Плановая замена лифта.

Часть 1. Распад Югославии, 1991-1995 гг.

 

Югославия в огне

 

Президент Югославии Слобо­дан Милошевич быстро отреагиро­вал на объявление Словенией в июне 1991 г. декларации о независимости. Территориальные силы обороны Словении хорошо подготовились к мятежу. Силы территориальных войск и местная полиция установили контроль над всеми ключевыми объектами республики и блокирова­ли подразделения Югославской На­родной армии (ЮНА) в гарнизонах. Вечером 27 июня 1991 г. вертолет SA-341 «Газель» ВВС Югославии (Ratno Vozdouhoplovtso I Protivvazdouchna Odbrana) летел с грузом для блоки­рованного в одном из военных город­ков столицы Словении Любляны подразделения ЮНА. Неожиданно по вертолетам с одной из улиц Любляны из ПЗРК была выпущена раке­та с тепловой головкой самонаведе­ния. «Газель» взорвалась в воздухе, став первым из многих летательных аппаратов, уничтоженных в небе Югославии. 28 июня самолеты ВВС Югославии нанесли удар по аэродро­му Брник, где базировались вертоле­ты словенской полиции (два Белл 206 - «Джет Рэйнджер III», по одному - Агуста А-109А, Белл 212 и Белл 214).

Танковые колонны Милоше­вича устремились через границу внутрь Словении. С воздуха их под­держивали ВВС федеративной рес­публики, в том числе ударные само­леты Soko J-1 «Галеб», G-4M «Супер Галеб», J-22 «Орао», истребители-бомбардировщики МиГ-21 и МиГ-29. «Ястребы» и «Орао» действова­ли с авиабазы Керкли, но после об­стрела аэродрома из минометов в ночь с 30 на 31 июня самолеты пере­летели в Земуник. Авиация наноси­ли удары по перекресткам дорог, ме­стам дислокации словенских воору­женных формирований, погранич­ным постам вдоль австрийской и ита­льянской границ. Пилотов тщатель­но инструктировали - избегать уда­ров по населенным пунктам во избе­жание жертв среди местного населе­ния. В ключевых пунктах с вертолетов Ми-8 и «Газель» высаживались небольшие группы десантников. Тер­риториальные силы обороны Слове­нии были хорошо оснащены и воо­ружены, отличались великолепной боевой подготовкой, но самое глав­ное - у солдат была мотивация своих действий: военнослужащие ЮНА выступали в роли захватчиков, сло­венцы - защищали родину. Словен­цам удалось перерезать линии ком­муникаций федеральных войск, от­дельные подразделения БНА попали в окружение. 7 июля при посредни­честве Европейского экономическо­го сообщества между Словенией и Югославией был заключен мирный договор. Словения обрела независи­мость. Конфликт со Словенией озна­меновался первым случаем массово­го дезертирства из ЮНА на нацио­нальной почве: югославские ВВС покинули не менее 200 словенцев. Еще 28 июня вертолет SA-341 «Га­зель» угнали в Словению капитан Йозо Калан и бортинженер Богомир Сустар. Эта машина стала первым летательным аппаратом 15-й авиаци­онной бригады (15 Brigada Vijasko Letalstvo) ВВС Словении. Машину разбили в тренировочном полете 6 июня 1994 г. В настоящее время она демонстрируется в месте постоянной дислокации 15-й бригады в Бринке. Официально датой формирования 15-й бригады (эта бригада, собствен­но, и является ВВС Словении) счита­ется 8 октября 1991 г.

 

Хорватия

 

Вслед за Словенией внимание мирового сообщества привлекла Хорватия - вторая по величине союз­ная республика СФРЮ. Милошевич делал все возможное, чтобы удер­жать Хорватию в составе СФРЮ, не прибегая к силе оружия. Раскварти­рованные в этой республике части ЮНА находились в состоянии кри­зиса - в Хорватии началась «война казарм». Тысячи мирных жителей блокировали военные городки юго­славской армии по всей Хорватии. К осени воинские контингенты из Хорватии были отведены в Боснию (Бихач, Баня Лука, Тузла и Сараево), Сербию (Нови Сад, Врач, Сомбор) и в Сербскую Краину. Готовилась во­енная операция против Хорватии.

В сентябре 1991 г. война меж­ду Хорватией и Сербией перешла из латентной фазы в стадию открытых боевых столкновений. Бои шли на фронте протяженностью, в 1000 миль. Действия сербов поддержива­ли югославские ВВС. Истребители МиГ-21 выполнили несколько демон­стративных проходов над столицей Хорватии Загребом, а 7 октября ис­требители-бомбардировщики МиГ-29 ракетами AGM-65 «Майверик» нанесли удар по резиденции прези­дента Хорватии Франьо Туджмана.

Президент чудом остался в живых.

Главный удар сербы наноси­ли в Восточной Словении, хорваты отчаянно сопротивлялись на рубеже реки Дунай. Реактивные самолеты югославских ВВС ежедневно наноси­ли удары по позициям хорватов в районе Вуковара. Вуковар получил известность как «Сталинград на Бал­канах». Оборона города держалась 100 дней. Сербы заняли Вуковар только в ноябре. В ходе вооруженных конфликтов с Хорватией и Словени­ей сербы лишились 46 самолетов и вертолетов.

С точки зрения международ­ного права кульминацией воздушной кампании стал прискорбный инци­дент 7 января 1992 г., когда был ис­требителем МиГ-21 над Хорватией сбит окрашенный в белый цвет ООН вертолет Агуста-Белл 205 армейской авиации Италии. Пятеро человек (члены экипажа вертолета и предста­вители Европейской наблюдатель­ной комиссии) погибли.

 

Воздушная мощь Хорватии

 

Независимая Хорватия летом 1991 г. ВВС не имела. Сербы смогли эвакуировать из республики практи­чески все летательные аппараты. На вооружении специальной полиции Хорватии осталось несколько верто­летов Ми-8 и Белл 206/212. Вскоре к ним прибавились четыре истребите­ля МиГ-21, угнанных офицерами-хорватами из Югославии.

Первым угнал в Австрию на аэродром Кланенфурт МиГ-21Р (борт 25112) из 352-й разведыватель­ной эскадрильи 117-го истребитель­ного авиационного полка (авиабаза Бихач) полковник Рудольф Пересин (его самолет был сбит сербами 4 ав­густа 1995 г., пилот погиб). Австрий­цы истребитель оставили у себя, но Пересин благополучно добрался до Хорватии. 4 января из Бихача в рай­он Загреба перелетел МиГ-21бис. Этот самолет послужил поводом на­чать формирование на базе Плесо под Загребом 1-й истребительной эс­кадрильи (1 Eskadrila Lovacka) «Чер­ные рыцари», командиром которой стал Пересин. Эскадрилья стала пер­вым подразделением ВВС Хорватии (Hrvatske Zrance Snage). Первый МиГ-21 летал на в основном на раз­ведку, но недолго - 26 июня его сби­ли сербы, летчик погиб. В ВВС Юго­славии самолет имел бортовой номер 17133 (самолет принадлежал 124-му истребительному авиационному пол­ку), хорваты поменяли его на 101.

Еще два МиГа летчики-хорва­ты угнали из Бихача 15 мая (№№ 17235 и 17167, в Хорватии получили номера 102 и 103 соответственно). В январе 1993 г. самолеты получили собственные имена «Osvetnik Dubrovnika» и «Osvetnik Vukovara» (защитник Дубровника и защитник Вуковара). Борт «103» зенитки сер­бов сбили 14 сентября 1993 г. над Сербской Крайней, летчик погиб.

Следует отметить, что про­цент хорватов среди офицеров юго­славских вооруженных сил был дос­таточно высок, многие из них дезер­тировали в независимую Хорватию, прихватив с собой вооружение, в том числе танки и самолеты.

Основу ВВС хорватов соста­вили Ан-2. По аэроклубам и сельско­хозяйственным авиапредприятиям удалось наскрести не менее двенад­цати бипланов. Самолеты свели в 4-ю бригаду, которая базировалась в Далмации. Самолеты интенсивно ис­пользовались в качестве импровизи­рованных бомбардировщиков. Через проемы грузовых дверей механики сбрасывали самопальные бомбы -бочки от бензина, набитые взрывчат­кой и ручными гранатами. Польза от подобных ударов была прежде все­го моральная: солдаты на передовой безумно радовалась появлению в небе «боевых» самолетов ВВС Хор­ватии. Несколько «Антонов» хорва­ты потеряли. 11 ноября 1991 г. в рай­оне Даково столкнулся с проводами Ан-2 с бортовым номером «1G167-06» (ранее машина принадлежала сельскохозяйственному кооперативу «Осиек»), экипаж отделался ушиба­ми. 26 января столкнулся с провода­ми линии электропередач еще один АН: самолет с бортовым номером «1G99-12» (ранее самолет также опы­лял поля под Осиеком), пять находив­шихся на борту человек погибли. По крайне мере, один Ан-2 сбили сербы ракетой из ПЗРК «Стрела» 2 декаб­ря 1991 г. в окрестностях Вуковара. Эта машина имела регистрацию «1G222-37» и также ранее летала в сельхозартели Осиека. Хорваты оценили потери сербов в первой войне весьма «скром­но» - не менее ста! Согласно хорватс­ким данным в мае 1992 г. в районе Славонский Брод было сбито несколько МиГ-21 и один МиГ-29.

Первый Ми-8Т появился у хорватов 22 сентября 1991 г. - раненый серб посадил машину на терри­тории противника. Вертолет получил собственное имя «Stara Frajala» (ста­рая дама). После несложного восста­новительного ремонта машина бази­ровалась в Лучко, он состоит на воо­ружении ВВС Хорватии до сих пор.

Весной 1992 г. между Сербией и Хорватией при спонсорстве между­народного сообщества удалось уста­новить хрупкое перемирие. В Хорва­тии появились миротворческие силы ООН (UNPROF, UN Protection Force). Треть территории страны ос­талась под сербами. После вступле­ния в силу договора о прекращении огня подразделения ЮНА покидали Хорватию, но оставляли свое воору­жение местным сербам, которые не замедлили провозгласить новое госу­дарство - Сербскую Краину.

