Специальные штурмовые средства Кригсмарине

 

Германские сверхмалые подводные лодки

 

     Следует отметить, что многие источники относят все германские подводные суда Kleinkampfverbande (Соединение К) к сверхмалым подводным лодкам. Сюда попадают и "Негер", "Мардер" и "Хай", которые являются не чем иным, как человеко-торпедами. Здесь мы остановимся на "подлинных" субмаринах.

     Германский флот занялся сверхмалыми лодками сравнительно поздно. В первые годы войны все усилия были сосредоточены на V.80. Эту 4-местную лодку построили только для испытания вальтеровских турбин. Она имела водоизмещение 71/80 t и длину 26 метров. Однако этот корабль нельзя считать настоящей подводной лодкой. Защитниками подводных судов для "специальных атак" выступали промышленник из Любека Генрих Дрегер и капитан-лейтенант Ганс Бартельс. Однако во время успехов Германии на них никто не обращал внимания. Но в конце 1943 года опасность переправы союзников через Ла Манш стала реальностью, и появились первые проекты оружия для "специальных атак" против транспортов, хотя пока это были человеко-торпеды.

     Вскоре за ними появилась подводная лодка "Бибер" (Бобр). Получивший к этому времени звание корветтен-капитана Бартельс явился инициатором разработки проекта. Сильное влияние на него оказала найденная в гавани Бергене британская лодка "Уэлман". Бартельс передал чертежи на завод Флендерверке, Любек, 4 февраля 1944. Через 6 недель он лично повел на испытания первый прототип, названный "Адам". Гроссадмирал Дениц осмотрел "Бибер" и дал свое добро. 29 марта первый "Бибер" поступил на вооружение флота. (Германские историки предполагают, что Дениц, который к этому времени потерял двоих сыновей на подводных лодках, отдал приказ использовать миджеты в качестве оружия самоубийц. Практически всюду подчеркивается, что моряки Соединения К считали себя самоубийцами.)

 

Характеристики "Бибера" и "Мольха"

 

     "Бибер" был совсем крошечной лодкой с автомобильным мотором Опель-Блиц. Этот корабль проектировался в расчете на появление подходящего дизеля, и установленный на его место бензиновый мотор превращал лодку в смертельно опасную ловушку для собственного экипажа. Пилот рисковал задохнуться от избытка окиси углерода, если держал люк закрытым более 45 минут. Хотя все пилоты имели дыхательные аппараты и запас кислорода на 20 часов, многие погибли именно по этой причине. (Среди них был и пилот той лодки, которая сегодня красуется в Имперском военном музее. Эта лодка была найдена дрейфующей по Ла Маншу 29 декабря 1944 года.) Дальность плавания в 130 миль была вполне достаточной для любых задач, но оставаться так долго на поверхности в проливах, над которыми господствовала авиация союзников, значило обречь себя на верную смерть.

     Из этого можно сделать вывод, что "Бибер" был оружием самоубийц, хотя таковым не проектировался. Его пилот сидел, высунув голову в рубку высотой 71 см с иллюминаторами из бронестекла. Рубку венчал перископ высотой 122 см. Вести лодку приходилось, полагаясь на собственное зрение и наручный компас. Хотя на поверхности "Бибер" имел неплохую маневренность, лодка не могла надежно удерживать глубину. Устойчивость лодки позволяла ей плавать только в спокойную погоду. Предельная глубина погружения достигала 30 метров. Поэтому и переходы, и атаки приходилось совершать в позиционном положении. Вооружение "Бибера" состояло из 2 бесследных электроторпед G7e на бугельных зажимах по бокам корпуса. Лодка могла нести вместо них 2 мины. И в роли подводного заградителя "Бибер" оказался довольно эффективным средством борьбы с кораблями союзников в районе Шельды. Если бы лодку использовали только в этой роли, она вполне оправдала бы себя.

     Весьма походили на "Биберы" и лодки типа "Мольх" (Саламандра), предназначенные для прибрежных операций. Они были больше "Биберов", но имели только электромотор в качестве двигателя. Это снимало опасность отравления пилота, сидевшего под плексигласовым колпаком, и позволяло лодке погружаться на глубину до 24 метров. Как и "Бибер", "Мольх" нес 2 торпеды.

