В бой

 

Спроси любого: «На чем воевали не­мецкие летчики в Мировую войну». В большинстве случаях ответ прозвучит банально: «На трипланах Фоккера». Ус­тоявшееся мнение обязано самолету, на котором летал красный барон. Слава Рихтгофена затмила факт сравнительно короткого периода использования истре­бителей-трипланов конструкции Фокке­ра на фронте. Если «Альбатросы», а в 1918 г. истребители Фоккер D VII име­лись абсолютно во всех Jastas, то трип­ланы Dr. 1 состояли на вооружении лишь 15 стаффелей, причем в количестве один-два (больше - редко) на стаффель. К тому же трипланов построили всего 320 штук, а тех же Фоккеров D VII - намного больше.

К примеру, даже в сентябре 1918 г. Фоккер D VII оставался основным истре­бителем германской авиации, а в войсках имелось еще и 327 «Альбатросов» D V и D Va. В мае 1918г., когда на фронте по­явились первые Фоккеры D VII общее число «Альбатросов» в строевых подраз­делениях достигало 1000! На этом фоне число трипланов, особенно в период с февраля по май 1918 г., можно считать сравнительно небольшим.

Объяснение столь широкой популяр­ности самолета Dr.l у любителей авиа­ции достаточно простое. Пусть трипла­нов было не так много, зато какие пило­ты на них летали: фон Рихтгофен со сво­им «Цирком», Фосс, Йозеф Якобе.

Кавалер Pour le Merit риттмейстер барон Манфред Зигфрид фон Рихтгофен первый боевой вылет на истребителе Фоккер Dr. 1 выполнил утром 1 сентября 1918 г. - на следующий день после пре­зентации самолетов 102/17 и 103/17. Эти самолеты не перекрашивались в цвета Рихтгофена (красный) или 11-го стаффеля. Истребители сохранили оригиналь­ную заводскую окраску - оливково-коричневый/светлый серо-голубой камуф­ляж. Опознавательные знаки в виде чер­ных крестов на белом фоне имелись на крыльях и фюзеляже. Рули направления - белые, нижние поверхности - светлые серо-голубые.

Риттмейстер поднялся в воздух в 7 ч 50 мин утра - Рихтгофен возглавил груп­пу «Альбатросов» D V. В районе Зоннебеке, над контролируемой германскими войсками территорией, Рихтгофен пере­хватил двухместный британский самолет - «очень бесстрашно летевший» RE.8 из 6-й эскадрильи. Англичан находился в воздухе уже час, экипаж аппарата корректировал огонь своей артиллерии по рай­ону восточнее Ипра.

В момент атаки фон Рихтгофен успел разглядеть выражение крайнего недоуме­ния на физиономиях британцев. Англи­чане привыкли, что триплан - это само­лет фирмы Сопвич. Возможно, парни увидели в триплане своего защитника от четверки «Альбатросов». Никто и никог­да уже не узнает о мыслях двух человек из экипажа RE.8. Рихтгофен одержал свою очередную победу, оба британца погибли. Барон говорил, что наблюда­тель не сделал ни малейшей попытки вос­пользоваться для обороны пулеметом, видимо был уверен в своем заблуждении относительно Сопвича Триплана.

В этот день были сняты одни из са­мых известных кадров воздушной войны периода Первой мировой войны. На аэродроме 11-го стаффеля в Маркебике все еще оставался Тони Фоккер со своей верной кинокамерой. Именитый кинолю­битель запечатлел для истории процесс выкатки из ангара триплана 102/17. За­тем механики запустили двигатель - Фок­кер все снимал. К машине подошел Сам, в смысле Рихтгофен. Барон одел кожа­ный шлем на перевязанную голову, заб­рался в кабину. Перед разбегом фон Рихтгофен опробовал пулеметы, а потом трип­лан взлетел. Примерно в это же время Фоккер снял фильм, главные роли в котором сыграли F1 103/17 и Вернер Фосс.

3 сентября Рихтгофен одержал 61-ю победу в воздушном бою - сбил Сопвич «Пап», который пилотировал лейтенант Бёрд из 46-й эскадрильи. Бёрд отчаянно сражался, не взирая на откровенной ус­тупавший истребителю противника по характеристикам свой самолет. Рихтго­фен писал в рапорте о том бое:

- Группа из пяти аэропланов 11-го стаффеля вступила в бой с одноместны­ми истребителями Сопвич на высоте 3500 м. Я атаковал один из самолетов против­ника. После длительного и ожесточенно­го боя, я принудил неприятельский аппарат приземлиться недалеко от Бусбекю. Я уверен, что моим противником являл­ся чрезвычайно опытный летчик, он про­должал отвечать огнем, даже когда вы­сота уменьшилась до 50 м. Самолет Фоккер триплан F I Dr 102/17 абсолютно пре­восходит британский Сопвич.