Хорваты, тем временем также вооружались. Их главным помощни­ком выступала Германия, видимо был возобновлен исторический опыт сотрудничества усташей и фашистов. Хорватия получила вполне боеспо­собные ВВС. По официальной версии 24 истребителя МиГ-21бис хорваты собрали из запасных частей и бро­шенных самолетов на авиаремонт­ном заводе в Велика Горице; по по­луофициальной - купили на черном мировом рынке оружия в одной из стран СНГ. На самом деле всего не­сколько лет назад все эти МиГи не­сли на бортах эмблемы ВВС ГДР. На самолетах стояло радиооборудова­ние восточногерманского производ­ства. Хорваты получили и более чем адекватное вооружение класса воз­дух-воздух - лучшие в мире ракеты ближнего радиуса действия Р-60. Обучение хорватов проводили быв­ший летчики и техники 8-й истреби­тельной эскадры бывших ВВС ГДР. Скорее всего, из того же ис­точника у Хорватии в мае-июне 1992 г. появилось 15 боевых вертолетов Ми-24Д и Ми-24В. Правда есть одно «но» - на вооружении Национальной народной армии ГДР не было Ми-24В. Существует версия, согласно которой Ми-24В по дешевке предос­тавили украинские товарищи. При их поставке соблюдалась видимость приличия - с «Крокодилов» сняли вооружение, а на бортах фюзеляжей нарисовали красные кресты. В конце 1992 вертолеты Ми-24, сведенные в 1-ю эскадрилью боевых вертолетов (1 Eskadrilia Borbenich Helicoptera), ис­пользовались для транспортных пе­ревозок в районе Вуковара. Транспортными Ми-24 перестали быть в 1993 г., когда на них появилось все что им положено по штату: пулеме­ты ЯкБ в подфюзеляжных турельных установках, блоки УБ-32. НАР С-24, ПТУР «Спираль». Хорваты периоди­чески демонстрировали «дежурные» Ми-24 без вооружения иностранным наблюдателям и журналистам.

Кроме транспортно-боевых Ми-24 хорваты получили порядка 40 транспортных «восьмерок». Возмож­но Ми-8 поставлялись «Аэрофлотом» по «серым» схемам через венгерских посредников.

Хорваты активно вооружа­лись в период, когда в отношении всех стран бывшей Югославии дей­ствовало эмбарго (Постановление Генерального секретаря ООН № 757 от 20 мая 1992 г.) на поставку любой военной техники, в хорватских горо­дах Сплит и Загреб находились мис­сии ООН, в обязанности которых входил, в том числе, и контроль за соблюдением эмбарго. В отношении Сербии оно почему-то соблюдалось куда более строго. Хорватские пило­ты получили прекрасную, с иголочки, экипировку НАТОвского образца.

Собственными силами хорва­ты организовали производство не­больших дистанционно-пилотируе­мых разведывательных летательных аппаратов (ДПЛА). К весне 1995 г. Хорватия чувствовала себя готовой к войне за включение Сербской Краины в состав унитарного государства в границах прежней союзной респуб­лики. Генеральной репетицией стали проведенные в ноябре учения «Посейдон'94», на которых ВВС Хорва­тии отрабатывали действия по под­держке сухопутных войск и отраже­нию воздушных налетов авиации ве­роятного противника. В ходе учения хорватские РЛС постоянно контролировали воздушное пространство не только Сербской Крины, но и самой Сербии. Международный дебют ВВС Хорватии состоялся несколько рань­ше - 30 мая 1994 г. над Загребом со­стоялся воздушный парад: над столи­цей прошла десятка МиГ-21. На са­молетах отсутствовали бортовые но­мера, хорваты не желали раскрывать общее количество машин.

 

Боснийская война 1992-95 г.г.

 

Начало войны в Хорватии ос­ложнило положение в Боснии, серб­ское население этой республики ста­ло добиваться создания независимо­го от остальной Боснии националь­ного государства. Насколько эти стремления подпитывались из Белг­рада - не известно, однако в апреле 1992 г. в руках боснийских сербов появилось вооружение из арсеналов ЮНА. Боснийские сербы готовились выступить против мусульман Сарае­во и их номинальных союзников хор­ватов. Искрой, которая подожгла пламя войны стало принятая в Сара­ево в апреле 1992 г. декларация о не­зависимости Боснии от Югославии. Местные сербы пришли в ярость -последовали этнические чистки в сер­бских районах Боснии. Самопровоз­глашенная Республика Србска от­крыла фронт протяженностью 1000 миль с мусульманами и хорватами. Боснийская сербская армия имела собственные ВВС, которые были сформированы при непосредствен­ном участии ВВС Югославии. Глав­ной базой стал аэродром Баня-Лука. Основные бои развернулись в районе Посавинского коридора, соеди­нявшего Республику Србску и Юго­славию и в окрестностях Бяня-Луки. Босняки широко применяли легкомоторную авиацию для снабже­ния по воздуху мусульманских анк­лавов на сербской территории. Через некоторое время к самолетам приба­вились закупленные на черном рын­ке вертолеты Ми-8, источником ко­торых, предположительно стала одна из стран СНГ. Снабжение по воздуш­ному мосту продолжалось в течение трех лет.

 

Интервенция Запада

 

Первые самолеты НАТО по­явились над территорией бывшей Югославии в 1992 г. в рамках конт­роля судоходства в Адриатическом море на предмет соблюдения эмбар­го на поставки оружия во все респуб­лики СФРЮ. Основную работу вы­полняли боевые корабли ВМС стран НАТО, однако координацию их дей­ствий осуществляли самолеты Е-3А из состава единственного собствен­ного авиационного подразделения Альянса.

Между тем, столица Боснии была блокирована сербами, начались артиллерийские обстрелы города с окружающих Сараево возвышеннос­тей. Два месяца в предместьях шли бои между сербами и босняками. В Сараево прибыл небольшой контин­гент сил ООН, перед которым стояла задача установить контроль над аэропортом, дабы стало возможным принимать самолеты с гуманитарной помощью для населения Сараево.

За несколько дней после при­бытия в аэропорт Сараево самолетов с гуманитарным грузом, в столице Боснии появился высокопоставлен­ный гость. Президент Франции Франсуа Миттеран облетел 28 июня боснийскую столицу на вертолете AS.365 «Дофин». Вертолет принадле­жал эскадрильи ЕТ-60 армейской авиации Франции, это подразделение специализируется на VIP-перевозках. Через день после того как Миттеран лично убедился в бедственном поло­жении жителей Сараево в аэропорту приземлились два военно-транспор­тных самолета С. 160 «Трансалл» ВВС Франции, начало воздушному мосту было положено. За француза­ми последовали транспортные само­леты из США, Бельгии, Великобри­тании, Канады, Германии, Греции, Италии, Саудовской Аравии и Тур­ции. Полеты совершались ежедневно. Конечным пунктом неизменно оста­валось Сараево, а аэродромы взлета располагались по всей Европе. С се­редины июля почти все полеты ста­ли выполняться из Загреба. Само­леты ООН базировались на том же самом аэродроме Плесо, что и МиГ-21 ВВС Хорватии. К лету полеты ста­ли выполнять в основном самолеты ООН, которые на контрактной осно­ве предоставили разные страны. Большая часть грузов перевозилась российскими и украинскими Ил-76, Ан-12, Ан-26, Ан-32. Общая коорди­нация воздушного моста осуществля­лась комиссариатом ООН из евро­пейской штаб-квартиры Объединен­ных Наций в Женеве. Охрану аэро­дрома Сараево несли сначала канадцы, но затем контроль над ним пол­ностью перешел в руки французско­го контингента. В среднем в Сараево ежедневно совершало посадки поряд­ка 20 транспортных самолетов. Са­молеты часто подвергались обстре­лам с земли, из-за чего ООН неоднок­ратно приостанавливало функциони­рование воздушного моста. Совсем рядом с аэропортом шли кровопро­литные бои. Рано или поздно долж­но было случиться непоправимое.

Трагедия произошла 3 сентяб­ря 1992 г., когда на посадке был сбит итальянский G.222, принадлежавший авиакомпании «Аления». Вертолеты AH-1W «Супер Кобра» и СН-53Е «Супер Сталлион» корпуса морской пехоты появились в районе катастро­фы в сжатые сроки, только некого было ни спасать, ни наказывать. Че­тыре члена экипажа транспортного самолета погибли. Ответственность за инцидент до сих пор не взяла себя ни одна из сторон. Сбить G.222 мог­ли и сербы, и босняки, и хорваты. Непосредственным результатом ги­бели итальянского транспортника стало закрытие воздушного моста на месяц. Полеты возобновились толь­ко 3 октября, когда в Сараево совер­шил посадку «Геркулес» ВВС США. На следующей день в Сараево при­землились транспортные машины из Великобритании, Канады, Франции и Германии. Все самолеты были оснащены устройствами отстрела ИК ловушек - вынужденная мера защи­ты от ракет ПЗРК с тепловыми голов­ками самонаведения. Самолеты ООН летали в Сараево в любую погоду, не взирая на постоянную угрозу обстре­ла с земли и минимальное навигаци­онное обеспечение посадки. Воздуш­ный мост просуществовал три года, за это время в Сараево был выпол­нен 12 951 полет. Операция по снаб­жению столицы Боснии завершилась в январе 1996 г. За этот период отме­чено 270 случаев обстрела самолетов с гуманитарными грузами, 50 машин получили попадания от зенитного огня. Было потеряно всего два само­лета - уже упомянутый G.222 и раз­бившийся на посадке из-за ошибки в технике пилотирования Ил-76.

 

Сребреница, 1993 г.

 

Предпринятые в конце 1992 г. усилия мирового сообщества по пре­кращению войны успеха не имели. Ожесточенные бои продолжались в мусульманских анклавах восточной Боснии. Население анклавов Сребре­ница, Зипа и Гаражде испытывало острую нужду в продуктах питания, медикаментах, одежде. Француз, ко­мандовавший силами ООН в Боснии-Герцеговине, генерал-майор Филипп Мориллён стал изыскивать возмож­ность оказания помощи страдавшим в Сребренице 25 000 мирным жителям.

Президент США Билл Клин­тон отдал приказ о начале операции «Провайд промайз» - десантирова­ние на парашютах гуманитарных грузов. В качестве аэродрома бази­рования транспортных самолетов была выбрана крупная американская авиабаза в Германии Рейн-Майн (ок­рестности Франкфурта на Майне). В ночь на 28 февраля 1993 г. самолеты С-130Е «Геркулес» ВВС США нача­ли сбрасывать грузы с «гуманитаркой». Восемнадцать месяцев над Бос­нией почти каждую ночь летали «Геркулесы», как правило самолеты уходили на задания девятками. В начале 1994 г. сбросом грузов на па­рашютах занималось не менее 44 «Геркулесов» ВВС, авиации резерва и Национальной гвардии США. К полетам привлекались французские и германские «Трансаллы». Последние десантирование «пакетов с печеньем и туалетной бумагой» было выпол­нено в августе 1994 г. В этом полете экипажи транспортных самолеты за­фиксировали работу сербской радио­локационной станции обнаружения воздушных целей. Всего в рамках операции «Провайд Промайз» было выполнено 2828 полета.

