«Мустанги» в Корее

 

Война в Корее (1950-53 гг.) стала пер­вой в истории войной, в ходе которой обе противостоящие стороны широко приме­няли реактивную авиацию. Но хватало и работы для самолетов с поршневыми двигателями.

После окончания Второй Мировой войны «Мустанг» стал основным истре­бителем ВВС США. Но вскоре на воору­жение приняли реактивный истребитель F-80 «Шутинг Стар», а машины F-51 (так теперь назывались Р-51) передали частям Национальной гвардии. Передача шла с августа 1945 по июнь 1950 года. Самоле­ты F-82G «Твин-Мустанг» оставались на вооружении линейных частей. Начало войны в Корее (25 июня 1950 года) заста­ло врасплох американские войска, дисло­цированные в регионе.

К началу войны, дислоцированная в Юго-Восточной Азии 5-я воздушная ар­мия располагала только тремя истреби­тельными эскадрильями, способными участвовать в боевых действиях. Это были эскадрильи 347-й группы всепогод­ных истребителей. Да и эта группа 24 июня была... расформирована, но вско­ре снова образована. В ее состав входи­ли 4-я, 68-я и 339-я эскадрильи всепогод­ной истребительной авиации. Аэродро­мы 5-й воздушной армии находились в Японии, поэтому истребителям приходилось преодолевать огромное расстояние. В результате они могли находиться над целью всего 5-13 минут. Старые японс­кие аэродромы находились значительно ближе к Корее, но они не могли прини­мать реактивные самолеты. Так эскадри­льи 347-я группы перебазировались в Итазуку - аэродром, расположенный бли­же всего к Корее. На этом аэродроме бази­ровалось также 8-е истребительно-бомбардировочное крыло, а также 51-е крыло ис­требителей-перехватчиков, оснащенное истребителями F-80C «Шутинг Стар».

Первый боевой вылет 347-я группа совершила уже 26 июня. Задачей группы было сопроводить два норвежских транс­порта «Рейнхольте» и «Ногре», которые эвакуировали американцев и работников ООН. Кроме того, группа прикрывала автоколонну, шедшую из Сувона в Инч­хон. Звено из четырех F-82 68-й эскадри­льи проводило патрулирование в районе Инчхона. Там американцев атаковала пара корейских Ла-7. Машина лейтенан­та Чарльза Морана получила поврежде­ния. Пилот посадил поврежденную ма­шину на аэродром Сувон. Туда незамед­лительно вылетел из Японии транспорт­ный С-47 с запчастями и ремонтной бри­гадой на борту. Но вскоре северяне заб­росали аэродром бомбами, уничтожив на земле обе машины. Вскоре аэродром был занят северокорейскими войсками.

347-я группа ответила уже на следу­ющий день. Поставленная перед группой в тот день задача была сформулирована лапидарно: «поиск и уничтожение само­летов ВВС Кореи». Параллельно группа продолжала прикрывать эвакуацию в районе аэродромов Кимпо и Сувон. Над Кимпо американские самолеты появи­лись уже в 9:30 утра по местному време­ни. На аэродромах полным ходом шла эвакуация с помощью транспортных са­молетов С-47 и С-54. Патруль состоял из двух четверок самолетов из 4-й и 68-й эс­кадрилий. В это время над аэродромом появились самолеты северян. Начался бой. Первую победу американцы заяви­ли в 12:15. Пилот лейтенант Уильям Хадсон и оператор радара лейтенант Карл Фрейзер сбили Як-11. Примерно в это же время экипаж лейтенант Моран и опера­тор Фрэд Ларкинс заявили победу над Як-9. До сих пор историки спорят, какой из этих экипажей был первым. Майор Джеймс Литтл, командовавший 339-й эс­кадрильей, также заявил одну победу -над Ла-7. Позднее характер задач, ставив­шихся перед группой, изменился. Истре­бители наносили удары по наземным це­лям. Несмотря на то, что F-82G были дальними эскортными истребителями, конструкция машин позволяла им нести классические авиабомбы, напалм или неуправляемые 127-мм ракеты HVAR. Большая дальность полета позволяла са­молетам F-28G пролетать 310 миль от Итазуки до района боев. Боевой вылет продолжался до 15 часов, что приводило к переутомлению экипажей, которым приходилось вылетать ежедневно.

