Модификации

Ещё в начальный период эксплуатации высокая грузоподъемность и относительная доступность У-2 сделали его подходящим для использования в качестве самолета сельскохозяйственной авиации. Конструкцию машины пришлось изменить - у У-2АП или АО кабину пилота сдвинули вперед на 0,25 м. чтобы сохранить центровку, а в центроплане верхнего крыла установили дополнительный топливный бак, чтобы компенсировать уменьшившийся объем фюзеляжного бака. На месте второй кабины поместили бак для порошкообразных химикатов на 200-250 кг, а за ним организовали еще одну кабину, в которой при перебазировании мог располагаться техник.

Установка бака с химикатами потребовала изменить крепление задних стоек центроплана и конструкцию гаргрота фюзеляжа. В ходе производства многократно менялась конструкция механизма высыпания химикатов. Вначале механизм представлял собой люк в нижней части фюзеляжа с обычной заслонкой, открывавшейся летчиком с помощью тросовой проводки. После открытия люка химикаты высыпались в раздвоенный короб ("штаны"), позволявший увеличить полосу распыла. В дальнейшем "штаны" заменяли различными дефлекторами, что позволило уменьшить массу конструкции, увеличить полосу захвата и сделать распыление более равномерным. С 1931 года в СССР началось серийное производство сельскохозяйственных самолетов. Хотя У-2АП использовались по всей территории СССР (за исключением, пожалуй, Крайнего Севера), основная масса была сосредоточена в Московской области, на Украине, в республиках Закавказья. Казахстане, центрально-азиатских республиках и в Поволжье. За одиннадцать лет производства (1930-1940 годы) было построено 1235 У-2АП. Улучшенный сельскохозяйственный вариант По-2 выпускался и после войны, пока ему на смену не пришел Антонов СХ-1 (сельскохозяйственный первый), который ныне широко известен под обозначением Ан-2.

Индекс АП в названии самолета также подразумевал значение "аэроопрыскиватель", поскольку некоторые из сельскохозяйственных самолетов были оборудованы баками и трубками для распыления жидких химикатов. У-2АС - "аэросеятель" - использовался для обработки полей, доступ к которым был затруднен из-за осенней или весенней распутицы. На самолет за кабиной пилота устанавливалась ветрянка, которая через передачу вращала оребренный диск под фюзеляжем, разбрасывавший семена.

Для полетов с мягкого грунта сельскохозяйственные У-2 иногда оснащались второй парой колес, которые крепились с внешней стороны основных. Это позволяло вдвое уменьшить давление на грунт и увеличивало колею.

Несколько позже была предпринята попытка увеличения проходимость У-2/По-2 по грунту с помощью гусеничного шасси. Северная часть СССР была зоной ответственности Главсевморпути (ГУСМП -Главное управление Северного морского пути). Эта гигантская организация, имевшая десятки тысяч работников, отвечала за снабжение северных районов Советского Союза. Большую часть года эти территории были покрыты льдом и снегом, что позволяло использовать самолеты на лыжном шасси. Но на время короткой весны снег таял, и раскисший грунт делал эти районы практически недоступными. Н.А. Чечубалин, позже работавший в отделе изобретений ГУСМП, занялся решением задачи сделать эти территории доступными и весной. В 1937 году он спроектировал гусеничное шасси для У-2. Гусеница состояла из текстолитовых роликов диаметром 50 мм и длиной 300 мм, заключенных в боковые направляющие, а сама тележка шасси при виде сбоку имела ромбовидную форму, напоминавшую первые английские гайки. Поднятый нос тележки не позволял ей "зарываться" при преодолении препятствий. Испытания подтвердили высокую проходимость гусеничного шасси, но оно было довольно дорогим в производстве, имело большой вес и создавало дополнительное аэродинамическое сопротивление. Несмотря на это, гусеничные шасси, аналогичные испытанному на У-2, были выпущены для биплана Р-5 и двухмоторного транспортного самолета Ли-2 (ДС-3).

Ещё одна попытка оснастить самолет гусеничным шасси была предпринята в 1947 году под руководством С.А.-Моетового, талантливого инженера, работавшего в Главсев-морпути (в 1946 году по его инициативе десять По-2 были оснащены цельнометаллическими поплавками). Мостовой усовершенствовал шасси Чечубалина. и испытания вновь продемонстрировали его высокую проходимость. Но поуже упоминавшимся причинам гусеничное шасси не нашло применения на По-2 (такая же участь постигла аналогичные посадочные устройства, разрабатывавшиеся в США).

На базе У-2АП был создан У-2СП (спец-применение), известный также под обозначением ПС-3 (пассажирский самолет трехместный). С него был снят бак для химикатов (и система распыления), на месте которою оборудовали третью кабину. Машина использовалась для перевозки пассажиров на короткие расстояния. С 1933 по 1939 год было построено 861 У-2СП. В 1932 году на заводе "Красный летчик" построили два У-2СП. которые отличались наличием общей кабины для двух пассажиров, закрывавшейся сдвигаемым назад фонарем. Один из этих самолетов был передан в распоряжение руководителя ленинградских коммунистов СМ. Кирова.

В 1932 году по предложению военврача А.Ф. Лингарта был спроектирован санитарный С-1 (или СС - санитарный самолет). Машина была создана на базе У-2СП и предназначалась для перевозки одного больного на носилках и сопровождающего его медработника или вместо последнего ещё одного сидячего больного. Носилки устанавливались на четыре кронштейна над хвостовой частью фюзеляжа. Сверху они закрывались гаргротом увеличенной высоты, левая часть которого могла откидываться для погрузки-выгрузки. Носилки фиксировались ремнями. Медработник (или сидячий больной) сидел позади пилота, лицом к носилкам. Самолеты красились серебристым лаком и на них наносились красные кресты. После испытаний С-1М-11 в НИН ВВС в 1935 году штаб ВВС дал добро на серийное производство машины. К 1937 году выпустили 99 С-1, которые долгие годы служили в "Санавиации" - самостоятельном подразделении советского ГВФ. Самолеты использовались в малонаселенных районах, где отсутствовала нормальная дорожная сеть, и обычно доставляли врачей к пациентам или больных в больницы. В советских ВВС С-1 сформировали основу военной санитарной авиации.

С 1940 года новый усовершенствованный санитарный вариант У-2 - С-2 начал заменять устаревшие С-1. На С-2 установили новый гаргрот, верхняя часть которого шла практически параллельно верхнему лонжерону фюзеляжа на большей части сю длины, что позволяло обеспечить больше места для носилок с раненным. Грузоподъемность осталась прежней - 340 кг, но машину оснастили более мощным мотором М-11Д. К моменту вступления СССР в войну было построено около 340 самолетов этой модификации. В ходе серийного выпуска в конструкцию С-2 вносились незначительные изменения, основной целью которых было обеспечение большего свободного пространства над носилками.