Кризис в Сребренице разре­шился в апреле 1993 г., когда анклав был демилитаризован и в него ввели канадских миротворцев. 24 марта первый вылет в Сребреницу выпол­нили вертолеты SA.330 «Пума» ар­мейской авиации Франции и «Си Кинг» НС.4 британского Королевс­кого флота. «Пуму « обстреляли едва она выполнила посадку в демилита­ризованной зоне, несколько солдат получили ранения. За ранеными при­слали два «Си Кинга». Британские вертолеты также подверглись обстре­лу, но попаданий не получили. «Си Кинги» вернулись на базу в Тузлу.

 

Управление кризисом

 

Продолжавшаяся эскалация конфликта на Балканах заставила международное сообщество усилить осенью 1992 г. мероприятия по «ме­неджменту кризиса» с целью ограни­чения масштабов военных действий. В октябре 1992 г. решением ООН над Боснией была введена запретная для полетов зона. НАТОвские Е-3А те­перь отслеживали не только ситуа­цию в Адриатике, но и контролиро­вали воздушное пространство Бос­нии. АВАКСы летали над Адриати­ческим морем и Венгрией. Впервые после окончания второй мировой войны боевые самолеты Запада на легальном основании действовали над территорией бывшей страны уча­стницы организации варшавского договора (Венгрии). Враждующие стороны боснийского конфликта с полным безразличием отнеслись к введению «no-fly zone», в полной мере это пренебрежение проявилось в период мартовского 1993 г. обо­стрения положение в Сребренице. Генеральный Секретариат ООН убе­дился в необходимость подкрепить мониторинг воздушного простран­ства Боснии и запрет на полеты ре­альной военной мощью, свидетель­ством чего стало появление на свет резолюции 836, санкционирующие использование в Боснии боевой авиа­ции НАТО. В Италии разместились истребители США, Великобритании, Голландии, Франции и Турции, кро­ме того, американские и британские самолеты действовали с находивших­ся в Адриатическом море авианосцев. Авиационная группировка в опера­тивном отношении подчинялась 5-му тактического авиационному коман­дованию НАТО. С 12 апреля 1993 г. боевые самолеты НАТО приступили к круглосуточному патрулированию неба над Боснией, началась операция «Дени Флайт».

Действия истребителей строго регламентировались во избежание любых политических последствий, связанных с возможным уничтожени­ем летательного аппарата любой из принимавших участие в войне сто­рон. Фактически пуски ракет с истре­бителей могли спровоцировать толь­ко действия, направленные непосред­ственно против истребителей НАТО. Летчики имели право только пре­дупреждать летательные аппараты в «no-fly zone», пытаться принудить их к посадке. Причем принуждать к по­садке предлагалось не силой оружия и пролетами вблизи нарушителей на высокой скорости. Тем не менее, оп­ределенный эффект от патрулирова­ния истребителей был. В 1993-94 г.г. над Боснией самолеты противобор­ствующие стороны не использовали, в то же время широко применялись вертолеты, в основном для транспор­тировки людей и грузов.

Вокруг использования в Бос­нии миротворческого контингента ООН и самолетов 5-го тактического авиационного командования НАТО в столицах ведущих государств мира велись ожесточенные политические баталии. Подразделения UNPROFOR периодически подвер­гались обстрелам и провокациям, дать адекватный ответ на них они не имели возможности. Существовало мнение о теснейшей кооперации дей­ствий самолетов НАТО и сил ООН, иначе говоря - именно авиация дол­жна была давать «адекватные ответ» на провокации, нанося бомбоштурмовые удары по местам, из которых велся обстрел. В июне 1993 г. удалось добиться соглашения, по которому авиация получила право действовать

по наземным целям в интересах кон­тингента UNPROFOR. Теперь в небе Боснии ежедневно висели истребите­ли, вооруженные как ракетами «воз­дух-воздух», так и оружием класса «воздух - поверхность». Номинально на применение самолетами оружия по «земле» требовалась санкция Ге­нерального секретаря ООН. Всего лишь через месяц, в июле, воздушная мощь НАТО в Боснии стала аргумен­том, заставившим сербов отвести ча­сти боснийской сербской армии из окрестностей Сараево.

Самолеты, задействованные в операции «Дени Флайт» базирова­лись в Италии на ротационной осно­ве. Большинство эскадрилий ежед­невно работали над Боснией в тече­ние двух-трех месяцев. Летчики не только занимались патрулированием воздушного пространства, но и отра­батывали учебно-боевые задачи по поражению наземных целей, в этом случае экипажи взаимодействовали с передовыми авианаводчиками НАТО, которые имелись в составе контингента UNPROFOR.

Первым на итальянскую базу Авиано прибыла с аэродрома Спэнгдэхлим 23-я истребительная эскад­рилья ВВС США, вооруженная само­летами F-16C блок 30. Зимой 1993-94 г.г. в Авиано «сидела» 512-я истреби­тельная эскадрилья ВВС США (то же на F-16C). Визиты в Италию совер­шили F-16 из 301-го истребительно­го авиакрыла резерва ВВС США.

Осенью самолеты НАТО ста­ли вести себя более агрессивно, со­вершая пролеты на предельно малых высотах над районами дислокации отрядов, которые международное сообщество считало враждебными. Почему-то почти во всех случаях «врагами» являлись сербы. Чаще все­го демонстрировали силу увешанные бомбами и ракетами по полной программе американские штурмовики А-10А и британские «Ягуары».

 

Сараево, 1994 г.

 

К концу 1993 г. стало совершен­но ясно - усилия международного со­общества по «обузданию» конфликта в Боснии успеха не принесли. Все мир­ные планы последовательно отверга­лись противоборствующими сторона­ми. Минометный обстрел Сараева в феврале 1994 г. унес жизни 68 мирных жителей, после чего лидеры стран За­пада заняли более жесткую позиции по отношению к балканской войне. Про­водником жесткого курса стал новый командующий силами ООН в Сарае­во генерал-лейтенант британской ар­мии Майкл Роуз. Имея за плечами воз­душную мощь НАТО, он предъявил враждующим сторонам ультиматум: отвести все тяжелое вооружении на расстояние 20 миль от городской черты столицы Боснии или же передать его под контроль ООН. В последний момент, уже после прибытия в Сарае­во российского контингента сил ООН, сербы вернули свои орудия на прежние позиции. Это действия сербов приве­ли к многочисленным инцидентам, произошедшим в последующие годы в окрестностях Сараево. В течения лета Роуз дважды привлекал самолеты НАТО для нанесения ударов по непод­контрольной ООН сербской военной технике в районе боснийской столицы.

 

Сбитые, февраль 1994 г.

 

Когда Сараево стало мише­нью для минометов, в Авиано дежу­рила переброшенная с базы ВВС США в Германии Рамштейн 526-я эскадрилья «Блэк Найтс» 86-го так­тического истребительного авиакры­ла; эскадрилья имела на вооружении самолеты F-16 блок 40. Самолеты эс­кадрильи приземлились в Италии 5 февраля 1994 г. Вскоре летчики этой эскадрильи сыграли ключевую роль в перехвате сербских штурмовиков.

После короткого боя с сербс­кими самолетами капитан Боб «Уилбур» Райт стал самым результатив­ным в ВВС США пилотом «Файтинг Фалкона». Некоторое время ВВС США не предавало гласности фами­лию летчика, поскольку он продол­жал летать над Балканами в рамках операции «Дени Флайт». «Автор» побед в воздушном бою стал извес­тен только через несколько месяцев, когда Райт получил специальный приз фирмы Локхид «выдающемуся летчику».

Самолет Е-3А в 5 ч 30 мин. 24 февраля 1994 г. обнаружил шесть воз­душных целей, которые взлетели с аэродрома Удбина в Србской Край­не и взяли курс на центральные рай­оны Боснии. Цели были идентифици­рованы как самолеты SOKO G-2 «Галеб». В составе боевого воздушного патруля в это время находилась пара истребителей F-16 из 526-й эскадри­льи: ведущий - капитан Боб Райт, ве­домый - капитан Скотт ОТрейди. Позывные летчиков - «Блэк 03» и «Блэк 04». Оператор наведения само­лета Е-3А выдал летчикам F-16 необ­ходимую для перехвата информа­цию. Радист АВАКСАа несколько раз передал сербам на международ­ной частоте требование совершить посадку или покинуть запрещенную для полетов зону, предупредив, что в противном случае самолеты будут сбиты. Сербы не ответили.

В 17 ч 42 мин Райт и ОТрейди визуально обнаружили сербские са­молеты и так же подали им предуп­редительные сигналы. Пилоты «Галебов» предупреждения проигнориро­вали. Через несколько минут Райт лично наблюдал как «Галебы» нанес­ли удар по мусульманскому оружей­ному заводу в городе Нови Травник. Ведущий пары американских истре­бителей запросил оперативный центр НАТО в Венеции разрешения на при­менение оружия. Согласно догово­ренности между ООН и НАТО, Се­веро-Атлантический альянс имел только «один ключ» на право приме­нения оружия, но для такого случая соглашение предусматривало нали­чие только одного ключа. Оператив­ный центр в Венеции разрешил Рай­ту и ОТрейди атаку с реальным пус­ком ракет по настоящей воздушной цели.

Между тем, «Галебы» со сни­жением уходили в северном направ­лении, где горный рельеф делал не­возможным сопровождение сербских самолетов любыми НАТОвскими РЛС. Райт сел на хвост сербам. В 17 ч 45 мин он выпустил первую ракету AIM-120. Полуактивная радиолока­ционная головка самонаведения но­вейшей американской ракеты «воз­дух-воздух» среднего радиуса дей­ствия легко захватила цель. Первый «Галеб» был сбит и упал на землю с высоты порядка 5000 футов. Остав­шиеся штурмовики перешли в пики­рование в надежде оторваться от американцев. Райт преследовал их и сблизился на кратчайшую дистанцию, с которой выпустил сразу два «Сайдуиндера». Янки едва успел от­вернуть от огненного шара, возник­шего в воздухе на месте сербского самолета. Летчики F-16 не наблюда­ли ни одного парашюта.

