"Кобры"

Как и "Харрикейны" и "Томагауки" именно британцы поставляли истребители "Аэрокобры" в СССР. После снятия "Аэрокобр" с вооружения RAF в декабре 1941 года они были предложены для поставок в СССР наряду с "Харрикейнами".

Первые из истребителей "Аэрокобра ".I были отправлены в Мурманск союзными конвоями в декабре 1941 года, причем часть была потеряна в пути. По английским данным, при перевозке морем потеряно 49 самолётов (по другим данным - 54) типа "Аэрокобра" I, однако это общее количество на протяжении всего маршрута от США до СССР, включая отрезок США - Англия. Потери конвоев PQ (Англия-Мурманск) можно приблизительно оценить так: если от числа отправленных из Англии машин (212) вычесть число полученных СССР (1 - в декабре 1941 г., 192 - в 42-м, согласно материалам Архива Главного штаба ВВС СА, 2 - в 43-м, по английским данным), и учесть, что первые P-39D-2, К и L поступили в СССР 12 ноября 1942 года и 4 декабря 1942 года четыре единичных экземплярах, то порядок потерь при морских перевозках составит 20-25 самолётов.

Самолёты модели "Аэрокобра" P-39D-2 (Белл "Модель 14А") поступали в СССР исключительно по "южному" маршруту, через Иран. Морские суда перевозили ящики с самолётами из Исландии либо непосредственно из портов восточного побережья США двумя маршрутами: через Гибралтар, Суэцкий канал, Красное море, Аравийское море, Персидский залив до порта Абадан (расстояние Исландия - Абадан - около 12500, Нью- Йорк - Абадан -15 600 морских миль), либо вокруг мыса Доброй Надежды (соответственно 22 000 и 23 500 м.м.). Столь длинные трассы союзники вынуждены были использовать в конце 1942 года после сокрушительного разгрома конвоя PQ-17 и общего возрастания потерь в арктических конвоях до 11-12% транспортных судов. Новые маршруты проходили либо в районах абсолютного превосходства союзников на море и в воздухе, либо вообще в стороне от театров военных действий. Плюсом данной трассы была безопасность (уменьшение потерь на порядок даже при значительно меньшем количестве кораблей охранения), серьезным минусом - срок доставки грузов лишь на "морском" этапе возрастал до 35 - 60 суток.

Определенные трудности существовали и на "сухопутном" этапе, проходившем через территории Ирака и Ирана. Прогерманская ориентация правительств этих стран, горный ландшафт и отсутствие транспортной инфраструктуры создавали значительные препятствия для устройства "сквозного" пути через Иран от Персидского залива до советского Азербайджана. Требовалось серьезное военное, политическое и инженерное обеспечение маршрута, что и было сделано в 1941-42 гг.

В сентябре 1941 года английские и советские войска оккупировали Персию (Иран). К власти пришли дружественные Англии и СССР правительства. Однозначные акты агрессии по нынешним понятиям, эти военно-политические акции оказались в 1941 году полезными превентивными мерами, позволившими уберечь эту страну от сотрудничества с фашистами. А английские инженерные войска под руководством генерала Коннолли расширили порты, построили шоссе, реконструировали железную дорогу и аэродромную сегь.

Для авиации "южная" трасса начала действовать с июня 1942 года. Первыми по ней пошли "Бостоны" и "Харрикейны", а с ноября - также "Аэрокобры", "Спитфайры" и "Киттихауки". Истребители в ящиках выгружались в порту Абадан. Сборка и облёт осуществлялись обычно непосредственно в Абадане либо в расположенной примерно в 60 км на запад авиабазе RAF в Басре (Ирак).

Советскими ВВС был проведен ряд подготовительных мероприятий по освоению "южной" трассы. Летом 1942 года были созданы "сборочная" авиабаза в Абадане (примерно 300 советских инженеров и рабочих под руководством А.И.Евтихова), "промежуточная" авиабаза в Тегеране, на которой осуществлялась приемка самолётов военпредами Импортного управления ВВС КА {начальник полковник В.В.Фокин), сформированы перегоночные авиаполки и специальные учебные центры для переучивания на импортную авиационную технику.

Для "Аэрокобр" трасса функционировала следующим образом: доставленные морем самолёты выгружались в Абадане, там же собирались советскими специалистами и облётывались советскими лётчиками. Затем перегонялись воздушным путём в Тегеран, на аэродром "Квали-Марги", где осуществлялась их приемка советскими военпредами. Далее самолёты перегонялись в учебный центр в г. Ад жи-Кабул (Азербайджан) либо на перегоночные аэродромы в районе г. Кировабад. Из-за патологического недоверия Сталина к иностранцам английские и американские специалисты привлекались к доставке самолётов в минимальном объёме: в качестве консультантов при сборке и облёте (Абадан) и специалистов-сдатчиков (Тегеран).

Процесс переучивания тоже был типовым; с фронта отводился поредевший полк, пополнялся, обучался на новую матчасть, получал самолёты, и снова уходил на фронт. Через 25-й ЗАП осуществлялось и восполнение боевых потерь отправленных на фронт полков, направлялись небольшие партии самолётов "для ознакомления" в воюющие части, планировавшиеся к переучиванию. Таким образом, кроме собственно обучения, запасной полк также выполнял функции депо, распределявшего поступающие самолёты непосредственно в боевые части. Поэтому 25-й ЗАП был основным каналом, по которому американские и английские самолёты поступали на южный участок советско-германского фронта.

Однако с увеличением количества самолетов иностранного производства были основаны еще несколько запасных авиаполков - в частности, 11-й, 22-й в Иваново, 26-й в Аджи-Кабуле.

В том же 1943 году P-39N/Q стали поставляться и по АлСибу, для чего были сформированы шесть перегоночных авиаполков. Всего по западным данным ВВС КА получили 108 P-39D, 40 Р-39К, 137 (по другим данным 140) P-39L, 157 Р-39М, 1113 P-39N и 3291 (по другим данным - 3041) P-39Q. Таким образом, общее количество поставленных как из США так и из Британии "Аэрокобр" оценивается в 4850.

Уже на фронте советские летчики оценили мощное вооружение "Бэлловских" машин, которое состояло из двух крупнокалиберных пулеметов, четырех пулеметов винтовочного калибра и носовой мотор-пушки. Британские "Аэрокобры" I впрочем как и P-39D были вооружены 20-мм пушкой, но начиная с модели "К" - более мощной 37-мм.