2 июля 1950 года экипажи самолетов F-82 «Твин-Мустанг» приступили к вы­полнению нового рода заданий. Это были ночные налеты на цели, проводи­мые с помощью радара. После того, как войскам ООН удалось переломить ситу­ацию на фронте и оккупировать почти всю территорию КНДР, роль истребите­лей уменьшилась. Но в октябре 1950 года северяне начали активно использовать штурмовики Ил-10 и кукурузники По-2 для проведения ночных беспокоящих на­летов. Истребители снова стали исполь­зоваться по прямому назначению. К сло­ву сказать, штурмовики и кукурузники оказались непростыми целями.

Вскоре северяне начали активно ис­пользовать реактивные истребители МиГ-15, пилотируемые китайскими доб­ровольцами. С этого момента использо­вание истребителей с поршневыми дви­гателями стало невозможно. «Мустанги» и «Твин-Мустанги» постепенно заменя­лись реактивными истребителями. Доль­ше всего пролетала на F-82 68-я эскадри­лья, которая получила реактивные истре­бители F-94B «Старфайр» лишь в авгус­те 1951 года. К декабрю пилоты эскадри­льи освоили новые машины и приступи­ли к боевым вылетам с аэродрома Сувон. В марте 1952 года из частей изъяли пос­ледние F-82.

Всего пилоты 347-й группы соверши­ли на F-82 1868 вылетов, заявив четыре победы в воздухе и уничтожив 20 само­летов на земле.

К началу военных действий в Японии оставалось менее 30 штук истребителей F-51 «Мустанг». Эти самолеты использо­вали для подготовки южнокорейских пилотов. Подготовку вела группа из де­вяти американских инструкторов, воз­главляемая майором Дином Э. Гессом. 30 июня в рамках операции «Баут Ван» са­молеты перебазировались на аэродром Таэгу (К-2) в Корее и тут же приступили к боевым вылетам. Десять машин, ведо­мых майором Гессом, поддерживали с воздуха отступавшую с боями американ­скую 24-ю пехотную дивизию. F-51 ус­пешно действовали с полевых аэродро­мов, организованных на юге Кореи. Их действия оказались настолько удачны, что 3 июля генерал Фрэнк Ф. Эверест предложил изъять из частей Националь­ной гвардии все боеспособные «Мустан­ги» и перебросить их в Корею. Предло­жение генерала было принято. На базе Аламеда в Калифорнии собрали 145 ма­шин. Их погрузили на борт авианосца Боксер» вместе с 70 опытными пилота­ми, поскольку 5-я воздушная армия ощу­пала острую нехватку летчиков, знако­мых с этим типом истребителя. Авиано­сец вышел в море 15 июля 1950 года.

3 июля генерал-лейтенант Джордж Э. Стрейтмейер начал операцию «Даллас», состоявшую в расконсервации 30 «Мус­тангов», принадлежавших 13-й воздуш­ной армии. Из пилотов и наземного пер­сонала 18-й истребительно-бомбардировочной группы сформировали импрови­зированную истребительную эскадри­лью, которую также перебросили на аэродром К-2 в Таэгу. Большинство лич­ного состава эскадрильи прежде служи­ло в 12-й истребительно-бомбардировочной эскадрильи, дислоцировавшейся на базе Кларк-Филд на Филиппинах. Эскад­рилье присвоили название 51-я времен­ная эскадрилья. Первый боевой вылет новая часть провела 15 июля.

