про­тивника. Тот запарил и резко повернул влево. Наш эсминец вдогонку сделал еще 4 залпа, но больше попаданий не наблюдалось. Налетевший снежный за­ряд скрыл неприятеля из виду. Всего «Сокрушительный» выпустил 20 130-мм снарядов.

Этот скоротечный бой занимает вид­ное место в истории советского военно-морского искусства, поскольку является единственным за всю Великую Отечес­твенную войну эпизодом, когда наш над­водный боевой корабль столкнулся с про­тивником своего же класса и даже вы­шел из него как бы победителем. В ка­честве противника «Сокрушительного» обычно указывается немецкий эсминец Z-26. Однако в последнее время в печа­ти появились материалы, в которых вы­двигаются другие версии. Так, авторы публикации (Грановский Е., Морозов М. Германские эс­минцы в бою, ч. 2. М., 1995. Там же — ссылка на статью в журнале «Marine Rundschau», № 1, 1977) , справедливо указывая, что к описываемому моменту Z-26 был силь­но поврежден и отстреливался от крей­сера «Тринидад» из единственного уце­левшего орудия, а кружившие вокруг кон­воя Z-24 и Z-25 находились достаточно далеко от места стычки, высказывают гипотезу, будто «Сокрушительный» вел бой с... английским эсминцем «Фьюри». Это представляется маловероятным, так как попадание в союзный эсминец (кста­ти, на следующий день пришедший в Мурманск) наверняка нашло бы отраже­ние и в документах, и в исторической ли­тературе. Более логично предположить, что мишенью комендорам «Сокрушитель­ного» все же служил Z-26, только вот огонь по советскому эсминцу вел кто-то другой, поскольку первый пятиорудийный залп не мог сделать ни один из находив­шихся вблизи эсминцев (и английские, и немецкие корабли имели по 4 орудия главного калибра). Кстати, в донесении командира «Сокрушительного» ничего и не говорится о ведении немцами огня. Так что два упавших у борта залпа впол­не могли принадлежать тому же крейсе­ру «Тринидад», принявшему «Сокруши­тельный» и «Гремящий» за Z-24 и Z-25. Во всяком случае, однозначного объяс­нения некоторых нестыковок в советском, немецком и английском описаниях этого боя нет.

В апреле «Сокрушительный», нахо­дясь в охранении конвоев, неоднократ­но отражал воздушные атаки, перенес 9— 10-балльный шторм. Вечером 30 апреля он вступил в охранение торпедирован­ного немецкой подлодкой крейсера «Эдинбург», но нехватка топлива заста­вила его через 8 часов уйти в базу. По­полнив запас мазута, «Сокрушительный» вечером 1 мая прибыл к месту нахожде­ния крейсера, но, увы, поздно: за 6 ча­сов до подхода советского корабля «Эдинбург» был потоплен.

8 мая «Сокрушительный» дважды вы­ходил в губу Ара для обстрела берего­вых целей. Второй поход едва не закон­чился трагедией: корабль внезапно ата­ковали сразу 28 немецких самолетов. Эсминцу удалось срочно отклепать якор­ную цепь (выбирать якорь не было време­ни) и, удачно маневрируя, избежать попа­даний бомб и при этом сбить из 37-мм автомата один бомбардировщик.

С 28 по 30 мая «Сокрушительный» вместе с «Грозным» и «Куйбышевым» находился в охранении союзного кон­воя PQ-16. Транспорты конвоя подверга­лись массированным атакам фашистских бомбардировщиков и торпедоносцев. 29 мая только за одну атаку немцы сбросили 14 торпед, но ни одна из них не попала в цель, зато торпедоносец «Фокке-Вульф» был сбит 76-мм снарядом с «Сокрушитель­ного» с дистанции 35 кбт. На следующий день прямым попаданием 76-мм снаряда был уничтожен еще один самолет — «Юн-керс-88», а два других — повреждены. Ве­чером 30 мая транспорты конвоя благо­получно достигли Кольского залива.