Очень часто советские техники просто удаляли британские пулеметы для улучшения характеристик истребителя. Также демонтировались и подвесные пулеметные гондолы на модификации P-39Q (по крайней мере, неизвестно ни одной фотографии советских "Кобр" с этими гондолами).

Советские летчики оценили маневренность нового самолета именно на средних высотах, где проводилось подавляющее число боев на советско-германском фронте. При переобучении на Р-39 советские летчики столкнулись с плоским штопором, с которым достаточно быстро научились бороться. Понравилась и "автомобильная" дверь, которая повышала шансы летчика на выживание в случае прыжка с парашютом. С другой стороны возникал риск удара о хвостовое оперение - так, по крайней мере, два аса - Дмитрий Глинка и Николай Искрин были травмированы при прыжке, а много неизвестных летчиков - погибло. Но стоит отметить и хорошую ремонтопригодность истребителя при вынужденной посадке.

Несмотря на устойчивый западный миф, "Аэрокобры" никогда не использовались как уничтожители танков или штурмовики. Все полки, вооруженные этими истребителями, использовались для завоевания господства в воздухе. Вероятно, что на заключительном этапе войны вполне хватало Ил-2.

Первым строевым подразделением, получившим "Аэрокобры" I был 145-й ИАП (4 апреля 1942 г. за успешную боевую работу 145 ИАП был преобразован к 19-й ГвИ-АП), который возглавлял майор Рейфншей-дер (позже сменивший фамилию на более славянскую - Калугин).

В отличие от 153-го и 185-го ИАП, обучавшихся в тыловом учебном центре, 145-й ИАП осваивал импортный истребитель непосредственно в своей оперативной зоне (менее 100 км от линии фронта), без каких-либо инструкций, руководств на русском языке либо помощи инструкторов. 145-й ИАП был сформирован 17 января 1940 года в местечке Кайрело (бывшая территория Финляндии). Участвовал в финской кампании, сбил 5 самолётов противника и потерял 5 своих. Войну начал на И-16. Затем летал на ЛаГГ-3, МиГ-3 и "Харрикейнах".. В конце того же месяца получил задание освоить истребители "Аэрокобра" 1 и "Киттихаук" Р-40Е. Для этотт цели был перебазирован на аэродром "Африканда". здесь получил доставленные по Кировской железной дороге ящики с самолётами. В течение -мая месяца инженерно-технический состав под руководством майора П.П.Гольцева, старшего инженера полка, собрал 16 самолётов "Аэрокобра" и 10 - "Киттихаук".

Т

ехническая документация имелась лишь на английском языке. Сборка и изучение импортных истребителей проходили одновременно. Работы производились чаще всего под открытым небом, в условиях полярной ночи, при сильных морозах. Тем не менее, уже 26 апреля комэск капитан П.С.Ку-тахов (будущий дважды ГСС и маршал авиации) произвел на "Аэрокобре" три тренировочных полёта по кругу. К 15 мая весь личный состав (22 лётчика) овладел техникой пилотирования новых истребителей. Одновременно было проведено переформирование полка по штату 015/174 на трёхэскадрильный состав.

Первый боевой вылет летчики полка совершили 15 мая 1942 года, когда командир 1-й эскадрильи капитан Кутахов возглавил патрулирование линии фронта.

Павел Кутахов на тот момент уже был подготовленным летчиком, участвовал во вторжении в Польшу 17 сентября 1939 года и в советско-финской войне. Свою первую победу одержал 23 июля 1941 года, летая на И-16.

Во время первого же вылета 15 мая Павел Кутахов и будущий ас старший лейтенант Иван Бочков каждый сбили по одному истребителю, опознанный ими как "Не-113" - в реальности Ме-109Ф. Этот успех был оплачен потерей первой "Кобры" (АН660), пилотированный тоже будущим асом Иваном Гайденко, сбитой в воздушном бою. 28 мая майор Кутахов тоже был сбит при попытке отражения налета вражеских бомбардировщиков на аэродром "Шонгуй".

Быстро выйдя из госпиталя, Кутахов участвовал в жесточайшем сражении 15 сентября. В тот день "Харрикейны" 837-го ИАП пытались прикрыть электростанцию в Туло-ми от налета большой группы бомбардировщиков, прикрытых Ме-109. На помощь "Харрикейиам" были подняты "Аэрокобры" 19-го ГвИАП. В тяжелейшем бою были сбиты семь германских истребителя ( по документам противника из боевого вылета не вернулся только один самолета). Советские полки потеряли два самолета, на том же самолете Кутахова потом насчитали 15 пулевых пробоин.

К февралю 1943 года Кутахов совершил 262 боевых вылета, участвовал в 40 воздушных боях, сбил 31 самолет противника (из них 24 - в группе).

27 марта он вместе со своими ведомыми Силаевым и Лобковичем во время вылета на свободную охоту перехватили четыре Ме-109Г и атаковали их. В первой же атаке Кутахов поразил один вражеский самолет, который ушел в северо-западном направлении. После 15 минут напряженного боя Кутахов смог одержать свою вторую победу. В послеполетиом отчете летчик заявил, что видел попадания, но не видел его падения. Тем не менее, солдаты наземного поста обнаружили место падения "мессера" и пленили летчика.

1 мая 1943 года Кутахов был удостоен звания Героя Советского Союза, получил звание полковника и переведен в 20-й ГвИАП на должность комполка. Войну закончил с 367 боевыми вылетами, участвовал в 79 воздушных боях, одержал 51 победу (из них 28 - в группе). Остался в ВВС и после войны, в 1969 году стал маршалом авиации, командовал ВВС СССР до самой своей смерти в 1984 году. Как и Кутахов старший лейтенант Иван Бочков начал боевую карьеру в советско-финской войне 1939-40 гг. Свою первую победу одержал 15 мая 1942 года, на следующий день сбил еще один Ме-109Ф. К концу войны дослужился до звания капитана.

10 декабря в бою шестерки "Аэрокобр" против 12 Ю-87 и 12 Ме-109 Бочков сбил один бомбардировщик, получив, таким образом, почетный титул аса. Всего же к февралю 1943 года совершил 308 боевых вылетов, участвовал в 45 воздушных боях, одержав при этом 39 побед (из них 32 - в группе).

