Из рапортов командира капитана 1 ранга В. Лаврова
От 1 июня 1893 г.

21 мая, по определении девиации, вверенный мне крейсер "Адмирал Нахимов" отправился по назначению, согласно предписанию Главного Морского штаба. Весь переход до Портланда. куда я решил зайти вместо Фалмута; вследствие лучшей якорной стоянки, чем Фальмут, а следовательно, и лучшей погрузки угля, сделал без лоцмана, располагая курсами по виденным на пути маякам.

24 мая у острова Sialand. не видя за темнотой опознавательных буев прохода Sauso, встал на якорь.

25 мая с рассветом снялся с якоря и пошел к мысу Скаген, где в 9 часов вечера вступил в область густого тумана, стал на якорь на глубине 18 сажень и грунте ил. Когда туман рассеялся, снявшись с якоря в 6 ч. 15м., обогнув Скагенский маяк, вступил в Скагеррак, а затем в Немецкое море. Крейсер прибыл в Портланд в субботу утром, имея следующий день воскресный, когда вся торговая жизнь Англии совершенно замирает.

За весь переход, пользуясь штилями и тихой погодой, крейсер, по возможности, приводился в такой вид, чтобы войти приличным в первый иностранный порт. Команде были перекликнуты все расписания судовой жизни, а гардемарины, кондукторы и юнкера, кроме вахт, имели занятия по всем предметам теории и практики, для чего было составлено распределение дней и предметов занятий, которые проводились под руководством судовых офицеров вверенного мне крейсера. Общее наблюдение за их жизнью и успехами поручено лейтенанту Герасимову, на правах офицера Морского корпуса. Каждый день гардемарины производили счисления и астрономические определения, которые контролировались пеленгами маяков, встречаемых по пути.

28 мая у острова White встретил английскую эскадру, состоящую из 6-ти судов. Эскадра эта вышла из Портланда утром того же числа для следования в Портсмут.

29 мая утром на рассвете подошел к Порт-ланду и вошел на рейд в 5 ч. 25 м. утра и встал на якорь. На рейде находились в это время 2 эскадры, которые вечером того же числа ушли для практического плавания в Ирландию, и отряда, состоящего из рангоутных судов и бригов, а также броненосца "Alexandra". В 8 часов утра отсалютовал нации 21-м выстрелом и подъемом флага на грот-брам-стеньге. Получил ответ с береговой батареи, салютовал командору Starris, на что получил ответ с крейсера "Active". В 11 часов утра к обоим бортам крейсера были подведены угольные блокшивы и сейчас же приступили к погрузке угля своей командой, производя оную беспрерывно день и ночь, имея людей разделенными на 2 смены. В 8 часов вечера 31 мая окончили погрузку угля, причем было принято 750 тонн, по цене 14 шиллингов 6 пенсов за тонну. Во время якорной стоянки офицеры крейсера, свободные от службы, посетили Лондон, а в Портланде осмотрели школу юнг.

1 июня в 11 часов утра вверенный мне крейсер снялся с якоря и отправился по назначению на Азорские острова в порт Ronta Delgadef. Состояние здоровья офицеров и команды прекрасное. Свежая провизия приобреталась: мясо по 8 пенсов за английский фунт, хлеб по два пенса и мука по 9 пенсов.

От 10 июня 1893 г.

Стоянкой в Портланде я остался совершенно доволен, так как погрузка угля весьма удобна, и, благодаря хорошей погоде, я мог подготовить крейсер к капитальной окраске, которую предполагаю произвести на предстоящем переходе с Азорских островов в Нью-Йорк.

1-го июня, в 12 часу дня, имея пары в 5 котлах, снялся с якоря для следования, согласно предписанию, по назначению на Азорские острова. Весь переход в 1298 миль был сделан в 127 часов. Машина работала при 60-65 фут. пара и при 52-56 оборотах. Получившаяся разница между счислимыми и обсервованными пунктами в первые дни плавания от Портланда может быть приписана частью неверности показания механического лага, а частью попутным ветрам, которые в это время дули.

Пройдя Лизард, встретил в Атлантическом океане попутную зыбь, которая скоро перешла к NW и была причиной качки, доходившем до 15° на сторону, при 7-9 чрезвычайно плавных размахах в минуту. Хорошая погода позволила произвести артиллерийское и парусное учения и приучать молодую команду бегать через салинг.

6-го июня, в 8 ч. 30 м. утра, левее курса, в расстоянии 70 миль, открылся остров St. Miguel. В 7 ч. вечера лоцман, выехавший на поднятый крейсером лоцманский флаг, на судно не взошел и объяснил, что в гавани, за молом, крейсеру стоять на якоре будет тесно, почему пришлось стать на якорь у входа в гавань.

7-го июня, в 8 ч. утра, с подъемом португальского национального флага, произвел салют по уставу, на что тотчас получил ответ с береговой батареи. Простояв на якоре два дня и не имея возможности грузить уголь на большой зыби, был вынужден 9-го числа подойти ближе к молу, чем укрылся несколько от волнения и начал погрузку угля, имея обе машины все время в готовности дать ход в случае перемены погоды.

В общем состояние здоровья офицеров и команды превосходно.

От 21 июня 1893 г.

Общий вид острова St. Miguel, группы Азорских островов, очень красив, и на нем не остается ни одного невозделанного клочка земли, но так как жители не употребляют удобрений, то начинают жаловаться на истощение почвы.

10-го июня, в 7 час. вечера, снялся с якоря для следования в New York. В океане встретил зыбь, которая при свежем W-м ветре значительно увеличилась; килевая качка доходила до 8.5°, почему пришлось задраить носовую башню деревянными щитами. 13-го утром ветер стих. К полночи стихнувший ветер позволил прибавить ход до полного. 16-го июня ветер отошел до OtN, почему поставил в помощь машине марселя и фок, прибавлявшие до 2ч. ночи около узла ходу.

Место и время, когда крейсер вошел в Гольфстрем, так как курс был вдоль южной границы течения, к сожалению, точно не могли быть замечены, хотя ежечасные наблюдения над температурой и удельным весом воды были начаты с полдня 17 июня. Пересекая Гольфстрем, встретил полосу холодной воды шириной 200 миль по направлению курса. 19-го июня все теплое течение было пройдено, и с 4 час. дня вступил в холодную воду арктического течения; вблизи последнего крейсер несколько раз проходил через узкие полосы тумана. Подойдя ко входу в реку Гудзон, встал на якорь у входных буев, чтобы обмыть и окрасить наружный борт.

Состояние здоровья офицеров и команды превосходно.

От 15 августа 1893 г.

28 июля в 4 часа дня. по сигналу адмирала, снялся на вверенном мне крейсере с якоря, имея пары в 4 котлах. До 3 часов утра 29-го крейсер шел соединенно с эскадрой и отделился от нее, когда адмирал поднял сигнал "идти по назначению самостоятельно". Произведя салют в 15 выстрелов, взял курс на Азорские острова, в Poata Delgada, чтобы захватить оставленного в местном госпитале машиниста, который, по полученным в Нью-Йорке сведениям, поправляется. В 1 ч. 30 м. дня эскадра скрылась из виду на S 25°. Того же 29-го. после отдыха команды, произвел проверочную стрельбу из 6" орудий; орудийные компрессора и станки действовали исправно; откат орудий был нормальный.

30 июля произведено артиллерийское учение: приказания в батарею передавались путем электрических приспособлений, имеемых с этой целью на крейсере; прислуга подачи обучалась доставанию и подъему тех именно снарядов, которые требовались сигналом. По пробитию трюмной тревоги, молодой команде объяснено, как обращаться с дверями непроницаемых переборок.

31 июля, в 3 ч. 30 м. дня, при ветре с правого галса, поставили паруса, что увеличило ход с 9,5 до 12 узлов, а машины стали давать 55 вместо 50 оборотов. В 5 ч. 15 м. дня ветер стих, закрепили паруса и спустили брам-реи. Днем, на правой раковине, видели рангоутное судно, которое с наступлением темноты показало свое название — "Дмитрий Донской", продолжительными и короткими лучами электрического света. В ответ сделали боевым фонарем свое название и на сигналы адмирала показали: "Все благополучно; истинный курс OtS.4°." Расстояние между судами во время производства сигнала было не более 13 миль, и различать показанные фонарем цифры было легко.

1 августа, с утра, пользуясь попутным ветром, поставили паруса; вечером убирали брамсели и спустили брам-реи, так как погода начинала портиться. И действительно, 2-го с утра пошел дождь: ветер дул порывами, из которых один, в 12ч. дня. достиг силы 8-ми баллов и заставил зарифить марсели, сначала в 2, а затем в 4 рифа и взяли два рифа у грот-триселя. Дождь во время шквала шел. буквально, ливнем. В 3 часа дня ветер зашел сразу на 6 румбов и стих.

Потеряв попутный ветер, счел полезным ввести в действие пятый котел, чтобы успеть воспользоваться наступившей тихой погодой для погрузки угля. От введения пятого котла число оборотов машины с 48 возросло до 58, ходу же прибавилось 1.5 узла.

3 августа просушили паруса, произвели частное артиллерийское учение; поставили паруса, но вскоре их закрепили, так как ветер зашел. 4 августа — парусные учения; десантные полуроты обучались ружейным приемам. 5 августа — парусное учение и спуск рангоута. Вечером, не рассчитывая засветло подойти к якорному месту, вывели пятый котел.