Запас горючего в баках истре­бителя Райта приближался к аварий­ному остатку, тем не менее, командир пары решил дать шанс отличиться своему ведомому. ОТрейди барра­жировал над местом боя на большой высоте, прикрывая атакующий ис­требитель сверху. По команде веду­щего ОТрейди спикировал вниз. Вышел в атаку. Выпущенный им «Сайдуиндер» прошел мимо цели. Повторить заход возможности не имелось. «Горючее - ноль», - выдал в эфир Райт. Пару F-16 операторы АВАКСа оперативно вывели в точ­ку рандеву с самолетом-заправщи­ком KC-135R «Стратотанкер». Параллельно на уцелевшие «Галебы» наве­ли другую пару F-16 с позывными «Найт 25» и «Найт 26» (Knight, ры­царь). В 17 ч 50 мин «Найт 25» вы­шел в атаку. У него был хороший шанс угостить серба «Сайдуиндером», и «рыцарь» его не упустил. Два «Галеба» смогли уйти из воздушно­го пространства запрещенной для полетов зоны. Преследовать их аме­риканцы не стали во избежания по­литических осложнений. Оба серба благополучно сели на аэродром Удбина. За несколько минут новость о первых в истории НАТО воздушных победах облетела весь мир. Райт со товарищи дал массу интервью огром­ному количеству корреспондентов из различных средств массовой инфор­мации. Летчики не раскрывали сво­их имен, а пользовались позывными - «Блэк 03», «Блэк 04», «Найт 25». «Найт 26».

 

Горажде, апрель 1994 г.

 

После того, как НАТО и ООН стали исповедовать жесткий подход к воюющим сторонам, прямая интер­венция международного воинского контингента в Боснию стала рассмат­риваться в качестве крайней меры. Стал принимать некую форму план мирного урегулирования конфликта. Правда план получался несколько односторонний: хорваты и мусульма­не заключили перемирие и стали «дружить» против сербов, развернув оружие только в их сторону. Однако лидеры НАТО и ООН не учли степе­ни влияния командующего армией боснийских сербов генерала Радко Младича. Мирный план междуна­родного сообщества Младич отверг и отказался от каких бы то ни было переговоров хоть с НАТО, хоть с ООН, хоть со своими прямыми про­тивниками - хорватами и босняками. В апреле он отдал своим войскам приказ начать наступательную опе­рацию против мусульманского анк­лава Горажде, расположенного в во­сточной Боснии. На территории ан­клава находилась группа передовых авианаводчиков из Великобритании (в группу входило восемь человек, которые «проходили» как наблюда­тели сил ООН), пять офицеров связи ООН, других сил ООН или НАТО в Горажде не имелось. Британцы в ско­ром времени попали пол огонь сербов. Вечером 10-го апреля патру­лировавшая над Боснией пара F-16 из 512-й истребительной эскадрильи ВВС США получила просьбу о помо­щи, которая поступила от группы авианаводчиков британского спецна­за (SAS, Special Air Service). Англи­чане попали под обстрел двух сербс­ких танков. Наведение американских истребителей-бомбардировщиков осуществлялось с самолета - воздушного командного пункта ЕС-1 ЗОЕ. Низкая облачность не позволила лет­чикам визуально обнаружить танки, тогда группа S AS навела самолеты на запасную цель - артиллерийский ко­мандный пункт сербов. F-16 сброси­ли на КП четыре 500-фунтовые фу­гасные бомбы Mk.82 только с восьмого захода - летчики никак не могли из-за плохой видимости обна­ружить цель. С момента запроса авиационной поддержки до нанесе­ния удара прошло более часа, час ушел на получение «второго ключа» - санкции ООН. Атаки сербов про­должились и на следующий день. 11 апреля в 12 ч 24 мин удар по войскам Младича нанесли два истребителя-бомбардировщика F/A-18A из эскад­рильи VMFA-(AW)-251 корпуса мор­ской пехоты США. «Хорнеты» сбро­сили бомбы Mk.82 на три бронетран­спортера сербской боснийской ар­мии.

Казалось, что удары амери­канской авиации охладили пыл сер­бов, но через несколько дней давле­ние на Горажде возобновилось.

Французский штурмовик «Супер Этандар IV», совершавший разведы­вательный полет получил попадание ракетой ПЗРК «Стрела». Поражаю­щие элементы ракеты изрешетили все хвостовое оперение самолета, тем не менее штурмовик вернулся на базу. Британскому СВВП «Си Харриер» FRS.1 повезло меньше - он был сбит «Стрелой» во время второго захода на штурмовку сербских позиций. Летчик удачно катапультировался и приземлился на территории, контро­лируемой босняками. Пилота и груп­пу SAS эвакуировал из Горажде вертолет «Супер Пума» армейской авиа­ции Франции.

Атаки сербов на Горажде при­вели к тому, что НАТО установило вокруг анклава зону, «свободную от тяжелого вооружения». Как и в слу­чае с Сараево аргумент в пользу от­вода сербами от Горажде танков и артиллерии был единственным, но весьма действенным - угроза масси­рованных авианалетов. Младичу не оставалось выбора кроме как выпол­нить требования ультиматума. В Го­ражде появились миротворцы ООН. Положение в Боснии стабилизировалось, военные действия постепенно утихли. Авиация НАТО время от вре­мени обнаруживала сербскую технику в запретной зоне вокруг Горажде, пос­ле чего наносила карающие удары.

 

Удбина, ноябрь 1994 г. Налеты сербов

 

Дипломатические усилия меж­дународного сообщества по установ­лению мира в Боснии окончательно рухнули осенью 1994 г. Тяжелые бои развернулись на северо-западе рес­публики в районе города Бихач. На­рушение воздушного пространства в запретной зоне имели место в нояб­ре 1994 г., когда базировавшиеся в Хорватии сербские самолеты бомби­ли позиции мусульман в анклаве Бихач.

Обострение обстановки спро­воцировали отнюдь не сербы. В кон­це ноября - начале ноябре в наступ­ление перешли войска Правитель­ственной армии Боснии - мусульма­не. Более того - босняки запросили авиационной поддержки у НАТО, где нашли полное понимание. Удары по сербской артиллерии в районе Бихача не состоялись только потому, что летчики не сумели обнаружить хорошо замаскированные позиции сербских пушек.

За короткий промежуток вре­мени мусульмане отбили у сербов территорию площадью порядка 500 кв. км, боснийская сербская армия отходила в северо-восточном направ­лении. НАТО и ООН молчали, не де­лая никаких попыток остановить «эскалацию агрессии». 8 ноября силы Младича с танками в авангард при поддержке артиллерии перешли в контрнаступление. С воздуха босний­ских сербов поддерживали самолеты ВВС республики Србска Краина, ко­торые базировались на аэродроме Удбина. ПВО наступавших войск обеспе­чивали развернутые под Бихачем 16 зенитно-ракетных комплексов С-75.

Фактически в интересах Мла­дича работала и авиация Югославии, кроме того боснийские сербы имели собственные самолеты, которые ба­зировались в Бане-Луке. В начале ноября 1994 г. в Удбине находились четыре ударных реактивных самоле­та J-22 «Орао», четыре G-4 «Супер Галеб», шесть J-21 «Ястреб», один вертолет Ми-8 и четыре-пять верто­летов SA-341 «Газель». Кроме того имелось несколько учебных поршне­вых самолетов J-20 «Крагуй». кото­рые использовались как легкие штур­мовики. Время полета от Удбины до Бихача составляло всего несколько минут.

Первый удар по боснякам сер­бская авиация нанесла 9 ноября . С 9 по 19 ноября истребители-бомбардировщики «Орао» совершили не менее трех налетов. Самолеты наносили удары свободнопадающими бомба­ми, баками с напалмом, американс­кими управляемыми ракетами AGM-65 «Майверик» (УР «Майверик» были закуплены в США еще при Тито). Налеты нанесли ощутимый ущерб мусульманам, но привели и к жертвам среди мирного населения. В ходе последнего налета один «Орао» был потерян, до сих пор неясно был самолет сбит, или это была «обыч­ная» авиакатастрофа. Воздушные патрули НАТО неоднократно пыта­лись перехватить сербские самолеты, но для этого пилотам «Файтинг Фалконов» просто не хватало времени. В момент когда истребители НАТО выходили в район Бихача, «Орао» уже находились в безопасности на аэродроме Удбина. В воздушное пространство Србской Краины самоле­ты НАТО пока не вторгались.

 

Удар по Удбине

 

Секретариат ООН в Нью-Йор­ке вдруг проснулся и выразил озабо­ченность «эскалацией конфликта» - налетами авиации сербов, как же - на­рушение «no-flay zone». В сжатый срок ООН расширило пресловутою зону так, чтобы в нее попало воздушное пространство над Удбиной. Междуна­родное сообщество не признавало рес­публики Србской Краины, поэтому вежливый запрос о расширении зоны был направлен в столицу Хорватии. В Загребе, понятное дело, упираться не стали. Хорваты легко согласились на расширение воздушных операций на Балканах, совершенно справедливо полагая, что это расширение сыграет им только на руку. Туджман надеялся руками НАТО расправиться с Србской Крайней.

На базах НАТО в Италии за­кипала работа по подготовке удара по Удбине. Командующий UNPROFOR французский генерал-лейтенант Бертран де Лапресль раз­решил «ограниченный» авианалет на аэродром сербов.

Планирование удара велось на дислоцированном на авиабазе Даль Молин (район Венеции) Цент­ре воздушных операций 5-го авиаци­онного тактического командования НАТО. Руководил операцией коман­дующий ВВС НАТО в Южной Евро­пе генерал-майор ВВС США Хэл Хорнбург. За плечами Хорнбурга было командование авиакрылом ис­требителей-бомбардировщиков F-15Е во время «Бури в Пустыне».

К операции привлекались са­молеты с восьми итальянских авиа­баз. Первыми в 11 ч 30 мин 21 нояб­ря поднялись в воздух самолеты-зап­равщики KC-135R из 319-го и 100-го заправочных авиакрыльев ВВС США, KC-135FR французских ВВС и «Тристар» из 216-й эскадрильи RAF. Воздушные танкеры вышли в намеченные районы барражирова­ния над Адриатическим морем. Удар­ные самолеты пошли на взлет в 13 ч 00 мин.