Следующим санитарным вариантом У-2 стал С-3, иногда называвшийся в документах СКФ (санитарная кабина Филатова). В ходе "Зимней войны" 1939-1940 годов с Финляндией СССР нес тяжелые потери, что вызвало потребность увеличить вместимость санитарных самолетов. По предложению техника Филатова доработали серийный С-2 с мотором М-11Д, установив сверху фюзеляжа фанерную кабину для двух носилок, располагавшихся бок о бок. Поднимающиеся крышки крепились к продольной перегородке между носилками. Кабина для носилок устанавливалось вплотную к кабине летчика и места для медработника не предусматривалось. С-3/ СКФ строились в полковых мастерских в значительных количествах.

Значительные переделки провели на серийном У-2 при создании модификации У-2М (М-морской). которую иногда называли МУ-2. Эта машина была спроектирована в 1930 году С.А.Кочергиным. МУ-2 должны были прийти на смену устаревшим МУ-1 (поплавковому варианту Авро 504К), использовавшимися для подготовки летчиков гидросамолетов в авиационном училище в Ейске. Центральный поплавок под фюзеляжем и два вспомогательных поплавка под нижним крылом имели деревянную конструкцию. Однореданный центральный поплавок имел водоизмещение более двух тонн, а его верхняя поверхность была полукруглой формы. Первые испытания МУ-2 провели весной 1931 года на Москва-реке. Управляемость самолета была признана удовлетворительной, но скороподъемность и потолок оказались низкими. Кроме того, недостатком было признано отсутствие стартера, так как запуск мотора стоя на скользкой полукруглой поверхности поплавка представлял собой крайне опасный номер. С учетом утих замечаний от запуска самолета в серийное производство отказались. Прототип передали в Ейск, где он эксплуатировался. Как минимум, до 1933 года. Потребность в легком учебном и транспортном самолете оставалась неудовлетворенной.

В 1940 году на ремонтном предприятии гражданской авиации один У-2СП оснастили парой поплавков ЦАГИ-10. выбранных за их хорошую управляемость на воде и неплохую аэродинамику. Подкосы, которыми поплавки крепились к фюзеляжу, имели каплевидное сечение, и при виде спереди были похожи на букву М. Этот самолет использовался ГВФ. Подобная конверсия была выполнена ещё с одной машиной в 1944 году предприятием в Московской области. В том же году пару поплавков ЦАГИ-10 установили на По-2 "Лимузин", который получил обозначение По-2ПП.

В 1940 году В.Б. Шавров спроектировал деревянные поплавки специально хая У-2. Хотя они имели хорошую аэродинамику и управляемость на воде, в серию они не пошли, несмотря на то, что летные характеристики оснащенного ими У-2 были довольно высокими (максимальная скорость 147 км/ ч. время разбега 15 сек, потолок 3000 м).

В 1942 году А.Я. Щербаков разработал ещё одну конструкцию деревянных поплавков для У-2, которые имели простые обводы и, соответственно высокую технологичность. К самолету они крепились с помощью многочисленных подкосов. Несмотря на успешные испытания в серию они тоже не пошли.

Прошло девять лет с момента первой попытки, прежде чем в 1944 году поплавковый вариант По-2 был запущен в серийное производство. В тот год У-2ВС (см. далее) был переделан в У-2М (или У-2П- поплавковый). Эта работа была проведена конструкторским бюро Н.Н.Поликарпова. В течение 1944 года был спроектирован и испытан новый вариант гидросамолета, который затем передали военным. Новая машина имела однореданный центральным поплавок и два вспомогательных под крылом, выполненных из дюраля. Обводы центрального поплавка были разработаны на базе семейства ЦЛГИ-10. его длина составляла 6,4 м, ширина - 1,0 м, а полное водоизмещение достигало 2310 кг. Мотор М-11Д был оснащен винтом изменяемого шага, втулка которого была закрыта обтекателем. На самолете установили баллон со сжатым воздухом для запуска мотора. Сам двигатель был закапотирован. Элероны и руль высоты получили аэродинамическую компенсацию. Изменили вынос верхнего крыла по типу У-2ШС. чтобы компенсировать изменение положения центра тяжести, вызванное установкой поплавка. Экипаж самолета состоял из двух человек, а топлива на борту хватало на 4.5 часа полета. Машина была вооружена одним 7,62-мм пулеметом LLJKAC или ДТ на шкворневой установке и могла нести четыре 25 кг бомбы. Максимальная масса полезной нагрузки составляла 410 кг.

Модификация У-2 с мотором М-11Д. имевшим максимальную мощность 125 л.с. (92 кВт) и номинальную - 115 л.с. (85 кВт), первоначально получила обозначение УТ (учебно-тренировочный). Мотор имел обтекатели позади головок цилиндров, картер также был обтекаемой формы. Задняя кабина могла закрываться разборным фонарем для обучения слепому полету. Летные характеристики УТ не очень отличались от таковых у У-2.

В предвоенные годы широкодоступные У-2 часто использовались для различных экспериментов и испытаний. В 1935 году уже упоминавшийся инженер Михельсон создал на базе поликарповского биплана самолет Э-23, приспособленный для выполнения высшего пилотажа. В основном машина была оптимизирована для перевернутого полета - она получила крыло с полусимметричным профилем, карбюратор с двумя поплавковыми камерами. А также ряд доработок в топливной и маслосистемах. Посадочные щитки на нижнем крыле должны были компенсировать уменьшение подъемной силы из-за использования нового профиля. Вероятно, этот самолет имел номер СССР Э-23.

В том же году П.Д.Грушин из Московского авиационного института (МАИ) попытался облагородить аэродинамику У-2 - самолет получил капот NACA, обтекаемый фонарь закрывал обе кабины, а колеса оснастили каплевидными обтекателями. Кроме того, на машину установили два дополнительных топливных бака, вместимостью по 55 литров. Вес пустого самолета по сравнению с У-2 вырос на 27 кг, а прибавка в скорости составила 20 км/ч.

1935 год оказался "урожайным" на эксперименты с самолетом Поликарпова, в которых принял участие и инженер Филатов - он создал У-2 с V-образным оперением. Две рулевых поверхности, угол между которыми составлял 140 градусов, крепились к верхнему лонжерону фюзеляжа. Очевидно, при создании этой конструкции Филатов использовал опыт, полученный ранее при установке подобного оперения на биплан Р-5. Целью доработок было увеличение зоны обстрела для хвостового стрелка, а также незначительное снижение сопротивления самолета. Управляемость доработанной машины не пострадала, но в серию она не пошла. Следует отметить, что согласно другим источникам, пилоты К.А.Калилец и А.А. Ивановский испытывали эту машину ещё в 1934 году.