 

"Бибер" и "Мольх" в бою

 

     Всего, начиная с марта 1944 года и до конца войны, было построено 324 "Бибера" и 363 "Мольха". Однако германское командование бросало их в мясорубку боев со своих баз в Северном море и Ла Манше целыми группами до 30 единиц и по-одиночке. Поэтому нет никакой возможности кратко рассмотреть все операции этих лодок. Однако наиболее необычные все же рассмотрены. Следует отметить, что небольшое количество лодок типа "Мольх" было использовано на Средиземном море, хотя успеха они не имели.

     Донесения союзников не делают различия между двумя типами, указывая, что ни те, ни другие не добились успеха, используя торпеды. Официальные британские данные утверждают, что с января по май 1945 года "Биберы" и "Мольхи" совершили 102 выхода в море из Роттердама, при этом погибло 70 лодок. Германские источники также указывают, что погибло 60—70% "Биберов". За этот период были потоплены 7 малых кораблей союзников и 2 были повреждены минами, которые ставили миджеты. Согласно тем же источникам, с августа по декабрь 1944 года были уничтожены 52 "Бибера", причем они опять не добились никаких успехов. Большая часть лодок была застигнута на поверхности истребителями-бомбардировщиками союзников.

     Боевой дебют "Биберов" состоялся ночью 29—30 августа 1944 года. Это были лодки К-флотилии № 261. 20 "Биберов" были доставлены грузовиками в Фекамп возле Гавра. 18 из них были исправны. Сильное волнение Ла Манша и ветер силой 5 баллов предложили пилотам миджетов жестокое испытание. Все они благополучно вернулись назад, но их претензии на потопление транспорта типа "Либерти" (7000 тонн) и большого десантного корабля подтвердить не удалось. На следующий день "Биберы" были уничтожены собственными экипажами по приказу армейского командира, который не был уверен, что их удастся эвакуировать из района Гавра.

 

Дата:          12—13 января 1945 года

Место:        Неймеген, восточная Голландия

Атака:         сверхмалые лодки типа "Бибер"

Цель:          шоссейный мост через реку Ваал

 

     Сразу после захвата этого моста американской 82-й парашютно-десантной дивизией в сентябре 1944 немцы начали попытки его уничтожения. Отважный рейд боевых пловцов Соединения К позволил повредить железнодорожный мост. Но после этого англичане усилили укрепления вокруг шоссейного моста. Они установили выше моста поперек течения 4 ряда сетей и бонов. В Эммерихе, примерно еще в 30 милях выше по течению, немцы создали исходную базу для атаки "Биберов" против этого моста.

     Ночью 12—13 января 1945 года немцы, позиции которых находились всего в нескольких милях выше Неймегена, отправили вниз по течению 240 мин с часовыми взрывателями. Мины должны были рваться группами по 60 штук, чтобы уничтожить сети и боны. За ними шли 20 "Биберов" со специальными торпедами, которые были оснащены крюками. Предполагалось, что такие торпеды наверняка увязнут в сетях. Так как войска союзников удерживали оба берега Ваала выше моста, а "Биберам" приходилось двигаться близко к поверхности, перископы лодок были замаскированы ветками и листьями. Но к тому времени, когда "Биберы" вышли в точку пуска торпед выше первой линии заграждений, взрывы мин встревожили союзников. Они начали обстреливать реку из орудий и пулеметов. Потери "Биберов" неизвестны, но предполагается, что они были тяжелыми.

     Уцелевшие лодки отошли, не выпустив торпед. Теперь в атаку вышли еще 4 "Бибера". Каждый буксировал большой ствол дерева, под которым находился заряд взрывчатки весом 2990 кг, который поддерживался поплавками. Эти чудовищные мины следовало доставить на расстояние 1000 ярдов от моста по широкой излучине речного русла. Немцы считали, что если отпустить стволы выше этого места, их вынесет на берег. На рассвете лодки должны были пустить мины. Когда стволы будут проходить под мостом, изменение освещенности заставит сработать фотоэлектрические взрыватели, установленные на верхней части стволов. После этого мины должны были взорваться.