Последнее утверждение Рихтгофена сложно назвать откровением, так как «Пап» появился на фронте еще в октябре 1916 г., осенью 1917 г. он считался уста­ревшим по всем статьям. Бирд сел неда­леко от аэродрома 11-го стаффеля. К ме­сту посадки немедленно выехала группа летчиков во главе с Рихтгофеном. К пи­лотам присоединился Тони Фоккер со своим неизменном синематографическим аппаратом. Фоккер, словно заправский репортер, без устали снимал Рихтгофена и Бирда, Рихтгофена и сбитый им «Пап», Рихтгофена и его боевых камрадов.

Многие британские пилоты, не подо­зревавшие о появлении у противника ис­требителей нового типа, считали триплан с германскими опознавательными знака­ми вестником несчастья. Вот как описы­вал с чужих слов воздушный бой 3 сен­тября летчик 46-й эскадрильи Артур Гоулд Ли:

- Пятерка самолетов звена А сошлась с «Цирком» Рихтгофена в отчаянной схватке. «Пап» по всем статьям уступал «Альбатросу» D V. Бой с нашей стороны сводился к стремлению летчиков оказать­ся сбитыми. Мак и Бирд оказались на земле, в «Гунландии». Ашер сумел доб­раться до линии фронта. Наши парни рассказывали, будто бы один гун летал на красном триплане. Я думаю, что это был трофейный триплан из состава на­шей морской авиации.

Ли описал бой в своей книге «Без па­рашюта», которая вышла уже после вой­ны. Ли знал, что Бирда сбил Рихтгофен, а Рихтгофен прочно ассоциировался с истребителем красного цвета - так появил­ся «красный» триплан. На самом деле F I 102/17 не был красным, есть мнение, что в красный цвет, возможно, были окрашены лишь капот двигателя и диски колес.

Имея на своем счету 61 победу, Рихт­гофен 6 сентября отбыл с фронта в от­пуск. Обратно он вернулся лишь 23 ок­тября. Сегодня уже вряд ли возможно установить, кто из летчиков сражался на самолете 102/17 в начале сентября. Счи­тается, что чаще всего на этом триплане летали командир Jasta 4 Курт фон Дю­ринг (в отсутствие Рихтгофена командо­вал JG I), Ганс Адам из Jasta 6 и Курт Вольф. Вольф прибыл на фронт из гос­питаля 11 сентября.

Фосс навестил завод в Шверине на несколько дней, чтобы испытать новый V5, даты короткого визита установить не удалось. Точно известно, что 3, 5 и 6 сен­тября Вернер Фосс находился на фронте - в эти дни зафиксированы сбитые им са­молеты противника.

Всего Фосс одержал десять побед в воздушных боях за период нахождения триплана 103/17 в 10-м стаффеле. Опять же нельзя сказать, сколько из этих деся­ти побед он одержал именно на трипла­не. В австрийских архивах нашлось толь­ко одно документальное подтверждение побед Фосса на триплане: 25 октября 1917 г. ас одержал три победы - все на трипла­не. Возможно, Фосс сбил на триплане еще несколько самолетов, но никак не 21, как указывается в большинстве его биографий.

В настоящее время Вернер Фосс по известности в качестве пилота триплана уступает только фон Рихтгофену. Крас­ный барон называл Фосса «мой ближай­ший соперник», между асами шло отча­янное соревнование кто больше собьет. Тем не менее, Фосс и Рихтгофен оставались большими друзьями. Рихтгофен нео­днократно навещал семью Фосса, прожи­вавшую в захолустном городишке Крифельд. Свои визиты ас не прекратил и после гибели друга-соперника.

Оба летчика начинали свой боевой путь в престижном 2-м стаффеле, извест­ном как стаффель Бельке. Как и Рихтго­фен, Фосс был в прошлом кавалеристом, служил во 2-м Вестфальском гусарском полку. В составе Jasta 2 Фосс одержал 25 побед всего за четыре месяца, 17 марта был награжден Рыцарским крестом с ме­чами королевского дома Гогенцоллернов (в просторечии - «Гогенцоллерн»). 8 ап­реля Фосс был удостоен высшей награ­ды - Pour le Merit, через пять дней асу исполнилось 20 лет.

