176-й ГИАП

 

Самым известным полком, имевшим на вооружении истребители Ла-7, стал 176-й гвардейский Проскуровский Краснознамен­ный орденов Кутузова и Александра Невско­го. В этом полку служили многие асы, но всемирную славу часть получила извест­ность благодаря одному летчику - Ивану Кожедубу. В 1938 г. на аэродроме Горелово, расположенном между Ленинградом и Крас­ным Селом, на базе 70-й и 58-й истребитель­ных и 33-й отдельной разведывательной эс­кадрилий был сформирован 19-й истреби­тельный авиационный полк. Полк вошел в состав 54-й легкой авиационной бригады. В 1939 г. на базе полка проводились войс­ковые испытаний истребителя И-16 с дви­гателями М-63. 8 сентября полк в полном составе (60 экипажей, три эскадрильи И-16 с М-25 и одна эскадрилья И-15 бис) переле­тел на Украину. С 17 сентября по 6 октября 19-й ИАП принимал участие в освободитель­ном походе на Западную Украину. Налет со­ставил 1091 ч, произведено 1420 боевых са­молетовылетов. Потерь не имелось. После завершения освободительного похода полк вернулся под Ленинград, в Горелово.

Мирная передышка длилась недолго. С 30 октября 1939 г. по 13 марта 1940 г. лет­чики принимали участие в войне с Финлян­дии. «На той войне незнаменитой» был от­крыт боевой счет части: в 3412 боевых вы­летах выведено из строя 74 паровоза, сожже­но пять железнодорожных эшелонов, унич­тожено на земле два и в воздушных боях над

Выборгом три самолета противника. В ап­реле 19-й ИАП был награжден орденом Красного Знамени «за отличное выполнение заданий командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной».

Великая Отечественная война застала полк в своем родном «доме» - на аэродроме Горелово. По состоянию на 22 июня 1941 г. в 19-й ИАП входили четыре штатных эскадри­льи и 5-я прикомандированная: 50 истребите­лей И-16, 20 И-153 и 15 МиГ-3, 85 летчиков.

Первую победу в воздушном бою Вели­кой Отечественной войны одержал летчик Дмитрий Титаренко, войну он закончит в небе Берлина ведомым Ивана Кожедуба. С июля 1941 г. 19-й ИАП входил в состав 7-го истребительного авиакорпуса ПВО, тогда же полк перевели на штат военного време­ни - три эскадрильи. На вооружении 2-й эскадрильи остались МиГ-3, а 1-я эскадри­лья получила истребители ЛаГГ-3. Действуя в системе ПВО города на Неве, летчики пол­ка произвели 3145 самолето-вылетов, про­вели 415 воздушных боев, сбив 63 самоле­та противника. Собственные боевые поте­ри составили 57 истребителей, небоевых потерь полк не имел.

В начале 1942 г. полк сражался на Вол­ховском фронте. Дата 10 сентября 1942 г. стоит в истории части особняком. Ранее 19-й ИАП являлся рядовым полком ВВС РККА, но с 19.10.1942 г. полк поступил в личное распоряжение Василия Сталина, в особую группу 269-й истребительной авиадивизии. К концу октября переведенный на трехэскадрильный состав 19-й ИАП получил новейшие истребители Ла-5 (35 самолетов). В это время полк находился в Люберцах. После ряда организационных пертурбаций (из 269-й ИАД в 210-ю, затем - в 286-ю и вновь в 269-ю) полк в декабре 1942 г. прибыл на аэродром Елец. С 27 декабря 1942 г. по 20 марта 1943 г. действуя в составе 269-й ИАД 2-й воздушной армии Воронежского фрон­та, летчики полка произвели 1055 боевых вылетов, сбив в 60 воздушных боях 35 са­молетов противника (19 бомбардировщиков, 11 истребителей, 5 разведчиков. Собствен­ные боевые потери составили пять Ла-5, еще пять истребителей были разбиты. Погибло пять летчиков (трое в бою, двое - в катаст­рофах). Штурмовыми действиями за этот же период уничтожено 136 автомашин, поряд­ка 200 повозок, две батареи зенитной артил­лерии, создано 8 очагов пожара.