     "Биберы" успешно пустили свои мины по течению, но в этот момент огонь союзников с берегов достиг предельной силы. Прежде чем медлительные мины добрались до цели, артиллерийские снаряды заставили их сдетонировать. В любом случае выпущенные ранее плавучие мины и торпеды прорвали только 3 линии заграждений, четвертая уцелела.

 

Арктика, Египет — и катастрофы

 

     Наиболее амбициозные планы использования "Биберов" провалились. Одна была задумана аналогично удару японцев по Диего-Суарецу. Целью немцев были корабли союзников, сопровождавшие конвои в Россию. Немцы собирались атаковать их на якорной стоянке в Кольском заливе возле Мурманска. Тренировки проводились лодками К-флотилии № 265, базирующейся в Харстаде, Норвегия, начиная с ноября 1944 года. 3 лодки-носителя серии VIIC — U-295, U-716 и U-739 — были оснащены специальными палубными креплениями, чтобы нести по 2 "Бибера". Они должны были освободить миджеты, открыв зажимы и просто погрузившись. Это предполагалось сделать во второй половине дня в 40 милях от района операции. "Биберы" должны были провести в пути около 12 часов, войти в Кольский залив, выбрать цели и атаковать их торпедами в предрассветных сумерках. После атаки они должны были следовать на акустические сигналы лодок-носителей, которые должны были находиться в 4 милях от берега. Они должны были снять пилотов "Биберов" и затопить миджеты.

     Все 3 субмарины 5 января 1945 покинули Харстад с "Биберами" на борту. Атака была назначена на 8 января. Предполагалось, что в этот день советский линкор "Архангельск" и другие крупные корабли будут находиться на якорных стоянках. Однако ненадежная конструкция "Биберов" сорвала операцию. Постоянная вибрация при работе дизелей эскадренных лодок, которые следовали на большой скорости, вызвала течи в бензопроводах миджетов. Хотя предпринимались титанические усилия, чтобы залатать бензопроводы, возникла опасность повреждения других конструкций корпуса. Поэтому операция была отменена.

     Еще более авантюрный план предусматривал погрузку "Бибера" на борт 6-моторной летающей лодки BV-222. Она должна была сесть на одном из озер вдоль Суэцкого канала и спустить "Бибер" на воду. Сверхмалая лодка должна была самостоятельно проникнуть в канал и попытаться заблокировать его, торпедировав судно покрупнее. После этого пилот "Бибера" должен был затопить лодку и сдаться в плен. Трудно сказать, насколько серьезно рассматривался этот безумный план.

     Кроме чудовищных потерь, с "Биберами" произошли 2 неприятных инцидента, которые привели к замене этих лодок на более удачные "Зеехунды" в феврале — марте 1945. Когда начались операции против судоходства союзников в устье Шельды, "Биберы" выводились портовыми буксирами из своих бункеров в Роттердаме к шлюзу Хеллеветслейс в голове эстуария Ваал — Маас. Там они проходили последнюю проверку перед выходом в море. В начале января 1945 механик случайно выпустил торпеду с одного из миджетов. Она ударилась о ворота шлюза. Большая часть флотилии из 30 миджетов была уничтожена взрывом. 6 марта 1945 аналогичное происшествие привело к гибели еще одной полной флотилии. Но на этот раз погибла и большая часть пилотов.

 

"Зеехунд"

 

     Если поспешно спроектированный, плохо построенный "Бибер" с бензиновым двигателем был самым плохим миджетом Второй Мировой войны, то лодку серии XXVIIB "Зеехунд" (Тюлень) можно смело назвать самым лучшим. Потери "Зеехундов" не превышали 10%, поэтому их ни в коем случае нельзя назвать оружием самоубийц.

