Северная Африка

 

Воздушная война над Север­ной Африкой была «приложением» к сухопутным баталиям, которые раз­вернулись в узкой прибрежной поло­се Ливии, Египта и Туниса. Именно в Северной Африке итальянцы одер­жали большую часть своих воздуш­ных побед.

Вплоть до вступления Италии в войну вся истребительная авиация Regia Aeronautica в Ливии была представлена оснащенными бипла­нами CR.42 базировавшейся в Бени­не 10 Gruppo и расквартированной в Кастельбенито 13 Gruppo. Абсо­лютно устаревшие истребители CR.32 наряду с CR.42 оставались на вооружении 8 Gruppo (25 машин) и 13 Gruppo (11 самолетов), они, в ос­новном, предназначались для нанесе­ния ударов по наземным целям.

Пока в Северной Африке не появились более современные италь­янские самолеты-истребители, бази­ровавшиеся в Египте эскадрильи «Харрикейнов» Royal Air Force мог­ли свободно себя чувствовать в небе Ливии. Тем не менее, их количества явно не доставало для борьбы с Фиа­тами, до 13 сентября 1941 г. обе сто­роны воздерживались от активных наступательных действий в воздухе. 13 сентября маршал Родольфо Грациани (Грациани сменил на посту командующего итальянскими войс­ками в северной Африки умершего 28 июня Итало Бальбо) отдал войскам приказ пересечь границу с Египтом и наступать на Суэц. За неделю итальян­цы продвинулись до Сиди-Баррани, после чего Грациани взял паузу.

В начале декабря маршал при­шел к выводу, что пора начинать но­вую наступательную операцию с це­лью взятия Мерса-Матрух. Однако атаки итальянцев остановило внезап­ное «пятидневное» наступление фель­дмаршала сэра Арчибальда Уэйвелла и генерала сэра Ричарда О'Коннора. «Ограниченная» кампания неожиданно завершилась установлением полного контроля союзниками над всей Киренаикой (восточная Ливия).

Накануне «пятидневного» на­ступления в составе 5 Squadra Aerea имелось 444 самолета, 324 из которых считались боеспособными. Англича­не имели примерно столько же само­летов, но процентное соотношение «Харрикейнов» с осени возросло.

Британское контрнаступление оказалось настолько успешным, что опять в итальянскую войну пришлось вмешиваться немцам. Высшее коман­дование вооруженных сил Германии в январе 1941 г. перебросило с Маль­ты в Северную Африку X воздушный корпус. В декабрьских боях 5 Squadra Aerea была полностью обескровле­на, но в январе в Ливии появились первые итальянские подразделения, вооруженные истребителями-моно­планами. В Кастельбенито стали ба­зироваться 2 Gruppo (37 G.50 в со­ставе 150, 151, 152 Squadriglia) и 358 Squadriglia из 22 Gruppo. В конце ян­варя в Ливию перебросили еще две оснащенных G.50 группы - 20-ю из Бельгии и 155-ю.

Появление в Африке немцев, а особенно тогда мало кому извест­ного генерала Эрвина Роммеля, спо­собствовало поднятию морального духа итальянских солдат и офицеров. Бои возобновились, хотя и с мень­шим накалом. В воздухе появились самолеты с крестами из Fliegerfuhrer Africa. Из-за нехватки современных самолетов эскадрильи 5 Squadra Aerea внесли весьма ограниченный вклад в новую наступательную опе­рацию держав Оси на северо-африканском театре военных действий. Итальянская авиация действовала, главным образом, ночью.

На фоне других подразделе­ний 5 Squadra Aerea особой актив­ностью отличались истребители, ко­торые часто сопровождали в боевых вылетах пикирующие бомбардиров­щики Ju-87 из состава люфтваффе. В течение весны-лета 1941 г. зародилась и укрепилась тесная кооперация меж­ду Regia Aeronautica и люфтваффе, особенно тесным было взаимодей­ствие на уровне подразделений. Maggiore Байлон, командир подраз­деления истребителей G.50, вспоми­нает:

- Начиная с 23 апреля 1943 г. моя 2 Gruppo Autonomo. Которая базировалась на авиабазе №1 север­нее Дерны действовала совместно с подразделения X воздушного корпу­са люфтваффе. Мы совершили боль­шое количество боевых вылетов на сопровождение пикировщиков Ju-87, бомбивших окрестности Тобрука, перевал Солумм-Халфая и Ридотта-Капуззо, кроме того, мы эскортиро­вали Ju-88, действовавшие против судоходства противника в средизем­ном море. Я лично с 23 апреля по 6 июля выполнил 51 боевой вылет на сопровождение бомбардировщиков. Обычно, в каждом вылете принима­ло участие от 12 до 18 истребителей G.50. Это был прекрасный с точки зрения организации период. Уровень планирования каждого боевого зада­ния штабом X воздушного корпуса был исключительно высок.

Летом 1941 г. истребительные силы 5 Squadra Aerea получили под­крепления - новые самолеты и новые подразделения, одним из которых стала переброшенная в Северную Африку с Сицилии 153 Gruppo, воо­руженная С.200. 153 Gruppo прибы­ла в Кастельбенито 2 июля.

