Гибель Фосса

 

Через восемь дней после гибели Воль­фа летчиков I гешвадера ждал новый удар - с боевого задания не вернулся Вернер Фосс. Утром 23 сентября Фосс одер­жал свою 48-ю победу и собирался в кам­пании с братом отправиться в отпуск до­мой в фатерлянд.

Фосс уже паковал чемоданы. Но вдруг передумал. Возможно он решил использовать остаток дня, чтобы довес­ти свой победный счет до ровного пол­тинника. Фосс приказал подготовить к полету F I 103/17. К этому времени на капоте двигателя триплана уже была на­рисована белой краской рожица, дизайн которой позаимствовали с рисунков на японских воздушных змеях. Среди энту­зиастов истории авиации идут ожесто­ченные споры по поводу цвета окраски капота. Накал страстей по этому поводу превосходит даже ожесточенность спо­ров в отношении формы головок болтов на ведущих колесах танка Pz.Kpfw IV. Еще сохраняется надежда на появление талантливых молодых ученых, способных пролить свет на эти две величайшие тайны истории XX века. Их ждет Нобелевка! В отношении цвета капота само­лета F I 103/17 мир раскололся на две части: одни с пеной у рта доказывают, что капот перекрасили в желтый цвет (идентификационный колер Jasta 10), другие утверждают будто бы капот ос­тался в заводской оливково-коричневой окраске.

Ближе к вечеру Фосс в одиночку пат­рулировал район, прилегающий к линии фронта. Здесь он напоролся на группу SE.5 из 60-й британской эскадрильи. Фосс был один (впрочем отдельные про­двинутые энтузиасты говорят, что ком­панию асу составлял в том полете некий «Альбатрос» красного цвета), но это не помешало ему атаковать. За короткий промежуток времени гунн сбил двух анг­личан. Фосс надеялся, что его победу подтвердят наземные наблюдатели. Меж­ду тем на сцене появилось еще семь SE.5 звена В 56-й эскадрильи. Вскоре к ним присоединились истребители звена С той же эскадрильи.

56-я эскадрилья считалось одной из лучших Королевском авиационном кор­пусе. Фосс понятия не имел с кем ему при­дется драться. Оппонентами Фосса явля­лись самые опытные и результативные асы британской авиации, в том числе Дж.Т.Б. МакКудден (57 побед в общей сложности), Ф. Рис-Дэвис (25 побед), Р.А. Мэйбери (21 победа), Г.Х. Боумэн (32 победы), Р.Т.С. Хойдж (28 побед), К.К. Маспратт (8 побед). Самый логичный поступок любого нормально летчика в тех условиях - как можно скорее уносить ноги, тем более, что SE.5 не могли дог­нать триплан.

Фосс являлся летчиком, агрессивным до безрассудности. Скорее всего, Фосс вознамерился завалить одного-двух про­тивников, а после уже сделать ноги в смысле крылья. Надо сказать, основания для самоуверенности у Фосса имелись. За несколько минут схватки попадания пуль, выпущенных из пулеметов герман­ского триплана получили все самолеты звена В, а Кронину и Масспратту при­шлось даже выйти из боя.

Красный «Альбатрос» (если он вооб­ще существовал) в схватке участия не принял, Фосс остался в одиночку разби­раться с шестью лучшими пилотами Им­перии. Об легендарном бое написано много, но лучше всех написал его участ­ник МакКуддин в своих воспоминаниях «Five Years in the Royal Flying Corps». История боя в изложении МакКуддена была переведена на многие языки и вошла в ряд официальных историчес­ких исследований, в том числе и в офи­циальную историю JG I «Jgd in Flanderns Himmel», написанную Боденшатцем. МакКудден писал:

- Теперь германский триплан нахо­дился прямо в центре нашего строя. Са­молет великолепно маневрировал. Лет­чик умудрялся вести огонь по всем нам одновременно. Я зашел немцу в хвост, но удержаться за ним сумел всего пару се­кунд. Реакция противника была мгновен­ной и непредсказуемой. Никто из наших не мог держать его в прицела достаточ­ное для стрельбы время... триплан кру­жился в середине шестерки SE.5. Мы все вели огонь. В один момент на триплане сошлись трассы сразу с пяти самолетов.

Нет ничего удивительно в том, что самолет Фосса получил таки приличную порцию свинца. Самолет начал падать, однако затем перешел в планирование, двигатель остановился. Вероятно Фосс перекрыл кран подачи бензина, опасаясь пожара. На планировании триплан стал преследовать лейтенант А.П.Ф. Рис-Дэвидс, он и всадил в самолет Фосса реша­ющую очередь. Фоккер упал севернее Фрезенбурга на британской стороне ли­нии фронта. К месту падения устреми­лись «томми» во главе с лейтенантом Киганом. Они вытащили из самолета мертвое обгоревшее тело. В отличие от Рихтгофена Фосса похоронили без воин­ских почестей, как обычного солдата, павшего на поле брани.

После возвращения на аэродром лет­чики 56-й эскадрильи долго спорили ка­кую «дичь» они завалили, кто этот лет­чик-мастер. Пилоты SE.5 не удивились, узнав, что «дичью» являлся Фосс. В то же время по другую сторону фронта, в JG I, никто толком не знал как окончил свой жизненный путь Вернер Фосс. Единственной информацией послужил рапорт лейтенанта Вендельмана из Jasta 8, в ко­тором высказывалось предположение о гибели Фосса в бою с «Сопвичами».

Потеря двух опытнейших летчиков в течение восьми дней подорвало доверие к триплану Фоккера.