     "Бибер" был импровизацией, в этом плане ничуть не отличаясь от спешно сколоченных подводных судов конфедератов времен Гражданской войны в США. Хотя "Зеехунду" не хватало дальности плавания, в остальных отношениях он был самой настоящей подводной лодкой. Его даже можно назвать эскадренной лодкой в миниатюре. Она была настолько мала, что даже радар часто не засекал "Зеехунд". Даже в случае обнаружения миджет имел отличные шансы на спасение. Лодка могла погружаться за 4—5 секунд. Пилот просто переводил рули на погружение и давал полную мощность на дизель. Лодка была достаточно легкой, поэтому взрывы глубинных бомб просто кидали ее, не разрушая. Однако подводные характеристики "Зеехунда" оставляют желать лучшего. Особенно слаб был электромотор AEG в 25 ЛС. Роднили "Бибер" и "Зеехунд" только 2 торпеды 533 мм в бугельных аппаратах.

     Всего в Киле, Эльбинге и Ульме были построены 285 "Зеехундов". Многие собирались в бомбоубежищах из заранее подготовленных модулей, которые доставлялись на верфь из других городов. В момент капитуляции союзники захватили 100 недостроенных миджетов. Достроенные получили номера от U-5001 до U-6252. Большая их часть действовала из Эймейдена, где обычно дислоцировались 30—40 "Зеехундов". Они выходили в море малыми группами и пробирались в Дуврский пролив.

     Дебют "Зеехундов" был просто катастрофическим. Ночью 31 декабря — 1 января Шельду покинули 18 "Зеехундов", из которых 16 погибли в шторм. Но потом эти лодки проявили себя. Согласно британским источникам, за период с января по май 1945 погибло 35 "Зеехундов" из 142, вышедших в море. Такое количество выходов кажется сильно заниженным. Эти мид-жеты потопили 9 судов союзников, общим водоизмещением 18 384 тонны и повредили еще 3 судна водоизмещением 18451 тонну. Эти цифры тоже могут оказаться приуменьшенными. Германские историки приписывают "Зеехундам" Соединения К потопление 120 000 тонн за февраль — апрель 1945. Но эта цифра кажется уже слишком высокой.

     Самой знаменитой жертвой "Зеехунда" стал эскортный миноносец Свободной Франции "Ла Комбатан" (бывший британский эскортный миноносец типа "Хант" "Хэддон"). Он был потоплен в Северном море 23 февраля 1945 года лодкой под командой лейтенанта цур Зее Клауса Шпарбродта. Он выпустил 1 торпеду с дистанции 850 ярдов и уничтожил миноносец. Более важным достижением миджетов можно считать то, что союзники были вынуждены бросить против них более 500 эскортных кораблей и 1000 самолетов. Иначе справиться с грозными малютками им не удавалось.

 

Экспериментальные сверхмалые лодки

 

     Самой первой из экспериментальных лодок, то есть той, которая так и не поступила на вооружение Кригсмарине, была лодка серии XVIIA, названная "Хехт" (Щука). Она была создана Военно-морским конструкторским бюро в первой половине 1944 года. Эта 3-местная лодка сильно напоминала "Мольх" и на самом деле являлась модификацией этого типа. Однако лодки имели различное вооружение. "Хехт" несла отделяемый заряд. Однако к тому времени, когда эти лодки должны были поступить в производство, требования изменились. Теперь "Хехт" должна была иметь отделяемый носовой отсек на 3 боевых пловцов с надувной лодкой. Они должны были производить диверсии во вражеских портах. 53 лодки этого типа были построены в Киле, но ход событий ограничил их использование учебными целями.

     В июле 1944 по настоянию командира Соединения К вице-адмирала Гельмута Хайе была создана Versuchungskommando 456 (Экспериментальная команда 456). Она должна была заниматься разработкой новых типов подводного оружия. Первым результатом ее работы стал проект "Дельфин". "Дельфин I" (или "Кляйн дельфин") был в одном из вариантов самым настоящим оружием самоубийц со встроенной боеголовкой, как на японских кайтэн. Лодка водоизмещением 2,75 тонны имела длину 5,1 метра. Предполагалось оснастить ее бензиновым мотором Опель-Капитан, 80 ЛС, работающим по замкнутому циклу. Это позволило бы развить под водой скорость 30—40 узлов, что имели и кайтэн. (Хотя существовал некоторый обмен информацией между Германией и Японией относительно "специального оружия", вряд ли информация о кайтэнах послужила толчком к созданию "Дельфина".) Действовать эти лодки должны были так же, как и кайтэны, но в теории у пилота оставалась возможность "выпрыгнуть" до столкновения с кораблем противника.