В сентябре 19-й ИАП получил истреби­тели Ла-5ФН. Осень 1943 г. - не лето 1941 г. Летчики и техники получили возможность основательно подготовиться к боям, осво­ить новую технику. На фронт полк убыл лишь 8 января 1944 г. К боевым действиям летчики приступили 20 января, место бази­рования - аэродром Журбинцы. В оператив­ном отношении 19-й ИАП подчинялся ко­мандующему 2-й воздушной армии, которая действовала в интересах 2-го Украинского фронта. Летчики полка действовали мето­дом свободной охоты. До 26 мая было про­изведено 1055 боевых вылетов, проведено 37 воздушных боев, в которых было сбито 47 самолетов противника (25 истребителей, 21 бомбардировщик, 1 разведчик), собствен­ные боевые потери составили девять само­летов (шесть летчиков), небоевые - два са­молета (один летчик). За отличное выпол­нение заданий командования за период с 20.01.1944 г. по 6.06.1944 г. 09.08.1944 г. в составе 1-го Украинского фронта полк на­гражден орденом Александра Невского.

В июне полк перебазировался на аэро­дром Юдичи (1-й Белорусский фронт), те­перь часть в оперативном отношении под­чинялась командующему 16-й воздушной армии, асе января 1945 г. командиру 3-го истребительного авиакорпуса генерал-лей­тенанту Е.Я. Савицкому (корпус входил в состав 16-й ВА) В составе корпуса Савиц­кого полк завершил войну. Приказом НКО № 0270 от 19.08.1944 г. за проведенную бое­вую работу с 22.06.1941 г. по 6.06.1944 г. (вы­полнено 5574 боевых вылета, в воздушных боях сбито 172 самолета противника, 48 са­молетов противника уничтожено на земле) полк преобразован в 176-й гвардейский.

16 июня 1944 г. командир полка полков­ник П.С. Чупиков получил первый Ла-7.

Первый бой на новой технике летчики полка провели 24 июня 1944 г. В схватке над Барановичами с десятью Fw-190 гвардейцы сбили без потерь со своей стороны два са­молета противника. Победу одержали Анд­рей Баклан и Владимир Петров. Вполне воз­можно, что это были вообще первые побе­ды, одержанные на Ла-7. Очередной воз­душной бой произошел 7 июля 1944 г. так­же в районе Барановичей. Две пары Ла-7 в ходе полета на «свободную охоту» перехва­тили два Bf 109, в завязавшейся схватке летчик Виктор Александрюк сбил один мессершмитт.

Иван Кожедуб прибыл к новому месту службы на полученном в запасном полку Ла-7 в обычной камуфлированной окраске. Утром 23 августа Кожедуб прибыл на аэро­дром, где увидел, что его «коня» за ночь перекрасили в цвета полка воздушных охотников - красный нос, белый хвост. Через несколько дней Кожедубу присвоили воин­ское звание майор. Ведомым аса стал на­чальник воздушно-стрелковой службы пол­ка майор Дмитрий Титаренко.