Погиб 4 апреля 1943 года в воздушном бою, прикрывая своего ведомого. На тот момент на его счету было более 350 вылетов и 50 воздушных боев. Посмертно 1 мая 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза. Еще одним летчиком 9-го ГвИАП, начавшим свой боевой путь с финской, был Константин Фомченков. В июне 1942 года получил звание капитана, а 15-го числа этого месяца он одержал две победы в небе Мурманска. К марту 1943 года на его счету было 34 победы (из них 26 - в группе), 320 боевых вылета и 37 воздушных боев. Был удостоен звания Героя Советского Союза 24 августа 1943 года, на тот момент добавил на свой счет еще четыре победы. Позже Фомченков стал майором и получил под свое командование эскадрилью.

24 февраля 1944 года он участвовал в знаменитом налете на аэродром в Тунг-озеро, где участвовали шесть Р-39 из 19-го ГвИАП и два - из 760-го ИАП, которые прикрывали шесть Ил-2 из 828-го ШАП. В этом неудачном для нас бою были потеряны сразу три "Аэрокобры" (в том числе погиб и Фом-чепков, официальный счет которого составлял 38 побед (из них 26 - в группе), однако советские летчики заявили о двух сбитых Ме-109 и пяти ФВ-190. Будущий ас на Р-39 лейтенант Ефим Кривошеей попал в 19-й ГвИАП в мае 1942 года в эскадрилью Кутахова. Свои первые две победы одержал 15 июня 1942 года, а к сентябрю на его счету было 20 побед (из них 15 - в группе). 9 сентября во время перехвата большой группы бомбардировщиков после израсходования боекомплекта Кривошеев таранил вражеский истребитель. Согласно немецким данным его "Аэрокобра" разнесла вдребезги Bf-109F-4 (заводской № 8245) обер-ефрейтора Г. Хоффмана из 6./JG5. Посмертно 22 февраля 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

Еще одним трагическим героем 19-го ГвИАП был Александр Зайцев, который получил боевой опыт воюя в Китае в 1937 году и с финнами в 1939-40 гг. К июню 1941 года был в звании капитана и командовал 3-й эскадрильей 145-го ИАП. Несмотря на большую популярность среди летчиков, у него не сложились отношения с комиссаром полка.

Одержав несколько побед летая на И-16, Зайцев в декабре 1941 года получил звание майора и стал командовать 760-м ИАП, который формировался на "Харрикейне". За первые месяцы боев полк одержал 12 побед, однако потерял 15 "Харрикейнов", что привело к очередным трениям с командованием и, в итоге, к его смещению с должности. Зайцева вернули в 19-й ГвИАП, который теперь летал на "Аэрокобрах". Одно время летал в паре с Павлом Кутаховым.

Вечером 28 мая Зайцев возглавил шестерку "Аэрокобр" и столько же Р-40, которые прикрывали девять СБ-2. Недалеко от озера Шульгуль-Явр группа была перехвачена 12 Ме-109. Несмотря на прямой приказ Зайцева бомбардировщикам возвращаться командир группы решил продолжить выполнение задания. В итоге хотя советским летчикам удалось сбить три Ме-109 при потере двух Р-40, "Аэрокобры" и СБ (еще один такой самолет был серьезно поврежден), однако задание не было выполнено.

Командир эскадрильи 145-го ИАП майор Зайцев погиб 30 мая 1942 года во время учебно - тренировочного полета на истребителе Р-39 "Аэрокобра". К тому времени он совершил более 200 боевых вылетов, одержал 14 воздушных побед лично, еще 21 вражеский самолет сбил в групповых боях...

Новые полки на Р-39

Первыми подразделениями, переученными на "Аэрокобру" в Иваново в 22-й ЗАП были 153-й и 185-й Краснознаменный ИАПы. 153-й ИАП 29. июня 1942 года в полном составе, укомплектованный по штату 015/ 284 (две эскадрильи, 20 самолётов и 23 лётчика) под командованием Героя Советского Союза (ГСС) майора Миронова СИ. прибыл на аэродром "Воронеж". Боевые действия начал без долгой раскачки, с 30 июня. Затем полк перебазировался на аэродром "Липецк", с которого действовал до 25 сентября. Всего за 59 лётных дней на Воронежском фронте произведено 1070 боевых вылетов с налётом 1162 часов, проведено 259 воздушных боёв, в том числе 45 групповых, сбито 64 самолёта противника, из них: бомбардировщиков - 18, истребителей - 45, корректировщиков -1. При этом потери за три месяца составили всего 8 самолетов и три летчикам. К небоевым были причислены потери еще двух самолетов и одного летчика.

За такие успехи полка комполка был удостоен звания Героя Советского Союза.


За отличную боевую работу на Воронежском фронте 153-й ИАП был представлен к званию "гвардейский".

Итого за 1237 боевых вылета полк уничтожил 77 самолётов врага, в том числе один - тараном : лётчик капитан А.Ф.Авдеев вышел в лобовую атаку на "мессершмитт", и никто не захотел отвернуть... Это был первый таран на "Аэрокобре".

22 ноября 1942 года 153-й ИАП был преобразован в 28-й гвардейский, с ноября-1943 г. - 28-й гвардейский Ленинградский ИАП. Таким образом, с 1 декабря 1942 по 1 августа 1943 года полк выполнил 1176 боевых вылета, провёл 66 групповых боёв, в которых уничтожил 63 самолёта противника (23 Ме-109Ф, 23 ФВ-190, 7 ФВ-189, 6 Ю-88, 4 Хш-126) и 4 аэростата, подбил 7 истребителей и 1 бомбардировщик. Собственные потери составили 23 самолета, из которых 4 разбомблено на аэродроме и 5 разбито в авариях. Потери личного состава оценивались советскими источниками как 10 человек погибшими и пропавшими без вести.