     Хотя прототип "Дельфина I" был оснащен только электромотором мощностью 24 ЛС, его каплеобразный корпус позволял лодке развить под водой скорость 17 узлов. Однако после того, как снизу подвешивалась торпеда — для обычной атаки, а не для самоубийцы, имевшего в своей лодке встроенную боеголовку, — максимальная скорость падала до 5 узлов. Возникла идея вооружить лодку шестовой или буксируемой миной, чтобы использовать преимущества совершенной формы корпуса. Но случайная гибель прототипа в январе 1945 года положила конец экспериментам.

     "Дельфин II" (или "Гроссе дельфин") больше походил на обычную субмарину. Единственный прототип имел водоизмещение 7,38 тонны и длину 8,7 метра. Он был оснащен дизелем замкнутого цикла Даймлер-Бенц, 60 ЛС. Это позволяло лодке развить под водой скорость 18 узлов. Она была вооружена 2 торпедами или минами, подвешенными под корпусом. Также проводились опыты с двигателями замкнутого цикла на 2-местных "Биберах". Однако немцы быстро перешли к экспериментам с "Зеехундом", хотя все эти опыты оказались неудовлетворительными.

     "Зеетойфель" (Морской черт), который также называют "Элефант" (Слон), имел водоизмещение 19,7 тонны. Этот 2-местный корабль мог самостоятельно уходить под воду с любого ровного берега. На прототипе лодки был установлен 80-сильный бензиновый мотор, на серийных лодках планировалось ставить 250-сильный двигатель. Лодка могла двигаться по суше на гусеницах со скоростью 10 км/час или плыть по воде, используя винт, со скоростью 8 узлов. Под водой ту же скорость позволял развить электромотор. Лодка должна была получить 2 торпеды или мины под корпусом, пулемет и огнемет для действий на суше. Испытания прошли удовлетворительно, и перед самым концом войны было приказано начать производство этих лодок.

     Самым амбициозным проектом было создание так называемого "подводного истребителя", названного "Швертвал" (Касатка). Этот торпедообразный 2-местный корабль имел рудиментарные крылья в носовой части и хвостовое оперение. Он был оснащен вальтеровской турбиной замкнутого цикла мощностью 800 ЛС. В качестве катализатора использовалась перекись водорода. Ожидалось, что лодка сможет развивать под водой до 30 узлов, а дальность плавания составит 500 миль при скорости 10 узлов. Имея водоизмещение около 14,5 тонн, этот сверхманевренный подводный охотник должен был получить в качестве вооружения ракето-торпеды под корпусом, а для действий на поверхности ракетные установки и огнемет. Британские эксперты в июле 1945 года нашли затопленный прототип в озере Плен возле заводов Вальтера. Однако он не произвел на англичан впечатления. Проект "Швертвал II" остался чисто бумажным. Он должен был иметь улучшенную гидродинамику. Его предполагалось использовать в качестве основы для проекта "Манта". 2 подводника должны были располагаться в центральной кабине между двумя "Швертвалами II". Такой корабль на поверхности должен был по замыслу конструктора развить 50 узлов и не менее 30 узлов под водой.

 

Германские сверхмалые лодки

Тип

XXVIIA "Хехт"

XXVIIB "Зеехунд"

"Бибер"

"Мольх"

"Валрос"

Водоизмещение подводное

12 t

14,7 t

6,5 t

11 t

36 t

Длина

10,4 м

11,9 м

9 м

10,8 м

16,2 м

Ширина

1,68 м

1,68 м

1,6 м

1,82 м

2,82 м

Осадка

1,52 м

1,52 м

1,37 м

1,82 м

?

Машины

1-вальный электромотор = 13 hp

1-вальный дизель = 60 hp

электромотор = 25 hp

1-вальный бензиновый = 32 hp

торпедный электромотор = 13 hp

1-вальный электромотор = 14 hp

-

Скорость надводная

подводная

 

5,6 узл.