6 августа утром поставили все паруса. В 2 часа, для испытания крейсера под парусами, застопорил обе машины: при ветре StW/З в галфвинде, неся: марсели, брамсели, фор-стень-стаксель и грот-трисель, крейсер имел 3.5 узла ходу; положили грот-марсель на стеньгу и повернули оверштаг. Поворот вышел удачный, с небольшим задним ходом. Ветер стих, закрепили паруса, спустили брам-реи и дали ход машинам.

7 августа, с рассветом, увидали острова Fayal и Pico, стали править по берегам и, войдя в бухту Horta. стали на якорь. За стоянку в Нью-Йорке, с разрешения начальника эскадры, порты становых якорей переделали, чтобы уменьшить количество воды, попадавшей через них внутрь крейсера, и исправлено повреждение одного из задних котлов, о котором я доносил Вашему Императорскому Высочеству последним рапортом. Повреждение это, по заключению комиссии, произошло от того, что топочный лист износился в этом месте более, чем в прочих частях топки.

Переход до Гибралтара сделан при столь благоприятных обстоятельствах погоды, что на ходу начал окраску крейсера и приведение его в большую чистоту к предстоящей представительной службе в европейских водах. Из произведенных испытаний выяснилось, что при 4-х котлах, имея до 65 фунтов пара, число оборотов машин будет доходить до 50, ход же при штиле будет от 8 до 9 узлов, и расход угля на котел останется тот же, что при 5 котлах, т.е. по 13 тонн в сутки на котел.

Если нет причин особенно торопиться и ветер балла в 2-3 позволяет нести хотя бы косые паруса, считаю более выгодным иметь пары в 4 котлах, так как паруса в таких обстоятельствах заменят пятый котел, и получится 13 тонн угля экономии, что и оправдалось на переходе из Америки на Азорские острова. Если при тех же обстоятельствах погоды крейсер будет под пятью котлами, паруса уже не будут прибавлять ходу.

14 августа в 8 ч. 30 м. вечера вошел на рейд Гибралтара и хотел стать в северной его части на якорь, по. так как стоянка стеснена угольными блокшивами, решил отдать якорь у мола.

15 августа с подъемом флага отсалютовал нации и командору Starris, командующему отрядом из четырех учебных судов, встреченных крейсером в Портланде. отряд этот на обратном пути отсюда в Англию должен зайти на Азорские острова. За переход крейсер сделал 1250.5 мили в 5,05 суток со средней скоростью 10,29 миль. Соображения, заставившие решиться на погрузку угля в Файяле, по приходе в Гибралтар вполне оправдались, так как уголь оказался здесь по 32 шиллинга за тонну. Приемкой угля на Азорских островах сохранено казне с лишком 278 фунтов стерлингов. Здоровье офицеров и команды в очень хорошем состоянии.

От 29 января 1894 г.

14 января сего года получил предписание командующего эскадрой Средиземного моря за N 66, при котором была препровождена копия с телеграммы Начальника Главного Морского Штаба за N 42. Предписанием этим предлагалось мне 15 января в 8 часов утра сняться с якоря и идти в Са-ламинскую бухту, где ожидать в тот же день посещения Ее Величества Королевы Эллинов, после чего следовать Суэцким каналом на присоединение к эскадре Тихого океана.

15 января я был приглашен телеграммой на завтрак к Их Величествам, а потому, чтобы не опоздать к назначенному времени, развел пары в 6 котлах. В 8 часов прибыл на крейсер начальник эскадры, по съезде которого тотчас же снялся с якоря для следования по назначению. На переходе имел ход 11,5 узлов. Желая сократить путь Ее Величества для посещения крейсера, в Саламинскую бухту не зашел, а в 11 часов стал на якорь у входа в бухту Пирей.

К назначенному часу прибыл во дворец на завтрак, на котором Ее Величество объявила, что вследствие болезни не может приехать проститься с офицерами и командой, при чем поручила мне передать на крейсер ее милостливые пожелания здоровья и счастливого плавания. При этом было объявлено, что после моего отъезда, через 30 мин. прибудет на крейсер Его Величество, и приказано быть в обыкновенной форме. Вернулся на крейсер в 3 часа, а в 3 часа 30 мин имел счастье принять прибывших: Его Величество Короля Эллинов, Их Высочеств Наследного Принца Константина, Принца Георга и Принцессу Марию, которые изволили посетить кают-компанию и милостиво принять предложенный чай.

Пробыв на крейсере более часа. Его Величество с Их Высочествами изволили отбыть на крейсер "Рында". Мной произведен салют по уставу и посланы люди по реям. По съезде Его Величества крейсер, имея пары в 5 котлах, в 5 час. 30 мин. снялся с якоря для следования в Порт-Саид.

Пользуюсь случаем высказать свое мнение о неудобствах стоянки в Пирейской бухте и преимуществах бухты Порос. Пирейская гавань, хотя и имеет удобный вход, но, благодаря ее узкости, как вход, так и стоянка, составляют для больших судов известный риск. Во время стоянки в гавани, ошвартовавшись кормами к стенке, крейсеров "Адмирал Нахимов" и "Память Азова", расстояние между форштевнями их не превышало 90 сажень, а потому, при частых проходах коммерческих судов, приходилось беспокоиться за целость бушпритов. Для крепления швартовов, хоть и сделаны рымы на стоянках, но они настолько не прочны, что во время свежего ветра один из швартовов "Нахимова" вырвал рым с основанием, и крейсер удержался только на остальных трех швартовах.

Долгая стоянка, ошвартовавшись в гавани, вблизи столицы Греции, разрушает судовую жизнь. Офицеры, получая частые приглашения, переутомляются, а у команды падает дух бравого матроса и нравственное поведение на берегу. У образцовой же по поведению команды вверенного мне крейсера за последние гулянья начали появляться случаи сильного пьянства и опоздания на судно, чего не было даже в Тулоне. Совершенно противоположной представляется стоянка в Поросе. Как только крейсер пришел туда, у всех появилась энергия к делу. Бухта, прекрасная во всех отношениях, дает новую возможность делать всякого рода учения.

Согласно распоряжению начальника эскадры, были произведены следующие учения: стрельба с минных и паровых катеров минами; поставлено минное заграждение; свозился десант на берег и. кроме того, один день провели на первой подготовительной стрельбе. При всех маневрах крейсера приборы и аппараты действовали исправно и правильно. Переход из Пирея в Порт-Саид сделан при хороших обстоятельствах. Курс проложен Архипелагом, с расчетом, чтобы пройти по восточной стороне острова Кандия.

16-го числа, по случаю воскресного дня, отслужили обедню; после полдня просушили чемоданы, а вечером, перед спуском флага, спустили брам-стеньги.

17 января в 8 часов утра, по счислению, до Порт-Саида оставалось 260 миль, ветер сделался противным и начал свежеть, а потому, желая прийти раньше в Порт-Саид, чтобы до вечера успеть сделать все необходимые приготовления для перехода каналом и взять потребные деньги, я приказал развести пары в 6-ом котле, который в 11 часов утра введен в действие, при чем ход получился вместо 9 узлов 10,75. Утром произведено артиллерийское учение; после полдня команда занималась грамотностью, а гг. мичмана и юнкера присутствовали на сообщении минного офицера лейтенанта Похвиснева о метательных минах.

18 января в 8 часов утра, подходя ко входу в Порт-Саид, на наружном рейде принял лоцмана, отсалютовал нации, на что получил немедленно равный ответ с береговой батареи. В 8 час. 35 мин. ошвартовался на указанные бочки. В Порт-Саиде застал только одно военное судно — английский шлюп, который стоит здесь на станции уже 6 месяцев. Командир шлюпа Alfred Pool очень недоволен своей стоянкой, потому что она приходится против угольных пароходов, с которых пыль постоянно несется на шлюп. Ввиду скорого ухода визит губернатору не сделал, о чем просил русского консула сообщить губернатору. Во время стоянки крейсера в Порт-Саиде правление канала и вся французская колония были к нам очень внимательны. Приезжали на крейсер президент и вице-президент французского клуба, чтобы пригласить меня и офицеров на вечер, устраиваемый в честь нас. Я лично отказался по недостатку времени, а офицерам разрешил принять приглашение.

Углубление крейсера по приходе в Порт-Саид было следующим; ахтерштевнем 26 футов, форштевнем 25 футов. Хотя канал и имеет углубление 30 фут, но проводятся суда, сидящие не более 25 ф. 7". Для получения указанного углубления пришлось на крейсере перенести из кормовых бомбовых погребов на нос, в баню, в носовой отсек жилой палубы, снарядов 6" — 667 штук, и 8" -что вместе составит по весу 2752 пуда. Работу эту начали в 2 часа пополудни, а окончили в 9 часов вечера, и крейсер получил следующую посадку: ахтерштевнем — 25 ф. 8", форштевнем — 25 ф. 6". При проходе каналом крейсер имел каменного угля 400 тонн; провизии на 3 месяца — 75 тонн; шкиперских запасов на 3,5 месяца — 12 тонн; машинных запасов на 3,5 месяца — 12 тонн; артиллерийский боевой запас с материалами — 292 тонны.

Окончив все дела, отдал швартовы и пол проводкой лоцмана, имея спереди буксир и работая своими машинами, 19 января в 7 часов утра вошел в канал. На крейсере пошел начальник движения по каналу отставной французский лейтенант Ferdinand Reynaud. В 10 часов утра принужден был ошвартоваться у берега, потому что встречный ветер дул с такой силой, что облака песка мешали рассматривать баканы. В 12 часов ветер немного стих, отдал швартовы и дал ход. но в 2 часа пришлось снова ошвартоваться по случаю усиления ветра и простоять до следующего утра. В течение дня команда занималась грамотностью.