Фосс был из тех, кого называют пи­лотами от бога. Сразу несколько герман­ских источников подтверждают победу Фосса 18 марта 1917 г. - упавший под Бойлле BE.2, вторая победа аса за не­сколько минут. В районе падения британ­ского' аппарата Фосс заметил германскую кавалерию, поэтому посадил свой «Аль­батрос» в надежде отколупнуть кусочек ВЕ.2 на сувенир.

Кавалерия действительно была гер­манской, но конники на всех порах мча­лись от преследовавших их британских патрулей. Тем не менее, Фосс успел снять оба Льюиса с британской машины. Лет­чик вручил пулеметы конникам с просьбой подтвердить свою победу. Затем Фосс поджег неприятельский аппа­рат. История не будет полной без упо­минания о дальнейшей судьбе экипажа ВЕ.2. Оба англичанина попали в плен, но летчик скончался от полученных ран. На­блюдатель лейтенант П. Ван Бэрли гово­рил, что их уже на земле расстрелял из пу­леметов своего истребителя удачливый не­мецкий пилот. Вот тебе и рыцарь Фосс...

Известен еще один сомнительный эпизод в карьере Фосса. 5 июня 1917 г. он вновь подбил двухместный британс­кий самолет. Экипаж посадил повреж­денную машину. Фосс обстрелял беспо­мощных англичан из пулеметов. Как по­том объяснял немец, он хотел помешать британцам поджечь самолет.

Фосс с пренебрежением относился к блеску военного мундира и к кастовости офицерского корпуса. Частенько ас ще­голял в потертой куртке без наград и знаков в различия, копался в моторе вме­сте со своими механиками-унтерами. Вместе с тем, Фосс отличался особой дер­зостью в общении с высшими воинскими начальниками. В мае 1917 г., благодаря своему петушиному нраву, Фосс нарвал­ся таки на неприятности.

Фоссу не нравился командир стаффеля Бельке - 31-однолетний гауптман Франц Вальц. Вальц был чрезвычайно опытным летчиком. Фосс вместе с дру­гим юным гусаром лейтенантом фон Лерснером подал рапорт на имя командую­щего авиацией 2-й армии. Пареньки в своем рапорте доказывали неспособ­ность Вальца командовать таким элит­ным подразделением, как стаффель Бель­ке. Асы требовали замены командира. По неписанным законам германской воен­ной бюрократий такой рапорт считался той еще выходкой.

Наверху Вальца считали безупреч­ным командиром. Фоссу же предложили компромисс - перевестись в другой стаф­фель. Столь милостивое отношение к лет­чику объяснялось только его исключи­тельными боевыми заслугами, в против­ном случае к нарушитель орднунага были бы приняты самые суровые меры. Из пре­стижнейшего 2-го стаффеля Фосс пере­шел в обыкновенный Jasta 5.

20 мая Вернер Фосс предстал перед светлые очи командира 5-го стаффеля. В Jasta 5 ас задержался всего на месяц - 28 июня Фосс получил назначение на долж­ность командира Jasta 29. Командиром 29-го стаффеля он числился всего пять дней, после чего последовал новый пере­вод - командиром в 14-й стаффель. Не взирая на весьма сомнительную коман­дирскую карьеру Фосса, в конце июля Рихтгофен доверил Фоссу 10-й стаффель. Боевой счет Вернера Фосса наконец-то снова начал расти.

6 сентября Фосс на триплане Фоккер F 1103/17 возглавлял группу «Альбатро­сов» D V из 10-го стаффеля. Примерно в 14 ч 35 мин немецкие истребители пере­хватили патруль двухместных FE.2d из 20-й британской эскадрильи. Капитан Ф. Д. Стивене, летчик принимавшего учас­тие в бою FE, писал в рапорте:

- Пятерка «Альбатросов», один окра­шенный в светло-зеленый цвет триплан...

- Группа самолетов FE была перехва­чена пятью «Альбатросами» и одним не­приятельским трипланом. Практически сразу триплан зашел в хвост FE.2d В1895 (летчик лейтенант Дж.О. Пилкинтоун, наблюдатель А.Мю Мэтьюз). FE заго­релся очень быстро. Вражеский аэроплан вышел из боя курсом на восток.

Рука Фосса не дрогнула - оба англи­чанина остались в горящем самолете.