6 узл.

 

7,75 узл.

6 узл.

 

6,5 узл.

5,3 узл.

 

4,3 узл.

5 узл.

 

9 узл.

7 узл.

Дальность надводная

 

подводная

 

76 миль @ 3 узл.

40 миль @ 6 узл.

 

300 миль @ 7 узл.

63 миль @ 3 узл.

 

130 миль @ 6 узл.

86 миль @ 5 узл.

 

50 миль @ 4 узл.

40 миль @ 5 узл.

 

1000 миль

Вооружение

1 торпеда 533 мм или 1 мина

2 торпеды 533 мм

2 торпеды 533 мм

2 торпеды 533 мм

2 торпеды 533 мм

Экипаж

3

2

1

1

5

Построено

3

285

324

363

-

 

Германские управляемые торпеды

 

     Развитие управляемых торпед для использования "Малыми боевыми подразделениями" в германском флоте велось параллельно с созданием сверхмалых подводных лодок. Однако управляемые торпеды было много проще производить, и пилоту требовалось гораздо меньше тренировок, чтобы освоить управление. Поэтому именно это оружие поступило на вооружение первого действующего подразделения Кригсмарине.

     Самым первым образцом этого оружия стала спроектированная в 1943—44 годах человекоуправляемая торпеда "Негер" (Негр). Это название родилось от фамилии изобретателя — инженера флота Рихарда Мора. ("Мор" — это вежливая форма немецкого слова негр. "Негер" — это просто ниггер по-немецки.) Проект Мора был дешевым и простым оружием, которое можно было использовать против кораблей союзников вблизи побережья в случае их высадки на материке. Мор работал на торпедной испытательной станции в Экенфиорде на Балтике, недалеко от Киля. Он создал на основе стандартной торпеды одноместный аппарат, который было легко производить и использовать.

 

Человекоуправляемые торпеды "Негер"

 

     "Негер" представлял собой 2 электрические торпеды G7e калибром 21", одна над другой с зазором не более 3". У верхней торпеды боеголовка весом 500 кг была заменена крошечным кокпитом для пилота. В нем были установлены самые примитивные органы управления: акселератор, руль да рычаг пуска нижней торпеды. Прицел был самым примитивным — кольцо на кокпите и металлическая плоскость на носу торпеды.

     Одновальный электромотор верхней торпеды теоретически мог позволить "Негеру" двигаться со скоростью 20 узлов. Сама торпеда G7e развивала 30 узлов на дистанции 3,5 мили. Однако из-за необходимости увеличить запас плавучести, чтобы нести нижнюю торпеду, половина аккумуляторной батареи была снята. В результате скорость сократилась, иначе дальность плавания оказалась бы смехотворно малой. По этой же причине мотор верхней торпеды был отрегулирован так, чтобы максимальная скорость не превышала 10 узлов. В итоге "Негер" мог пройти 48 миль со скоростью 4 узла.

     "Негер" не мог погружаться, он обладал способностью действовать только в позиционном положении. Эксперименты с балластными цистернами завершились провалом. Добавочный вес баллонов со сжатым воздухом для продувки цистерн опасно сокращал и без того малый запас плавучести. Недопустимо сокращались также скорость и дальность. Пилот был втиснут в узкий кокпит. Его плечи и голова выступали над водой не более чем на 46 см. Кокпит закрывался плексигласовым куполом, который на первых моделях торпеды даже нельзя было открыть изнутри. Добровольцы для действий на "Негерах" набирались из солдат и матросов. Однако адмирал Дениц специальным приказом запретил брать подводников. Их предупреждали, что шансы на спасение не превышают 50%. Пилот оказывался самым настоящим пленником в своей торпеде, и боевой выход слишком сильно смахивал на настоящее самоубийство. Устройство для сброса купола было установлено внутри кокпита, хотя это приводило к потерям, когда пилоты открывали купол, чтобы глотнуть свежего воздуха. Торпеду просто захлестывало волной. Пилоты также получали кислородные аппараты Дрегера с маской, вроде того, что использовали летчики. Однако случаи отравления углекислым газом были слишком частыми.