До осени на этом участке фронта цари­ло затишья. Активность в воздухе резко воз­росла с началом наступательной операции Красной Армии. 22 сентября Иван Кожедуб в паре с Шараповым вылетел на прикрытие речной переправы между населенными пун­ктами Рамейки и Даксти. На удалении 10-15 км от переправы советские летчики об­наружили шедшие на высоте 3000 м две группы, четверку и восьмерку, Fw-190. Ко­жедуб стремительно атаковал крайнюю ле­вую пару фокке-вульфов и открыл огонь с дистанции 150 м. Немецкий самолет успел сбросить бомбы, после чего перешел в бес­порядочное падение и столкнулся с землей в 15 километрах от деревни Стрельчи. Ос­тальные фокке-вульфы моментально осво­бодились от бомбовой нагрузки и поверну­ли назад. В одном из последующих боевых вылетов на прикрытие переправы Кожедуб обнаружил шестерку Fw-190 на высоте 1500 м. На этот раз атаке подвергся ведущий группы немецких истребителей-бомбарди­ровщиков. Короткая очередь с дистанции 150 м, выпущенная из пушек Лавочкина, поставила точку в боевой карьере пилота люфтваффе. Фокке-вульф упал в 8 км от переправы. На обратном пути самолеты Кожедуба и его ведомого попали под об­стрел зениток, Ла-7 ведомого получил по­вреждения. На следующий день, 23 сентяб­ря, четверка Ла-7 под командованием А.Баклана провела воздушный бой в районе Валмиеры; Савин, Александрюк и Васько сбили по одному фокке-вульфу, Баклан по­вредил один немецкий самолет, который волоча за собой шлейф дыма скрылся в на­правлении Риги. 25 сентября Кожедуб был назначен заместителем командира эскадри­льи, его постоянным ведомым стал Иван Щербаков. Щербаков был известен в полку как горячая голова. В паре с Кожедубом он выполнял полет на свободную охоту. Ведо­мый первым заметил два Fw-190. «Прикрой, атакую», - крикнул Щербаков командиру. Ведомый спикировал на противника, а опыт­ный Кожедуб заметил еще два фоккера, кото­рые устремились за ведомым. Кожедуб сбил ведущего этой пары, но у него самого на хво­сте повисла еще одна пара Fw-190. Ac увер­нулся, а Щербаков тем временем сбил веду­щего первой пары. Лишившись двух коман­диров, немцы вышли из боя.

Даже великие летчики не были застра­хованы от неудач. Как-то выполняя полет на свободную охоту Кожедуб и Титаренко за­метили одиночные двухкилевой самолет. Летчики решили, что это Пе-2, но подлетев поближе увидели на крыльях черные крес­ты. Характерный силуэт не оставлял сомне­ний - Дорнье Do-217. Кожедуб атаковал противника. Воздушный стрелок Дорнье ответным огнем повредил Лавочкин аса. Самолет потерял управление. С трудом Ко­жедуб вывел Ла-7 в горизонтальный полет и попробовал еще раз атаковать Do-17, но истребитель опять свалился. С трудом удер­живая самолет в горизонтальном полете Кожедуб под прикрытием Титаренко вер­нулся на свой аэродром. При осмотре выяс­нилось, что на Ла-7 была перебита проводка управления одним элероном.

Количество боевых вылетов с началом зимы уменьшилось по причине плохой по­годы. 1-й Белорусский фронт перешел в на­ступление 14 января 1945 г., а летчики пол­ка сидели на аэродроме: небо было затяну­то низкой плотной облачностью, шел силь­ный снегопад. Через сутки наиболее опыт­ные летчики все-таки слетали на свободную охоту, но - безрезультатно. Пилоты люфт­ваффе также не летали.

После взятия Варшавы 17 января, 176-й полк за короткий срок сменил несколько аэродромов, догоняя наступавшие части Красной Армии. По мере продвижения Красной Армии к Берлину противоборство в воздухе усиливалось. Крупные группы немецких бомбардировщиков, от 50 до 60 самолетов, пытались наносить удары по советским войскам. Передовые аэродромы часто стали подвергаться налетам истреби­телей-бомбардировщиков Fw-190.

Штурман полка Александр Куманичкин 9 февраля 1945 г. в паре со своим ведомым Крамаренко вылетел на свободную охоту. В районе Сукачева летчики засекли скопление автотранспорта, причем зенитное прикры­тие отсутствовало. Пара Лавочкиных два раза безнаказанно проштурмовала назем­ную технику. Летчики увлеклись атаками наземных войск и не заметили вышедшей в лобовую атаку пары Fw-190. Выпущенный фокке-вульфом снаряд пробил крыло Ла-7 штурмана, истребитель стал плохо реагиро­вать на отклонения ручки. В это время в шлемофоне Куманичкина раздался голос ведомого: «Командир, пара фоккеров сза­ди». Ситуация резко усложнилась. Куманич­кин отдал команду: «Уходим в облака». Топ­ливо было на исходе, а до своего аэродрома оставалось лететь еще 100 км. Куманичкин с трудом управлял поврежденным истреби­телем, поддерживая скорость порядка 300 км/ч, Крамаренко прикрывал командира от возможных атак противника. Оба самолета благополучно добрались до базы. После посадки летчики с изумлением увидели, что отстрелена примерно треть одной из лопас­тей воздушного винта, а в другой лопасти имеется пробоина диаметром 6 см. Механики сумели заменить винт и мотор на поврежден­ном самолете всего за одну ночь. Утром Ла-7 штурмана полка был готов к полетам.