В том же 1935 году в НИИ ВВС начали изучать возможности пилота управлять самолетом, находясь в лежачем положении. Предполагалось, что это позволит сократить площадь поперечного сечения фюзеляжа и, следовательно, уменьшить его сопротивление, кроме того, в лежачем положении пилот сможет переносить более высокие перегрузки. В результате к 1939 году один У-2 был соответствующим образом доработан - лежачее место для пилота было оборудовано на месте второй кабины. Испытания показали возможность управления самолетом в таком положении, но дальнейшего развития эти работы не получили, хотя эксперименты на короткое время возобновились после войны.

Одной из главных довоенных модификаций самолета стал У-2ВВС/У-2ВС. Официально принято считать, что У-2ВС был создан во время Второй Мировой войны, то есть уже после нападения фашистской

Германии на Советский Союз. Фактически использовать У-2 в качестве боевого самолета было предложено гораздо раньше. Ещё 7 декабря 1931 года Я.Б. Гамарник, заместитель наркома (замминистра) обороны предложил включить У-2М-11 в инвентарь Красной Армии в качестве "самолета сопровождения" - грубый эквивалент британского класса более тяжелых самолетов поддержки войск "Army Cooperation". "Самолет сопровождения" предназначался для поддержки пехоты, кавалерии и механизированных частей на марше, а также для разведки районов перед наступающей армией. Также предполагалось, что войска смогут транспортировать самолет со сложенным крылом вместе с собой, буксируя грузовиком. Я.И. Алкснис одобрил это предложение, с условием, что самолет должен получить вооружение.

Конструкторское бюро Н.Н.Поликарпова в течение 1932 года перепроектировало У-2 в легкий боевой самолет. В следующем году эта машина успешно прошла программу государственных испытаний и была принята на вооружение под обозначением У-2ВВС (для Военно-воздушных сил). В некоторых документах самолет упоминался как У-2 М-11 (вооруж). Было построено ещё четыре самолета. Которые в июне-июле 1933 года проходили войсковые испытания в летной школе в Борисоглебске.

В 1935-36 годах было построено 468 экземпляров У-2ВВС. Машины были стандартизованы (естественно, в рамках понимания этого термина в тот период) в соответствии с СТУ 93, разработанном отделом стандартизации ГУАП (Главного управления авиационной промышленности).

Базовая спецификация для У-2 М-11 (вооруж.) или У-2ВВС оговорила следующие характеристики: максимальный взлетный вес 1064 кг. вес пустого самолета 726.22 кг, полезная нагрузка 237.76 кг (топливо и масло, весившие 100-110 кг, в полезную нагрузку не включались.

Вооружение состояло из одного синхронизированного подвижного пулемета ПВ-1. установленного по левому борту носовой части фюзеляжа, имевшего ленточное питание из круглого магазина емкостью 200 выстрелов, и пулемета Дегтярева ДА на турели Тур-7 с боезапасом 252 выстрела в четырех круглых магазинах.

Бомбовое вооружение из шести 6-кг бомб подвешивалось под крылом и имело механизм сброса, приводимый в действие с помощью тросика. Прицеливание при бомбометании осуществлялось с помощью прицела АП-2 (авиационный прицел второй). У-2ВВС мог также использоваться для буксировки мишеней.

Начиная с эталона 1936 года, военные У-2ВВС были оснащены парой механических визиров МВ-5 бис, учитывающих снос, они устанавливались по бортам фюзеляжа задней кабины, и эти самолеты могли вести бомбометание с горизонтального полета. Для использования этих прицелов пришлось снять обшивку между 1-й и 2-й нервюрами крыла и лонжеронами. Начиная с эталона 1938 года, известного пол обозначением У-2ВС (не путать с У-2ВС 1942 года!) эти отверстия были закрыты полотняными полосами, которые можно было легко удалить при использовании НВ-5бис. У-2ВВС мог оснащаться и набором фотооборудования ФТ-1. в состав которого входил фотоаппарат АФА-1Б.

По сравнению с гражданскими машинами У-2Вс имел лучшее приборное оборудование - начиная с эталона 1934 года, помимо указателя воздушной скорости и альтиметра на самолеты чтой модификации стали устанавливаться гироскопические индикаторы крена и тангенса (системы Пионер). Воздух для раскрутки гироскопа поступал от двух трубок Вснтури, установленных на правом борту фюзеляжа. Навигационное оборудование состояло из компаса и часов, а состояние двигателя можно было контролировать с помощью тахометра и указателей температуры и давления масла.

На первых моделях (включая эталон 1936 года) приборная доска была сделана из листа фанеры, но начиная с эталона 1938 года её центральную часть стали делать из листового алюминия, очевидно, чтобы защитить гироскоп от чрезмерных вибраций. Большая трубка Вентури, установленная на левом борту фюзеляжа, поставляла воздух для гироскопа искусственного горизонта. Этот прибор изредка устанавливали на отдельные самолеты с начала войны, а в состав стандартного оборудования он вошел в последние годы боевых действий и послевоенное время.

Электросистема (которая до 1941 года устанавливалась заводом 23 только на У-2ВВС/У-2ВС и учебные машины, предназначавшиеся как для военных, так и для фаж-данских авиашкол) снабжала током навигационные огни (различались по форме на У-2/По-2 военного и послевоенного выпуска), лампы подсветки прицелов и освещения кабины, обогреватель трубки Пито и посадочную фару под нижним крылом. Посадочная фара часто устанавливалась и на гражданские варианты У-2. На остальных машинах были уложены электрические кабели. Но к источникам тока они не подключались.

Приборная лоска в задней кабине имела упрощенный комплект приборов - указатель воздушной скорости. Высотомер, компас и указатели температуры и давления масла. Вырез в полу кабины стрелка-наблюдателя позволял устанавливать комплект фотоаппаратуры ФТ-1 с вертикально расположенной фотокамерой ЛФЛ-1Б для ведения разведки.

Для действий ночью на самолетах, не имевших посадочных фар. под левой половиной нижнего крыла устанавливали осветительные ракета Холта. Ракеты поджигались при помощи электрозапала и, чтобы защитить обшивку от пламени, нижняя поверхность крыла между 13-й и 16-й нервюрами была закрыта двумя дюралевыми листами, между которыми располагался слой асбеста толщиной 1 мм. Подобную конструкцию имела и противопожарная перегородка двигателя.

Хотя У-2ВС первоначально предполагалось использовать в качестве легкого боевого самолета, в конце 1930-х годов в ВВС ею использовали как учебную машину, позволявшую экипажам освоить бомбометание, воздушную стрельбу и аэрофотосъемку.