10 сентября Фосс сбил три самолета: два «Кэмела» из 70-й эскадрильи пример­но в 17 ч, затем в 18 ч 15 мин французс­кий SPAD из SPA 37. Согласно рапортам летчиков 70-й эскадрильи, они сражались с четверкой «Альбатросов» и одним трипланом. На следующий день Фосс вновь летал на 103/17 и одержал не менее трех побед. Утром Фосс атаковал Брис­толь из 22-й британской эскадрильи, ра­нил наблюдателя, но летчик сумел по­садить поврежденный самолет на сво­ей территории. Второй его жертвой стал «Кэмел», сбитый вечером - 46-я победа аса. Фосс в очередной раз драл­ся с «Кэмелами» из 45-й эскадрильи. Британские летчики писали в рапортах, что вели воздушный бой с группой трипланов и «Альбатросов».

Рапорты пилотов убедили британс­кое командование в наличии у немцев истребителей-трипланов собственной конструкции, однако англичане не име­ли понятия о количестве таких самоле­тов. Между тем, германец имел на фронте всего два машины. Англичане счита­ли, что трипланов значительно больше. Действительно, такой пилот как Фосс умел создать у противника впечатление о наличии в воздухе сразу нескольких трипланов.

Не секрет - во всех войнах все летчи­ки невольно преувеличивали количество самолетов противника. К примеру опыт­ный летчик капитан Норман МакМиллан докладывал о воздушном бое с двумя трипланами, причем он их «сбил», обо­их! На самом деле в том бою принимал участие только один триплан, которым управлял Фосс. Сбили не Фосса, сбил Фосс. Ас отправил на землю «Кэмел» другого аса - лейтенанта О.Л. МакМэкинга (шесть побед). МакМиллан закончил войну, имея на своем счету девять сбитых, после войны ас стал известным авиационным писателем. Вот как он опи­сывал схватку с F I 103/17 в своей книге «В небесах»:

- Очередной день, противная погода, патруль из семи самолетов... Я заметил большую группу самолетов противника - 21 самолет. Среди них было три (!) но­вейших триплана конструкции Фоккера. Не взирая на численный перевес против­ника, я принял решение атаковать. Я спи­кировал на один из трипланов, выпущен­ная мной очередь прошла мимо. Мой са­молет провалился вниз, теперь гунны были выше меня. Один из моих ведомых все время держался рядом. Я рванул впе­ред прямо сквозь строй гуннов.

- Правее одного из наших шел трип­лан. Фоккер пристраивался в хвост «Кэмелу». Летчик «Кэмела» (МакМэкинг) крутил головой и пытался оторваться от непрошеного эскорта. Я видел как трип­лан подошел на очень короткую дистан­цию. Я спикировал на гунна, надеясь со­рвать атаку немецкого летчика. Я дал короткую очередь, особенно не надеясь поразить противника - неприятельский аэроплан находился на периферии при­цела. Большинство гуннов плохо перено­сят обстрел, но этот парень был не из того племени. Он обернулся - я хорошо раз­глядел его лицо. Немецкий истребитель отклонился от курса - пилот направил свою машину в хвост «Кэмелу».

- Я думаю, что пилот «Кэмела» был ранен уже первой короткой очередью, выпущенной с триплана. «Кэмел» даже не пытался маневрировать.

- Я увеличил скорость, стараясь со­кратить дистанцию до триплана. Неожи­данно в ушах отозвался характерный треск пулеметов. Я взглянул вверх - меня атаковали два «Альбатроса», но выше них вился маленький «Кэмел», угрожая противнику.

- Я почти висел на хвосте триплана, когда немец опять оглянулся. Расстояние было столь малым, что я разглядел на­пряженное выражение лица гунна. Я дал короткую очередь. Триплан накренился, затем его силуэт исчез из сетки прицела. Внизу круто шел к земле «Кэмел». В этот момент триплан вновь появился в поле зрения. «Кэмел» упал на германской сто­роне фронта.

- Краем глаза я заметил направляв­шийся к нам одиночный RE.8. Я как раз занял удобное для стрельбы положение, но триплан в последний момент ускольз­нул из сетки прицела. Внезапно между мной и противником возник RE.8, рот наблюдателя был широко распахнут от ужаса. Казалось столкновение неизбежно, но летчик двухместного самолета каким-то чудом сумел вывернуть свою машину.

МакМиллан избежал «поцелуя» с RE.8, но пока он отвлекался, триплан опять исчез. «Кэмел» МакМэкинга вре­зался в землю в окрестностях Сент-Юлиана, а Фосс благополучно вернулся на свой аэродром, где на его счет занесли 47-ю победу.