9. На стапеле

 

Работам непосредственно на стапеле предшест­вовала долгая вереница работ подготовительных. Их начали уже в мае 1883 г. Из доставленных заранее досок начали "латать" стапель в Новом Адмиралтей­стве (ныне Адмиралтейский завод). Затем по просьбе главного инженер-механика флота в Анг­лии для новой мастерской этого Адмиралтейства заказали "металлоделательные" станки, которые должны заметно ускорить изготовление сложных корпусных конструкций.

В конце июля от управляющего Морским ми­нистерством поступило указание командиру Петер­бургского порта, где говорилось, что "стоит теперь же приступить к заготовлению материалов — то есть металла, общую потребность которого на корпус определили в 2920 тонн. По тем временам этот огромный и очень выгодный заказ Морское ведом­ство планировало разместить на крупных металло­прокатных заводах: Невском, Ижорском, Путиловском, Брянском и Александровском.

Получалось так, что необходимый объем про­ката каждый из заводов мог изготовить в течение 14—16 месяцев. Из представленных пяти заводов заказы получили только три: Путиловский, Ижорский и Александровский. Качество же пробных лис­тов, прокатанных Обуховским заводом, признали низким. Изготавливая лучшие в мире орудийные стволы, завод в то время не смог освоить новую для себя продукцию — профильный и листовой прокат железа.

К осени с поступлением первой партии металла в мастерских Адмиралтейства начали изготовление составных частей шпангоутов, киля и стрингеров. Тогда же начали строительство нового деревянного эллинга, выделив на это сверх запланированной суммы еще 50 тысяч рублей. 17 ноября 1883 г., со­гласно официальному донесению, руководство вер­фи уведомило МТК, что "с разрешения Управляю­щего Морского министерства в деревянном кора­бельном эллинге Петербургского нового адмирал­тейства приступлено к постройке казенными средствами броненосца для Балтийского моря".

В течение следующего 1884 г. на стапеле уста­новили киль, флортимберсы — нижние части шпангоутов, начали крепление обшивки второго дна и установку бимсов платформ и нижней броне­вой палубы. Почти не имея обшивки, сложный ске­лет будущей громады корпуса как бы вырастал из земли.

Решив окончательно, что на подкладку под бро­ню и некоторые отдельные работы пойдет весьма дорогой тик, Морское ведомство заказало его в Анг­лии. Весьма настойчиво на этом настаивал и сам строитель броненосца подполковник Н. А. Суббо­тин. "...Броненосцы строятся на долговечную служ­бу, и строитель, помня это, обязан все части корпу­са, до мелочей, делать из материалов наилучшего качества и наилучшим образом удовлетворяющих сохранению прочности в течение долгих лет служ­бы стального броненосца, зная что меньший ре­монт сделает гораздо более сбережений для казны, чем временная экономия от удешевления материа­ла", — писал он в ведомости на получение тика. Первую партию тика (131 брус) доставил 20 июня 1884 г. в Кронштадт из Англии пароход "Вятка".

К концу сентября 1884 г. с Путиловского завода начала поступать сталь для наружной подводной обшивки. В мастерских листы резали по специаль­ным лекалам, пробивали в них отверстия для закле­пок, выгибали, и к концу года непосредственно у киля протянулось по два пояса с каждого борта.

Следует отметить, что заказчиком при строи­тельстве являлось Морское ведомство, которое и за­ключало договоры с фабриками и заводами на из­готовление машин, котлов, брони, артиллерии, ран­гоута, дельных вещей и другого оборудования и снабжения, собранного затем воедино в корпусе и составляющего новый боевой корабль.

По значимости заказов для первого броненосца лидировали Балтийский, Обуховский и Ижорский заводы. Первому поручалось изготовление главных машин, котлов и трубопроводов водоотливной сис­темы, второму — производство всех артиллерий­ских орудий со станками, третьему — прокат всей брони. Кроме того, Ижорскому заводу помимо про­ката профильного и листового металла предстояло изготовить и массу других деталей: заклепок, якор­ных клюзов, кнехтов, крамболов, иллюминаторов, паровых машин для подъема якорей, шлюпбалок и 450 листов "красной" меди для подводной обшивки.

Санкт-Петербургский Металлический завод на­чал изготовление паровых машин, насосов и ижекторов для водоотливной системы, 5 бортовых и 5 катерных торпедных аппаратов, а также каркаса барбетной установки. Чуть позже Кронштадтскому Пароходному заводу закажут кингстоны, дельные вещи, и, кроме того, он, будучи монополистом и имея огромный опыт, приступит к изготовлению деревянных частей рангоута (рей, стенег, гафелей и выстрелов), шитью парусов и сборке всех катеров и шлюпок. Штевни с рулевой рамой изготовит Путиловский завод. Уже знакомому нам Обществу Фран­ко-Русских заводов закажут 11 специальных дверей их собственной конструкции, а фирме "Сименс и Гальске" электрические приборы, осветительные лампочки системы Яблочкова, динамомашины и рулевые индикаторы — указатели положения пера руля.

Заказов за границей на сей раз оказалось мало. Лишь в Англии заказали паровой рулевой привод, * шпили, брашпиль и, что кажется сейчас непонят­ным, два якоря системы Мартина, сделать которые могли и в России.