За первые несколько недель после начала войны с Германией У-2 различных модификаций использовались для выполнения широкого круга задач, для решения которых они не были предназначены. Эффективность поликариовских бипланов была столь высока, что в дальнейшем, на всем протяжении войны, У-2/По-2 проходили доработки, направленные на расширение их боевых возможностей. В начале войны Советский Союз столкнулся с кошмаром отступления и проигранными сражениями с противником, это сопровождалось эвакуацией жизненно важных военных предприятий вглубь страны, главным образом за Урал. Эвакуация повлекла снижение выпуска военной техники, столь необходимой в то время. Самыми первыми боевыми модификациями У-2, по-видимому, стали импровизированные ночные бомбардировщики, которые могли хоть как то задержать наступающие немецкие части. Доработки самолетов проводились везде -во фронтовых подразделениях, ремонтных мастерских и в глубоком тылу. Лучшие варианты доработок стали базой для Н.Н.Поликарпова и его конструкторского бюро при перепроектировании, или, скорее, стандартизации У-2ВВС, результатом чего стал У-2ВС эталон 1943 года или ЛНБ - легкий ночной бомбардировщик.

Поскольку У-2 не были оборудованы бомбардировочным прицелом, подходящим для задач решаемых ЛНБ. то в этой области было много места для импровизации. Следует отметить, что в то время в СССР вообще не существовало прицелов для ночного бомбометания. Как временную меру использовали установленный по правому борту фюзеляжа механический вичир НВ-5бис. Ограниченный обзор вперед-вниз частично компенсировали, введя вырез в нижнем крыле. Для облегчения прицеливания на верхней поверхности нижнего крыла нанесли линии, расходившиеся от центра, располагавшегося на месте пилота. Эти линии помогали пилоту точнее определить направление на цель. Процесс совершенствования прицельною оборудования продолжался вплоть до середины 1944 года.

Поскольку все ещё не существовало прицела для малых высот и низких скоростей, на которых действовали У-2, на 387-м заводе разработали простые механические прицелы, устанавливавшиеся на все выпускаемые заводом машины. Но этот прицел не полностью соответствовал всем требованиям - он позволял вести бомбометание с горизонтального полета на высоте свыше 1000 м и не учитывал снос от бокового ветра. Поэтому в июне 1942 года штаб ВВС поручил заводу 217 разработать дневной/ночной прицел, который позволял бы осуществлять бомбометание при пикировании под углом до 30 градусов и имел бы возможность вводить поправку на боковой ветер. Уже 2 октября 1942 года новый прицел прошел войсковые испытания, но к этому времени прицел завода 387 уже был принят на вооружение ЛНБ. выиграв по результатам сравнительных испытаний. В конечном итоге прицелы завода 217 стали поступать в войска только с июня 1944 года под обозначением НП-У-2 иди НКПВ-8.

В ходе трагического отступления 1941 года использовались весьма необычные способы, чтобы остановить продвижение пехотных и моторизованных подразделений германской армии. Например, с 4-го по 8-е сентября 1941 года на ремонтном предприятии № 163 Калининскою фронта около дюжины У-2 оснастили парой стальных самодельных контейнеров, в которых находились зажигательные бомбы АЖ-2. Эти сферические "ампулы" диаметром около 125 мм были сделаны из тонкого металлического листа и содержали литр самовоспламеняющейся смеси КС. Внутри контейнера находилось пять труб, внутри которых размещалось пятьдесят АЖ-2. При атаке экипаж открывал заслонки и сотни зажигательных бомб шлейфом рассыпались за самолетом, накрывая большую площадь. Эффективность была достаточно высокой - одной АЖ-2 было достаточно, чтобы поджечь танк. Однако самовоспламеняющаяся смесь была очень чувствительна к температуре окружающего воздуха, при благоприятных же условиях АЖ-2 показывали прекрасные результаты. Контейнеры могли также загружаться мелкокалиберными осколочными бомбами.

Обозначение ВОМ-1 (воздушный огнемет) получил доработанный У-2 с мотором М-11Д. который мог нести так называемые "огневые мешки" с огнесмесью. Этот тип оружия был создан в сентябре-октябре 1941 года во ВХНИИ ПКТП (Военно-химический научно-исследовательский институт Наркомата тяжелой промышленности). "Огневые мешки", сделанные из многослойной бен-зостойкой клеенчатой ткани, имели емкость 30 литров. Они содержали смесь бензина с порошком ОП-2, которая напоминала по своим свойствам позже использовавшийся западными союзниками напалм. Первоначально предполагалось, что наблюдатель будет сбрасывать мешки вручную. Сброс осуществлялся с высоты 50-60 м на расстоянии 60-70 м до цели, наблюдатель выдергивал чеку запала, находившегося в бумажной трубке в горловине мешка. Взрыв происходил на высоте 5-6 мегров. накрывая цель облаком горячей липкой смеси.

Почти в то же время аналогичные по назначению мешки были разработаны в СНИИ ГВФ. где их конструкцию несколько усовершенствовали, добавив к мешку небольшую осколочную бомбу. Одновременно был доработан самолет - ВОМ-1 нес мешки в двух четырехсекционных кассетах. Передний контейнер подвешивался под фюзеляжем, позади стоек шасси, а задний крепился в фюзеляже, прямо за кабиной наблюдателя. Сброс осуществлялся при помощи вытяжного шнура, который открывал секции контейнера. Помимо "огневых мешков" в контейнер могли загружаться гранаты, мелкокалиберные осколочные бомбы или другие грузы, подходящие по габаритам (диаметр не более 260 мм): пакеты с пищей или медикаментами. В переднем контейнере могло разместиться до 80 кг нагрузки, а в заднем - только 60 кг. Учитывая малые высоты, на которых действовали ВОМ-1, пилот получил защиту - бронеплита устанавливалась под сидением или позади него.

На верхней поверхности левого нижнего крыла самолета устанавливался пулемет ШКАС. Вооружение и другое оборудование (генератор, фары и т.п.) увеличили максимальным взлетный вес ВОМ-1 до 1150-1200 кг и. следовательно, его летные характеристики ухудшились по сравнению с обычным У-2 М-11Д.

ВОМ-1 успешно прошел испытания в начале 1942 года и в небольших количествах - всего пять серий - строился в авиаремонтных мастерских Южно-Уральского Военного округа в Актюбинске. В ходе боевых действий некоторые У-2 также оснащались кассетами для мелких бомб КМБ, которые изначально были разработаны для штурмовика Ил-2. В КМБ могли загружать противотанковые бомбы калибром 1,25 кг или ампулы АЖ-2 и т.п., общим весом до 300 кг. Снаряженные подобным образом самолеты в основном использовались против танков противника.

