Bf 109 в Испании

 

Фронтовая карьера Bf 109 началась неожиданно и довольно успешно. Ещё в октябре 1936 года, когда в воздух впервые поднялись новейшие экземп­ляры Bf 109 В-0 №879 и №880 (V5 и V6) на завод BFW в Аугсбурге поступило распоряжение из министерства авиации о подготовке нескольких самолётов к отправке в Испанию с целью испытаний в боевых условиях. С этой целью четыре опытных машины (V3,V4,V5 и V6) были разобраны упакованы в ящики и в нача­ле ноября морским путём отправлены в Испанию. Груз прибыл в порт Кадис, откуда автотранспортом самолёты перевезли на аэродром Таблада в ок­рестностях Севильи.

Все прибывшие из Германии новые самолёты , в том числе и первые серий­ные Не-ШВ-1, Do-17 Е-1 и Ju-86D-l свели в лётную группу VK788 (Versuchs Kommando), входившую в состав Ле­гиона Кондор. Задачей группы было проведение в боевой обстановке войс­ковых испытаний новой техники и со­ставление отчётов с целью улучшения её лётных характеристик.

Сборка Мессершмиттов закончи­лась в декабре в это же время, для про­ведения испытаний, на аэродром при­были специально отобранные наибо­лее подготовленные немецкие лётчи­ки. 9 декабря в Севилью прибыл Ганс Траутлофт, став одним из первых лёт­чиков отобранных для переучивания на Bf 109. Как позже он вспоминал, многие лётчики хотели попасть в экс­периментальное подразделение. Всем хотелось пересесть на новые самолёты и проверить их в бою. Этому способствовали доходившие до них сведения о больших возможностях новых само­лётов, да и неудачи в последних боях в которых немцы несли потери (Не-51 на которых они воевали уступали советс­ким истребителям И-15 и И-16 и не могли догнать республиканские СБ-2). Как вспоминает Траутлофт каждый полёт на Не-51 был сопряжён с боль­шим риском.

14 декабря 1936 го да с лётного поля в Таблада впервые в испанское небо поднялся Bf 109 V-4 в кабине которого сидел Ганс Траутлофт. С полной уве­ренностью его можно назвать крестни­ком новой машины.

К 20 декабря, в составе VJ/88 в Таб­лада имелось три Bf 109 (V3, V5 и V6). На своём Bf 109 V-4 Траутлофт нари­совал зеленое сердце, но новая эмбле­ма оказалась несчастливой. На следу­ющий день самолёт на котором совер­шал первый самостоятельный вылет лётчик Клей был повреждён на взлёте и в полётах больше не участвовал.

Первый вылет к Мадридскому фронту новые самолёты выполнили с ознакомительной целью, облетев рай­он Авилы и Эсколона. Вылет прошёл спокойно, противника в воздухе встре­чено не было. Почин победам на но­вом самолёте положил 16 декабря, гауптман Пальм заявив об уничтожении вражеского самолёта который он опи­сал как « Boeing «, но это скорее всего был И-16 Rata. В это время немецким истребителям приходилось несладко. Почти каждый вылет сопровождался воздушными боями. Республиканское командование сосредоточило в зоне Мадридского фронта большую часть своей авиации и оказывало национа­листам ожесточенное сопротивление. Перехватывались практически все группы следовавших к Мадриду Ju 52. Это вынудило националистов отка­заться от действий в дневное время и перейти к ночным бомбардировкам. В такой ситуации у немцев чесались руки привлечь к сопровождению Юнкерсов новые истребители, но разум взял верх, и решено было не форсировать собы­тия. Экспериментальное подразделе­ние переориентировали на Северный фронт где воздушные бои не носили такого ожесточённого характера. Со своего аэродрома в Табладе ВИ09, Не 112, Ju 87 и Hs 123 совершали рейды в район Бильбао и Гийона.

2 февраля Staffel Jagdgruppe, пере­ключили на действия в Мадридском секторе. Возвращение на Мадридский фронт было отмечено гибелью 11 фев­раля лейтенанта Рехана. Его Bf 109 упал в 400-х метрах от Касераса.

Лётчики с нетерпением ожидали прибытия новых Bf 109, Не112, Hs 123 хорошо показавших себя в сложной боевой обстановке. В условиях всё воз­растающих потерь в воздушных боях прибытие новой техники казалось единственным выходом из создавшего­ся положения. Немецкие лётчики теря­ли уверенность в себе, падал их мо­ральный дух.. Показателен такой при­мер. 24 февраля обер-лейтенант Винтер в результате навигационной ошибки совершил посадку на Республиканской территории и попал в плен. Через не­сколько дней в Республиканской печа­ти появилось заявление Винтера, сде­ланное им в ходе допроса.

«Я был в Республиканском плену в течение двух дней. Я был удивлен вни­мательным и хорошим ко мне отноше­нием и медицинской помощью оказан­ной мне в госпитале. Я видел, что мно­гие Испанские люди борются за их иде­алы и форму правительства с большой самоотверженностью. Я проникся ува­жением к ним и поменял свои взгляды на Гражданскую войну в Испании. Я не прибыл бы сюда второй раз, чтобы при­носить страдания этим людям».

Новая партия серийных Мессершмиттов прибыла как раз вовремя. В кон­це февраля в порту Кадиса стали раз­гружаться суда доставившие ящики с разобранными истребителями. Все 15 самолётов направили в 2. J/88. Первые три Bf 109 В-1 (именно эта модифика­ция поступила в Испанию) перегнали в расположение эскадрильи в Альморох 14 марта лётчики Кнуппель, Шлаффер и Годек. Эти Bf 109 В-1 пер­вых серий, все еще имел деревянные пропеллеры, и их пулеметы снабжа­лись механической (тросовой) систе­мой перезарядки. Двигатели самолётов не отличались надёжностью и доволь­но часто выходили из строя.

С прибытием новой техники J/88 был реорганизован. В апреле, 4 Staffel был расформирован; 1 Staffel и 3 Staffel сохранили на вооружении истребите­ли Не 51. Командование 2 Staffel воз­главил обер-лейтенант «Franzl» Lutzow. От расформированного 4 Staffel к эс­кадрилье перешла эмблема «Цилиндр» (этим объясняется тот факт, что прак­тически все Bf 109 В-1 несут на левом борту одну эмблему).

В это же время и определились со сроками пребывания в Испании лётно­го состава. Он составил девять месяцев.

Обучение полётам на Bf 109 прово­дилось достаточно быстро, чему во многом способствовала простота уп­равления и устойчивость самолёта и высокий общий уровень подготовки лётчиков. Всё обучение состояло из трёх полётов. Первые два - полёты по кругу с отработкой расчета на взлёт и посадку (так называемые полёты по коробочке). Третий полёт в зону на отработку техники пилотирования. Самолёт оказался до такой степени лёгким в освоении, что до 1942 года немцы вполне успешно обходились без Мессера со спаренным управлением.

Высвободившиеся после расформи­рования 4 Staffel истребители Не-51 нем­цы передали испанцам, которые сформи­ровали из них три эскадрона, в состав каждого входило по семь самолётов.