20 января ветер стих и в 7 часов утра отдал швартовы и пошел каналом. В 3 часа пополудни, для пропуска 5-ти встречных пароходов, пришлось стать на якорь в конце большого соленого озера. Из числа встреченных пароходов был один английский военный транспорт "Buphrates". По проходе судов, было уже 5 часов вечера, а потому я, не желая останавливаться на ночь в узком канале, решил остаться на якоре. В течение дня команда занималась грамотностью, а перед спуском флага бегала через салинг.

21 января в 7 час. 30 мин. утра снялся с якоря, пошел в канал, а во 2-м часу пополудни благополучно вышел из канала и стал на наружном рейде на глубине 6 сажень. Пользуясь такой погодой и приготовленным углем, тотчас приступил к погрузке.

По приходе в Суэц приехали ко мне с визитом: наш консул Коста и командир Турецкого крейсера Мансуре, которым отвечал на следующий день. Турецкий крейсер стоит здесь в бассейне уже целый год. Он настолько запущен, что, если бы не присутствие мачт, офицеров и команды, его можно бы считать судном, несколько лет тому назад сданным к порту по негодности. Такое впечатление производит он при наружном осмотре, а внутренний — подтверждает то же впечатление. Орудия, станки, а также другие принадлежности на судне грязны, металлические вещи заржавели, верхняя палуба грязна, а в жилой палубе грязь и зловоние выше всякого описания. Лазарет помещается в носу и настолько темен, что положительно с трудом можно было рассмотреть копошившегося под грязными лохмотьями чахоточного матроса. Командир крейсера конфузливо объяснил свою грязь и беспорядок тем, что крейсер исправляется, хотя во время моего посещения ни что на это не указывало. Крейсер скоро пойдет на смену станционера Jidda, наибольший ход его в настоящее время 7 узлов.

По указанию командира Мансуре, Турция в Красном море имеет шесть станций. В гавани Суэц во время нашего пребывания стояли две паровые египетские шхуны по 700 тонн водоизмещения. Обе шхуны содержаться очень хорошо.

Пройдя каналом, я убедился, что крейсер может идти с одним пароходом, тогда как конвоир ему совершенно не нужен. Во время всего перехода каналом погода стояла довольно холодная и ветреная, а потому команда была одета в вязаные фуфайки и рабочее платье, а офицеры на мостике были в теплых пиджаках. Канал прошли в 2-е суток 5 час. 45 мин., из которых 25 часов стояли, а шли всего 12 час. 45 мин. Плавание в 97 миль сделано со средней скоростью 4,62 узла.

Погрузка угля в Суэце задержалась благодаря холодной погоде, температура наружного воздуха была 11°, причем для местных жителей она была настолько чувствительна, что арабы кутались в свои бурнасы и прятались в баржах. 22 января в 2 часа пополудни окончили приемку угля. Принято лучшего кардифа 700 тонн по 30 шил. за тонну. Перед выходом из Порт-Саида, на основании Циркуляра Канцелярии Морского Министерства 18 июля 1880 года N 4706. принял английским золотом 1165 фунтов стерлингов на содержание личного состава крейсера и 484 фунта на хозяйственные расходы. При этом считаю долгом донести, что означенным циркуляром предписывается принимать деньги английским золотом для предстоящих на Цейлоне расходов, причем указывается на Аден, как на порт, в котором эта операция может быть произведена.

Подошедшим до меня сведениям, в Адене английское золото достается с большим трудом, и за него приходится платить больше сверх обычных процентов, взимаемых банкирами при размене кредитива; желая избегнуть совершенно непроизводительного расхода казне, я решился принять деньги не в указанном циркуляром порте, а в Порт-Саиде, где за выдачу английского золота по кредитиву лишнего банкиром ничего не взимается.

Кроме того, решаюсь донести Вашему Императорскому Высочеству, что считаю высылку из Николаевского порта провизии для плавающих в Средиземном море судов не выгодной для казны. При этом в свойстве американской солонины переносить долговременное хранение в складах и на судах я убедился как в настоящее плавание, так и за время исполнения обязанностей помощника командира Владивостокского порта. Из высланных же Николаевским портом бочонков солонины некоторые оказались без рассола, и их пришлось немедленно израсходовать, во избежание окончательной их порчи, уже в Поросе оказался бочонок негодной в пишу солонины, через месяц по ее приеме на крейсер.

Другие продукты могут также выписываться из Одессы через поставщика Манидаки в Пирсе гораздо дешевле, чем они стоят на рынке, например, минеральное машинное масло, указанных положением качеств и плотности, стоящее в Пирсе 6 р. 6 коп. металлических за пуд, обошлось бы выписанное с доставкой из России 1 р. 70 коп. При этом как для судов, так и для казны, считаю доставку через поставщиков более выгодной, так как выписанные предметы в случае, если качество их неподходящее, могут быть не приняты на судно, тогда как высланные портом обязательно принимаются и, оказавшись при употреблении негодными, ложатся прямым убытком на казенные средства, а судно тем самым может быть поставлено в критическое положение. Ввиду того, что время прохода каналом и стоянка в Суэце для приема угля позволяли посетить Хайфу и пирамиды, я разрешил некоторым из офицеров, не бывшим в Пирсе, совершить эту поездку; все они к уходу крейсера из Суэца вернулись на судно.

22 января к 2-м часам дня окончил погрузку угля, развел пары в 4-х котлах и в 8-м часу снялся с якоря для следования в Аден. В 10-м часу получил попутный ветер, но, чтобы не тревожить усталую команду, поставил косые паруса. Курс располагал, определяясь по маякам.

23-го утром, в 8-м часу, поставил прямые паруса, которые дали лишний узел хода. Утром мыл белье и койки, а команда в батарейной палубе мылась теплой водой, что было необходимо перед вступлением в жаркий климат. После полдня команда проветривала чемоданы. Перед спуском флага, пользуясь удобным ветром, сделал парусное учение и подъем рангоута. В этот день температура воздуха не поднималась выше 15°, а потому на ночь вахтенным пришлось одеть вязанки.

24-го ветер хорошо подгонял крейсер и не давал ощущать жары. Утром до 8 часов и перед спуском флага по полчаса употребил на парусное учение. В 9 часов утра произвел артиллерийское учение, а после полудня занимались грамотностью и приготовлением специалистов. Для ознакомления с машиной и управлением ей с сего числа назначил половину имеющихся мичманов на этот переход нести вахту в машине, а другую половину мичманов, до прихода во Владивосток, назначил к несению вахт младших штурманов. Юнкера занимаются по особому расписанию. В полдень сего числа находились в 380 милях от Суэца. Суточное плавание 224 мили. С сего числа приказал одеть на фуражки белые чехлы.

25-го утром, в 8 часов, я перед спуском флага производил парусное учение и перемену марселя. К спуску флага ветер совсем стих, потому закрепили паруса. На основании указания лоции ожидал противного ветра, а потому опустил брам-стеньги. По случаю увеличившейся до 40° температуры воздуха в машине и кочегарне, согласно заявлению старшего врача крейсера, с сего числа приказал выдавать красное вино по положению машинистам, кочегарам, ученикам, назначенным в кочегарную, и нижним чинам, посылаемым с вахты для разгребания угля в угольных ямах.

26-го. в течение всего дня, сильный противный ветер. Утром производил артиллерийское учение, а после полудня судовые работы. При опросе встреченного английского парохода: "какой имел ветер?".— получил ответ: маловетрие, а потому решил остаться под 4-мя котлами, которые давали средний ход 8,5 узлов. Суточное плавание вышло 205 миль.

27-го, в 8 часов утра, вегер начал свежеть. Утром ученики занимались специальными предметами, а после полудня судовые работы.

28-го с полуночи ветер усилился до 7 баллов. До Перима оставалось 67 миль. Утром послал лазать через марсы, а ученики занимались специальными предметами, а после полудня судовые работы. В 8-м часу вечера открылся остров Перим. а в 8 часов, пройдя траверз его. Бабэльмандебским проливом, вошел в Аденский залив.

В 9-м часу утра, 29 января, отдал якорь в Аденской бухте. С подъемом английского флага отсалютовал нации 21 выстрелом, на что получил равный ответ. В день прихода на рейде стояли военные суда только английские: канонерская лодка I класса "Pigeon", под командой Commander Gray, и транспорт "Warren Hastings", на котором был поднят флаг прибывшего из Коломбо уже смененного вице-короля Индии Lord Lausdowne, возвращавшегося в Англию. В этот день, в 4-м часу после полудня, назначен официальный съезд вице-короля на берег, причем должен быть произвестись салют; с лодки "Pigeon" приезжал офицер пригласить принять участие в салюте, что я исполнил, произведя согласно уставу 31 выстрел, подняв английский флаг на фор-брам-стеньге.

К полдню подвели баржи с углем; пользуясь хорошей погодой, погрузку угля к 9-ти часам вечера окончили. Принято 488 тонн. Последний переход от Суэца до Адена, расстояние 1277,5 миль, сделал в 6 суток и 30 минут, израсходовав каменного угля 322 тонны. Стоимость мили обошлась, считая и смазочные материалы, 2 рубля 89.75 копейки. На переходе Красным морем встретил 24 парохода, все коммерческие. За все время плавания, как и в настоящее время, состояние здоровья офицеров и команды превосходное. Предполагаю 1 февраля, до Коломбо, сделать вторую подготовительную стрельбу и закончить испытания поворотливости судна.

От 12 февраля 1894 г.