По некоторым данным, под Сталинградом У-2, атаковавшие с малых высот в условиях плохой зимней погоды, уничтожили большое количество вражеской бронетехники.

Первоначально У-2ВВС имели только два балочных держателя Дер-5, установленных иод нижним крылом и способных нести бомбы калибром до 32 кг. Вскоре в полевых ремонтных мастерских вместо них стали устанавливать шесть бомбодержателей Дер-6 для 50 и 100 кг фугасных бомб или Дер-21, на которых помимо бомб калибром до 100 кг могли подвешиваться контейнеры КД-1-6 для мелких бомб калибром от 8 до 25 кг. Шесть держателей Дер-7, способных нести нагрузку общей массой до 300 кг. стали первым стандартным вариантом вооружения У-2, установленным осенью 1942 года приказом главного инженера советских ВВС А.И.Ренина. Несмотря на это распоряжение, из-за отсутствия комплектующих в ремонтных мастерских и на авиазаводах продолжалось изготовление У-2 с самыми разнообразными тинами вооружения.

При необходимости уничтожить важную, хорошо защищенную цель оружейники могли подвесить под фюзеляж У-2 бомбу ФАБ-250. Уникальным вариантом вооружения была установка под фюзеляжем самолета держателя для полутонной бомбы ФАБ-500, осуществленной К.А.Москатовым. Можно только представить как взлетал У-2, слабый мотор которого пытался вытянуть вес бомбы, топлива, пилота и двух пулеметов под нижним крылом!

Завод 387 разработал и в июне 1942 года передал на испытания У-2ВС с вертикальными контейнерами для мелкокалиберных бомб и зажигательных ампул, которые были установлены в фюзеляже позади кабины наблюдателя. Эти контейнеры могли вместить 68 осколочных бомб АО-2,5 или 48 зажигательных бомб ЗАБ-2.5 или осколочные бомбы АО-8 и АО-15 (16 или 8 соответ- ственно). Кроме того, самолет мог нести бомбы на держателях под крылом. Стрелковое вооружение самолета состояло из неподвижного пулемета ШКАС (П-426К) с боезапасом 300 выстрелов на нижнем крыле и ещё одною ШКАСа (П-426Т) на шкворневой установке у наблюдателя. Последний в дальнейшем заменили пулеметом Дегтярева ДТ. Точное число построенных самолетов этого типа неизвестно, но можно с большой долей уверенности предположить, что при полностью загруженных контейнерах (180 кг) балансировка машины значительно ухудшалась.

В мае 1943 года, незадолго до Курской битвы, У-2ВС в порядке эксперимента оснастили контейнерами АЬК-11-IOO и БАС-1 для борьбы с бронированными целями. Первый контейнер вмещал 33 противотанковых бомбы ПТАБ-2,5, второй - 29 подобных боеприпасов. У-2ВС был способен нести четыре контейнера АБК-П-loo или шесть БАС-1. Но на сегодняшний день нет достоверных данных об использовании У-2 с этими контейнерами.

Модификация У-2ВС, очевидно имевшая обозначение У-2ЛШ (легкий штурмовик). помимо 120 кг бомб под фюзеляжем могла мести под крылом неуправляемые ракеты РС-82 и PC-132. Почти ничего по сей день неизвестно о модификации У-2 "Ночь". Её создание восходит к 1941 году, когда Ставка приняла решение оборудовать около 50 У-2 радионавигационной аппаратурой "Ночь-1". которая была разработана заводом 327 Наркомата электропромышленности. Эта аппаратура позволяла самолету возвращаться на свой аэродром, пользуясь сигналами УКВ маяка. К работам был подключен завод 387, но данных о количестве У-2. оснащенных "Ночь-1" и их боевом применении пока не найдено.

Чтобы максимально приспособить У-2ВС к требованиям серийного производства в военных условиях, конструкторское бюро завода 51 ("родного" предприятия Поликарпова) под руководством Натана Марковича Бахраха приступило к его модернизации. Самолет поделили на шесть подсборок, за каждую из которых отвечала соответствующая сборочная линия. Подсборки были следующими:
силовая установка - двигатель, про пеллер, панели капота, проводка и трубо проводы,
фюзеляж с оборудованием.
крылья,
подкосы и расчалки,
хвостовое оперение,
шасси.

На начало 1944 года каждый авиазавод производил несколько модификаций У-2, и введение подсборок упростило изготовление существующих версий и создание новых разновидностей машины. После запуска в производство У-2ВС, приспособленного для серии, на его базе были созданы следующие модификации У-2НАК, У-2ГН, У-2СС и У-2М. Последней модификацией, запущенной в серию незадолго до конца войны, стал сельскохозяйственный У-2АП.

Внешними отличиями У-2ВС образца 1944 года были триммер на левом руле высоты и пулемет ДТ на турели Тур-6 (однако продолжалась и постройка У-2ВС с пулеметами ШКАС). В состав стандартного оборудования вошел генератор ГС-350 (ранее устанавливался только на ночных бомбардировщиках), который питал током лампы подсветки кабины, навигационные огни и посадочную фару. Последняя теперь входила в состав стандартного оборудования, она устанавливалась под левым нижним крылом, заменив на части машин посадочные фальшфейры.

К стандартному оборудованию панели приборов, включавшему компас, альтметр, указатель скорости и указатель положения, добавили гирогоризонт, питание которого осуществлялось большой трубкой Вентури, крепившейся на левом борту фюзеляжа перед передней кабиной. Ручка управления в задней кабине стала съемной. Также в состав стандартного оборудования У-2ВС образца 1944 года входил шумо-пламегаситель ШПГ-2, установленный на выхлопном коллекторе, и прицел для ночного бомбометания НКПБ-8, крепившийся к правому борту фюзеляжа у передней кабины, с соответствующим вырезом в нижнем крыле. Под крылом и фюзеляжем размещалось шесть держателей Дер-7 с тросовым спусковым механизмом, которые могли нести нагрузку общим весом до 300 кг.

Со всеми этими доработками У-2ВС образца 1944 года успешно прошел государственные испытания, в ходе которых было обнаружено снижение летных характеристик. Доработанный самолет весил на 388 кг больше, чем обычный У-2, но без бомбовой нагрузки он лишь незначительно уступал по скорости, скороподъемности и потолку своему предшественнику. При подвеске бомб скорость самолета составляла 134 км/ч у земли, 100 км/ч на высоте 1000 м, а эксплуатационный потолок не превышал 1550 м.