В рейде приняли участие бо­лее 30 боевых самолетов: четыре бри­танских «Ягуара» (авиабаза Джиойя дель Колли), два «Ягуара» ВВС Франции (авиабаза Истрана), два «Миража-2000М-К2 (авиабаза Червия), четыре голландских F-16A (авиабаза Виллафранка), шесть «Хорнетов» F/A-18D корпуса морской пе­хоты США (авиабаза Авиано), шесть F-15E из 492-й эскадрильи ВВС США (авиабаза Авиано), десять F-16C из 555-й эскадрильи ВВС США (авиаба­за Авиано) и один EF-1 ПА из 492-й эскадрильи РЭБ ВВС США (авиаба­за Авиано). Планировалось, что в налете примут участие истребители-бомбардировщики F-16C ВВС Тур­ции, но аэродром Чеди, где они ба­зировались, был закрыт плотной и низкой облачностью.

Координация удара осуществ­лялась с борта самолета ЕС-130Е 42-й эскадрильи управления ВВС США. Мониторинг воздушной обстановки вели самолета Е-3А «Сентри» ВВС США и E-3D королевских ВВС Ве­ликобритании. На случай возмож­ных потерь в распоряжении коман­дования операцией имелась поиско­во-спасательная группа, которая дол­жна была вытаскивать сбитых летчи­ков. В группу входили: штурмовики А-10 А из 81 -и эскадрильи ВВС США, самолеты НС-130 и вертолеты МН-53J сил специальных операций ВВС США и французские «Супер Пумы».

Первая волна ударных само­летов обрушилась на позиции ЗРК и зенитной артиллерии, прикрывавшей сербский аэродром. Два «Хорнета» из эскадрильи VMFA(AW)-332 с ди­станции 21 км выпустили противорадиолокационные управляемые раке­ты AGM-88 HARM по РЛС зенитно-ракетного комплекса, следом еще два F-18A/Dc дистанции 13 км отстреля­лись УР «Майверик» непосредствен­но по позициям зенитно-ракетных комплексов. Точные результаты ра­кетной атаки остались неизвестны, но совершенно точно, что были по­ражены одна транспортно-погрузочная машина ЗРК и антенна РЛС об­наружения воздушных целей. После атаки «Хорнеты» остались в районе Удбины, чтобы при необходимости добить ожившую РЛС оставшимися ракетами HARM. Систему ПВО авиабазы добили F-15E.

Французские «Ягуары» и аме­риканские «Страйк Иглы» обработа­ли взлетно-посадочную полосу и ру­лежные дорожки бомбами с лазер­ным наведением. Британские «Ягуа­ры», голландские F-16, и французс­кие «Миражи-2000» отбомбились по этим же целям обычными бомбами. Завершили бомбовый удар по ВПП истребители-бомбардировщики F-16С ВВС США. Последующая фо­тосъемка показала, что экипажи F-15Е уложили бомбы GBU-87 прямо по оси взлетно-посадочной полосы. Постановщик помех EF-111A не по­зволили во время налета нормально работать ни одному сербскому рада­ру. Экипажи отмечали пуски ракет ПЗРК и слабый огонь малокалиберной зенитной артиллерии. Подобная реак­ция сербов предусматривалась на ста­дии планирования операции, поэтому все удары наносились со средних вы­сот, в то время как ПЗРК и МЗА спо­собны поражать только воздушные цели, летящие ниже 3000 м.

Самолеты НАТО «доставили» в Удбину порядка 80 средств пораже­ния - бомб и ракет. Командование НАТО заявило, что каждая бомба или ракета точно поразила отведен­ную цель. Действительно, телевизи­онные кадры разведывательной съемки и фотографии показывали значительные разрушения ВПП, ру­лежных дорожек, аэродромных строении, однако впоследствии выясни­лось, что ни один самолет ВВС Србской Краины не получил даже повреждений!

 

Удары по ЗРК

 

Аппетит приходит во время еды. Ударом по Удбине командова­ние НАТО выпустило джинна из бу­тылки, давно известно - трудно сде­лать лишь первый шаг. Такой шаг натовцы сделали 21 ноября 1994 г. Такого массированного налета Евро­па не знала со времен окончания вто­рой мировой войны. Через день пос­ле рейда на Удбину рутина разведы­вательного полета для пилотов двух «Си Харриеров» из 800-й эскадрильи флота Ее Величества (авианесущий крейсер «Инвинсибл») была прерва­на пуском пары ракет комплекса С-75 с позиции в районе Окоты (район Бихача). Оба самолета получили по­вреждения от близкого к ним подры­ва боевых частей ракет, однако суме­ли вернуться на корабль.

Для фотосъемки обнаружен­ных и возможно других позиций ЗРК в окрестностях Бихача, командова­ние 5-го тактического авиационного командования выделило восемь са­молетов-разведчиков: британские «Ягуары», французские «Мираж» F.1CR и голландские F-16A(r). Для охраны разведчиков привлекались четверка истребителей-бомбарди­ровщиков F-I5E, четверка истреби­телей-бомбардировщиков F/A-18D несколько вооруженных противорадиолокационными ракетами HARM самолетов РЭБ ЕА-6В, а также два французских «Ягуара». В воздухе висел постановщик помех EF-111A. Так же как и при налете на Удбину, в готовности №1 находились поиско­во-спасательные силы, отведенные места воздушного пространства за­няли самолеты-заправщики и самоле­ту ДРЛО и У.

Самолеты появились в райо­не Бихача примерно в 9 ч 20 мин утра 23 ноября, экипажи моментально за­секли, что их облучает РЛС комплек­са С-75. Две ракеты HARM отправи­лись на поиски радара и, судя по пре­кращению излучения, они его нашли. Через несколько минут по самолетам НАТО стала работать аналогичная станция, расположенная на террито­рии Србской Краины. Ее работу опять прекратили противорадиолокационные управляемые ракеты AGM-88. К полудню все самолеты НАТО благополучно вернулись на свои базы. Штаб мог приступить к изучению аэрофотоснимков. Дешиф­ровка показала, что ЗРК в районе Бихача не уничтожен.

Вечером того же дня две пус­ковых установки комплекса С-75 вы­вели из строя бомбами с лазерным наведением истребители-бомбарди­ровщики F-15E, одновременно, по РЛС комплекса выпустили еще один или два HARM'a.

 

В небе Бихача

 

Сербы гневно отреагировали на налеты НАТОвской авиации. В районе Удбины в плен были взяты два солдата из чешского континген­та сил ООН, впрочем их быстро ос­вободили сами сербы - чехи тоже как-никак славяне. В самой же Боснии подразделения Младича блокирова­ли силы ООН. На главной базе ВВС сербской Боснии Баня-Лука троих военных наблюдателей ООН держа­ли на взлетно-посадочной полосе в качестве живого щита от вероятных налетов авиации Североатлантичес­кого альянса. В районе Сараево ак­тивизировались сербские зенитно-ракетные комплексы, потенциальны­ми целями которых являлись самоле­ты, доставлявшие гуманитарную по­мощь в столицу Боснии.

Под Бихачем вечером 25 нояб­ря возобновились боевые действия без оглядки на запретную для тяже­лого вооружения зону. Четыре тан­ка продвигались к центру города. Генерал Майкл Роуз передал по фак­су сербам, что удар по танкам после­дует без дополнительных предупреж­дений. В воздух поднялись 30 само­летов, ударная группа включала во­семь «Хорнетов» и восемь «Страйк Иглов». Ночная тьма скрыла танки, поэтому генерал Роуз запретил ата­ку. На обратном пути от Бихача в Италии летчики отметили три пуска ракет комплексом SA-6.

На следующий день два истре­бителя «Торнадо» F.Mk.3 британс­ких ВВС обстреляла над центральной Боснией батарея ЗРК С-75. Ни одна ракета в цель не попала. Обстрел сер­бам британских «Торнадо» стал по­водом для настоящей эскалации кон­фликта со стороны НАТО. В Адриа­тическое море срочно был направлен десантный вертолетоносец «Нассау» с 22-й экспедиционной десантной группой морской пехоты США, на борту корабля имелись вертолеты СН-53, СН-46, UH-1N и AH-1W. На хорватском острове Брач разворачи­вался подконтрольный ЦРУ США 750-й отряд разведывательных ДПЛА. Для ретрансляции команд управления на ДПЛА и приема инфор­мации с беспилотников ЦРУ исполь­зовало одни из самых секретных аме­риканских самолетов - малозаметные ультралайты Швейцер RG-8A.

 

Мирные переговоры

 

Босния стояла на пороге пол­номасштабной воздушной агрессии со стороны НАТО, бои между серба­ми и мусульманами становились все ожесточеннее. Дипломаты всего мира на этом фоне объединили свои усилия в достижении хотя бы времен­ного перемирия. В последнюю неде­лю, ноября в Сараево прибыл Гене­ральный секретарь ООН Бутрос Гали. К этому времени жизнь в аэро­порту столицы Боснии замерла - воз­душный мост рухнул под угрозой обстрела зенитно-ракетными комп­лексами сербов. Сербы гарантирова­ли беспрепятственные посадку и взлет ооновского Як-40 с Генераль­ным секретарем на борту. В свою оче­редь НАТО, по просьбе ООН, убра­ло из воздушного пространства Бос­нии все свои самолеты. Традицион­но над Венгрией и Адриатикой кру­жили АВАКСы, но самолеты боевого воздушного патруля держались у южных границ Боснии, не входя в ее воздушное пространство. Авиация НАТО вернулась в небо Боснии 4 де­кабря, а 13 числа сербы в ответ унич­тожили в Бихаче бронетранспортер бангладешского контингента сил ООН. Раненые и тела убитых были эва­куированы из Бихача вертолетами.

На протяжении всего боснийского кризиса вертолеты хорватских ВВС регулярно осуществляли транс­портные перевозки в интересах под­разделений V корпуса правитель­ственной армии Боснии. Ежедневно с авиабазы Лучко в воздух поднима­лось шесть Ми-8, «Газель» и Белл 206. Один вертолет разбился в окре­стностях базы 4 декабря.

15 декабря боснийцы (не сербы!) подстрелили в окрестностях Сараево ооновский «Си Кинг». Верто­лет получил попадания в топливный бак и лопасти несущего винта, одна­ко летчики сумели дотянуть на ране­ной машине до вертолетной площад­ки в Киселяке. В тот же день над Ад­риатическим морем разбился «Си Харриер» FRS Mk.l, катапультиро­вавшегося летчика выловил из моря поисково-спасательный вертолет с легкого авианосца ВМС Испании «Принц Астурийский». Через два дня «Супер Этандар» из состава палуб­ного авиакрыла французского авиа­носца «Фош» получил попадание ра­кеты ПЗРК «Игла» над центральной Боснией. Летчик смог вернуться на итальянскую авиабазу Джиойя дель Колли.