Второе британское наступле­ние, операция «Крусейдер», началось на рассвете 18 ноября 1941 г. Одним из первых подразделений армий дер­жав Оси, на своей шкуре ощутившим эффективность новой наступатель­ной операции стала 20 Gruppo. Са­молеты группы совершали перелет с постоянного аэродрома базирования Мартуба на аэродром подскока Сиди-Резех, откуда им предстояло сопровождать бомбардировщики в рутинном боевом вылете. Ранним утром итальянские летчики случайно обнаружили британский отряд раз­ведки, который незамеченным углу­бился на 80 км в территорию, конт­ролируемую итальянцами. Ураган­ным зенитным огнем были сбиты 18 истребителей, удалось унести ноги всего трем G.50! Группу отправили в Италию на переформирование.

К началу января 1942 г. бри­танские войска продвинулись до Эль-Аджейлы, но они к этому времени рассчитывали захватить уже всю Ли­вию. Сокрушительный удар по пла­нам союзников нанес Роммель. «Лис Пустыни» начал контрнаступление 21 января. Все боеспособные италь­янские истребители преследовали в панике отступающего противника. 29 января немцы и итальянцы вернули Бенгази, куда немедленно перелете­ли самолеты 6 и 150 Gruppo; 8 Gruppo также перебазировалась на восток - в Эль-Аджейлу. А 3 Gruppo - в Сиди-эль-Ахмар.

Командующий 8-й британс­кой армии решил отвести войска за линию Газалы, проходившую север­нее укреплений Тобрука. Роммель продолжал преследование. Немецкий бомбардировщики поддерживали с воздуха атаки наземных сил. Эскор­тирование бомбовозов люфтваффе осуществляли итальянские истреби­тели С.200 и С.202. Об одной из та­ких миссий заместитель начальника итальянского Генерального штаба генерал Санторо писал:

- Десять истребителей С.200 выполняли боевой вылет на прикры­тие 12 пикирующих бомбардировщи­ков Ju-87 люфтваффе. Самолеты были атакованы 20 истребителями Р-40. Вызванные по радио на помощь немецкие истребители Bf. 109 по раз­личным причинам к месту боя не по­дошли. Действуя на пределе ограни­чений, итальянские летчики обеспе­чили безопасность бомбардировщи­ков, но при этом шесть С.200 было сбито.

Итало-германское наступле­ние, имевшее целью прорвать линию Газала - Бир-Хачим. Началось 26 мая 1942 г. внезапным ударом 59 самоле­тов С.202 по крупной авиабазе союз­ников в Гамбуте. Итальянцы обнару­жили на летном поле стоящие крыло к крылу 24 истребителя «Киттихаук». Пилоты С.202 заявили об уничтоже­нии всех «Киттихауков», однако до­кументу RAF содержат упоминания всего о двух поврежденных, но не уничтоженных, истребителях из 250-й эскадрильи.

После обеда в атаку пошли танковые дивизии корпуса «Афри­ка», в то время как С.200 и CR.42 со­вместно с самолетами люфтваффе наносили удары по тылам обороны противника. Вечером Тобрук подвер­гся массированному налету, в кото­ром приняло участие около 800 ита­льянских и немецких самолетов.

После падения Тобрука войс­ка стран Оси продолжили преследо­вание отступающего противника, покрывая по 50 км за сутки. Авиация оказалась в критической ситуации, так как не успевала перебазировать­ся на восток вслед за наступающими механизированными соединениями сухопутных войск. Поддержка с воз­духа сил Роммеля заметно ослабела, что было несомненной удачей для британцев. В противном случае от­ступление грозило превратиться в повальное бегство вплоть до ворот Каира. Самолеты RAF, которые мог­ли бы прикрыть отходящие на восток колонны, в небе практически не по­являлись.

Отступление остановились на последнем рубеже, прикрывавшем подступы к столице Египта - у Эль-Аламейна. Здесь были оборудованы фортификационные укрепления, ус­тановлены минные поля, сюда пере­бросили свежие части из резерва. С другой стороны, войска Роммеля выдохлись, их линии коммуникаций оказались растянутыми, да и сама местность не благоприятствовала маневру механизированными частя­ми - излюбленной тактике германс­кого фельдмаршала. Кроме того ан­гличанам наконец удалось наладить тесное взаимодействие подразделе­ний 8-й армии с подразделениями ВВС Пустыни, причем кооперация не нарушалась даже при действиях но­чью. У итальянской армии подобной системы взаимодействия так и не по­явилось. Части Regia Aeronautica никогда не гарантировали тактичес­кой поддержки сухопутных войск. Отсутствие системы взаимодействия армии и ВВС фатально сказалось на результатах африканской кампании итальянцев в целом.