Вскоре после памятного боя Куманичкин и Крамаренко проведи воздушной бой с двумя Bf 109 над Одрой. Поединок длил­ся десять минут, прежде чем Куманичкин сумел поймать в прицел ведущего rotte. Очередь из двух пушек буквально растер­зала мессершмитт, самолет развалился в воздухе. Второй Bf 109 немедленно рети­ровался с места боя.

10 февраля Кожедуб и Титаренко возвра­щались после свободной охоты «пустыми». У самого аэродрома они обнаружили два истребителя странных очертаний - нос от Bf. 109, хвост и крыло - от Fw-190. Это были длинноносые Fw-190D, ранее не встречав­шиеся гвардейцам в воздухе. Кожедуб ата­ковал ближайший самолет. Первой очере­дью ас поджег необычный фоккер. Один Fw-190D пошел к земле, второй - скрылся в облаках. У самой земли фоккер неожидан­но взмыл вверх, но Кожедуб добил против­ника второй очередью. От вражеского само­лета отделилась фигура пилота, вспух ку­пол парашюта. Fw-190D упал в углу аэро­дрома, на котором базировался 176-й ГИАП.

В воздушном бою 12 февраля 1945 г. принял участие Иван Кожедуб. Он вылетел на свободную охоту в паре с Виктором Громаковским, с минимальным интервалом за ними взлетели Александр Куманичкин и Сергей Крамаренко, Орлов и Стеценко. Все три пары истребителей поддерживали вза­имный радиообмен. В это время над лини­ей фронта вывалилось из облаков до трид­цати Fw-190. Фокке-вульфы начали выстра­иваться в боевой порядок, готовясь нанести удар по советским войскам. Кожедуб при­нял решение атаковать противника. Он сни­зился до самой земли и вышел в атаку на ведущего вражеской группы снизу сзади. Выпущенные с дистанции 100 метров пу­шечные очереди прошили брюхо фоккера. Один есть! Выход из атаки вверх, перево­рот и пикирование на очередной самолет противника. Под надежной защитой Громаковского, страховавшего «хвост» команди­ра, Кожедуб сбил еще один Fw-190. Немец­ким летчикам после потери двух самолетов стало не до атаки наземных войск и они ста­ли перестраивать боевой порядок. Между тем, пара Кожедуба тоже занимала положе­ние для следующей атаки. В это время к месту боя подошли остальные охотники 176-го полка. Куманичкин сходу сбил веду­щего девятки Fw-190. Атака Ла-7 оказалась стремительной. Все советские истребители тесно взаимодействовали друг с другом, пилоты фокке-вульфов не выдержали натис­ка и стали выходить из боя. Кожедуб сбил одного выходящего из боя фоккера. Шестер­ка Лавочкиных в скоротечной схватке унич­тожила восемь самолетов противника: по одному сбили Куманичкин, Стеценко и Ор­лов, два - Громаковский и три записал на свой счет Кожедуб. В бою погиб Орлов.

Куманичкин в паре с командиром полка Чупиковым 14 февраля встретились в воз­духе с необычным самолетом. Гвардейцы попытались атаковать противника, но не­мецкий самолет неожиданно быстро ото­рвался от преследователей. После проявки пленки фотокинопулемета стало ясно, что летчики 176-го ГИАП повстречались с но­вейшим реактивным истребителем Ме-262. Это была первая встреча пилотов 176-го ГИАП с реактивной техникой люфтваффе, первая, но не последняя.