8 июля «Сокрушительный» вместе с «Гремящим» направлялись навстречу пе­чально знаменитому конвою PQ-17, но по пути попали в плавучий 4-балльный лед. Вынужденные сбавить ход до малого и лишенные возможности маневрировать, они в ночь на 10 июля подверглись атаке четырех бомбардировщиков Ю-88, сбро­сивших на каждый корабль по 8 бомб. К счастью, прямых попаданий не было, но от близких разрывов «Сокрушительный» получил легкие повреждения. Позже ата­ка повторилась, однако советским эсмин­цам опять повезло. Встретить транспорт им так и не удалось, и они вынуждены были возвратиться в Ваенгу.

В течение лета — осени 1942 года «Со­крушительный» прошел кратковременный планово-предупредительный ремонт, а также использовался для конвоирования транспортов, занимался боевой подготов­кой. Всего с начала войны до 1 сентября 1942 года он сделал 40 походов, пройдя 22 385 миль за 1518 ходовых часов.

Последней боевой операцией «Сокру­шительного» стало сопровождение кон­воя QP-15. Вместе с лидером «Баку» эс­минец эскортировал транспорты, но ут­ром 20 ноября попал в жесточайший шторм: ветер — 11 баллов, волнение моря — 8 — 9. Корабли потеряли друг друга из виду, и эсминец вынужден был повернуть назад. В 14.30, когда «Сокру­шительный» находился в точке 70° 30' с.ш. 43°00' в.д., в верхней палубе в рай­оне 178—180-го шпангоутов образова­лась трещина, быстро превратившаяся в разлом. Примерно через 3 минуты кор­ма окончательно оторвалась и вскоре за­тонула. Оба гребных вала переломились. Корабль потерял ход, его развернуло лагом к волне. Положение было крити­ческим. Находившийся поблизости лидер «Баку» сам получил серьезные повреж­дения (затоплены носовые отсеки, дей­ствующим остался только один паровой котел) и оказать помощи не мог. К месту аварии были высланы из Иоканги эсмин­цы «Урицкий» и «Куйбышев», а из Ваенги — «Разумный».

Спасательные работы проходили в тяжелейших условиях в течение двух дней. Взять на буксир аварийный эсми­нец не удалось — шторм рвал канат слов­но нитку. Решили снимать с терпящего бедствие корабля экипаж. Это тоже сде­лать было непросто. В конце концов «Куйбышев» принял на борт 179 чело­век, «Урицкий» — 11, «Разумный» — одно­го. В ходе спасательных работ погибли 14 человек, еще 6 — в момент аварии. К 15  часам 22 ноября на «Сокрушитель­ном» оставалось 15 человек во главе с двумя офицерами — старшими лейтенан­тами Г.Е.Лекаревым и И.А.Владимиро­вым. Но у находившихся поблизости ко­раблей кончалось топливо, и им при­шлось уйти. А посланный на смену им «Громкий» тоже получил повреждения и повернул назад. Когда же до места ка­тастрофы дошли тихоходные тральщики ТЩ-36 и ТЩ-39, эсминец найти не уда­лось—он погиб вместе с оставшимися на нем людьми.

Командование «Сокрушительного» покинуло терпящий бедствие корабль, когда на нем еще находилось большин­ство экипажа, за что было отдано под трибунал. Командир корабля капитан 3 ранга Курилех уверял, что был болен, но это не послужило оправданием: его и командира БЧ-2 капитан-лейтенанта Исаенко приговорили к расстрелу. А имена до конца выполнивших свой долг стар­ших лейтенантов Лекарева и Владими­рова вскоре присвоили полученным по ленд-лизу тральщикам типа AM.

Всего за годы войны «Сокрушитель­ный» выпустил 1639 130-мм снарядов (в том числе 84 — по самолетам), 855 76-мм и 2053 37-мм снаряда, сбив при этом 6 самолетов врага (2 из них совмес­тно с другими кораблями). Были два слу­чая самопроизвольного выстрела торпед (во время одного из них погиб красноф­лотец Старчиков). Еще два матроса уто­нули в результате несчастных случаев — этим исчерпываются потери личного состава корабля вплоть до его послед­него похода. От боевого воздействия противника на «Сокрушительном» не пострадал ни один человек.

Командовал эсминцем на протяжении всей войны капитан-лейтенант (затем капитан 3 ранга) М. А. Курилех.