Хотя погрузка угля была закончена в день прихода крейсера на Аденский рейд 29-го января и машина была готова к действию, но я уже ранее решил остаться на якоре до 1 февраля, употребив время стоянки на мытье как судна, так и команды с ее вещами. Со спуском и подъемом флага ежедневно производил рангоутные учения и посылал шлюпки обучаться гребле. Тотчас, по приходу крейсера на рейд, прибыл ко мне русский консул г. P. Boneublust. по съезде которого произвел салют по уставу.

30 января приехал с визитом на крейсер французский консул Gaston Lenay, по съезде которого произвел салют по уставу. 31-го ответил на визит консула и в назначенный час сделал с офицерами визит губернатору. Генерал был очень любезен и пригласил на обед, от которого пришлось отказаться, так как я уже имел приглашение от русского консула. Губернатор, зная мое предположение уйти на другой день с рассветом в море, тотчас прислал на крейсер своего адъютанта с ответным визитом. В такой короткий промежуток стоянки трудно было узнать что-нибудь положительное по укреплению Адена, но. по рассказам французского консула Lenay. англичане в последнее время привезли 6 новых дальнобойных орудий, которые поставлены восточнее мыса Steamer point. С рейда самих орудий не видно, но по свежей насыпи можно судить, что эта работа произведена недавно.

1 февраля, имея пары в 4-х котлах, в 7 часов снялся с якоря для следования в Коломбо. Имея тихий, противный ветер, пошел по 8,5 узлов. Утром произвел артиллерийское учение, после обеда судовые работы, и по случаю наступающего праздника Сретения отслужена всенощная. Сего числа трюмный машинист Павел Якин (на службе с 1887 года, делает вторую кампанию), стоя на вахте, пробовал правой рукою у трюмной пожарной помпы подшипник, опоздал вовремя отнять руку, которую зажало между мотылевым подшипником и направляющей рамой, от чего он получил разорванную рану на тыльной и ладонной поверхностях правой руки, проникающую до кости. В настоящее время здоровье его хорошо.

2 февраля утром, по случаю праздника Сретения Господня, отслужена обедня и весь день отдан для веселья команды. Комиссия из гг. офицеров, согласно положению, проверяла денежную отчетность за последний месяц. В эти сутки температура наружного воздуха выше 21° не поднималась, а в кочегарне наибольшая была + 41°.

3 февраля с утра пришлось заняться проветриванием гречневой крупы, которая сильно нагрелась в помещениях. Крупа была вынесена наверх и рассыпана на брезентах на юте. Эта работа помешала производить судовые учения.

4-го утром произведено артиллерийское учение. Для испытания, сколько времени могут работать при настоящей температуре в бомбовых погребах и крюйт-камерах, произвели крюйт-камерное учение в носовых помещениях. Учение продолжалось один час при температуре наружного воздуха 21°. Вентиляция была прекращена. После часовой работы люди были осмотрены судовым врачом, и оказалось, что они были еще настолько бодры, что могли бы продолжать работу. Сего числа следующая смена мичманов назначена на трое суток для несения вахты в машине. В 11 час. 45 мин. пробил боевую тревогу.

5-го для производства вчерашних испытаний в кормовых помещениях утром сделал крюйт-камерное учение при температуре наружного воздуха + 21 град. Вентиляция так же, как и вчера была прекращена. Работа продолжалась один час, по прошествии которого люди были осмотрены судовым врачом и найдены способными продолжать работу. После полдня произведены судовые работы. Мичмана слушали соображения минного офицера лейтенанта Похвиснева о минах Уайтхеда. Вечером отслужена всенощная.

6-го перед подъемом и спуском флага нижние чины посылались через салинг. Утром отслужена молебница, прочитан устав. Время после полдня употреблено на починку белья и платья.

7-го утром вымыто белье, койки и малые чемоданы; после 8-ми часов произведено артиллерийское учение; после полдня судовые работы.

8-го утром ветер начал стихать, с 3-х баллов уменьшился до 1-го и дал возможность с 7 до 8-ми часов утра сделать парусное и рангоутные учения. После 8 часов было обучение команды грамотности и учеников по специальностям. В 7 часу спустил на воду оба вельбота и катер, которые, обойдя несколько раз по кругу, были подняты. В 8 часов убрал паруса, дал ход машине.

9-го в 7 часов утра пробил боевую тревогу, бросил плавучий пирамидальный щит и произвел вторую подготовительную стрельбу, маневрируя около щита при расстояниях, менявшихся от 2,5 до 16 кабельтов. Сделано 36 выстрелов учебными зарядами и неснаряженными снарядами из больших орудий, 100 выстрелов из скорострельных орудий и 350 из ружей. По наблюдениям в щит попало 11 снарядов из больших орудий. В 10 часов, окончив стрельбу, пробил отбой и, ввиду того, что становилось жарко, не желая утомлять команду спуском шлюпок, оставил щит на воде, тем более что он был испорчен выстрелами. В 4 часа пополудни, пользуясь тихой погодой, определил циркуляцию, сбрасывая через каждую четверть окружности буквы и измеряя расстояние между ними на спущенном для этой цели катере.

10-го в 2 ч. 30 м. утра прошли траверз Мэникой. В 8 часов утра ветер отошел и дал возможность поставить все прямые паруса, которые в 8 часов вечера были закреплены, вследствие стихнувшего ветра. В течение дня производились судовые работы.

11-го в 8 ч. утра поставил все прямые паруса, но зашедший к полдню ветер заставил их убрать. Предполагая в Коломбо произвести окраску судна и рангоута, в 5 часов отвязал все паруса. Не желая прийти в Коломбо ранее 6-ти часов утра, с 9-ти часов вечера уменьшил ход.

12-го в 7 часов утра, подойдя к Коломбо, принял лоцмана и под его проводкой вошел на рейд, стал на левый якорь. В 8 часов с подъемом флага произвел установленный салют нации, на что немедленно получил ответ. На рейде военных судов не застал.

Переход от Адена до Коломбо в течение 11-ти с лишком суток, несмотря на то что в помощь кочегарам было дано 25 учеников и температура не была особенно высокая, машинная команда утомилась, почему предполагаю остаться в Коломбо на несколько дней, чтобы дать отдых машинной команде и всю команду по очереди уволить на берег, а также пересмотреть машину для дальнейшего плавания. Имея в виду сырые погоды и туманы, которые я ожидаю встретить после Сингапура, хочу воспользоваться хорошей погодой во время стоянки в Коломбо и произвести необходимую окраску крейсера. Полученные в Порт-Саиде сведения о затруднительности получить английское золото в Адене подтвердил русский консул г. Bonenhust, у которого менял кредитив для крейсера.

От Адена до Коломбо сделано 2129 миль в 264,5 часов, со средней скоростью 8,05 миль в час. Здоровье гг. офицеров и команды в прекрасном состоянии.

От 4 марта 1894 г.

По приходе крейсера на рейд Коломбо приехал русский вице-консул, который заявил мне, что все официальные лица города Коломбо, ввиду наступившей жары, переехали со своими канцеляриями в местечко Кэнди. вследствие чего не пришлось делать официальных визитов.

Время с 1 февраля до 1 мая, т.е. промежуток между концом NO-ного и началом SW-ro муссона, считается в Коломбо самым жарким, и на это время вся администрация, все состоятельные лица города переезжают в Кэнди, лежащее в 4-х часах езды по железной дороге, в горах на высоте 600 фут, а Коломбо на это время пустеет. В среднем, в течение месяца в Коломбо бывает около 140 судов, из которых на долю Англии приходится 110, Германии — 7, Франции — 5, Дании — 5, Италии — 3, Испании — 3, России — 1, Норвегии — 1, Австрии — 1. За все время пребывания в Коломбо на рейде военных, судов не было, только 18 февраля пришел английский транспорт "Himalaya", командир которого объявил мне, что он пришел из Гонконга, заходя в Сингапур, и идет в Аден, Мальту, Англию и везде берет больных и кончивших срок службы солдат. Вся команда по одному разу была уволена на берег. Офицеры, пользуясь свободным временем, увольнялись для поездок в окрестности Коломбо.

Окончив все затеянные работы к 22-му февраля и предполагая уйти на следующий день до подъема флага, пока не наступила жара, привязал паруса. Кончив в этот день расчеты с берегом и дождавшись почтового парохода, который ничего не привез, 23 февраля в 7 часов утра, отдав швартовы, снялся с якоря, имея пары в 4-х котлах, и вышел в море для следования в Сингапур. Обогнув остров Цейлон, в 8 часов взял курс по параллели на северную оконечность острова Суматры.

24-го, пользуясь легким попутным ветром, поставил все паруса, которые в 6-м часу вечера, вследствие изменившегося ветра, пришлось убрать.

25-го мыли белье и койки, а весь день употреблен на окончание судовых работ. Вечером отслужена всенощная. Температура наружного воздуха была 25°. но вследствие большой влаги воздуха жару было трудно переносить.

26-го, по случаю дня рождения Его Императорского Величества, была отслужена обедня и молебен, и после полдня дан для веселья команды.

27-го, ввиду скорого прихода на рейд, несмотря на воскресенье, пришлось заняться окончанием судовых работ.

2 марта до подъема флага, пользуясь удобным ветром, произвел парусное учение, и, так как празднование дня восшествия на престол Его Императорского Величества, по церковным правилам, перенесено на первое воскресенье, то официального празднества не было, а команда была освобождена от занятий. Не желая входить ночью в Сингапурский рейд, в 11 часов вечера подошел к маяку Pisang и стал на якорь.

4-го в 5 часов утра снялся с якоря и. пользуясь легким попутным ветром, поставил все паруса, которые в 10 часов закрепил; во втором часу вошел на Сингапурский рейд, отсалютовал нации, на который получил равный ответ. Не становясь на якорь, принял лоцмана и перешел в гавань для погрузки угля.