В феврале 1944 года полковник Миронов возглавил 193-ю ИАД и конец войны встретил с 17 победами (и еще одна победа у него была еще с финской). 21 ноября 1943 года полк был переформирован в 28-й ГвИАП. Наиболее известным летчиком полка был майор Алексей Смирнов, который выполнил несколько вылетов в ходе финской войны. Свою первую победу одержал в июле 1941 года, а всего на И-153 за ним числится четыре победы. А с получением новых "Аэрокобр" его счет начал расти очень быстро. В одном из первых своих боевых вылетах 23 июля 1942 года он сбил два вражеских истребителя, однако и сам был сбит. Смирнов смог посадить горящий самолет на ничейной полосе и был спасен в результате танковой атаки советской пехоты. Летчик провел три дня в гостях у танкистов до возвращения в часть. Следующая двойная победа асу была засчитана 15 марта 1943 года, когда в его прицел попали сразу два ФВ-190. К августу на его счету было 312 боевых вылета и 13 сбитых самолета в 39 воздушных боях. 28 сентября ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Всего к концу войны он совершил 457 вылета и одержал 35 побед (из них 1 в группе).

Еще одним летчиком 153-го ИАП, который имел опыт финской войны, был Алексей Никитин. Всего ас к концу войны совершил 238 боевых вылета и одержал 24 победы (из них 5 - в группе). Другой ас - Анатолий Кисляков - свою первую победу одержал 25 июня, сбив финский "Фоккер" Д-21 недалеко от озера Сортевала. Вообще Кисляков был "специалистом" по уничтожению вражеских самолетов на аэродромах - таким способом он уничтожил 15 самолетов, но при этом был сбит зенитчиками четыре раза и дважды - истребителями. Позже он был заместителем командира эскадрильи, над Сталинградом одержал шесть побед, летая на "Аэрокобре", еще семь - когда 153-й ИАП воевал в районе Демянска. К концу войны Кисляков получил звание капитана, совершив 532 боевых вылета и имея на своем счету 15 сбитых самолетов противника и 1 аэростат. К этому счету стоит добавить еще 15 уничтоженных на земле самолетов. Был удостоен звания Героя Советского Союза 18 августа 1945 года.

Третьим подразделением, которое было перевооружено на "Аэрокобры" в 22-м ЗАП был 180-й ИАП, который был отведен с фронта 20 июля 1942 года. Ранее полк был вооружен "Харрикейнами" и пробыл на фронте всего пять недель. Переобучение началось 3 августа и в конце концов полк вернулся в район Курска 13 марта 1943 года.

А еще ранее - 21 ноября 1942 года - полк стал 30-м гвардейским. Командиром 30-го ГвИАП стал подполковник Хасан Ибатулин. Свои первые победы комполка одержал летая на И-153 и И-16. Был сбит и ранен в июле 1942 года. Ибатулин возглавлял ЗО-й ГвИАП до конца войны и свои последние победы в войне одержал 18 апреля 1945 года (а всего у него было 15 личных побед).

"Звездами" полка были Михаил Петрович Ренц и Александр Петрович Филатов. Ренц закончил Одесскую летную школу в 1939 году, был направлен на Дальний Восток, где служил инструктором. В октябре 1942 года был направлен в 180-й ИАП. Свою первую победу одержал 22 мая 1943 года, когда четверкой "Аэрокобр" атаковал большую группу Ю-87 под прикрытием ФВ-190. В первой атаке он сбил истребитель, а его товарищи еще три Ю-87. Через пять Ренц был атакован тремя ФВ-190, после чего он выбросился с парашютом.

В конце 1943 года 30-й ГвИАП был снова выведен с фронта, а по возвращению был направлен в состав 273-й ИАД. Летом 1944 года Ренц участвовал в многочисленных боях над Белоруссией и Польшей. Например, 12 августа его группа сбила шесть из 30 Ю-87, причем на счет Ренца пошли два бомбардировщика. В конце 1944 года его 3-я эскадрилья стала одной из лучшей не только в полку, но и в дивизии. Войну Ренц закончил с 25 победам (из них 5 - в группе), одержанных в 261 боевом вылете. Получил звание Героя Советского Союза в мае 1946 года. Александр Петрович Филатов попал на фронт в звании сержанта в марте 1943 года и начал летать в составе 3-й эскадрильи Михаила Ренца. Свою первую победу одержал 9 мая, сбив ФВ-190, а 2 июня - Ме-110.

Уже через три месяца боев на его счету было восемь личных побед и четыре в группе. В одном из вылетов 4 июля он был сбит и был вынужден воспользоваться парашютом. Уже на следующее утро вернулся в свой полк. Через несколько дней Филатов снова был сбит в бою с ФВ-190. На этот раз он попал в плен, однако 15 августа с пленным танкистом смогли сбежать из колонны военнопленных. Уже через месяц они смогли перейти линию фронта и он вернулся в строй. После проверки органами СМЕРШ комполка вернул аса в полк.

Летом 1944 года Филатов получил звание старшего лейтенанта и вскоре стал заместителем командира 3-й эскадрильи. В марте 1945 года Филатов стал командиром 1-й эскадрильи. 20 апреля во время вечернего патруля его самолет был сбит. Ас смог посадить свой Р-39 на территории, контролированной немцами. Скоро он попал в плен второй раз. Был помещен в госпиталь, откуда благополучно сбежал. Вернувшись в полк, получил звание капитана, однако два плена не дали ему возможности получить звание Героя Советского Союза. И вскоре после окончания войны аса с 25 победами (из них 4 - в группе) быстренько уволили из ВВС.

Еще одной приметной личностью в 30-м ГвИАП был Иннокентий Кузнецов. Летчик начал войну в 129-м ИАП, где одержал несколько побед, в августе 1942 года был переведен в 180-й ИАП. Летал на "Харри- кейиах" до начала 1943 года, потом был 30-й ГвИАП, где он летал на "Аэрокобрах". До конца войны совершил два тарана. Два раза представлялся к званию ГСС, но не был пи разу награжден. К концу войны на его счету было 366 боевых вылета, из которых 209 - на МиГ-3, 37 - на "Харрикейнах" и 120 на "Кобрах". Его официальный Счет составлял 27 побед (из них 12 -в группе). После войны был летчиком-испытателем, в 1956 году выполнял специальное правительственное задание в Египте, выполнив, по крайней мере, один боевой вылет на Ил-28. Только 22 марта 1991 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза!