У-2НАК (ночной артиллерийский корректировщик) был спроектирован в ОКБ Поликарпова в 1943 году. Он строился на заводе 51 как модификация выпускавшегося параллельно У-2ВС (ЛНБ), согласно техническому заданию, подписанному 20 октября 1943 года начальником НИИ ВВС Красной Армии.

У-2НАК был оснащен приемно-переда-ющей радиостанцией РСИ-4, органы управления которой размещались в кабине наблюдателя. Блоки приемника и передатчика были установлены в фюзеляже за кабиной, а мачта антенны крепилась к верхнему крылу и являлась отличительной чертой этой модификации. Для связи между членами экипажа использовалось самолетное переговорное устройство СПУ-Ф-2. Шкалы приборов в обеих кабинах были покрыты флуоресцентной краской и освещались ультрафиолетовыми лампами УФО.

Кроме того, для освещения карт в каждой кабине было по паре обычных ламп.

Бортовая электрическая сеть питалась от генератора ГС-350М мощностью 0,35 кВт через регулятор напряжения РК-12Ф-350 и фильтр для подавления шума КФ-10-350. Генератор, имевший ременчатый привод от вала двигателя, был установлен между 1-м и 2-м цилиндрами, а регулятор и фильтр крепились к противопожарной перегородке. Увеличившееся число потребителей тока на борту потребовало внесения изменений в электропроводку самолета.

Индивидуальные выхлопные патрубки цилиндров были объединены кольцевым коллектором, на выходе из которого был установлен шумо- пламегаситель МАКФ-4. Пусковое магнето было заменено катушкой КП-4716, а в высоковольтном контуре были установлены фильтры АФП. Чтобы избежать воздействия на радиоаппаратуру, все металлические части самолета (включая трубы тяг системы управления) заземлили с помощью медных проводов.

Войсковые испытания пяти опытных У-2НАК проводились с 10 по 25 июля 1944 года 118-м Отдельным разведывательным полком 2-ой Воздушной Армии 1-го Украинского Фронта, который базировался приблизительно на 100 км восточнее Львова. Несмотря на то, что в конечном итоге все самолеты были потеряны по не боевым причинам (в основном из-за вынужденных посадок после потери ориентации) они получили высокую оценку и были рекомендованы для запуска в серию. Боевое использование У-2НАК началось на последнем этане войны. В дневное время корректировка артогня велась с высот 1000-1500 м на удалении не более 40 км от наземной радиостанции. Ночная разведка велась с высот 600-1000 м, при этом экипаж старался заходить на цель на минимальных оборотах двигателя. При первом заходе осветительные ракеты обычно не использовались. Только когда звук мотора выдавал самолет, экипаж НАК сбрасывал осветительную ракету, чтобы лучше рассмотреть цель.

Ещё одной модификацией У-2ВС образца 1944 года был агитационный самолет У-2ГН (Голос неба), который был разработан Б.Н.Фадеевым и ОКБ Поликарпова. Прототип был построен на заводе 51, а два "серийных" самолета изготовили на заводе 494 в Козловке. Самолет был предназначен для ведения агитации среди войск противника в ночное время и был оборудован звукове-щательной станцией СГУ-43. Громкоговоритель был установлен вертикально в фюзеляже, позади места наблюдателя. Полотняная обшивка в районе рупора была снята. Органы управления звуковещательной станцией размещались в кабине наблюдателя, а питание она получила от генератора ГС-1000, мощностью 1 кВт. Вооружение на У-2ГН отсутствовало. Оба построенных самолета успешно применялись на фронте. Не без доли черного юмора кассеты для перевозки людей называли "деревянными пижамами" или другими выражениями, ассоциирующимися с гробом. Но несмотря на это, санитарные У-2, оснащенные ими, означали надежду на спасение для раненых и больных на всех фронтах. Легкие контейнеры, установленные на нижнем крыле биплана позволяли увеличить спасательные возможности "кукурузника" на 200%. Это стало ясно ещё во время отступления в начале войны, когда самолеты вывозили тяжелораненых в тыл. У-2 с кассетами широко использовались в ходе боевых действий, причем они обслуживали не только регулярную армию, но и партизанские отряды.

Хронологически, первыми появились санитарные кассеты Бакшаева - СКБ - имевшие деревянный каркас, обтянутый полотном и весившие 17 кг. Каждая кассета крепилась к лонжеронам нижнего крыла при помощи четырех хомутов, а в задней части находился люк. через который устанавливались носилки. Испытания были закончены 28 июня 1941 года и кассеты запустили в серийное производство. У-2СКБ мог перевозить двух раненых на носилках, а С-2СКБ - трех. В случаях, когда не требовалось сопровождение медработника, вместо него брали еще одного сидячего раненого. Кассеты, спроектированные А.Я.Щербаковым, крепились под нижним крылом и выступали далеко вперед за его переднюю кромку. В каждой из них размещалось по двое больных, которые сидели спиной к спине, головой наружу. С парой этих кассет С-2 мог нести пять сидячих и одного лежачего пациента, а С-3 - пять и три соответственно! Конечно, мощности мотора М-11Д (125 л.с.) было маловато для такой нагрузки.

Относительно мало известно про опытную модификацию У-2МБ-М-12, которая при удачном стечении обстоятельств могла бы стать самым удачным вариантом поликарпов-скою биплана. Самолет был оснащен пятици-липдровым мотором М-12 конструкции М.А.Косова, который развивал мощность 200 л.с. (147 кВт). Максимальная скорость У-2 составила 240 км/ч, потолок вырос до 5000 м, а скороподъемность возросла на 30%. Полезная нагрузка достигала 600-800 кг. На самолет установили 12.7-мм пулемет Березина УБТ, а места экипажа получили бронезащиту.

Установка более тяжелого мотора также позволила решить проблему со слишком задней центровкой У-2 при полной загрузке. К сожалению, М-12 так и не удалось запустить в серию, и работы по самой многообещающей модификации У-2 были свернуты.