Один из самых памятных боев Кожедуб провел 19 февраля 1945 г. (иногда указыва­ется дата 24 февраля). В этот день он выле­тел на свободную охоту в паре с Дмитрием Титаренко. На траверсе Одера летчики за­метили самолет, быстро приближавшийся со стороны Франкфурта-на-Одере. Самолет шел вдоль русла реки на высоте 3500 м со скоростью, гораздо большей, чем могли раз­вить Ла-7. Это был Ме-262. Кожедуб мгно­венно принял решение. Летчик Ме-262 по­надеялся на скоростные качества своей ма­шины и не контролировал воздушное про­странство в задней полусфере и внизу. Ко­жедуб атаковал снизу на встречно-перескающемся курсе, надеясь поразить реактив­ный самолет в брюхо. Однако раньше Ко­жедуба огонь открыл Титаренко. К немало­му удивлению Кожедуба преждевременная стрельба ведомого пошла на пользу. Немец развернулся влево, навстречу Кожедубу, последнему оставалось лишь поймать мессершмитт в прицел и нажать на гашетку. Ме-262 превратился в огненный шар. В кабине Me 262 находился унтер-офицер Курт-Ланге из 1./KG(J)-54. Всего советские летчики сбили шесть Ме-262, первая официальная победа над реактивным истребителем зас­читана Кожедубу (вообще-то в личном деле И.Н. Кожедуба до конца войны записей о сбитым Ме-262 нет).

18 марта 1945 г. южнее Морина Коже­дуб и его ведомый провели воздушный бой с немецкими истребителями, атаковавшими американский бомбардировщик. Кожедуб расстрелял FW-190 с дистанции 80 м. Фокке-Вульф рухнул на землю в 8-10 км к севе­ру от Кюстрина. Второй самолет ас сбил в лобовой атаке, вражеский истребитель упал в 6 км северо-западнее Кюстрина.

22 марта 1945 г. Кожедуб с ведомым выполняли очередной вылет на свободную охоту. Над Зееловскими высотами они пе­рехватили две группы Fw-190 шедших на высотах 3000 и 1000 м соответственно, в общей сложности в двух группах насчиты­валось тридцать самолетов. Охотники заш­ли со стороны солнца и спикировали на за­мыкающую четверку верхней группы. Ко­мандир и его ведомый сбили по одному фокке-вульфу. Но на этом атака не закончилась. Кожедуб продолжал пикировать, его целью теперь стали самолеты нижней группы. С расстояния 180 м ас открыл огонь и сбил еще один фокке-вульф.

В районе Кюстрина отличалась 16 ап­реля 1945 г. пара Куманичкин - Крамаренко. Охотники атаковали четверку Fw-190. Прежде чем Куманичкин открыл огонь, Крамаренко заметил еще одну четверку фокке-вульфов, причем эти самолеты находились в более уязвимом положении. Крамаренко атаковал вторую четверку и всадил с 80 м очередь прямо в мотор фокке-вульфа веду­щего rotte. Немецкий истребитель перевер­нулся через крыло, перешел в пикирование и столкнулся с землей.

Вечером 17 апреля 1945 г. Кожедуб и Титаренко выполняли четвертый за день боевой вылет в район Берлина. Сразу же после пересечения севернее Берлина линии фронта охотники обнаружили большую группу Fw-190 с подвешенными бомбами. Кожедуб начал набирать высоту для атаки и доложил на командный пункт об установ­лении контакта с группой из сорока фокке-вульфов с подвешенными бомбами.