Первым подразделением, переученным в 25-м ЗАПе в Азербайджане, была 9-я ГвИАД, которая вскоре стала самым известным подразделением ВВС КА. Его летчики заявили о 1147 победах, в дивизии выросли 31 Герой Советского Союза, из которых трое стали дважды ГСС, а один - трижды. 298-й ИАП стал первым полком, вооруженным P-39D, позже пошли 45-й ИАП и 16-й ГвИАП. Последний был вооружен как И-16, так Як-1, войну начал на Южном фронте как 55-й ИАП. В январе 1943 года был отведен на переформирование. 298-й ИАП получил 21 P-39D-2 (с 20-мм пушкой) и 11 Р-39К-1 (с 37-мм пушкой), причем самолеты модели "К" получили командиры эскадрилий и их заместители.

17 марта 298-й ИАП под командованием подполковника Ивана Тараненко был переброшен на аэродром "Кореновская", где вошел в состав 219-й БАД. Практически сразу были понесены и первые потери - 19 марта был сбит и погиб сержант Беляков.

298-й ИАП был переименован в 10-й ГвИАП 24 августа 1943 года и был отправлен в состав вновь организованной 16-й ГвИАД (изначально задумывавшейся как элитной). За периоде 17 марта по 20 августа 1943 года полк выполнил 1625 боевых вылета с налётом 2072 часов, провел 111 воздушных боёв, в которых было сбито 167 и подбито 29 самолётов противника. Потерял 30 "Аэрокобр" сбитыми и 11 подбитыми. Командир полка - подполковник Иван Тараненко в этот период одержал четыре победы лично и столько же в группе. В середине июля он был повышен в звании до полковника и стал командовать 294-й ИАД, вооруженной Як-1.2 сентября 1943 года был удостоен звания Героя Советского Союза, а к концу войны на его счету было 20 побед (из них 4 - в группе).

На посту командира 298-го ИАП Таранен-ко сменил майор Владимир Семенишин. Как и многие советские асы, он получил боевой опыт в ходе финской войны, войну начал на И-16 в составе 131-го ИАП. 11 мая 1942 года в очередном боевом вылете его самолет был обстрелян зенитками, летчик получил 18 ранений, но смог посадить поврежденный самолет. После излечения получил звание майора и стал штурманом полка. К маю 1943 года он совершил 136 боевых вылетов, выжил в 29 боях, одержав 15 побед (из них 7 - в группе). Семенишин был удостоен звания Героя Советского Союза 24 мая, а с 18 июля он возглавил 298-й ИАП. Погиб в воздушном бою 29 сентября 1943 года. Его окончательный счет составил 46 побед (из них 13 - в группе) .

Еще одним результативным летчиком полка был Василий Дрыгин. В 298-й ИАП он попал в июле 1942 года из 4-го ИАП. Выжил в многочисленных боях и был одним из немногих летчиков, которые составили костяк полка после перевооружения на Р-39. Отличился в боях на Кубани, одержав 15 побед (из них 5 - в группе), летая на машине с заводским номером 41-38421.

Дрыгин был удостоен звания Героя Советского Союза 24 мая 1943 года. В конце войны на его счету было 20 побед.

Вторым полком, перевооруженным на Р-39D, был 45-й ИАП, который воевал в Крыму и на Северном Кавказе с начала 1942 года под командованием подполковника Ибрагима Магометовича Дзусова. Он родился в бедной крестьянской семье в селе Заманкул Северной Осетии. В 15 лет пошел добровольцем в Красную Армию. Простым солдатом Ибрагим сражался с бандами басмачей в Средней Азии.

В 1929 году Дзусов закончил летное училище - началась его служба в ВВС. Командиром 45-го ИАП (вооруженного И-16 и И-15бис) И. М. Дзусов стал 25 апреля 1939 года.

В начале 1941 года пож осваивает новый самолет-истребитель Як-1 - одним из первых в ВВС страны. С началом войны 45-й ИАП осуществлял прикрытие кораблей с десантом при вводе советских войск в Северный Иран и показал при этом высокую выучку.

И вот в самом начале января 1942 года полк выбывает из состава 8-го авиакорпуса ПВО г. Баку и входит в состав 72-й авиадивизии Крымского фронта. Боевого опыта у летчиков не было. И майор И. М. Дзусов учил их, как вести воздушный бой, сам учился. Командир лично водил группы на отражение вражеских налетов, на штурмовку, разведку, прикрытие наших войск. До 19 мая 1942 года полк совершил 1087 боевых вылетов, провел 148 воздушных боев и сбил 36 самолетов противника.

16 июня 1943 года он покинул 45-й ИАП для того чтобы взять под командование 9-ю ГвИАД, на этом посту он находился до мая 1944 года, после чего стал командовать всем 6-м ИАК. Несмотря на возраст к концу вой- ны на его счету было 6 побед, одержанных в 11 воздушных боях. "Сам Дзусов летал до тех пор, пока однажды не попал в сильную переделку, - вспоминал известный ас И. И. Бабак - Где-то в мае 1943 года, будучи уже комдивом, полетел он с группой. Над линией фронта завязался ожесточенный бой: несколько фашистских самолетов уже было сбито, но им на подмогу подходили все новые и новые самолеты. После одной из атак Дзусова, когда фашистский самолет задымил и пикированием стал уходить из боя, он сам, не успев отвернуть, выйти из атаки, был атакован фашистами... Его самолет загорелся и растаял в заоблачной дали. Как переживали авиаторы! Трое суток возле КП дивизии дежурили летчики, не летающие на задания (раненые, больные). Все находились в полной безвестности. Наконец пришла весточка: Дзусов подобран наземными войсками, ранен, но состояние здоровья опасений не вызывает... Потом была радостная встреча: подъехавшую группу Дзусов встретил смущенной улыбкой и присущим ему веселым юмором: - Волновались, да? Извините, не учел... Давно с парашютом не прыгал. Вот и решил попробовать. После этого он уже лично в бой не летал (ему просто не позволяли)".

Так как 45-й ИАП прибыл в 25-й ЗАП в конце октября 1942 года - через два с половиной месяца после 298-го ИАП - то процесс обучения был отлажен. Полк изначально переучили на Р-40, а буквально перед отправкой на фронт стали поступать "Аэрокобры".