По мере расконсервации новых ма­шин-, самолетами F-51 оснастили 40-ю истребительно-бомбардировочную эс­кадрилью из состава 35-й группы. До это-j эскадрилья летала на... реактивных истребителях F-80 «Шутинг Стар». Со­стояние боевой готовности эскадрилья достигла 16 июля. В тот же день часть перебазировалась на аэродром Поханг К-3). Пилоты, привыкшие к налаженному быту, оказались брошенными в чистом поле. Как афористично заметил один из летчиков: «Всегда тяжело, когда уча­ствуешь в проигранной войне». Первые дни на новом месте оказались очень труд­ными для 40-й эскадрильи. В ее задачу входила поддержка пехотного полка южан, который с боями отступал. Целью северян был именно аэродром К-3, на котором базировалась эскадрилья. В те­чение недели эскадрилья ежедневно совершала по 35 боевых самолетовылетов, некоторые из них в условиях густой об­лачности (нижняя граница в 30 м над зем­лей). Позднее взятые в плен северокорей­ские солдаты подтвердили, что амери­канские самолеты серьезно осложняли действия северокорейских частей в на­ступлении.

Но ситуация в Корее становилась ка­тастрофической. В этот момент Австра­лия решила предоставить свой военный контингент в распоряжение ООН. Авст­ралийская 77-я эскадрилья, оснащенная «Мустангами» и дислоцированная на базе Ивакуни в Японии, была оператив­но подчинена штабу 35-й истребительно-бомбардировочной группы и перебази­рована на аэродром К-3. Эскадрилья ос­тавалась в составе 35-й группы до 30 июля 1951 года. Сменив «Мустанги» на «Метеоры», 77-я эскадрилья перебралась на аэродром Кимпо (К-14) и вошла в со­став 4-го истребительного крыла.

23 июля авианосец «Боксер» прибыл в Токио, где выгрузили все 145 истреби­телей F-51. Техники собирали самолеты, и в течение двух недель все машины были готовы к полетам. Часть из них тут же отправили в Корею для пополнения и перевооружения боевых частей. Осталь­ные машины использовали для перевоо­ружения 18-й истребительно-бомбардировочной группы. В начале августа 18-я группа достигла состояния боеготовнос­ти и перебазировалась на аэродром Таэ­гу (К-2). Одновременно 51-ю эскадрилью переименовали в 12-ю истребительно-бомбардировочную эскадрилью. 18-я группа летала на «Мустангах» дольше других частей ВВС США - вплоть до ян­варя 1953 года.

5 августа майор Луи Дж. Себилл, ко­мандир 67-й эскадрильи, со своим ведо­мым вылетел на бомбежку позиций про­тивника в районе Хамчана. Во время ата­ки не сработал замок одной из 500-фун­товых бомб. Кроме того, самолет получил повреждения от зенитного огня с зем­ли. Нужно было уходить на базу. Тем не менее Себилл продолжил атаку. Его ма­шина получила новые повреждения, по­теряла управление и рухнула на землю. За мужество Себилл был представлен к медали Почета. Себилл стал одним из четырех американских летчиков, ставших кавалерами медали Почета в ходе Корей­ской войны. Все четверо были награжде­ны посмертно.

Второй эскадрильей, сменившей F-80 на F-51 стала 39-я истребительно-бомбардировочная эскадрилья, как и 40-я эскадрилья входившая в состав 35-й истребительно-бомбардировочной группы. 7 августа эскадрилья перебазировалась на аэродром Поханг (К-3). Последней группой, оснащенной «Мустангами», стала 8-я истребительно-бомбардировочная группа. Две эскадрильи группы (35-я и 36-я) ос­настили самолетами F-51, тогда как третья эскад­рилья - 80-я - продолжали летать на F-80. 11 сентяб­ря, на 46-й день войны, удалось оснастить «Мустан­гами» шесть эскадрилий и немедленно бросить их в бой. 35-я и 36-я эскадрилья первоначально действо­вали с базы Цуики в Японии, так как места на аэро­дромах в Корее не хватало. Лишь в конце 1950 года эскадрильи перебросили на аэродром Сувон (К-13) и Кимпо (К-14).