Немецкие летчики ясно видели, как пара советских истребителей ушла в облака и не предполагали, что они появятся вновь. Тем не менее, охотники появились. Сзади сверху Кожедуб в первой атаке сбил ведущего за­мыкающей группу четверки фоккеров. Охотники стремились создать у противни­ка впечатление от наличия в воздухе значи­тельного количества советских истребите­лей. Кожедуб бросил свой Ла-7 прямо в гущу самолетов противника, доворачивая Лавочкин влево и вправо, ас вел короткими очередями огонь из пушек. Немцы подда­лись на уловку - фокке-вульфы стали осво­бождаться от бомб, мешающих вести воз­душный бой. Однако пилоты люфтваффе скоро установили наличие в воздухе всего лишь двух Ла-7 и, пользуясь численным преимуществом, взяли гвардейцев в оборот. Одному Fw-190 удалось зайти в хвост истребителю Кожедуба, однако Титаренко от­крыл огонь раньше немецкого летчика -фокке-вульф взорвался в воздухе. К этому время подоспела помощь - группа Ла-7 из 176-го полка, Титаренко и Кожедуб смогли выйти из боя на последних остатках топли­ва. На обратном пути Кожедуб увидел оди­ночный Fw-190, пытавшийся все-таки сбро­сить бомбы на советские войска. Ас спики­ровал и сбил вражеский самолет. Это был последний, 62-й, сбитый лучшим летчиком-истребителем союзников немецкий самолет. В общий счет Кожедуба не включены, по меньшей мере, два самолета - американ­ские истребители P-51D «Мустанг». В од­ном из боев в апреле Кожедуб огнем пушек пытался отогнать немецкие истребители от американской «Летающий Крепости». Ис­требители эскорта ВВС США ошибочно поняли намерения пилота Ла-7 и открыли заградительный огонь с большой дистан­ции. Кожедуб, видимо, также принял «Му­станги» за мессеров, ушел из-под огня пе­реворотом и, в свою очередь, атаковал «про­тивника». Один «Мустанг» он повредил (са­молет, дымя, вышел из боя и, немного про­летев, упал, летчик выпрыгнул с парашю­том), второй P-51D взорвался в воздухе. Только после результативной атаки Кожедуб заметил белые звезды ВВС США а крыльях и фюзеляжах сбитых им самолетов. После приземления командир полка полковник Чупиков посоветовал Кожедубу помалки­вать об инциденте и отдал ему проявленную пленку фотокинопулемета. О существова­нии пленки с кадрами горящих «Мустангов» стало известно только после смерти леген­дарного летчика.

В конце апреля Ивана Кожедуба вызва­ли в Москву для участие в торжествах по случаю Дня Международной солидарности трудящихся, которые трудящиеся всего мира в то время имели привычку отмечать еже­годно 1 мая. День Победы ас встретил в Москве. Всего Иван Кожедуб выполнил 330 боевых вылетов, провел 120 воздушных боев, в которых лично сбил 62 самолета противника. Существуют версии, что лич­ный счет трижды Героя больше - в районе ста побед. Третьей Золотой Звезды Иван Кожедуб был удостоен 18 августа 1945 г.

В 1951 г. полковник Кожедуб командо­вал 324-й ИАД и находился в заграничной командировке, в Корее. Летчики дивизии сражались с американцами на истребителях МиГ-15 и добилась наилучшего результата среди всех истребительных соединений ВВС Советской Армии, принимавших уча­стие в корейской войне. Самому Кожедубу строго настрого было запрещено принимать участие в боях.

30 апреля 1945 г. Куманичкин и Крамаренко взлетели с аэродрома Шёнифельд на перехват группы Fw-190. Вскоре после взле­та охотники вышли на группу из 16 фокке-вульфов с подвешенными бомбами. Как только немцы заметили пару Ла-7, восемь Fw-190 сбросили бомбы, но остальные про­должали полет курсом на наступающие со­ветские войска. Восьмерка Fw-190, превра­тившаяся из бомбардировщиков в истреби­тели, попытались навязать охотникам воз­душный бой. Куманичкин попал в трудное положение, но ему на помощь пришел ве­домый и сорвал атаку. Ведущий же прорвал­ся к восьмерке, бомбы не сбросившей, и сбил один самолет. Фокке-вульф упал в за­падном предместье Берлина. Это была 36-я и последняя победа А.С. Куманичкина.