На всем переходе здоровье гг. офицеров и команды было прекрасное, кроме одного случая с матросом Сазоном Григорьевым, который по выходе из Коломбо заболел лихорадкой и поступил в судовой лазарет. Перед приходом в Сингапур эта лихорадка приняла правильную форму тифозной лихорадки; опасаясь распространения этой болезни на крейсере, матроса 2 ст. Сазона Григорьева поместил в Сингапурский госпиталь, и я просил русского консула, по выздоровлении Григорьева, прислать его на первом добровольце во Владивосток. На переход от Коломбо до Сингапура определили судовую девиацию: 26-го февраля в 9 часов утра, 27-го в 4 часа пополудни и в тот же день в 11 часов вечера. Из диаграмм видно, насколько девиация колеблется в течение суток, но до сих пор причины этим изменениям не определены, надо предполагать, что степень нагревания судового борта имеет значение на девиацию компасов.

На Сингапурском рейде стояли следующие суда: английский станционер, крейсер 2 класса "Leander" и китайский броненосец I класса "Динь-Юань" и броненосный крейсер "Лай-Юань".

От 24 марта 1894 г.

Согласно предписанию Главного Морского штаба от 8 мая 1894 года за N 63, с приходом в Сингапур вверенный мне крейсер считается в составе эскадры Тихого океана, а потому все донесения о плавании с Пирея до Сингапура представлены мною Его Императорскому Высочеству Генерал-Адмиралу.

Придя на Сингапурский рейд 4-го марта во 2-м часу дня. не становясь на якорь, отсалютовал нации, на что получил равный ответ; приняв лоцмана, прешел в гавань, где ошвартовался у пристани. В 8-м часу вечера приступил к погрузке угля, которая при электрическом освещении шла довольно успешно, и к 5-ти часам утра была окончена. Принято 552 тонны.

5-го марта утром отдал визит нашему консулу. В 2 часа пополудни под парами перешел на рейд и стал на якорь на глубине 10 сажень. На рейде стояли: английский крейсер 2 класса "Leander" и китайский броненосец I класса "Динь-Юань" под флагом младшего флагмана Северной эскадры Len Poo Chin и броненосный крейсер "Лай-Юань". Сделал в тот же день визиты китайскому адмиралу и командиру "Leander", ответы на которые получил утром следующего дня, при чем при съезде китайского адмирала с крейсера произвел салют 11 выстрелов. Китайская эскадра состоит из 4 судов, под командой начальника Северной эскадры вице-адмирала Zing, который на броненосном крейсере "День-Юань" с крейсером "Дзинь-Юань" пошел в Пишан и Малагу; цель их — устроить в этих портах китайское консульство. Вечером сего числа спустил брам-стеньги.

6 марта с подъемом флага поднял спущенный рангоут и, так как согласно церковному уставу торжество Восшествия на престол перенесено на первое воскресенье после 2 марта, этот день отпразднован согласно уставу.

7-го утром мыли белье и койки; остальное время утра употребил на проверку якорных расписаний; после полдня обучались гребле и управлению шлюпками под парусами. Воспользовавшись свободным днем, я с гг. офицерами ездил осматривать в Сингапуре дворец Джогорского Султана. Султан был очень внимателен: сам показывал свой дворец, при прощании высказал свое желание посетить крейсер, чтобы осмотреть русское судно, которое он никогда не видел, назначив время своего посещения на другой день в 4 часа пополудни.

8 марта утром спустил барказы, посадил десант, который вокруг судна маневрировал по сигналам; по окончании десанта барказы поднял на ростры. После полдня команда обучалась грамотности. В 4 часа пополудни, в назначенное время, приехал на крейсер Джогорский Султан, которого принял по правилам, установленным англичанами, и по съезде его с судна, с подъемом его флага на фор-брам-стеньге, произвел салют 17 выстрелов.

Закончив все расчеты с берегом и взяв из госпиталя помещенного туда матроса Сазона Григорьева, который к нашему уходу значительно поправился, вверенный мне крейсер 9 марта в 7 часов утра под парами, разведенными в 5 котлах, снялся с якоря для следования в Гонконг. По собранным сведениям, среднее число пароходов, приходящих в Сингапур: английских — 2300, других держав — 1300, туземных судов каботажного плавания — 5500. Военные силы англичан состоят из 1150 человек. Сингапур защищен 8-ю батареями, из которых 6 находится у входа в гавань; батареи вооружены современной сильной артиллерией большого калибpa. О количестве и размере орудий сведения собрать было нельзя.

Снявшись с якоря, утром сделал частное артиллерийское учение; в 11 часов крейсер вошел в Южное Китайское море. После полдня команда обучалась грамотности, и ученики-специалисты специальностям. Со спуском флага спустил верхний рангоут. Вечером практиковались электрическим освещением.

10-го: мыли белье; утром произвели общее артиллерийское учение; после полдня грамотность.

11-го ученики-специалисты были на занятиях, остальные производили судовые работы. В этот день при маловетрии имели большую, но очень пологую зыбь от NO, размахи килевой качки доходили до 10°.

12-го с утра совершенно заштилело; команда была занята приведением судна в чистоту; вечером отслужили всенощную.

13-го с подъемом флага подняли брам-реи, отслужена обедня, опрошена претензия команды, произведен осмотр крейсера. Со спуском флага спустили верхний рангоут.

14-го мыли белье и койки, подняли спущенный рангоут, ученики-специалисты были по занятиям, остальные производили судовые работы. Перед спуском флага сделал парусное учение.

15-го во 2-м часу дня вошел на Гонконгский рейд, где любезно меня поставили на свободную бочку.

16-го: красил снаружи крейсер; английский вице-адмирал посетил крейсер. По съезде его произвел установленный салют.

17-го: весь день команда занималась грамотностью и ученики-специалисты специальностям; со спуском флага спустил верхний рангоут.

18-го утром поднял рангоут и произвел парусное учение. После полдня принял из гонконгских правительственных складов 95 тонн кардифа, и крейсер готовился к выходу в море. Переход сделан в 6 суток 6,5 часов, пройдено 1443 мили, со средней скоростью 9,69 узлов, израсходовано 937 тонн каменного угля.

19-го в 7 часов снялся с бочки и под 5 котлами для следования в Нагасаки.

20-го обедня и чтение устава; после полдня время дано для развлечения команды.

21-го утром мыли белье и койки; до обеда произведено частное артиллерийское учение; после полдня осмотр орудий и судовые работы; перед спуском флага поднял верхний рангоут и пробил пожарную тревогу.

22-го. Имеемый ход крейсера давал возможность прийти в Нагасаки ночью с 23-го на 24-е. Желая сделать приход на якорное место днем, в 8 часов утра ввел в действие шестой котел. Перед спуском флага спустил брам-реи и пробил водяную тревогу.

23-го в 6-м часу утра показались берега японских островов; в 9 часов вывел из действия два котла. В 2 часа вошел на Нагасакский рейд. За все время плавания из Сингапура до Нагасаки имел прекрасную погоду и тихий ветер: курсы располагал по указаниям лоции. Здоровье офицеров и команды в прекрасном состоянии.

От 14 мая 1894 г.

1-го мая в 2 часа дня, по сигналу с флагманского судна, вверенный мне крейсер, имея пары в 5-ти котлах, снялся с Нагасакского рейда для следования в порт Гамильтон. В 9 часов вечера у большой передаточной шестерни парового рулевого привода сломало 6 деревянных зубьев или вкладышей (сделанных из букового дерева), вследствие чего дал машинам малый ход и перевел управление судном на ручной штурвал. На время перемены зубьев, которые пришлось сделать вновь, я решил идти уменьшенным ходом, для чего вывел пятый котел из действия. Остальное плавание до Гамильтона сделано полным ходом при 4-х котлах.

2-го мая в 2 часа 30 мин. открылась группа островов, составляющих порт Гамильтон. В 8 час. 25 мин. утра, войдя в пролив между островами Observatory и Sunhodo, и не желая рисковать, проходя по необставленному узкому проходу в бухту, я стал на якорь в этом проходе на глубине 15,5 сажень. В 10-ом часу утра отправил на берег шлюпки с офицерами: одну на остров Observatory для астрономических и магнитных исследований, а другой было поручено обойти все берега, образующие бухту Гамильтон. Из осмотренного видно, что англичане ничего не имеют в настоящее время на Гамильтоне, но почти ежемесячно одно или два судна посещают этот порт. За сутки до нашего прихода из порта ушли английское и японское военные суда.

Приходящие английские суда занимаются: съемкой и промером, учениями, стрельбой из ружей в цель на берегу, взрывами мин и стрельбой из орудий; офицеры ходят на охоту, посещают деревни, но жители, кажется, не особенно к ним доброжелательны. На случай десанта надо принять во внимание не высаживаться против деревень, так как последние весьма удобны для обороны.

Хотя англичане в настоящее время не имеют ничего в Гамильтоне, но предполагаю, что частое посещение военными судами этого порта и описанные работы, которые они там ведут, не бесцельны. Возможно, что англичане, в случае столкновения с Россией, Японией или Китаем, займут этот порт, как уже было ими сделано раньше. Порт Гамильтон имеет рейд закрытый, входы могут быть прекрасно заграждены минами и прикрыты батареями. Войска на островах нет. Туземцы едва вышли из первобытного состояния, к европейцам относятся дружелюбно и с большим любопытством. За пустую бутылку, а тем более ром или водку, они с полной готовностью будут помогать англичанам в постройке батарей и магазинов из камня, имеемого в избытке на островах.

Команда занималась грамотностью и по специальностям.