     Хотя точных данных об этом просто не имеется, можно предположить, что от различных несчастных случаев погибло более половины всех пропавших "Негеров". Кроме уже указанных опасностей, "Негер" подстерегала еще одна. Человекоуправляемая торпеда была крайне неустойчива после того, как пилот выстреливал нижнюю, боевую торпеду. Кроме того, бывали случаи, когда не срабатывали замки, и боевая торпеда тащила за собой верхнюю, прямо к гибели.

     Даже если пилоту "Негера" удавалось подкрасться к вражескому кораблю и прицелиться, используя примитивное приспособление, его шансы поразить движущуюся цель с такой низкой и неустойчивой платформы были крайне невелики. Если бы "Негеры" чаще использовали против стоящих на якоре транспортов, их успехи были бы выше. Германский морской историк Каюс Беккер, который указывает, что процент потерь человекоуправляемых торпед доходил до 60—80%, говорит, что Дениц пытался ограничить их применение, однако не мог противиться требованиям Адольфа Гитлера. Фюрер верил, что если Соединение К сумеет "потопить в устье Сены 6—8 линкоров", это приведет к "колоссальным стратегическим последствиям".

 

Дата:          20—21 апреля 1944 года

Место:        плацдарм союзников в районе Анцио — Неттуно, Италия

Атака:         германские человекоуправляемые торпеды "Негер" и взрывающиеся катера

Цель:          транспорты союзников на якоре

 

     То, что фюрер проявляет большое внимание к специальным системам оружия, стало ясно во время первой атаки "Негеров". Еще до того, как торпеды прошли всесторонние испытания, их бросили в бой 20 апреля 1944 года, на пятьдесят пятый день рождения Гитлера.

     Около 40 "Негеров" 175-й флотилии К под командованием лейтенанта Ханно Крига в обстановке строжайшей секретности были отправлены по железной дороге и автотранспортом на западное побережье Италии, в район южнее Рима. Это место находилось чуть севернее плацдарма союзников Анцио — Неттуно. Одновременно была совершена и атака взрывающихся катеров.

     Участок побережья, с которого стартовали "Негеры", находился в Торре Ваианчиа, примерно в 15 милях севернее Анцио. Почва оказалась слишком мягкой, чтобы можно было спускать торпеды в воду с помощью кранов. Вместо этого пришлось тащить их на колесных тележках (каждую толкали 30 солдат), пока торпеда не всплывала на большой глубине. Имелось 30 тележек, из них 13 завязли в мягком песке, прежде чем вышли на требуемую глубину. Таким образом, только 17 "Негеров" смогли отправиться в поход. Луны не было, а единственными навигационными приборами на торпедах были наручные компасы пилотов. Какую-то помощь могли оказать осветительные снаряды, которыми стреляли германские береговые батареи, как и предусматривалось планом. Как ни странно, все "Негеры" добрались до назначенного района. Однако там, вместо уязвимых транспортов, стоящих на якоре, они нашли патрулирующие охотники за подводными лодками с подготовленными глубинными бомбами.

     Немецкие и американские источники расходятся в оценке последовавшего боя. Американцы утверждают, что противник был замечен 21 апреля в 2.30. когда РС-591 установил радиолокационный контакт с невидимым объектом. После атаки глубинными бомбами атакующий был уничтожен. Один "Негер" совершенно точно был потоплен позднее американским патрульным кораблем. Примерно в 7.15 охотник РС-558 заметил маленький бурун и стеклянный купол. Он выполнил атаку глубинными бомбами и вытащил из воды не пострадавшего пилота "Негера". Охотники за подводными лодками потопили еще 2 торпеды. Союзники утверждают, что ни один из кораблей повреждений не получил.