Было решено разделить летчиков на три эскадрильи, из которых две вооружить "Кобрами", а одну - Р-40. Таким образом, перевооружение затянулось до начала марта 1943 года, когда 45-й ИАП вернулся на фронт в состав 21 б-й СмАД. На тот момент I -я и 3-я ¦эскадрильи располагали 10P-39DH [1 Р-39К,вто время как во 2-й эскадрильи было 10 Р-40Е. 9 марта 45-й ИАП был передислоцирован на аэродром Краснодар, откуда незамедлительно начал активные боевые действия. Однако на этом участке фронта сражались лучшие немецкие асы и вскоре советские летчики понесли тяжелейшие потери.

В полку сражались одни из лучших советских асов - братья Борис и Дмитрий Глинка. Старший брат - Борис закончил летную школу в 1940 году и войну встретил лейтенантом в 45-м ИАП. Свою первую победу одержал только в 1942 году. С получением "Кобры" полностью раскрылся его талант летчика-истребителя. Был удостоен звания ГСС 24 мая 1943 года, после того как за март-апрель одержал 10 побед. Летом 1944 года стал командовать 16-м ГвИАП.
Несмотря на то, что Дмитрии был на три года младше, тем менее он окончил летное училище практически сразу за братом и был распределен в 45-й ИАП. Дмитрий одержал шесть побед, летая на Як-1 весной 1942 года, но был сбит, ранен и провел два месяца в госпитале. К середине апреля 1943 года он совершил свой 146-й боевой вылет и одержал 15-ю победу. Был снова ранен в воздушном бою 15 апреля, пробыл в госпитале неделю, вернувшись в часть, получил звание ГСС.

В начале лета 1943 года Дмитрий Глинка получил звание капитана, а 24 августа стал дважды Героем Советского Союза, за 186 боевых вылета и 29 побед. В сентябре произошел крайне неприятный инцидент, когда у него в руках взорвалась трофейная немецкая граната. Некоторое время ему пришлось провести в госпитале.

Участвовал в Яссо-Киш и невской операции, где одержал несколько побед. Попа;] в аварию транспортного Ли-2 (из под горящих обломков был спасен только через 48 часов, получил серьезные ранения). После излечения участвовал в Львовско-Сандомирской операции, в ходе которой одержал еще 9 побед. Не обошлась без него и Битва за Берлин - свои последние победы одержал 18 апреля 1945 года. Всего на его счету было 50 побед, одержанных в 300 боевых вылетах и 90 воздушных боях.

Другим летчиком 100-го ГвИАП (а за боевые успехи в воздушном сражении над Кубанью 18 июня 1943 года 45-й ИАП был преобразован в 100-й гвардейский) был бывший учитель химии и математики Иван Ба-бак. Вступил в армию в 1940 году, закончил летное обучение в апреле 1942 года, был направлен на Як-1 в состав 45-го ИАП. Поначалу летчик не блистал ничем и Дзусов даже подумывал отправить его в другую часть, однако Дмитрий Калараш уговорил оставить перспективного летчика в полку.


Свою первую победу одержал в сентябре над Моздоком, а когда 45-й ИАП вернулся на фронт в марте Бабак одержал еще несколько побед. В тяжелейших апрельских боях сбил 14 вражеских истребителей. На пике своего успеха заболел малярий и пробыл в госпитале до сентября.

По возвращении Бабак получил новый P-39N и уже в первом же вылете сбил Ме-109. Удостоен звания ГСС 1 ноября 1943 года, но снова попал в госпиталь с недолеченной малярией. Вернулся в строй в августе 1944 года, когда полк участвовал в Ясско-Кишиневской операции.

К несчастью для аса 22 апреля он был сбит зенитным огнем и попал в плен. Несмотря на то что в плену он пробыл всего две недели, однако на карьере это сказалось катастрофически. Это стоило ему второй Звезды Героя, и только вмешательство По-крышкина помогло избежать более серьезных последствий. На момент плена на его счету было 37 побед (из них 4 - в группе).

Ветераном был и другой ас Николай Ла-вицкий - в полку с 1941 года, свою первую победу одержал на И-153. На момент когда полк был отведен на перевооружение на Р-39 налетал 186 боевых вылета, одержав 12 побед (из них 1 - в группе). За лето 1943 года одержал еще четыре победы, 24 августа был удостоен звания ГСС, повышен в звании до капитана и получил под командованию 3-ю эскадрилью.

Несмотря на боевые заслуги, его личная жизнь не складывалась - в тылу его бросила жена. Наверное поэтому каждый его вылет был связан с огромным риском. Все это не могло не вызвать тревогу за его жизнь, поэтому Дзусов перевел его на штабную должность. Однако от смерти его не уберегло -он погиб в тренировочном вылете 10 марта 1944 года. На тот момент у него на счету было 26 побед (из них 2 - в группе), одержанных в 250 боевых вылетах.

16-й ГвИАП
Третьим полком, применившим P-39D в ходе "Битвы за Кубань", был самый именитый полк советских ВВС -16-й ГвИАП. Второй по количеству одержанных побед (697), в нем были воспитано самое большое количество ГСС (15), включая двух летчиков получивших это звание дважды и одного -трижды. Всего в истории СССР было три человека - трижды ГСС - маршал Жуков получил третью Звезду в 1945 году, а уникальную четвертую - в 1956 году. Полк начал свою историю как 55-й ИАП в 1939 году. С началом войны сражался на Южном фронте. С 7 марта 1942 года стал 16-м ГвИАП.

Весной 1942 года летчики полка сдали свои последние И-153 и И-16, получив новенькие Як-1 (при этом МиГ-3 все еще оставались на вооружении). В начале января 1943 года 16-й ГвИАП был отправлен в 25-й ЗАП для переобучения на Р-39. Одновременно перешли и на трехэскадрильную систему - полк получил 14P-39L-1, 7 Р-39К-1 и 11 P-39D-2. 8 апреля 16-й ГвИАП вернулся на фронт на аэродром "Краснодар" и начал боевые вылеты на следующий день.

Итоги боёв за апрель: с 9 по ЗО-е выполнено 289 самолёто-вылетов "Аэрокобр" и 13 - "Киттихауков", проведено 28 воздушных боев.СбитоМе-109Е-14,Ме-109Р-12,Ме-109G - 45, FW-190 - 2, Ju-88 - 4, Do-217 - 1, Ju-87 - 1. Из. них гвардии капитан А.И. Покрышкин сбил 10 "мессершмиттов", гвардии старший лейтенант В.И.Фадеев -12 Ме-109, гвардии старший лейтенант Г.А.Речка-лов - 7 "мессеров" и 1 Ju-88.