3-го мая в 6-ом часу утра, имея пары в 5-ти котлах, снялся с якоря для следования в порт Та-Лиен-Ван.

4 мая погода тихая и ясная. Утром произвели артиллерийские учения, с вызовом стрелковых партий. В полдень ветер совершенно стих. Суточное плавание 223 мили. После полдня обучались ружейным приемам, прикладкой и стрельбой дробинками в цель. Перед ужином посылалась вся команда через салинг.

5 мая в 4 час. 26 мин. пришли на траверз острова Round. В 6 час. 30 мин. подняли брам реи. В 7 часов, входя в залив Та-Лиен-Ван, чтобы легче было осмотреть батареи снаружи и определить их положение, шел самым малым ходом. В 8 часов с подъемом флага отсалютовал нации 21-м выстрелом, на что получил ответ с флагманского судна. В 8 часов, подойдя к китайской броненосной эскадре, стал на якорь и произвел салют в 17 выстрелов адмиралу, командующему эскадрой, на что получил немедленно ответ с того же броненосца. Боевая эскадра состояла из восьми судов: броненосцев 1-го класса "Ting Yuen", под флагом адмирала Lin, командующего северной эскадрой и "Chen-Yuen", броненосных крейсеров "Lai-Yuen" и "King-Yuen", крейсеров 2-го класса с броневой палубой "Chih-Yuen" и "Chi-Yuen", и крейсеров 3-го класса "Chao-Yung" и "Yang-Wei".

Все вышеуказанные суда принадлежат к северной Пичилийской эскадре. Став на якорь, немедленно отправился на флагманское судно, где меня очень внимательно и любезно встретил мой знакомый по Сингапуру контр-адмирал Len-Poo-Chin и заявил, между прочим, что адмирал Ling все время занят на берегу с вице-королем, и просил принять участие в торжествах, пока я буду находиться вместе с ними. Торжества заключались в расцвечивании флагами и салюте флагу вице-короля в 19 выстрелов. Так как иностранные суда стояли расцветившись флагами, то и я принял предложение адмирала и расцветился флагами. В 12-ом часу, по окончании стрельбы батарей. Китайская броненосная эскадра перешла в бухту Yunk, куда за ней последовал и я. В этой бухте, кроме перешедшей эскадры, стояли следующие суда: китайские Северной эскадры и три частных парохода компании Ching-Merchanat.

Во втором часу, в мое отсутствие, приезжал на вверенный мне крейсер с ответным визитом адмирал Ling, которому по отъезде салютовали 17-ю выстрелами. От адмирала я узнал следующее: что китайская эскадра, в числе 18 вымпелов, пришла в Гаку в начале мая (по новому стилю). 25-го апреля вышла на Гаку, сопровождая вице-короля в порт Артур, куда пришли 28-го апреля. В этот же день сделали мне визиты командиры французских судов, на которые я ответил тотчас же. В 7-ом часу вечера английские суда ушли в море.

В 10-ом часу вечера состоялось нападение миноносцев, но, так как была ясная лунная ночь, можно считать эту атаку неудавшейся, и весь эффект заключался в той громадной трескотне, которую китайские суда произвели стрельбой из скорострелок. Для отыскания миноносок употреблялись прожектора. Весь этот день употреблен гг. офицерами на делание визитов на китайские суда, с целью осмотреть их, и при всяком удобном случае мичман Дурново снимал фотографические снимки, как с судов, так и с батарей.

6-го мая в 7 часов утра все китайские суда расцветились флагами, снялись с якоря и выстроились в две колонны, между которыми прошел на своем пароходе вице-король к месту, назначенному для стрельбы минами в бухте Виктория, причем из батарей и с судов был произведен салют. За пароходом вице-короля, к тому же месту, перешли французские и Английское военные суда. По постановке на якорь парохода вице-короля, все суда, имеющие минные аппараты (числом 9), построившись в одну шеренгу, стреляли самодвижущимися минами на ходу в неподвижные щиты. Окончив эту стрельбу, стали на якорь, образовав кругом парохода вице-короля круг. После судов стреляли минами 6 миноносцев. В назначенное время я с шестью офицерами вверенного мне крейсера сделал визит вице-королю; прием, оказанный нам, был очень радушный; причем нас пригласили сесть за стол, выпить чашку чая и бокал шампанского.

Вместе с нами были с визитом командиры французских и японских судов. При встрече с вице-королем я высказал, что прислан Вашим Превосходительством приветствовать его и просил разрешения совместно с его флотом пройти в Вей-Хай-Вей, где пробыть не более суток, на что он дал свое согласие. Во втором часу дня вице-король перешел к острову, по которому должны были стрелять суда. Эскадра из 17 вымпелов, снявшись с якоря и выстроившись в одну колонну, проходила мимо намеченной цели к острову и производила стрельбу из орудий, которая окончилась в 6-ом часу. Вице-король, сопровождаемый рангоутными судами, пошел в море, а эскадра стала на якорь.

Согласно приглашению китайского Адмирала. я в 8 час. утра расцветился флагами, но, так как этот день совпал с днем рождения Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича, который на иностранных рейдах празднуется без салюта и расцвечивания флагами, счел более правильным поднять на грот-брам-стеньге два флага — русский и китайский. Утром отслужена обедня и молебен, а все остальное время употреблено офицерами на рассмотрение положения батарей. Посланные мною офицеры для наблюдения — за минной стрельбой лейтенант Похвиснев, а за артиллерийской лейтенант Дмитриев и мичман барон Гревениц, все время находились на минном транспорте, на котором и находился адмирал Ling для наблюдения за стрельбой. Адмирал Ling был очень внимателен к нашим офицерам и, по-видимому, очень дорожил их мнением.

В 7-ом часу вечера 6 мая китайская эскадра в числе 12 вымпелов построилась в две колонны и пошла в море по направлению к Вей-Хай-Вей. Вслед за ней и я, имея пары в пяти котлах, снялся с якоря и пошел с эскадрой, держась в полумиле на правом траверзе головного корабля правой колонны. Средний ход был около 9-ти узлов.

7 мая. В 7-ом часу эскадра перестроилась в одну колонну, а в 7 часов расцветилась флагами и начала постепенно входить на Вей-Хай-Вейский рейд. Дождавшись постановки всех судов на якорь, в 9-ом часу утра, для того чтобы лучше рассмотреть батареи, самым малым ходом пошел к рейду и, обогнув мыс, на котором поставлен маяк, стал на якорь и поднял стеньговые флаги. В скором времени был прислан офицер с заявлением, что он назначен сопровождать наших офицеров на берег и что в половине второго прибудет за ними. Вместе с тем было прислано письменное приглашение посетить их "морской клуб. Утром в этот день офицеры вверенного мне крейсера с целью осмотра ездили с визитом на китайские суда, а с крейсера рассматривали батареи. В третьем часу приехал офицер с берега и заявил, что Ли-Хун-Чан прибудет на крейсер в 4 часа.

К назначенному часу вице-король в сопровождении генерала Тинг-Но и адмирала Ling, с небольшой свитой прибыл на вверенный мне крейсер, где мы его встретили стоя во фронте; офицеры в обыкновенной форме. Представив ему офицеров и обойдя команду, согласно его просьбе, показал вращение носовой башни электричеством и, сведя в батарейную палубу, пробил тревогу, которая, по-видимому, очень понравилась ему. После тревоги я пригласил его в адмиральскую каюту и предложил ему чай, сладости и вино. За чаем вице-король был очень весел, разговорчив, интересовался нашими властями и просил передать им поклон. Пробыв на крейсере около часа, вице-король поехал на берег. При его съезде я произвел салют в 19 выстрелов.

Оборонные сведения о бухтах Та-Лиен-Ван, Вей-Хай-Вей и китайских судах будут представлены в отдельном отчете, а потому здесь скажу вкратце. Время для посылки крейсера было выбрано самое удачное; погода стояла прекрасная; делаемые встречи Ли-Хун-Чану рельефнее указывали местоположение укреплений; местные власти, озабоченные представлением своих частей такому высокому лицу, не обращали на нас никакого внимания, чем мы, конечно, пользовались. Виденные нами боевые суда, числом 18, и 6 миноносцев, после осмотра их. дали возможность познакомиться с той морской силой, с которой, может быть, придется считаться.

Китайский флот разделяется на три эскадры: Пичилийскую. Янси и Контонскую; некоторые суда этой последней приходят ежегодно на север для практических совместных плаваний. Вей-Хай-Вей китайцы считают лучшим портом в климатическом отношении в летнее время и, по-видимому, в настоящее время устраивают необходимые для судов портовые сооружения. В октябре часть эскадры начинает спускаться на юг. Плавания, по преимуществу, делают соединенными отрядами, что и было видно при их построениях. Главные порта с мастерскими и доками считаются в Фу-чау и Артур (очень сожалею, что крейсеру не удалось быть в последнем порту). В Фу-чау строятся новые суда, и в виденной нами эскадре было два минных крейсера, построенных в этом порту по английским чертежам. Сооружая военный порт в Артуре, китайцы обратили большое внимание на укрепление Та-Лиен-Вана, чтобы не допустить здесь высадки десанта, действие которого в тылу порта Артур для них, конечно, нежелательно, а сам берег залива Та-Лиен-ван очень удобен для высадки.