На «Мустанги» легла большая нагрузка. Свое­образный рекорд поставила эскадрилья капитана Дуэйна Э. Байтмана, которая в течение 45 дней на­летала 2650 часов, совершила 1438 боевых вылетов, в среднем по 33 в сутки. При этом пилоты выпусти­ли 8500 ракет, сбросили 2300 бомб массой 227-кг и произвели 860000 выстрелов из пулеметов. Работу «Мустангов» в роли самолетов непосредственной поддержки сухопутных войск трудно переоценить. Осенью 1950 года началось формирование 67-го крыла тактической разведки. 3 сентября первой сформировали 45-ю эскадрилью тактической раз­ведки, оснащенную самолетами F-51 и RF-51. В ок­тябре эскадрилья приступила к боевым вылетам с аэродрома К-2. С первых дней эскадрилья соверша­ла дальние вылеты, проводя визуальную и фотораз­ведку. В ходе вылетов эскадрилья несла тяжелые потери, в основном от огня зенитной артиллерии. В ходе вылетов разведчики действовали парами. Один самолет держался на высоте 300 м, обеспечивая прикрытие и наблю­дение, а второй держался у самой земли и проводил разведку.

В ноябре к 18-му крылу присоединилась опытная часть - 2-я южноафриканская эскадрилья. Самолеты применялись в роли ис­требителей-бомбардировщиков, при необходимости вступая в бой с самолетами северян. Официально американские пилоты, летав­шие на «Мустангах», одержали 19 подтвержденных побед (13 пилотов). Последнюю победу заявили 20 июня 1951 года. К тому времени в воздухе уже безраздель­но господствовали реактивные самолеты. Ки­тайские МиГи впервые атаковали американцев 1 ноября 1950 года.

После того, как в войну вступили китайские добровольцы, части, оснащенные «Мустангами», начали нести тяжелейшие потери. За апрель 1951 года 39-я и 40-я эскадрильи совершили за 4 дня 400 боевых вылетов, потеряв в их ходе 25 машин.

Еще в декабре 1950 года 8-ю группу и 40-ю эскадрилью сняли с фронта. К маю 1951 года единственной частью, оснащенной «Мустанга­ми», в Корее оставалось 18-е крыло. Крыло дис­лоцировалось на аэродроме Хенсон (К-46). В состав крыла входили 12-я, 39-я, 67-я истребительно-бомбардировочные эскадрильи, а также 2-я южноафриканская эскадрилья. Кроме того, самолеты F-51 и RF-51 имелись в 45-й эскадри­лье тактической разведки. В марте-апреле 1951 года пилоты эскадрильи разработали новую так­тику, названную «Радиус 10». Тактика заключа­лась в патрулировании в радиусе 10 миль вок­руг точки, где накануне ночью были замечены грузовые автомашины противника. Как прави­ло, грузовики удавалось обнаружить и напра­вить на них истребители-бомбардировщики.

В 45-й эскадрилье 1 июля 1951 года погиб во вре­мя выполнения боевого вылета полковник Карл Л. Полифка, ветеран Второй Мировой войны, «отец со­временной разведывательной авиации», как о нем сообщают американские источники.

До конца 1952 года эскадрильи 18-го крыла вели тяжелые бои с противником. За два года боев за крылом официально признано уничто­жение 4780 автомашин, 600 поездов и 24000 сол­дат противника. 23 января 1953 года пилот 67-й эскадрильи совершил последний боевой вылет. С этого момента «Мустанги» при­меняли только ВВС Южной Кореи. Аме­риканцы впредь использовали только реактивные истребители и истребители-бомбардировщики.