Учитывая малое количество У-2 "лимузинов", выпускавшихся советскими авиазаводами, которые обеспечивали пассажирам более комфортабельные условия, на переделку обычных бипланов в самолеты такого типа были брошены силы армейских инженеров и ремонтных мастерских. Переделки могли быть как незначительными, когда одну или обе кабины закрывали фонарем, так и более серьезными, затрагивающими силовую конструкцию фюзеляжа. Такие самолеты, как правило, существовали в единственном экземпляре, и первым из них был У-2Л (СПЛ, "Башнефть"), созданный в 1935 году. Ещё один У-2Л ("лимузин" А.Н. Рафа-элянца) был построен в 1943 году в авиаремонтных мастерских ПЭМ-11 и значительно отличался от базового самолета. Фюзеляж увеличенной ширины и высоты примыкал к верхнему крылу. Поэтому стойки центроплана отсутствовали, а нагрузка от верхнего крыла передавалась непосредственно на силовые элементы фюзеляжа. Носовую часть удлинили, а площадь киля увеличили. По проекту Н.Н.Поликарпова был создан У-2-лимузин ЗВА (3-й Воздушной Армии). Самолет переделали в мастерских 3-й Воздушной Армии, установив на него закрытую кабину и хвостовое колесо (базой был У-2ВС подготовленный к действиям в iUMiiux условиях. Самолет установлен на лыжи и покрыт белым камуфляжем, а на двигатель установлен небольшой обтекатель, защищавший от переохлаждения. Машина вооружена пулеметом ШКАС, перед шдней кабиной смонтирован бомбовой прицел, а вместо бомб подвешены кассеты КМБ.

У-2 с мотором М-11Д). Лимузин У-2 "маршальский" имел отдельные кабины с измененным креплением стоек центроплана.

Стандартное вооружение У-2 состояло из одного подвижного пулемета у наблюдателя и (гораздо реже) одного или двух неподвижных нссинхронизированных пулеметов на нижнем крыле. Первоначально в качестве неподвижных пулеметов использовался ПВ-1 - модернизированный вариант обычного Максима, разработанный на Московском авиационном заводе летчиком и авиаконструктором А.В.Надашкевичем. Ему удалось снизить вес пулемета и увеличить его скорострельность с 600 до 750 выстрелов в минуту. ПВ-1 выпускался с 1926 по 1940 год. Позднее его заменили на более совершенный пулемет ШКАС КМ-35 (Шни-тального-Комарицкого, авиационный скорострельный), который имел заводское обозначение П-426К (П-иулсмет, 426 - заводской код. К - крыльевой). Оба типа пулеметов имели калибр 7,62 мм и пристреливались так. чтобы их очереди сходились на расстоянии 200 м перед самолетом. В фанерном коробе с полотняной обшивкой, проходившем от внешней стороны фюзеляжа и по верхней поверхности крыла шли патронные ленты к пулеметам, которые могли получать питание как с левой, так и с правой стороны. Патроны хранились в оружейном ящике, обычно из фанеры, установленном в фюзеляже, их число составляло 500-800 штук в зависимости от высоты ящика. Сам ящик располагался так. чтобы лента не имела перегибов в поперечной площади, и имел цилиндрические ролики у верхнего края, чтобы облегчить её скольжение. Вся конструкция крепилась позади места пилота кожаными ремнями. Если самолет был оборудован сдвоенным управлением, то в патронном ящике делались прорези для тяг управления. Рычаг перезарядки пулемета располагался на соответствующем борту кабины. От гашетки па ручке управления до спусковою механизма пулемета шел металлический тросик. Число неподвижных пулеметов . в принципе, ограничивалось только их весом, и было множество У-2, оснащенных нарой пулеметов. Прицеливание велось с помощью кольцевого визира или оптического прицела ОП-1, представлявшего собой копию древнего английскою прицела "Элдис" (Aldis), созданного ещё в годы Первой Мировой войны. В обоих случаях прицельные приспособления крепились справа- спереди перед ветровым козырьком кабины пилота.

Первоначально на подвижной шкворневой установке Тур-6 устанавливался пулемет ДА (Дегтярева авиационный) - облегченный вариант легкого пехотного пулемета ДП с барабанным магазином на 63 пат- рона и прицелом КПТ-5. поскольку выпуск ДА был прекращен в 1940 году, шкворневую установку Тур-6 доработали под ШКАС. Но зга установка оказалась не слишком удачной - магазин для ленты, получивший прозвище "Борода" имел малую емкость, всего 250 патронов при скорострельности ШКАСа 1800 выстрелов в минуту, и был слишком громоздким. Прицел остался таким же, как и на ДА. Вследствие нехватки ДА (и вероятно, чтобы стандартизировать вооружение) У-2ВС. выпускавшиеся на заводе 387 с 1943 года, оснащались упрощенной стрелковой установкой ВУ-У-2 с пулеметом ШКАС КМ-35 (Р-426Т - турель-ный), со старым прицелом и лентой на 400-500 патронов. Небольшие углы поворота ВУ-У-2 не позволяли эффективно вести обстрел наземных целей, и пришлось снова возвращаться к турели Тур-6 с пулеметом Дегтярева. Поскольку выпуск ДА был прекращен, стали использовать ДТ - танковый вариант пулемета, мало отличавшийся от своего авиационного собрата. Боезапас составлял 315 патронов, котрые размещались в пяти магазинах барабанного типа. Стреляные гильзы (и, в случае ШКАС, звенья ленты) собирались в полотняный мешок с каркасом из стальной проволоки, который подвешивался под пулеметом, или через гибкий желоб попадали в ящик в кабине стрелка.

На многих У-2 подвижный пулемет не устанавливался (причем даже на военных модификациях), поскольку эффективность этого оружия в борьбе с самолетами противника была весьма сомнительной. Помимо бомбового и стрелкового вооружения У-2 мог нести до восьми неуправляемых ракет с фугасной или осколочной боевой частью - РС'РО-82 и 132 соответственно, известных также под армейским обозначением М-8 и М-13. До четырех ракет подвешивались под каждой из консолей нижнего крыла. Прицеливание производилось на глаз, при помощи визирных линий на крыле, или с помощью прицела ОП-1. Чтобы не дать немцам возможности атаковать самолет зенитным огнем при выходе из атаки, пара ракет могла быть запущена назад с перевернутых направляющих (эта традиция сохранилась и после войны - Су-22 ОКБ Сухого мог оснащаться пушечными контейнерами и блоками НУРС, которые вели огонь назад). Ракеты запускались с помощью электрозапала, кнопка которого находилась в кабине пилота. Чтобы представить огромное количество выпущенных самолетов семейства У-2/По-2, достаточно привести лишь данные о их довоенном производстве. Серийное производство машин началось на заводе 23 в 1929 году. Первые 100 У-2, построенных в 1930 году, были поделены между ВВС и Добролетом (предшественником Аэрофлота) в соотношении Х5 к 15%. В 1931, 1932 и 1933 годах ВВС получили 150. 525 и около 750 самолетов соответственно. Всего до ноября 1933 года ВВС получили 1417 У-2. Столь необходимый стране сельскохозяйственный У-2ЛП. запущенный в серийное производство в 1930 году, выпускался ежегодно в количестве более сотни.

С 1932 года У-2 стали поступать и в пограничные подразделения ОГПУ (в дальнейшем МВД). В гражданской авиации бипланы Поликарпова использовались для подготовки пилотов ГВФ. в "Осавиахиме" и в системе ГУСМП. отвечавшей за снабжение арктических районов СССР.