Все виденные мной суда содержатся хорошо. Во время перехода сигнализация и действия по ней делались точно и быстро; например: броненосная эскадра из восьми судов, стоящая в двух кильватерных колонная по сигналу одновременно снялась с якорей и выстроилась в одну колонну, употребив на это 17 минут. В ночное время сигнализация производилась показанием известного числа фонарей, что репетовалось всеми судами. По справкам, китайский флот уже не нуждается в европейцах и имеет своих командиров и адмиралов. Встреченные мной командиры получали первоначальное образование в Америке, вследствие чего говорят по-английски, а контр-адмирал Lew-Poo-Chin служил в течение пяти лет в чине лейтенанта на английском флоте.

Китайцы имеют морские школы в Фу-чау, Вей-Хай-Вей и Тянь-Узинь, в которые принимаются мальчики, окончившие курс общего китайского образования, лет 13-14. В школе проходят курс в течение шести лет, после чего воспитанники поступают на учебные суда, а по истечении известного числа месяцев плавания производятся в первый офицерский чин вице-адмиральского чина в китайском флоте не имеется. Броненосцами 1-го класса командуют комодоры, которые за уходом командующего эскадрой поднимают флаг младших флагманов. Начальниками школ везде Европейцы, а также в Вей-Хай-Вей главный инженер по механической и минной частям — германец. Считая возложенное на меня поручение оконченным и ввиду ранее объявленного мной прежде ухода не желая лишней стоянкой вселить какое бы то ни было подозрение китайских властей, я в 8-ом часу вечера, имея пары в пяти котлах, снялся с якоря для следования, согласно предписанию, во Владивосток. 8-го мая. Утром отслужена обедня, и, так как это был девятый день смерти матроса-минера Дементьева, после обедни отслужена панихида. Весь этот день, по случаю воскресного дня, команду учениями не занимал, разрешив проветривать свои вещи.

9 мая. В первом часу ночи погода ухудшилась. В 10 час. 30 мин. по случаю годовщины плавания крейсера отслужен молебен. В 11-ом часу у кливера лопнула нижняя шкаторина, вследствие чего кливер разорвало и часть парусины вынесло ветром (кливер служил с прошлого плавания). В первом часу взял курс NO 68°. После полдня команда занималась грамотностью и по специальностям.

10 мая. В 1-ом часу ночи по счислению прошли остров Tsu-Sima, и погода сразу начала улучшаться; дождь перестал, барометр пошел кверху. В 8 часов утра поставили все прямые паруса и утро употребили на мытье белья и просушку всего мокрого. В полдень обсервованная широта 36° 32', долгота 130° 21'6 OS. Плавание с 8-го мая по пройденным курсам 473 мили. После полдня команда обучалась грамотности и по специальностям, и произведено парусное учение; причем фор-марсель от ветхости разорвало. Во Владивостоке потребно сшить новые марсели, так как употребляемый комплект более негоден. В 6-ом часу прошли остров Дажелет. В 10-м часу вечера сделалось маловетрие, убрали паруса.

11 мая. В 8 часов утра ветер от SW дозволил поставить прямые паруса. Утром мыли малые чемоданы, занимались грамотностью и по специальностям. Суточное плавание 220 миль. Находились от острова Скриплева в 125 милях. К часу ветер стих, убрали паруса. После полдня приготовляли судно к приходу на рейд.

12 мая. В 7-ом часу утра открылся маяк на острове Скриплев. Входя на Владивостокский рейд, отсалютовал крепости и в 10 час. 30 мин. в бухте Золотой Рог стал на бочку. На весь последний переход от Вей-Хай-Вей до Владивостока кочегарные ученики для практики несли службу в кочегарке. За последний переход, начиная с 1-го мая, выяснилось, что принятый в Нагасаки каменный уголь называемый Сагагучи загорается легко, дает при горении длинное пламя и очень много дыма, сильно засоряя дымовые трубы. При Кардифе, при длинных переходах, достаточно банить трубки в трое суток раз, при этом угле приходится банить ежедневно.

В начале четвертых суток после выхода из Вей-Хай-Вей (по направлению к Владивостоку) пламя было настолько сильно, что выходило по временам из дымовой трубы и сыпалась масса искр. Чтобы прекратить это, пришлось убавить ход машины на 3 и даже по временам на 6 оборотов. Выход обильного пламени (пламя из дымовой трубы и искры показывались изредка и раньше) из дымовой трубы, о котором здесь говорится, совпал, по-видимому, с тем временем, когда из ям стал идти уголь, принятый от Такасимской компании. Отсюда надо заключить, что компания дала нам не такасимский уголь. Нагару получается много, причем он спекается в большие куски, чем занимает большие пространства колосников; поэтому приходится часто чистить токи; два раза против кардифа. Золы получается относительно мало, нагару очень много. Работать кочегарам с этим углем, вследствие высказанных двух причин, очень трудно.

9 мая окончился первый год плавания крейсера; пользуясь этим доношу, что команда вверенного мне крейсера сильная, имеет здоровый и бодрый вид, а потому легко переносила неблагоприятные условия, связанные с плаванием в разных широтах, и можно сказать, что здоровье команды и гг. офицеров в течение прошлого года находилось в прекрасном состоянии.

За последний переход от Вей-Хай-Вей до Владивостока пройдено 1030 миль, в 111 часов, израсходовано угля 300 тонн.

От 20 мая 1894 г.

17-го мая в 6 часов утра, по сигналу с флагманского судна, снялся с якоря и, имея пары в пяти котлах, пошел в Амурский залив для производства очередной стрельбы. Очередной стрельбой для крейсера являлась первая примерно-боевая стрельба (условия боя с одним противником).

В 8 час. 30 мин., придя на створ камней Два Брата, бросил пирамидальный щит и пробил боевую тревогу. Артиллерия была готова к действию через 15 минут. Предполагая встречу с противником, в 9 часов открыл огонь с левого борта на расстоянии 13 кабельтовых. Затем располагал курсы судна так, чтобы держать неприятеля в углах сильнейшего обстрела то правого, то левого борта, поражая его попеременно то залпами, то беглым огнем при расстояниях, менявшихся от 4 до 16 кабельтовых. В 10 час. 30 мин., предполагая неприятеля достаточно ослабленным, взял курс на него для нанесения таранного удара, от которого предположил неприятеля уклонившимся и потому, проходя мимо него, открыл огонь из скорострельной артиллерии и ручной в расстоянии 2-4 кабельтовых.

Всередине стрельбы был вызван малый пожар в левой башне. Всего сделано выстрелов: из 8-дюймовых орудий — 32, из которых 8 боевыми зарядами; из 6-дюймовых — 50, из которых 9 боевыми зарядами; из 4-фунтовых — 20, из них 4 снаряженными гранатами, из скорострельных пушек — 100 и из ружей 325 выстрелов. Ход все время был 10 узлов. В 11 час. 45 мин. пробил отбой, поднял щит и пошел в бухту Новик, где в 1 час. 30 мин. стал на якорь, имея в виду простоять некоторое время для исправления указанного ниже повреждения рулевой машинки, прекратил пары.

От стрельбы произошли небольшие поломки. Разбиты стекла в верхних рубках и в машинном люке, несмотря на подложенные под него койки. Оторвался карниз в командирском буфете и разбил посуду, там же выскочили винты от башмаков пилерсов; в каюте флагманского врача выскочил один щит из переборки и треснула мраморная доска на умывальнике. Некоторые шлюпки (вельбот N 2 и катер N 1) от сотрясения дали щели.

Перед самым пробитием тревоги случилось повреждение в приводе рулевой машинки парового штурвала, вследствие чего пришлось перейти к действию ручным штурвалом, которым и управлял все время при маневрировании во время стрельбы и при дальнейшем следовании в бухту Новик. После обеда, дав команде отдых до 3-х часов, занимался приготовлением к имеемой быть на следующий день стрельбе минами: пробой минных аппаратов холостыми выстрелами воздухом, прокачкой мин и поверкой всех приборов. Спустил паровые катера, баркас и цистерну для вылавливания мин.

18 мая. С 7 часов занимался стрельбой из бортовых аппаратов для пристрелки мин и определения наивыгоднейшего давления аппаратов. Вследствие раннего ухода крейсера из Кронштадта, все мины приняты непристрелянными, а аппараты переделаны из низшего давления на среднее и тоже не были испытаны. Не желая оставлять мины долгое время неразобранными, чтобы не подвергнуть их ржавчине, я пристреливал только 6 мин, на разборку которых уже требуется 9 дней, так как за недостатком места одновременно можно разбирать только по две мины. Всего за этот день было сделано 23 выстрела, из которых 20 сжатым воздухом и 3 порохом. Все мины ходили правильно, и аппараты действовали исправно. Стрельба производилась попеременно с обоих бортов, причем с противоположного борта поднимались мины через минный порт. Перед спуском флага поднял брам-реи и произвел пожарную тревогу.

19-го утром было сделано три пробных выстрела из кормового аппарата порохом, уже пристрелянной вчера миной и, в промежутке между ними, еще два выстрела порохом из правого бортового. При стрельбе из кормового аппарата выяснилось, что он еще требует систематической пристрелки с якоря, на что потребуется много времени, так как подача к нему мин из воды продолжительна. Ввиду этого я решил не стрелять на ходу из этого аппарата. По исправлении парового привода рулевой машинки, в 12 часов дня снялся с якоря и, имея пары в пяти котлах, пошел к мерной миле, куда предварительно были посланы шлюпки для установки щита. В 3 часа, когда в мины был накачен воздух, начал ходить по мерной миле, выпуская мины из бортовых аппаратов попеременно с обоих бортов. Всего было сделано пять выстрелов, так как шестая мина, которой были сделаны выстрелы из кормового аппарата, требовала исправления.