Столь точная градация "мессершмиттов" по модификациям объясняется тем, что в тот период лётчикам официально засчиты-вались лишь самолёты, сбитые над советской территорией. Уничтоженные за линией фронта в расчет, как правило, не принимались. Таким образом, например, только А.И.Покрышкин "недосчитался" 13 "немцев" (к концу войны он имел 72 фактически сбитых, но из них лишь 59 "официальных"). На боевой счёт лётчика вражеский самолёт записывался после подтверждения наземными войсками его падения, с указанием места, типа, номера. Часто в полки доставлялись даже таблички с моторов. За этот же период полк потерял 18 "Аэрокобр" сбитыми и не вернувшимися с боевых заданий, 2 - в авариях и 11 лётчиков. За апрель был пополней 19 "Аэрокобрами" (из них P-39D-2 №№ 41-38416, 429, 458, 520) и 4 Р-40Е, полученными от 45 ИАП, 84 ИАП и 25 ЗАП. Последней, 5 июня, получена 41-38423.

Покрышкин был удостоен звания ГСС 24 апреля, тогда же сменил свою старую Р-39D-2 "белая 13" на новую модели N (знаменитая "белая 100"). Уже 24 августа получил вторую Звезду Героя за 455 боевых вылета и 30 личных побед.

Третьим асом ВВС КА был Григорий Речкалов. Интересно, что его не хотели брать в летное училище по медицинским причинам. Начал воевать с лета 1941 года в 55-м ИАП, летая наИ-16 и И-153. Речкалов одержал три победы, но в одном из вылетов был сбит и надолго попал в госпиталь.

В полк вернулся только летом 1942 года. Одержал несколько побед, летая на Як-1, а позже и на Р-39. 24 мая получил звание ГСС за 194 боевых вылета и 14 побед (из них 2 -в группе), в июне стал командиром 1-й эскадрильи

16-го ГвИАП.
В 1943 году наравне с Речкаловым и Покрышкиным в полку блистала "звезда" Вадима Фадеева, который имел прозвище "Борода". Войну начал младшим лейтенантом на И-16 на Южном Фронте. В ноябре 1941 года во время боев за Ростов-на-Дону самолет Фадеева был поражен зенитным огнем и летчик был вынужден посадить свой И-16 на ничейной земле. Летчик под градом пуль побежал в сторону советских позиций, а потом с пистолетом в руках возглавил контратаку!

Вдекабре 1941 года был переведен в 630-й ИАП, где летая на "Киттихауке" одержал свою первую победу. В конце 1942 года Фадеев был направлен в 16-й ГвИАП. Вскоре стал асом и вообще легендарной личностью. В конце апреля 1943 года ему было присвоено звание капитана и он стал командовать 3-й эскадрильей. На тот момент он налетал 394 боевых вылета, одержав 20 побед (из них 3 - в группе) в 43 боях. Вадим Фадеев погиб 5 мая 1943 года, когда его звено было атаковано восьмеркой Me-109. Тяжело раненный летчик смог посадить поврежденный самолет, но умер в кабине, раньше, чем к самолету подбежали советские солдаты. 24 мая ас был посмертно удостоен звания Герой Советского Союза.

Всего за несколько недель до прихода Фадеева в полку появился Александр Клубов. Летную школу он закончил в 1940 году, однако на фронт попал только в августе 1942 года. За следующие 50 вылетов он уничтожил шесть самолетов на земле и четыре в воздухе, пока не был сбит 2 ноября над Моздоком. Хотя летчик смог воспользоваться парашютом, но сильно обгорел и следующие несколько месяцев провел в госпитале (однако шрамы на лице остались на всю жизнь). По возвращению получил звание капитана и стал заместителем командира эскадрильи.

К началу сентября 1943 года Александр Клубов совершил 310 боевых вылета и одержал 33 победы (из них 19-в группе). Во время Ясско-Кишиневской операции одержал 13 побед за одну неделю. Клубов погиб 1 ноября 1944 года во время тренировочного полета в ходе переучивания с Р-39 на Ла-7. На тот момент на его счету было 50 побед (из них 19-в группе), одержанных в 457 боевых вылетах. Посмертно 27 июня 1945 года был удостоен звания Героя Советского Союза.

2 мая 1944 года 9-я ГвИАД, в этот момент возглавляемая Покрышкиным, вернулась на фронт и участвовала в заключительной фазе Ясско-Кишиневской операции, потом была Львовско-Сандомирская и наконец Берлинская операции.

Примерно в конце 1944 года началось сильное давление на Покрышкина верховным командованием с целью перевооружения с закоокеанских "Аэрокобр" на отечественные Яки. Сам ИАП был против этого, его поддерживало большинство летчиков (особенно после гибели Клубова).

Новый командир 16-го ГвИАП Речкалов был в очень плохих отношениях с Покрышкиным и вскоре он был снят с должности и заменен на командира 100-го ГвИАП Бориса Глинку. Несмотря на это Речкалов все таки получил 1 июля вторую Звезду Героя (за 52 победы, из них 6 - в группе). Через две недели Борис Глинка был ранен в воздушном бою и сильно пострадал при покидании "Аэрокобры". Ранения были настолько серьезные, что до конца войны он больше в строй не вернулся. Ставить на командование 16-м ГвИАП был просто некого и Покрыш-кин скрепя сердце согласился на возвращение Речкалова.

Всего на момент окончания войны Григорий Речкалов выполнил 450 боевых вылета и в 122 боях одержал 62 победы (из них 6 - в группе). Стоит отметить, что противостояние двух асов продлилось всю жизнь и даже выплеснулось на страницы их мемуаров.

В феврале 1945 года 9-я ГвИАД была переброшена через всю Германию в поисках лучшего аэродрома. Покрышкин нашел оригинальное решение этой проблемы, приспособив для базирования самолетов дивизии несколько полос автобанов.

После Речкалова (отправленного на штабную должность в феврале 1945 года) командиром 16-го ГвИАП стал инспектор по пилотированию 9-й ГвИДЦ Иван Бабак. Он командовал полком до 22 апреля, когда был сбит зениткой и попал в плен.