Очередной высокий гость, экс-президент США Джимми Кар­тер, прибыл на Як-40 в аэропорт Са­раево 18 декабря. Мирный процесс двинулся вперед медленно, как пло­хо смазанная телега. Тем не менее, с 20 декабря вновь начал действовать гуманитарный воздушный мост. 20 декабря сараевский аэропорт принял 14 транспортных «бортов».

Очередной перерыв в полетах наступил очень скоро -1 января 1995 белорусский Ил-76 развернулся при посадке прямо на взлетно-посадоч­ной полосе и протаранил блок-пост миротворцев. Инцидент, как это не удивительно, не повлек за собой че­ловеческих жертв, однако на три дня аэропорт пришлось закрыть на «за­чистку» полосы от Ил-76 и послед­ствий его грациозного разворота. 7 января Сараево опять перестало при­нимать самолеты, после того как две машины получили прямые попада­ния от огня стрелкового оружия. Тем не менее, 8 января были выполнены все 17 запланированных посадок.

24 января 1995 г. генерал-лей­тенант сэр Майкл Роуз сдал коман­дование генерал-лейтенанту Руперту Смиту и покинул аэропорт Сараево на самолете Як-40.

 

Кошки-мышки, 1995 г.

 

Весна 1995 г. не принесла мира на землю Боснии. Новый командую­щий силами ООН в Боснии генерал-лейтенант Руперт Смит дважды отда­вал приказы нанести авиационные удары по позициям артиллерии сер­бов в окрестностях Сараево.

25 мая американские F-16 и испанские EF-18A нанесли удар бом­бами с лазерным наведением по сер­бским складам боеприпасов южнее Пале. На следующий день «Файтинг Фалконы» повторили удар по скла­дам в Пале.

Ситуация в Боснии осложни­лась в очередной раз. Численность миротворческих сил ООН и авиаци­онной группировки НАТО на Балка­нах росла.

В этот период над западной Боснией был сбит F-16C капитана Скотта ОТрэди. В июле по позици­ям сербов в окрестностях Сребреницы нанесли удар голландские F-16A. Атака самолетов Королевских ВВС Нидерландов не помогла - сербы вошли в город и устроили настоящую этническую резню. От рук бойцов Младича погибло более 6000 мусуль­ман.

Падение Сребреницы привело к созыву в Лондоне в июле-месяце конференции, на которой рассматри­вались уже не проблемы мирного уре­гулирования конфликта, а план ши­рокомасштабного воздушного на­ступления на боснийских сербов в случае возобновления Младичем наступательных операций.

В августе 1995 г. у сербов от­крылся «второй фронт». Окрепшая хорватская армия очистила от сербов почти всю территорию республики в границах 1991 г. В операции «Шторм» хорваты использовали вер­толеты Ми-8 для высадки групп спец­наза в тыл противника, а истребите­ли-бомбардировщики наносили уда­ры по войскам Србской Краины. Силы ПВО Хорватии сбили два са­молета ВВС Србской Краины.

В августе подразделения ми­ротворческих сил ООН покинули анклавы Горажде и Зипа, опасаясь оказаться в качестве заложников у сербов. В августе после вояжа Ричар­да Хоулбрука по европейским столи­цам появились и очередные мирные инициативы.

 

Перемены в Сараево

 

Очередной масштабный удар авиации НАТО по боснийским сер­бам был спровоцирован 28 августа 1995 г. очередным минометным об­стрелом Сараево, в результате кото­рого погибло 37 мирных жителей. Через несколько часов после обстре­ла столицы Боснии НАТО и ООН завершили подготовку серии кара­тельных авианалетов. Эти удары из­менили расстановку сил на Балканах самым драматическим образом. Ве­чером 28 августа небольшой гарни­зон британцев получил приказ в це­лях безопасности покинуть Горажде. Часы начали отсчет времени до взле­та самолетов.

В течение 28 августа Центр воздушных операций в Венеции зани­мался подготовкой и планированием удара армады из более чем 350 само­летов. Ударные самолеты и самоле­ты-заправщики слетались в Италию со всей Европы. Взлет был намечен на раннее утро 30 ноября. Действия авиации координировались со шта­бом миротворческого контингента сил ООН в Сараево. 29 августа руко­водство воздушной операцией воз­главил прибывший в Венецию гене­рал-лейтенант ВВС США Майкл Райан. Проработать план детально не оставалось времени - приближал­ся час «Ч». Линии связи между Вене­цией и авиабазами в Италии, Фран­ции, Германии и Великобритании, а также с авианосцами в акватории Адриатического моря не успевали перекачивать весь объем информа­ции. Организационно армада само­летов делилась на несколько ударных групп, с которыми взаимодействова­ли самолеты ДРЛО и У, самолеты-заправщики, самолеты-разведчики и постановщики помех. В каждой груп­пе имелись машины и с бомбовым, и с ракетным вооружением. Все груп­пы имели многонациональный со­став. Управление самолетами в воз­духе осуществлялась в реальном мас­штабе времени через летающий воз­душный командный пункт ЕС-1 ЗОН из Венеции и Сараева. Помимо пора­жения заранее выделенных целей, предусматривалась работа «по вызо­ву» передовых авианаводчиков, на­ходившихся в боевых порядках босняков.

 

Смертельный взгляд на юго-восток

 

Первые задействованные в операции «Делиберейт Форс» само­леты НАТО стартовали вечером 29 ноября. В районы барражирования, расположенные над Адриатическим морем в районе Сплита, вышли зап­равщики KC-135R «Стратотанкер» и КС-10 «Икстендер». В первой волне шла ударная группа из 14 самолетов, перед которыми стояла задача пода­вить систему ПВО сербов, и три ис­требителя-бомбардировщика. Само­леты SEAD (Suppression of Enemy Air Defense - подавление ПВО противни­ка) имели на внешней подвески противорадиолокационные ракеты AGM-88 HARM, бомбы «Пэйвуэй» с лазерным наведением. В состав группы подавления ПВО были вклю­чены истребители-бомбардировщики F/A-18 «Хорнет», F-16 «Файтинг Фалкон» и самолеты РЭБ ЕА-6В «Проулер». Налет на 15 целей систе­мы ПВО (командные пункты, узлы связи, РЛС, пусковые установки ЗРК) в восточной Боснии получил кодовое наименование операция «Dead-Eye South East» (смертельный взгляд на юго-восток). Непосредственно перед нанесением удара противорадиолокационными ракетами HARM было запущено большое количество лож­ных целей AGM-141, которые долж­ны были активизировать работу сер­бских радаров. Сербу на уловку не поддались.

Объекты ударов располага­лись на широком фронте - от Невеслае под Мостар до Бялины в окрест­ностях Тузлы. Первые бомбы упали на позиции ЗРК С-75 севернее Сара­ево в 2 часа ночи 30 августа. Прямые попадания получил главный бункер ПВО боснийских сербов, располо­женной на горе Яхорина восточнее Сараева, после чего нарушилось уп­равление огнем ЗРК и зенитной ар­тиллерии. Работу расчетов ЗРК зат­рудняли помехи, которые ставили самолеты EF-111A и ЕС-130Н. По­стоянный мониторинг работы радио­технических систем сербов в реаль­ном масштабе времени вел летавший над Адриатикой самолет радиоэлек­тронной разведки RC-135. Помимо самолетов SEAD в налете принима­ли участие «чистые» истребители бомбардировщики, которые в случае необходимости, должны были пода­вить сербскую артиллерию, однако такой необходимости не возникло, как не возникло и необходимости за­действовать в боевых условиях поис­ково-спасательные силы - вертолеты MH-53J и самолеты НС-130.

 

Удары по Сараево

 

Через один час сорок минут после окончания налетов рамках опе­рации «Dead-Eye South East» авиация НАТО нанесла первый из пяти уда­ров по складам боеприпасов, узлам связи, тыловым объектам боснийс­ких сербов в районе Сараево. Нале­ты получили кодовые обозначения «Альфа», «Браво», «Чарли». «Дель­та» и «Эхо». Удары наносились бом­бами с лазерным наведением, времен­ной промежуток между налетами со­ставлял 20-30 мин.

Оценка результатов первого ночного удара затруднялась из-за плохой телевизионной «картинки» в следствии недостаточной освещенно­сти. Мощные вспышки, зафиксированные телекамерами «Хорнетов» в горах, скорее всего являются взрыва­ми на складах боеприпасов.

В налете «Альфа» принимали участие 10 ударных самолетов и че­тыре самолета SEAD. Удар авиации силы ООН подкрепили артиллерий­ским налетом, выпустив более 600 снарядов по позициям сербских пу­шек и танков. После третьего налета самолетов НАТО над объектами уда­ров появились два разведчика.

Через пять часов после нале­та «Чарли» на цели в районе столи­цы Србской Боснии Пале вышли 12 истребителей бомбардировщиков -начался налет «Дельта». Над Пале французский «Мираж-2000МК-2» из эскадрильи ЕС2/3 «Шампань» полу­чил прямое попадание ракетой ПЗРК

«Стрела». Оба члена экипажа «Ми­ража» катапультировались, но попа­ли в плен, несмотря на несколько по­пыток поисково-спасательных верто­летов ВВС США и Франции выта­щить их с контролируемой сербами территории. Два раза вертолеты не могли даже приблизиться к предпо­лагаемому месту приземления летчи­ков из-за ураганного огня с земли, третий вылет на спасение сбитого экипажа провалился по причине пло­хих метеоусловий. Французов осво­бодили в декабре 1995 г. после зак­лючения Дейтонских соглашений.

Бомбардировочная кампания НАТО продолжалась. Вечером 30 ноября в результате налета «Дельта» в воздух взлетели еще несколько складов боеприпасов. Утром 1 де­кабря над Сараево появилось две группы самолетов SEAD (12 и 25 са­молетов: «Хорнеты» ВМС и корпуса морской пехоты США, ВВС Испа­нии, «Проулеры» ВМС США), кото­рые должны были нанести удары по любым объектам, хоть как-то напо­минающие ЗРК или РЛС. Таковых объектов обнаружено не было, вылет превратился в патрулирование, сво­его рода демонстрацию силу. Вече­ром в небе Сараево мускулами игра­ли еще две группы SEAD (19 и шесть самолетов). ПВО боснийских сербов не подавала признаков жизни, что вовсе не обозначало тотального ус­пеха НАТО - просто сербы не вклю­чали РЛС, зная что тогда станции будут немедленно уничтожены.