В 6 часов, кончив стрельбу, ввиду трудности подъема парового катера и баркаса и предположения на следующее утро начать снова стрельбу минами, шлюпки с офицерами послал на ночь в бухту Воевода и пошел в море, в 8 часов вечера поставил паруса и лег в бейдевинд на правый галс. В 9 часов остановил машину, загреб жар в топках и при ветре от SSW в 3 балла пошел в бейдевинд правым галсом 7 румбов от ветра, со скоростью 1,5 узл. В 2 час. 30 мин. утра 20 мая спустился в бакштаг и взял на NO 30° по компасу, с расчетом к утру прийти к острову Скриплева. Ход на этом курсе был 2 узла. К 5-ти часам утра поднял пары и в 5 час. 30 мин..закрепив паруса, дал ход машинам и пошел проливом Босфор Восточный к мерной миле, где в 8 часов продолжал стрельбу минами на ходу. Было сделано 4 выстрела из бортовых аппаратов при ходе 8 узлов.

В 11 часов, по случаю тезоименитства Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича, став на якорь у мерной мили, отслужил молебен, после которого произвел установленный салют и расцветился стеньговыми флагами. В 2 часа снялся с якоря и сделал еще 3 выстрела минами, после чего, не желая поднимать паровой катер и баркас, отправил их вперед и в 6 час. 15 мин. пошел во Владивосток, куда прибыл в 8 час. и стал на бочку.

Всего за всю стрельбу минами было сделано 40 выстрелов, из которых 28 на якоре, для пристрелки мин. и 12 на ходу, для определения углов отклонений. Все мины ходили правильно, кроме последней, делавшей 8-ой выстрел, которая зарылась и потонула, но. благодаря хорошо брошенному буйку, скоро была найдена водолазом и вытащена. Никаких повреждений на ней не оказалось, и она держалась на воде совершенно правильно. В результате 6 мин окончательно пристреляны и определены углы отклонения бортовых аппаратов при 8-узловом ходе и положения аппаратов на 40° и 30° вперед. При первом положении получился угол 27°, а при втором около 33°, но этот последний еще требует поверки.

От 19 августа 1894 г.

В 9 часов утра, 16-го августа, согласно приказания Вашего Превосходительства, отдав цепь у бочки, пошел в бухту Седеми. В 12 часов пополудни, подойдя к острову Кроличий и желая для практики установить леерное сообщение с берегом, стал на якорь на 9-сажснной глубине. Переменившийся в половине второго ветер поставил крейсер кормой к берегу довольно близко, что, вместе с усилением его. заставило отказаться от устройства леерного сообщения и принудило переменить якорное место. В половине шестого снялся с якоря для следования в пролив Босфор Восточный. В 7 час. 30 мин. вечера, пройдя Карионовский маяк, встретили подошедшие к крейсеру паровые катера с крейсера I ранга "Адмирал Корнилов", на которых Ваше Превосходительство изволили отбыть, после чего, спустив вице-адмиральский флаг, направился проливом Босфор Восточный к о. Аскольд.

В 10 часов вечера, подойдя на линию островов Аскольд и Верховского в расстоянии 10 миль от ближайшей точки берега, пробил боевую тревогу, спустил щит на воду и произвел подготовительную ночную стрельбу в плавучий пирамидальный щит с расстояния от 3 до 6 кабельтовых, при тихой погоде и спокойном море. Сделал из больших пушек по 2 выстрела, а из мелких по 10. По записям наблюдателей, попаданий в щит было: из больших пушек 10, а из мелких 6, при 6-узловом ходе крейсера. Щит настоящих размеров (в 14" высотой) слишком мал для ночной стрельбы: освещенный двумя боевыми фонарями, на расстоянии более 3 кабельтовых не был виден комендорами. Кроме того, окраску щитов в черный цвет считаю неправильным, следует щиты для ночной стрельбы окрашивать в белый цвет.

Во время стрельбы электрические приводы для вращения башен действовали исправно, кроме кормовой башни, где якорь оказался неисправным, вследствие чего пришлось перейти к ручному приводу. Прицелы освещались небольшими ручными фонарями, сделанными на судне: фонари вполне удовлетворяли своему назначению. Освещение батареи производилось обыкновенными фонарями палубного освещения, которые тушились во время наводки. Башни освещались временно устроенными (на эту стрельбу только) лампами с абажурами. Приспособление это имело то неудобство, что проводники ламп пропущены были сквозь крышки башен. Устройство постоянного освещения в башнях считаю необходимым.

В 1 час ночи 17 августа, окончив ночную боевую стрельбу, пробил отбой, дал команде чай и. застопорив машины, держался в море. В 5 час. 3U мин. утра поднял щит, под парами в 5-ти котлах, пошел в Амурский залив. По осмотре щита оказалось в нем 5 пробоин, из которых 2 пробоины oi снарядов больших орудий, а 3 от скорострельных.

В 8 часов утра, войдя в Амурский залив, приступил к уничтожению полукруговой и определению остаточной девиации. Изменение девиации против последнего определения се объясняю установкой всех шестов сетевого ограждения на место и укреплением сетей по лееру вдоль наружного борта, тогда как-последние прежде хранились за двойным бортом. В 10 часов утра, закончив определение девиации главного компаса, стал на якорь у мерной мили; предполагая после обеда стрелять минами на ходу по щиту, спустил на воду паровой катер, баркас и цистерну. В 2 часа пополудни поднял якорь, сделал четыре прохода 8-ми узловым ходом мимо поставленного щита, выпустил четыре мины, направление движения которых было правильно. При стрельбе минами меняли положение аппаратов, с целью получить ход мины по траверзу. В результате получено для восьми узлового хода положение аппарата на 20° вперед. Во время стрельбы минами прислуга у орудий была занята промывкой орудий.

В 8 часов стали на якорь в 3 кабельтовых от мыса Птичий и о. Попова, с которым в 9 часов вечера устроили леерное сообщение; при работах светил кормовым боевым фонарем. Леерное сообщение к 10 часам вечера было убрано.

18 августа в 9 часов утра снялся с якоря, имея пары в пяти котлах, и произвел стрельбу минами по плавучему щиту с той же целью, как и накануне, т.е. для нахождения положения бортовых аппаратов, соответствующего ходу мины по траверзу, но уже при 10-узловом ходе крейсера. В 10 час.

30 мин. сделал 3 выстрела, стал на якорь на глубине 11 саженей у мерной мили. Подняв мины, дал команде отдых. В начале 2-го часа снялся с якоря и продолжал стрельбу минами. Сделав еще 3 выстрела, в 3 часа пополудни снова стал на якорь на то же место

.

Засвежевший ветер развел небольшое, но крутое волнение, помешавшее мне произвести на якоре предполагаемую необходимую стрельбу минами из кормового аппарата. Стрельба сего числа показала, что можно с достаточной точностью остановиться на положении бортовых аппаратов при 10-узловом ходе на 30" вперед от траверза. В 4 часа пополудни поднял свои гребные суда и в 4 часа 20 мин. снялся с якоря и пошел в море для практического плавания под парусами. В 7 часов, имея ветер в 3 балла, поставил все имеемые паруса и лег в бейдевинд правого галса. Машины были застопорены, в топках жар загребли.

В 10 час. 30 мин. ветер перешел на NO силой до 5 баллов. Лег в бейдевинд левого галса. Во втором часу ночи, для практики очередной вахты, закрепил брамсели. В 5-ом часу ветер отошел к NtW и задул с той же силой. В 5 час. 30 мин. утра, подойдя на меридиан Аскольда, в 7 милях от острова, вызвав всех наверх, попытался сделать поворот оверштаг, который не удался, вследствие чего поворотил через фордевинд и то, убрав все грото-вые паруса, лег в бейдевинд правого галса. Угол между курсами вышел в 160°. За все время скорость хода колебалась от 3 до 4,75 узла, крен 2°.

В 8-ом часу утра, при осмотре рангоута, на грот-марса-рее замечены 2 небольшие поперечные трещины. О серьезности оказавшихся трещин, до осмотра реи внизу, сказать ничего не могу. В 8 час. утра вызвал всех наверх и произвел парусное учение: обучали взятию и отдаче рифов у марселей, поставке, уборке фока и брамселей. В 10 час. 30 мин. закрепил паруса, отвязал грот-марсель, развел пары. В 11 часов взял курс на остров Скрыплева. В 5 часов, придя на Владивостокский рейд, стал на указанную бочку. За время плавания видел следующие суда: 16 числа при ночной стрельбе видел какое-то судно, светившее белым фонарем. 17-го коммерческий пароход, шедший во Владивосток и пароход "Новик", шедший в бухту Посьет. 18-го отряд из трех миноносцев, заходивший в бухту на остров Попова. 19 августа около 1 часа пополудни встретил крейсер I ранга "Рында".

За 4 дня (с 16-го по 20-е августа) хода крейсера выяснилось, что машина после последней переборки и исправления работала хорошо и исправно. Из 5 котлов, бывших все время под парами. 4 были те, в которых переменили дымогонные трубки. Давление пара при артиллерийской стрельбе держалось все время около 75 фунт., в другое время от 60 до 65 фунт. и. по временам, до 70; течи нигде не замечено. Все четыре дня в котлах жгется уголь Мгачинский; он загорается легко, горит довольно быстро; дает очень много дыма и, при сильной тяге, пламя выходит в дымовой ящик и очень легко поднимается даже во всю высоту дымовой трубы, почему приходится, при хорошей тяге, изредка прикрывать поддувало (во избежание сказанного).

При производстве стрельбы, несмотря на принятые меры, произошли следующие повреждения: разбиты стекла: полупортиковое 1, в машинном люкс 5, в штурманской рубке 1, в дверях офицерских кают 3 и иллюминаторных палубных 2.