Владимир Громаковский закончил лет­ную школу в середине 1942 г., в августе по­лучил назначение в 19-й ИАП. За два года войны Громаковский провел сравнительно мало воздушных боев. В 25 боях он сбил десять самолетов противника. После по­ступления в полк Ла-7 Громаковский стал принимать участие в боях гораздо чаще, неоднократно летал в паре с Кожедубом. Так, будучи ведомым Кожедуба, Громаков­ский в бою 12 февраля 1945 г. сбил два Fw-190, пытавшихся пристроиться к хвосту са­молета командира. 22 марта Громаковский в кампании с Кожедубом, Куманичкиным и Титаренко атаковал большую группу Fw-190 и сбил один фоккер.

19 апреля над Берлином Громаковский сбил очередной фоккер, две свои последние победы в воздушных боях он одержал спу­стя пять дней также в небе Берлина. Влади­мир Громаковский выполнил 186 боевых вылетов, сбил в 29 воздушных боях 16 са­молетов противника. Звания Героя Советс­кого Союза он был удостоен 15 мая 1946 г.

Майор Александр Куманичкин - еще один выдающийся летчик-истребитель, пле­чом к плечу сражавшийся с Иван Кожеду­бом в составе 176-го ГИАП. Судьба Кума­ничкина во многом сходна с судьбой Коже­дуба. Окончил летную школу перед войной, до июля 1942 г. служил инструктором, за­тем был направлен в 40-й ИАП. Полк сра­жался на Северном Кавказе и имел на воо­ружении истребители МиГ-3 и И-16. В кон­це года был полностью перевооружен самолетами Ла-5. К ноябрю 1943 г. Куманичкин выполнил 196 боевых вылетов, провел 36 воздушных боев, сбил 18 самолетов лично и один в группе. 13 апреля 1944 г. Александр Куманичкин был удостоен звания Герой Советского Союза. В сентябре 1944 г. май­ора Куманичкина перевели в 176-й ГИАП на должность штурмана полка.

В первых числах января 1945 г. Кума­ничкин в паре с командиром полка полков­ником Чупиковым вылетел на свободную охоту, летчики хотели опробовать в деле недавно установленные на самолетах фото-кинопулеметы. Асы обнаружили пару Bf. 109 с бомбами на внешней подвеске. Сбить такую добычу искусным пилотам казалась не составит особого труда, но мес­сера неожиданно резко ускорились и легок оторвались от преследования. Кадры фото­пленки показали, что на внешней подвески у немецких самолетов висели не бомбы, а ракетные ускорители.

Александр Куманичкин выполнил в вой­ну более 300 боевых вылетов, провел 70 воздушных боев, сбил 31 самолет лично и один в группе. В 1951-1952 г.г. Куманичкин в должности сначала заместителя команди­ра, а потом командира 303-й ИАД находил­ся в Корее. Ветеран Великой Отечественной войны стал еще и реактивным асом, сбив на МиГ-15 шесть американских самолетов.

С июня 1944 г. по 9 мая 1945 г. летчики 176-го ГИАП произвели 2961 боевых выле­тов, провели 185 воздушных боев, в кото­рых сбито 212 самолетов противника. Соб­ственные потери за этот период составили 23 самолета (четыре летчика), небоевых потерь не было.

За отличное выполнение заданий коман­дования за период с 6.06.1944 г. по 9.05.1945 г. (2961 боевой самолетовылет, 172 сбитых в воздушных боях самолета противника и 48 уничтоженных на земле самолетов про­тивника) 1 июня 1945 г. полк награжден орденом Кутузова 3-й степени.

В Великую Отечественную войну лет­чики 176-го гвардейского Проскуровского орденов Красного Знамени, Александра Невского и Кутузова истребительного авиа­ционного полка совершили 8422 боевых вылетов, провели 711 воздушных боев и сбили 398 самолетов противника, еще 56 самолетов противника было уничтожено на земле, штурмовыми действиями летчиков полка уничтожено 3 танка, 256 автомашин, 213 повозок, 7 автоцистерн, 7 зенитных ба­тарей, выведено из строя 36 паровозов, со­жжен 1 железнодорожный эшелон. Десять пилотов одержали в воздушных боях более 15 побед каждый. Боевые потери составили 48 летчиков и 104 самолета, небоевые 5 летчиков и 15 самолетов.