Всего завод 23 выпустил 10972 У-2. а новый завод 387 в течение 1940-41 годов добавил к эгому числу еще 1295 машин.

В ноябре 1933 года в авиашколах ВВС числилось 1036 У-2. а по данным за январь 1934 года в боевых подразделениях находилось 349 таких машин, которые использовались в качестве учебных, связных и разведывательных самолетов, а также как корректировщики артиллерийского огня. К тому времени темпы выпуска У-2 составляли около 100 машин в месяц и продолжали устойчиво расти, достигнув пика в 1937-38 годах, когда ежемесячно заводы выпускали около 200 самолетов.

К началу 40-х годов около 10 000 "Кукурузников" использовались в гражданской и военной авиации. У-2 и У- 2СП, эксплуатировавшиеся "Аэрофлотом", обслуживали линии общей протяженностью 53 745 км. К концу 1939 года авиакомпания располагала 552 У-2СП и 187 "чистыми" У-2. При нападении фашистской Германии на Советский Союз располагавшиеся в прифронтовой зоне подразделения ВВС были фактически уничтожены на своих аэродромах в первые дни войны. Поэтому к боевым действиям пришлось привлекать У-2 и устаревшие Р-5, последних, правда, было немного. Большинство У-2, взятых из тыловых подразделений, особенно из авиашкол, имели большой износ (порядка 40-60%) и не могли нести полную боевую нагрузку -не тянули "дряхлые" моторы и не выдерживала конструкция.

Кроме того, качество У-2, построенных в условиях военного времени, оставляло желать лучшего. Производство шло на эвакуированных предприятиях, где работали люди низкой квалификации - женщины, старики и подростки, которые просто не могли заменить опытных рабочих.

До вступления СССР в войну выпуск У-2 велся в основном на ленинградском заводе 23 "Красный летчик". В течение 1940 года было налажено производство самолета также на ленинградском заводе 387. Когда немцы подошли к Ленинграду, оба завода были эвакуированы в Казань, где их объединили в завод 387. Согласно российским источникам, в годы войны У-2 выпускались на четырех заводах: уже упомянутом 387 в Казани, 464 в Долгопрудном, 471 в Шумерли и 494 в Козловке. По сведениям Чехословацкого Авиационного реестра У-2. но крайней мерс в 1943-44 годах, выпускались и на заводе 154 им. И.В.Сталина. Этот изготовитель указан в данных части У-2/По-2, которые были получены чехословацкими ВВС в СССР.

Получившие импровизированное вооружение У-2 из летных школ, аэроклубов и т.д. первоначально попадали в различные боевые подразделения, но позднее были сведены в специальные части, которые в дальнейшем превратились в полки легких ночных бомбардировщиков.

Потери практически лишенных защиты У-2 при дневных операциях были неоправданно высокими, но несмотря на это. на начальном этапе войны некоторые командиры ставили подразделениям подобные самоубийственные задачи, которые приводили к огромным потерям в людях и технике с минимальной пользой. После того, как критическая для СССР ситуация на фронтах миновала, вооруженные У-2 подразделения целиком сосредоточились на ночных операциях. Постоянные налеты этих легких машин подрывали боевой дух противника, не давая ему ни сна, ни отдыха в ночное время. "Швейные машинки", как называли У-2 немцы, разрывали ночь взрывами бомб.

"Эти самолеты не дают нам жить - мы не можем зажечь огонь ни в печке, ни в маленьком костре - экипажи У-2 тут же обнаруживают их и сбрасывают бомбы. Они находят нас постоянно - поэтому мы должны всю ночь сидеть в траншеях, чтобы избежать потерь" - писал ветеран Вермахта.

Советские легкие ночные бомбардировщики приступали к действиям в сумерках. Когда на малой высоте они перелетали со своих баз на небольшие аэродромы подскока, расположенные практически у линии фронта. С этих аэродромов полностью вооруженные бипланы поднимались в ночное небо, чтобы нанести удар по позициям противника. Близость аэродромов подскока к фронту позволяла выполнять несколько вылетов за ночь - известны случаи, когда один У-2 успевал сделать десять вылетов "за смену". Если умножить это число на максимальную бомбовую нагрузку в 300 кг, то получается, что маленький биплан мог сбросить бомб больше, чем тяжелый бомбардировщик!

Обычно У-2 действовали парами. Первая машина планировала на цель с остановленным или работающим на малых оборотах мотором, чтобы использовать фактор неожиданности и избежать обстрела зенитками. Второй самолет заходил с фланга, перпендикулярно направлению атаки ведущего на уже освещенную, и если повезет, горящую цель. На собственном горьком опыте немцы убедились, что их зенитный огонь практически неэффективен, и только позволяет скрывающемуся в темноте ведомому У-2 точнее нанести удар. В конце войны отчаявшиеся немцы попытались скопировать советскую тактику, создав подобные "беспокоящие подразделения", которые были вооружены самолетами Гота Go 145C.

Об интенсивности применения У-2 во время войны может свидетельствовать летная книжка штурмана И.А.Щедрина из 596 НБАП (ночного бомбардировочного авиаполка), который с 1 по 31 декабря 1942 года выполнил на Сталинградском фронте 400 боевых вылетов.

В августе 1943 года, в ходе сражения за Донбасс, регулярные ночные налеты У-2 на железнодорожный узел Успенская сократили его пропускную способность на 50% - немцы прекратили ночные перевозки, опасаясь полного выхода этой важной станции из строя.

Всего более 60 эскадрилий и полков, вооруженных У-2/По-2, принимали участие в боевых действиях, многие из которых получили звание гвардейских. Среди них особое место занимает 46-й Гвардейский Таманский НБАП. полностью укомплектованный женщинами.

Головную боль По-2 вызывали и у войск ООН в Корее, позиции которых они по ночам забрасывали мелкокалиберными осколочными и зажигательными бомбами. Попытки борьбы с ними при помощи современных реактивных истребителей оказались малорезультативными и довольно дорогостоящими. В одном случае Локхид F-948 "Старфайе", попытавшийся зайти в хвост По-2, врезался в биплан, оба самолета погибли. Несколько больше повезло пилотам Корпуса морской пехоты США, которые на своем Дугласе F3D-2H "Скай-найт" первыми на снабженном радаром реактивном ночном истребителе осуществили перехват По-2. Но, безусловно, самым опасным противником для По-2 оказался самолет, построенный в годы Второй Мировой войны - истребитель ВМС США Boyt F4U-5N "Корсар". Действуя на этом поршневом самолете против По-2, лейтенанту Гайю Боделону удалось стать единственным на Флоте асом Корейской войны.