Штаб 5 Squadra Aerea бросил на поддержку атак Роммеля все бо­еспособные самолеты. В тот период боеспособными считалось 65% от списочного состава самолетов, для сравнения в североафриканских подразделениях RAF коэффициент боеготовности составлял 73-77%. Африканская пустыня испытывала самолеты на прочность. В масляные системы двигателей попадал песок, после чего смесь песка и масла ста­новилась настоящей абразивной па­стой. Противопыльные воздушные фильтры появились на итальянских истребителях только в самом конце кампании, сей факт наглядно отража­ет невнимание высших чинов штаба Regia Aeronautica к обеспечению боевой работы авиации в специфи­ческих условиях пустыни. Даже по­явившиеся в конце кампании фильт­ры - сплошная импровизация, а не плод зрелой конструкторской мысли. Надо сказать, что и разнотипие ита­льянских истребителей, действовав­ших в Северной Африке, серьезно затрудняло работу снабженцев - за­пасных частей постоянно не хватало.

Над Эль-Аламейном итало-германская авиация имела от 600 до 700 самолетов, англичане противопо­ставили державам Оси 1000 самоле­тов. Из 700 самолетов Оси по насто­ящему боевыми являлись только при­мерно 150 истребителей и 180 бом­бардировщиков, остальные - развед­чики, связные, транспортные.

Командование 8-й британской армией принял генерал Бернард Монтгомери - большой энтузиаст уси­ления кооперации действий ВВС и сухопутных войск.

Несмотря на весь героизм, проявленный итальянскими и гер­манскими солдатами, атаки Роммеля на Эль-Аламейн захлебнулись. Уда­ры самолетов ВВС пустыне по бро­нетехнике Роммеля становились все эффективнее. 23 октября стало окон­чательно ясно - вторая битва при Эль-Аламейне закончилась пораже­нием стран Оси. Отныне фортуна повернулась спиной к итало-герман­ским войскам.

Войска Роммеля имели растя­нутые линии коммуникаций, а все снабжение поступало через един­ственный порт - Триполи. Британс­кие войска опирались на располо­женные в Египте превосходные базы снабжения. Танки союзников преодо­левали расстояние от места выгруз­ки в Порт-Саиде до линии фронта под Эль-Аламейном всего за один день. Германским или итальянским танкам, чтобы преодолеть расстоя­ние от Тобрука до Бенгази требова­лось трое суток, а от Триполи - еще больше.

Наступление союзников нача­лось 23 октября мощной артиллерий­ской подготовкой. Критические для всей ситуации в Северной Африке бои имели место 31 октября и 1 но­ября. Пока австралийские части в лоб штурмовали позиции Роммеля, анг­личане обошли немцев с юга. 2 нояб­ря Роммель проинформировал Гит­лера о принятом решении начать от­вод своих сил от Эль-Аламейна.

Роммель рассчитывал остано­вить продвижение союзников на ли­нии Фука - Мерса-Матрух, но 8-я британская армия опрокинула его войска и заставила отступить на ис­ходные позиции. К этому времени ВВС Пустыни завоевали господство в воздухе над всей линией фронта, чему в немалой степени способство­вали подвижные радиолокационные станции. Последний солдат Роммеля покинул пределы Египта 12 ноября, а на следующий день в Тобрук вош­ли англичане.

Между тем, 8 ноября началась операция «Торч» - высадка англо­-американских войск в северо-африканских колониях вишистской Фран­ции. Роммель моментально понял, что судьба кампании в Северной Африке решена - его армии остава­лось только бороться за само право на существование, о марше на Каир уже не могло быть и речи. Союзники заперли корпус «Африка» на терри­тории западной Ливии и в Тунисе.

Итальянские и немецкие со­единения в темпе откатывались под ударами союзников сначала к Трипо­ли, а потом - в Тунис. Тунис являлся самой близкой к Сицилии африканс­кой землей, природные условия стра­ны идеально подходили для использо­вания ее в качестве «последней тран­шеи» обороны. Авиация пыталась со­рвать проведение операции «Торч», однако действия итальянцев и немцев были плохо скоординированы.

Типичным примером плохого взаимодействия стал налет десяти бомбардировщиков S.84 из 32 Stormo с Сицилии на порт Бона. На марш­руте к бомбовозам должны были присоединиться двенадцать истреби­телей С.202. Из-за плохой погоды вылет десятки S.84 задержался, а от­сутствие на самолетах радиостанций не позволило предупредить о задер­жке пилотов истребителей. Бомбар­дировщики ушли на цель без эскорта. В результате три S.84 сбил противник, четыре самолета получили тяжелые повреждения, а на всех вернувшихся имелись убитые или раненые.

Попытки переломить ситуа­цию в небе Северной Африки успеха не имели и иметь не могли. Численное превосходство англо-американс­кой авиации постоянно возрастало. В противоборстве с союзниками ча­сти люфтваффе и Regia Aeronautica понесли тяжелые потери.

В период заключительной фазы кампании, боев за Меденину, союзники превосходили немцев и итальянцев по истребителям в шесть раз. К середине апреля 1943 г. в Ту­нисе остались только истребители 54 Stormo.

6 мая союзники сломили со­противление остатков итало-герман­ских войск в самой «последней тран­шее». 13 мая пала Бизерта, кампания в Северной Африке завершилась. Союзники стали готовиться к высад­ке в Южной Европе.