Покрышкин продолжал летать до самого конца войны, выполнив всего 650 боевых вылетов и участвуя в 156 боях. Его официальный счет составляет 65 побед (из них 6 -в группе), однако некоторые исследователи доводят его счет до 72 личных. 30 летчиков под его командованием получили звание ГСС, а несколько - даже дважды.

27-й ИАП<br> Еще одним подразделением, получившим Р-39 в 1943 году, стал 27-й ИАП, который первую часть войны провел в составе ПВО Московского округа. Летом 1942 года был отправлен на Сталинградский фронт, а весной 1943 года был перевооружен на Р-39 и направлен в состав 205-й ИАД (с 8 октября 1943 года стал 129-м ГвИАП). С апреля 1943 года им командовал очень результативный, но малоизвестный, советский ас Владимир Бобров. Он начал воевать еще в Испании, одержав там несколько побед. Свою первую победу одержал в первые дни войны, а последнюю - над Берлином в мае 1945 года. Однако сам Звезды Героя никогда не получил, по большей части из-за своего ужасного характера (о чем часто вспоминают в своих мемуарах ветераны). Полк участвовал в боях под Курском, а также в Белгоро-Харьковском наступлении, одержав 55 побед. В начале 1944 года по неизвестным причинам Бобров был отстранен от командования полком.

Боброва забрал в свою дивизию По-крышкии, сделав его командиром 104-го ГвИАП в мае. Продолжая летать на Р-39, Бобров последнюю победу одержал 9 мая 1945 года над Чехословакией. В мае были направлены бумаги на награждение его званием ГСС, однако они были остановлены сначала маршалом Новиковым, а через несколько лет маршалом Вершининым. Уволившись из ВВС, Бобров так и не дождался звания ГСС, умер в 1971 году. Только 20 марта 1991 года он был удостоен звания ГСС - став таким образом последним Героем СССР.

Под командованием Боброва в 27-м ПАП на "Аэрокобре" очень результативно воевал Николай Гулаев. Начало войны встретил глубоко в тылу, на фронт попал только в апреле 1942 года. В феврале 1943 года был направлен в состав 27-го ИАП.

К июню 1943 года младший лейтенант был заместителем командира эскадрильи с 18 победами (2 - в группе) и 95 боевыми вылетами. Одной из самых известных побед был таран 14 мая 1943 года.

Гулаев очень хорошо проявил себя в ходе Курской битвы, так только за 5 июня он выполнил шесть вылетов и сбил четыре вражеских самолета. 11 июля он стал командиром 2-й эскадрильи. Полк был выведен из боев и отведен в тыл на перевооружение на новые Р-39 в августе. А 28 сентября Гулаев стал ГСС. В январе-феврале 1944 года летчики участвовали в боях под Кировоградом, а позже в Корсунь-Шевченсковской операции.

30 мая 1944 года во время одного из вылетов ас был ранен и попал в госпиталь. По возвращению 1 июля 1944 года был второй раз удостоен звания ГСС за 45 побед (из них 3 - в группе).

В августе Гулаев стал майором, а 14 он был сбит в воздушном бою с ФВ-190. Смог совершить посадку на своем аэродроме, ио в строй больше не вернулся. Всего на его счету было 60 побед (из них 3 - в группе).

9-й ГвИАП
9-й ГвИАП получил "Кобры" в августе и тоже вскоре стал известен как "Полк Асов" (стал третьим по результативности с 558 победами). Войну начал как 69-й ИАП, вооруженный И-16, покрыл себя славой в сражении под Одессой и Южной Украине. Получил звание гвардейского 7 марта 1942 года, был перевооружен на Як-1 и ЛаГГ-3. В октябре 1942 года был преобразован в элитное подразделение, куда были собраны лучшие летчики 8-й Воздушной Армии.

В августе 1943 года полк получил P-39 летал на них около 10 месяцев. В июле 1944 года 9-й ГвИАП был отведен с фронта и перевооружен на Ла-7. Видимо поэтому большинство асов гожа прочно ассоциируются с Як-1 и Ла-7.

Отметим только три фамилии - Султан Амет-Хан, Алексей Алеллюхин и Владимир Лавриненков.

Крымский татарин Султан Амет-Хан до перевооружения на Р-39 летал на "Харрикейнах" и Як-1. Всего одержал 49 побед (из них 19- в группе).

Алексей Алелюхин воевал в полку с первого дня войны, а День Победы встретил заместителем командира полка, дважды ГСС с 57 победами (из них 17 - в группе). Выделить количество одержанных на истребителях разного типа невозможно, но отметим, что минимум 17 побед он одержал, летая на "Аэрокобре".

Владимир Лавринешсов одержал 33 победы (из них 11 - в группе) до момента переобучения на Р-39. 24 августа 1943 года во время столкновения с ФВ-189 воспользовался парашютом и попал в плен. Вернулся в полк только в октябре и войну закончил с 47 победами (из них 11 - в группе). По крайней мере, 11 побед одержал, летая на Р-39.

Подводя итоги, можно сказать, что применение "Аэрокобр" в советских ВВС было однозначно успешным. В умелых руках это было мощное оружие, вполне равноценное оружию противника. Не существовало каких-либо "специальных" сфер применения "Аэрокобр" - они использовались как обычные, "многоцелевые" истребители, выполняя те же функции, что "лавочкины" и "яков-левы": сражались с истребителями, сопровождали бомбардировщики, летали на разведку, охраняли войска. От отечественных истребителей отличались более мощным оружием, живучестью, добротным радио, уступая последним в вертикальной манёвренности, способности выдерживать большие перегрузки и выполнять резкие манёвры. Лётчики любили "кобры" за комфорт и хорошую защиту: по образному выражению одного из пилотов, на Р-39 он летал "как в сейфе". Пилоты "Аэрокобр" не горели, так как самолёт был металлическим, а баки были расположены далеко в крыле, им не били в лицо струи пара или масла, так как двигатель был сзади, не разбивали лиц о торчащие прицелы, при капотировании не превращались в лепёшку, как это случилось с дважды ГСС А.Ф.Клубовым после пересадки с Р-39 на Ла-7. Была даже какая-то мистика в том, что пытавшийся сохранить повреждённую "кобру" путём вынужденной посадки пилот почти всегда оставался не только жив, но и невредим, а вот покидавшие её с парашютом часто погибали от удара расположенного на уровне дверей стабилизатора...