К весне 1885 г. корпус корабля был готов к ус­тановке палубной брони. Все ее листы Ижорский завод окончил прокатывать в апреле. На Путиловском заводе полным ходом шло изготовление штевней и рулевой рамы. Стальной форштевень, состоящий из трех частей (согласно принятой тогда терминологии парусного судостроения — трех штук), общим весом 18 т уже отлили, а сами части после установки уже стояли собранные в цеху. Ах­терштевень весом 6,5 т и рулевая рама 6,3 т нахо­дились в процессе отливки. Срок их готовности оп­ределялся летом 1885 г.

15 июня 1885 г. приказ по Морскому ведомству (№ 158) за подписью генерал-адмирала Алексея Александровича известил империю о том, что "Го­сударь Император 10 июня приказал строящийся в Новом Адмиралтействе броненосец наименовать "Император Александр IP с зачислением его в спи­ски судов флота".

Строившийся два года первый балтийский бро­неносец двадцатилетней программы получил свое имя. Спустя три дня в Новом Адмиралтействе и на верфи Галерного островка начались совместные торжества по случаю его закладки и спуска на воду другого корабля — корвета "Рында".

Утром 18 июня 1885 г. к верфям начала сте­каться масса народу. Громада корпуса броненосца, обшитая уже до броневой палубы и с конструк­цией, доведенной до верхней палубы, застыла на стапеле, представляя взгляду простого обывателя столь непривычное угрожающе-величественное зре­лище. Только что установленные, но не закреплен­ные окончательно, штевни позволяли внимательно­му зрителю предположить, каковыми же будут под­водные очертания строящегося броненосца.

Прибывшего к стапелю Александра III и его многочисленную свиту встретил почетный караул из 3 офицеров, 14 унтер-офицеров, 60 матросов и 2 барабанщиков. В нескольких метрах от караула стоял многочисленный оркестр. Подойдя к корме броненосца, Александр III остановился у покрытого красным сукном стола, ознакомился с лежавшими на нем эскизными чертежами корабля и, пройдя мимо почетного караула, направился к месту, где планировалось установить закладную доску. Неся перед собой на подносе чашу с жидкой смолой и блюдо войлоком и закладной доской, рядом с Александром III шел строитель броненосца подполков­ник Н. А. Субботин. Вернувшись к ахтерштевню, император уложил в специально вырубленную вы­емку — степс закладную доску и, подходя поочеред­но к штевням, обмазал их приготовленной смолой, передавая затем кисть всем именитым сановникам своей свиты.

В этот момент строитель подполковник Н. А. Субботин подал команду, и на носовом и кор­мовых флагштоках взвились огромные полотнища гюйса и кормового Андреевского флага. Караул от­дал честь, а оркестр поочередно сыграл "поход" и "народный гимн". Затем служители Никольского собора, расположенного недалеко от верфи, начали молебен. Через полчаса его окончили. Закладка но­вого корабля состоялась, и возбужденная и шумная толпа стала медленно покидать верфь.

Спустя пять дней после закладки "Александ­ра II" по Морскому ведомству будет разослан новый императорский указ. 23 июня 1886 г. второй и од­нотипный броненосец, начатый постройкой на "Галерном островке", получит имя "Император Нико­лай Г, а 12 июля того же года состоится его офици­альная закладка.

Несмотря на то, что на момент официальной закладки "Александра II" его корпус уже представ­лял собой грандиозное сооружение, все же до окон­чательной готовности было очень далеко. Потребо­валось еще два года упорного труда, прежде чем ра­боты по набору палуб, переборок, машинных и ко­тельных фундаментов, дейдвудных труб и обшивке завершились.

К весне 1887 г. появилась настоятельная по­требность в выполнении обширных столярных ра­бот. Для этого 8 мая Морское ведомство заключило контракт со "столярным фабрикантом" Стубенко, (предпочтя его фабрику другим 5 участвовавшим в "торгах"). Согласно контракту его фабрика должна была изготовить и установить в трех палубах броне­носца мебель и другие деревянные детали.

И хотя уже наступила эпоха железных кораб­лей, строители в силу вековых традиций устанавливали в них массу деревянных изделий, и объем всех столярных работ был очень велик Помимо неопас­ной для огня подводной деревянной подкладки под медные листы и тиковой подкладки под броню, весьма пожароопасной на кораблях тех лет остава­лись деревянная обшивка палуб, вся мебель, пере­борки между кубриками и каютами, стеллажи, многие трапы, светлые люки и рубки, не говоря уже о катерах и шлюпках. Фабрикант Стубенко получил весьма выгодный заказ. Сумма контракта равнялась 96 212 рублям. Правда, эти работы считались очень сложными. Вся мебель изготовлялась по чертежам, утвержденным для каждого корабля, а сами образ­цы каютной мебели были близки по своему изяще­ству к произведениям искусства.

К маю 1887 г. стапельные работы шли к завер­шению. В деревянном эллинге Нового Адмиралтейства виднелась корма нового броненосца, верхняя палуба которого почти касалась бревенчатого пере­крытия крыши. Сам же корпус, покрытый суриком и оттого представлявший собой темную громаду, стоял с небольшим уклоном к водяной глади. Нача­лась подготовка к одному из ответственных этапов строительства — спуску на воду.

Для этого заранее устроили деревянную пере­мычку и, откачав воду из образовавшегося про­странства у стапеля, исправили его подводную часть. Сам стапель удлинили и укрепили, вбив в грунт множество деревянных свай. Опасность того, что более чем 3500-тонная громада корпуса, разда­вив стапель, может повредить свою обшивку и не сойти на воду, свели к минимуму. Вечером 13 июля 1887 г. подготовку "Александра II" к спуску окон­чили.