 

Сараево: непосредственная авиационная поддержка

 

Авиация НАТО совершала постоянные вылеты на непосред­ственную авиационную поддержку контингента сил ООН в районе Са­раево. 30 ноября на боевое патрули­рование между 4 ч 30 мин утра и 24 ч 00 мин вылетало 60 самолетов. Днем пары американских штурмовиков А-10А и голландских истребителей-бомбардировщиков F-16 выпустили по танкам и артиллерийским позици­ям сербов несколько управляемых ракет AGM-65 «Майверик» с лазер­ным наведением. Целеуказание удар­ным самолетам выдавали группы пе­редовых авианаводчиков сил ООН. Ночью в небе Сараево появились «ганшипы» - самолеты АС-1 ЗОН «Спектр» Сил специальных операций ВВС США. За ночь «линкоры спец­наза» израсходовали около 10 000 снарядов к бортовым орудиям калиб­ра 30-, 40- и 105-мм.

Между 18 ч 30 мин и 19 ч 35 мин 30 ноября детальную фотосъем­ку результатов налета провели гол­ландские F-16, оснащенные разведы­вательными контейнерами TARPS «Томкэты» палубной авиации ВМС США, французские «Миражи F.1CR» и британские «Харриеры» GR.7. Не дожидаясь обработки дан­ных воздушный разведки, свой груз на сербов обрушили две истребите­ля-бомбардировщика и три самоле­та SEAD, это был налет «Эхо».

Между тем в Венеции велось планирование пяти налетов, которые штаб надеялся организовать с рассве­том 1 декабря. Объекты ударов вновь располагались в районах Сараево и Пале.

 

Пауза в бомбардировках

 

Утром 1 сентября НАТО объявило о прекращении авианале­тов на 48 часов, за этот срок сербам предлагалось отвести из района Са­раево всю тяжелую технику. Ударные самолеты оставались в состоянии полной боевой готовности на итальян­ских аэродромах. Обнаружив сербские танки, командование сил ООН и НАТО пришло к выводу, что сербы не собираются отводить свою технику на пределы 20-км зоны. Авиации был дан приказ возобновить удары.

В течение 5 сентября четыре группы самолетов нанесли удары по сербам в предместьях Сараево, наи­более ожесточенному налету подвер­глись крупный склад боеприпасов в Хадичи и военный городок в Луко­вице. Мощный взрыв от вторичной детонации боеприпасов наглядно продемонстрировали, что бомбы с лазерным наведением попали не в пустые места. Примерно 20 самоле­тов бомбили позиции армии босний­ских сербов. Только появление к ве­черу над Сараево мощного облачно­го фронта предотвратило дальней­шее разрушение военной машины сербов.

В этот день авиация НАТО наносила удары не только в районе Сараево, но в восточной Боснии: по командным пунктам на горе Яхорина, узлу связи под Тузлой. Складом боеприпасов в Вышеграде и запасно­му командному пункту боснийской сербской армии в Ханс-Пясаке. Из-за плохой погоды многие самолеты вернулись на итальянские базы вооб­ще не сбросив ни одной бомбы и не выпустив ни одной ракеты. Ударные группы страховали порядка 50 само­летов, выделенных для подавления системы ПВО.

6 сентября авиация нанесла удары по узлам связи и тяжело повре­дила автодорожный мост в Фока". Облачность вновь закрывали цели, однако к вечеру погода улучшилась.

 

Подавление системы ПВО

 

В последующие пять дней авиация выполняла по пять рейдов на объекты в Восточной Боснии в сутки. Удары наносились, прежде всего, по складам боеприпасов и мо­стам, атакам подверглось 12 мостов.

На пятый день командование НАТО пришло к выводу, что почти все намеченные к уничтожению цели в восточной Боснии поражены. Не­сколько дней налетов, тем не менее. не заставили Младича снять осаду Сараево. Тогда в Венеции решили расширить список подлежащих унич­тожению объектов, включив в него

позиции ЗРК на северо-западе Бос­нии, вокруг города Баня-Лука. 9 сен­тября начались так называемые «рей­ды SAED». В первом налете вслед за ложными целями AGM-141 было выпущено 33 противорадиолокационных ракеты HARM. Уловка с лож­ными целями в очередной раз не сра­ботала. Единственным успехом рей­да стало уничтожение одной РЛС обнаружения воздушных целей зенитно-ракетного комплекса SA-6.

Удары авиации дополнил пуск вечером 10 сентября крылатых ракет «Томогавк» наземного базиро­вания по РЛС на горе Лисна и рас­положенному севернее Бяни-Луки узлу связи.

Прежде, чем состоялись пуски крылатых ракет, французские «Ягу­ары» и британские «Харриеры» раз­бомбили телевизионную вышку в Тузле. Вышка выполняла роль рет­ранслятора радиопереговоров между штаб-квартирой Младича и фронто­выми командными пунктами.

Командующие силами ООН французский генерал Жанвье предъя­вил очередной ультиматум Младичу, тот его в очередной раз отклонил. Удары возобновились с пуском 13 крылатых ракет «Томогавк», затем американская авиация обработала объекты на горе Лисна и узлы связи в западной Боснии 84 кассетными бомбами AGM-84 и корректируемы­ми бомбами GBU-15 с телевизион­ным наведением. Лишенные связи подразделения армии Србской Босны были дезорганизованы, чем вос­пользовались хорваты, нанеся мощ­ный удар в восточном направлении.

Пиковой точкой воздушной кампании стал налет 70 самолетов на объекты, расположенные в Восточ­ной Боснии. Казалось, что к 12 сентября, все намеченные цели уничто­жены, однако в этот день артилле­рия боснийских сербов обстреляла силы ООН в районе Тузлы. НАТО получило повод возобновить налеты, уничтожить крупный склад боепри­пасов в Дободже. Авиация соверши­ла на этот объект четыре налета. В результате прямого попадания бом­бы взорвался склад артиллерийских снарядов, облако от взрыва подня­лось на высоту нескольких сотен мет­ров. Сербы даже решили, что НАТО использовало тактическое ядерное оружие.

Четыре налета были заплани­рованы на 13 сентября, однако из-за плохой погоды на земле осталось около 40% самолетов, выделенных для участия в них. Последний налет в кампании авиация НАТО выполни­ла по танкоремонтной мастерской и складу боеприпасов в окрестностях Сараево вечером 13 сентября.

 

Вмешательство Холбрука

 

Практически одновременно с окончанием последнего налета на боснийский сербов в Белграде по­явился специальный посланник ООН Ричард Холбрук в надежде повлиять на Милошевича, чтобы последний убедил Младича снять осаду Сарае­во. Стремительное наступление хор­ватов в районе Баня-Луки, Тузлы и Дободжи, которое велось под при­крытием авиации НАТО, заставило Младича принять давно требуемое от него решение. Милошевич также надавил на Младича. Младич согласил­ся на перемирие, отвод тяжелой тех­ники от Сараево и дал согласие на беспрепятственный проход в столи­цу Боснии автоколонн с гуманитар­ной помощью. В свою очередь, НАТО прекращало авиаудары, по­зволяя Младичу сконцентрировать свои силы на северо-западе против мусульман и хорватов.

Новость о перемирии стала известна в Венеции 14 сентября. Ударные самолеты НАТО перешли к дежурству в боевой готовности на аэродромах, тем не менее, полеты в воздушном пространстве Боснии с целью уточнения дислокации подраз­делений армии Србской Босны про­должались. Самолеты воздушного патруля были готовы при необходи­мости применить оружие для защи­ты миротворческого контингента ООН.

Сербам дали срок на отвод боевой техники от Сараево до 22.00 16 сентября. Рубеж отвода - прежний, 20 км. Срок пришлось продлить, на 72 часа из-за нехватки горючего для танков и артиллерийских тягачей. Оперативный центр в Венеции вни­мательно следил за выводом сербс­кой техники с помощью разведыва­тельных БПЛА «Предатор». В НАТО убедились, что отвод войск из-под Сараево - это не пропаганда сербов.

Наконец появилась возмож­ность возобновить воздушный мост в Сараево, закрытый в апреле из-за ожесточенных боев в районе аэро­порта. Первым в Сараево 15 сентяб­ря приземлился самолет С-130 ВВС Франции с французским министром обороны на борту. Основу миротвор­ческого контингента сил ООН в Са­раево составляли французы и ми­нистр прибыл, чтобы поднять боевой дух своих соотечественников. Собы­тия лета 1995 г. отрицательно отра­зились на настроении французских солдат. На следующий день воздуш­ный мост заработал в полную силу: аэропорт Сараево принял восемь бортов. Теперь главной базой, отку­да в столицу Боснии летали транс­портные самолеты (британские, ка­надские и американские «Геркуле­сы», французские и германские «Трансаллы») стала итальянская Ан­кона. Ежедневно выполнялось во­семь-десять рейсов. Самолеты НАТО несли опознавательные знаки своих ВВС, снабжением сил ООН занима­лись покрашенные в белый цвет взя­тые в лизинг российские и украинс­кие Ил-76. Ближе к концу сентября столицы Боснии достигли первые ав­токолонны, однако необходимость в воздушном мосту сохранялась еще более трех месяцев.

Открытие аэропорта Сараево стало первым видимым успешным результатом операции «Делиберейт Форс»; налеты авиации НАТО ока­зали сильное моральное воздействие на настроения среди военнослужа­щих армии боснийских сербов. В опе­рации были задействованы самолеты из ВВС девяти стран. Которые совер­шили 3515 вылетов и выполнили по­рядка 750 атак по 56 стационарным целям, по оценкам НАТО 81% целей получили повреждения или были полностью уничтожены.

20 сентября в Сараево прибы­ли руководители операции «Делибе­рейт Форс», от НАТО адмирал Смит и от ООН генерал Жанвье, они же­лали лично убедиться в выполнении Младичем условий ультиматума. 250 танков и вся остальная тяжелая тех­ника была отведена от Сараево на требуемые 20 км. Генерал и адмирал рапортовали об успешном заверше­нии операции «Делиберейт Форс».

Успех, однако, был частич­ным: положения ультиматума сербы выполнили, но этническая война в Боснии продолжалась. Части армии боснийских сербов отчаянно оборо­няли Баня-Луку. В этих условиях са­молеты НАТО продолжили патрули­рование воздушного пространства Боснии. 4 октября летчики американ­ских «Проулеров» доложили об об­лучении их самолетов сербской РЛС, после чего выпустили по радару три ракеты HARM.

Последний налет авиация НАТО предприняла 9 октября 1995 г., как ответ на обстрел сербскими пушками с горы Зип базы сил ООН в Тузле. Голландские и американские авианаводчики навели на позиции артиллерии истребители-бомбарди­ровщики F-16 из 510-й эскадрильи ВВС США. Первая маркерная фос­форная бомба была сброшена мимо цели. Авианаводчики скорректиро­вали курс «маркировочного» F-16, который со второго захода точно отметил цель. Пятерка «Файтинг Фалконов» ориентируясь по горяще­му белому фосфору нанесла удар бомбами с лазерным наведением.

 

Конец игры

 

Холбрук завершил свою мис­сию в начале октября, а 20 числа всту­пило в силу перемирие между серба­ми, хорватами и босняками. Через месяц были подписаны Дейтонские соглашения, положившие конец вой­не и открывшие сухопутным войскам НАТО дорогу на Балканы. 20 декаб­ря 1996 г. считается днем создания сил IFOR, 5-е тактическое авиацион­ное командование стало воздушной компонентой IFOR. Самолеты НАТО продолжали патрулировать воздушное пространство Боснии, в целях предотвращения возможного проявления активности авиации не­давних противников. Самолеты НАТО следили за соблюдением Дейтонских соглашений и были готовы оказать при необходимости поддер­жку контингенту IFOR.

Для переброски 60-тысячного контингента IFOR из французов, британцев и других НАТОвских сол­дат требовалось большое число транспортных самолетов. Воспол­нить «вакуум силы» было необходи­мо как можно быстрее. Первыми в Тузлу прибыли американцы, аэро­дром Тузла стал главной оператив­ной базой тэск форс «Фалкон».

Авангардом армии США ста­ли подразделения 82-й воздушно-де­сантной дивизии, которые перебро­сили в Тузлу военно-транспортными самолетами, не взирая на ужасную декабрьскую погоду. Десантники ох­раняли аэродром до подхода из Вен­грии через Хорватию частей 1-й бро­нетанковой дивизии. В состав диви­зии входила авиационная бригада. В свою очередь, в бригаде имелось два подразделения, оснащенные боевыми вертолетами АН-64А «Апач» - бата­льоны 2-227 и 3-227.

Зимние бури и метели конца декабря 1995 г. помешали американс­ким саперам навести переправу через реку Сава в районе хорватско-босний­ской границы. Танки, вертолеты и дру­гую тяжелую технику пришлось пере­возить в Тузлу самолетами.

Переброска подразделений дивизии в Боснию затруднялась сильными метелями, разыгравши­мися той зимой в Центральной Евро­пе. Непосредственно доставить вой­ска в Боснию из-за этого не удалось, в качестве промежуточных пунктов использовались авиабаза Тасчар в Южной Венгрии и передовая база в Хорватии вблизи г.Запания. С аэро­дрома в Запании «Апачи» совер­шили свой первый боевой вылет в Европе. Ударные вертолеты при­крывали транспортные «Чинуки», доставлявшие секции для постройки понтонного моста через р. Саву. Во время наведения переправы «Апачи» патрулировали окрестности, обес­печивая безопасность саперов.

Постоянным местом дислока­ции боевых вертолетов армии США в Боснии стала авиабаза Тузла. В Тузле находилось 24 вертолета «Апач», шесть из них были оснаще­ны аппаратурой, позволяющей транслировать в реальном масштабе времени на наземный командный пункт изображение ПК системы обзора передней полусферы FLIR. «Апачи» патрулировали вдоль линии разделения сторон, на них также воз­лагались задачи сопровождения в воздухе вертолетов, перевозивших высокопоставленных лиц. Так, эки­пажи АН-64А обеспечивали с возду­ха безопасность госсекретаря США Уоррена Кристофера в ходе его ви­зита в Сараево 3 сентября 1996 г. Принимали участие «Апачи» и в со­вместных с российскими десантника­ми учениях. Во время визита в Бос­нию начальника Генерального шта­ба России генерала армии Анато­лия Квашнина боевые вертолеты действовали на показательном уче­нии по высадке совместного россий­ско-американского десанта по осво­бождению «заложников». Все боевые вылеты выполнялись не менее чем двумя вертолетами «Апач».

4-я вертолетная бригада была выведена из Боснии в места постоян­ной дислокации на территории Гер­мании в декабре 1996 г. в ходе пла­новой замены подразделений армии США в составе IFOR. Вместо «Апачей» батальонов 2-227 и 3-227 в Бос­нию прибыли боевые вертолеты ба­тальона 2-6 вертолетной компонен­ты 1-й пехотной дивизии.

На вертолетах UH-60 армии США французские спецназавцы со­вершили рейд против базы мусульман-моджахеддинов в районе Сара­ево.

Очень интенсивно использо­вали вертолеты англичане, чей кон­тингент размещался на севере Боснии в качестве буфера между сербами и хорватами. Транспортные вертолеты «Чинук» НС.2 из состава RAF и «Си Кинги» флота Ее Величества достав­ляли пушки и личный состав батарей Королевской артиллерии на огневые позиции в горах, откуда они могли при необходимости прикрыть огнем движение британских конвоев. В со­ставе британского контингента име­лась вертолетная боевая группа, сформированная на основе 9-го пол­ка Корпуса армейской авиации Вели­кобритании. Главной ударной силой этой группы являлись вертолеты «Линкс» АН.7, вооруженные ПТУР «ТОУ». Британские вертолеты сыг­рали решающую роль в разрешении инцидента, когда мусульманские тан­ки вторглись на территорию, контро­лируемую хорватами.

К лету 1996 г. обстановка в Боснии полностью стабилизирова­лась. Силы НАТО были переориентированы на восстановление разру­шенного войной. Вертолеты прини­мали участие в восстановлении дорог и мостов, перевозили больных, дос­тавляли на места боев команды раз­минирования. Для демонстрации силы служил обустроенный НАТО полигон в Гламоче, восточная Бос­ния. Здесь регулярно проводили бое­вые стрельбы американские «Апачи» и британские «Линксы».

В декабре 1996 г. силы IFOR передали эстафету «силам стабилиза­ции» - SFOR. «Смена вывески» мало затронула авиационную компоненту миротворческого контингента. Аме­риканские, британские, французские, бельгийские, канадские, германские, голландские, итальянские, испанские и турецкие самолеты из 5-го такти­ческого авиационного командования продолжали ежедневно патрулиро­вать воздушное пространство Бос­нии. Последняя вспышка военной активности в Боснии отмечена в сен­тябре 1997 г., тогда «Апачи» оказали поддержку блокированным подраз­делениям SFOR.

 

Спасение Албании

 

Новой ареной для приложе­ния миротворческих усилий НАТО стала в марте 1997 г. Албания. Стра­на в результате финансового кризи­са погрузилась в состояние хаоса. В столице страны Тиране начались по­громы - требовалось срочно органи­зовать эвакуацию граждан европей­ских государств и США из Албании. Перевозками «белых людей» занима­лись вертолеты SFOR, в то время как самолеты 5-го тактического авиаци­онного командование обеспечивали «крышу» эвакуации. В рамках опе­рации «Силвер Уэйк» вертолеты АН-1W, СН-53 и СН-46 с находившихся в водах Адриатики американских де­сантных вертолетоносцев перевозили людей из Тираны. Боевые «Супер Кобры» являлись непосредственным воздушным прикрытием транспорт­ных машин. Когда по вертолетам был произведен пуск ракеты ПЗРК «Стре­ла» командир одной из «Кобр» отре­агировал немедленно - прошелся по предполагаемому месту пуска очере­дью их трехствольной 20-мм автома­тической пушки. Охрану зон посад­ки несли бойцы SAS, доставленные в Албанию на «Чинуках». Много лю­дей перевезли вертолеты CH-53G ВВС Германии. Экипажам этих ма­шин выпала сомнительная честь стать первыми после 1945 г. немец­кими солдатами, открывшими в Ев­ропе огонь на поражение. Экипажам «Стэллионов» пришлось огрызаться из бортовых пулеметов, когда верто­леты на взлете подверглись обстрелу из стрелкового оружия.

В Италии операция по эваку­ации иностранцев из Албании полу­чила название «Альба Нео». Верто­летный полк «Вега» был переброшен на расположенную в Южной Ита­лии авиабазу Бриндизи. Боевые вертолеты А-129 «Мангуста» эскорти­ровали транспортные «Чинуки» 1-го вертолетного полка «Антарес». Вер­толеты СН-47С осуществляли пере­возки гражданского населения и дип­ломатов из Албании в Италию. В ходе второй фазы операции группа «49», имевшая 13 вертолетов А-129 и усиленная четырьмя вертолетами АВ.205 и двумя АВ.412 перебазиро­валась непосредственно в Албанию. в аэропорт Тирана-Ринас. Группа «48» оставалась в Бриндизи, на воо­ружении группы имелось шесть вер­толетов А-129, шесть АВ.205 и три СН-47С. В ходе операции «Альба Нео» боевые вертолеты А-129 нале­тали 407 ч, главным образом эскор­тируя транспортные вертолеты и выполняя разведывательные полеты. После официального прекращения операции «Альба Нео» вертолеты А-129 совершили несколько полетов из Бриндизи и Тираны на прикрытие поисково-спасательных вертолетов ВВС Италии HH-3F, выполнявших задания на территории Албании. В ходе операции «Альба Нео» на «Мангустах» впервые использова­лись специальные насадки на сопла двигателей, уменьшающие ИК излу­чение, а также станции постановки ИК помех ALQ-144. В боевых усло­виях прошли апробацию подвесные пулеметные контейнеры НРМ-50, сертифицированные для применения на вертолетах А-129 всего за 20 дней до начала операции.

Самолеты прикрытия (F-16, F-18, ЕА-6) действовали с итальянс­кой авиабазы Авиано. Летчики сле­дили за тем, чтобы вертолеты благо­получно добрались до Италии или до транспортных судов, крейсировавших вблизи албанского побережья. Эвакуация заняла четыре дня. Един­ственным более-менее боевым выле­том истребителей НАТО можно счи­тать эскортирование угнанного в Италию албанским летчиком истре­бителя МиГ-17.