     Немецкие источники говорят, что во время атаки были потеряны 4 "Негера" (все при авариях) и были потоплены 2 мелких корабля союзников. Это сделали мичман Карл-Хайнц Поттхаст, который проник в гавань Анцио, и мичман Фойгг в бухте Неттуно. 6 уцелевших пилотов затопили свои торпеды и пробрались обратно через линию фронта. 7 пилотов вывели свои торпеды на контролируемое немцами побережье. Чтобы сохранить секретность оружия, все вернувшиеся "Негеры" и те, что не удалось спустить, были уничтожены. Однако союзники захватили один невредимый образец, который дрейфовал возле Анцио. Пилот торпеды погиб, отравившись углекислым газом.

 

"Негеры" в Ла Манше

 

     В мае 1944, когда стало ясно, что вторжение союзников в "Крепость Европа" неизбежно, уцелевшие ветераны-пилоты "Негеров" были отозваны из Италии. Они должны были начать атаки флота вторжения. Эксплуатационные потери начались еще до того, как новые флотилии достигли своих баз на французском побережье. Все дороги прочесывались истребителями-бомбардировщиками союзников. "Негеры" гибли и получали повреждения. Гибли и получали ранения люди, в том числе и командир соединения капитан 1 ранга Криг. Однако к концу июня 1944 года в бухте Сены была создана база "Негеров" в Виллер-сюр-Мер. Это местечко находилось всего в 20 милях от восточного края плацдарма союзников. Командование принял капитан 1 ранга Бёме. 2 роты строительного батальона соорудили замаскированные рельсовые пути, по которым тележки с "Негерами" могли спускаться на глубокую воду.

 

Дата:          5—8 июля 1944 года

Место:        участки "Суорд" и "Джюно" в Нормандии

Атака:        германские человекоуправляемые торпеды "Негер"

Цель:          патрульные корабли союзников

 

     Ночью 5—6 июля в 23.00 впервые погода оказалась благоприятной для выхода торпед. 26 из 40 "Негеров" были спущены во время прилива, чтобы атаковать транспорты союзников. Но те оказались хорошо подготовлены. Транспорты были прикрыты двойной линией дозоров кораблей Эскадры Поддержки Восточного Фланга. Однако, так как специальное оружие использовалось впервые, немцы добились некоторой неожиданности. Британские шлюпы "Като" и "Мэджик" (890 тонн), стоявшие на якоре на восточном краю внешнего дозорного кольца (линии "Траут"), были торпедированы и потоплены. Немцы также заявили, что добились попаданий в эсминец и LCF. Хотя союзники заявили, что потопили только 4 человекоуправляемые торпеды и еще 5 "возможно потопили", по немецким данным не вернулись 12 "Негеров".

     Когда в следующий раз выдалась тихая ясная безлунная ночь, 21 "Негер" снова вышел в море. Это произошло 7 июля в 23.00. Снова они атаковали военные корабли на линии "Траут", хотя теперь противник был настороже, и в воду с регулярными интервалами сыпались глубинные бомбы. Однако бомбились районы патрулирования, а не стоянки транспортов. Командовал атакой ветеран Анцио мичман Поттхаст. Он проскользнул мимо эскортных кораблей и проскочил к устью Орна, где торпедировал старый легкий крейсер "Дрэгон". Этот бывший британский корабль теперь действовал под польским флагом. Согласно отчету самого Поттхаста, он подошел на расстояние 300 ярдов и выпустил свою торпеду G7e по медленно движущемуся кораблю. Взрыв оторвал корму крейсера. ("Дрэгон" был поврежден слишком тяжело, и ремонтировать его не стали. Он был затоплен как часть искусственного волнолома "Гусберри".) Торжествующий Поттхаст покинул район боя. Однако днем, когда он, уставший до полусмерти, отдыхал в кабине торпеды, его "Негер" был замечен британским тральщиком "Орестес" и обстрелян из 20-мм автомата. Тяжело раненный Поттхаст попал в плен. Возможно, именно поэтому германская пропаганда одно время приписывала повреждение "Дрэгона" унтер-офицеру Вальтеру Герхольду, который даже получил Рыцарский Крест.

     В ту же ночь человекоуправляемой торпедой "Негер" был потоплен британский тральщик "Пиладес" (890 тонн). Германские источники утверждают, что торпедный катер МТВ-463 погиб при взрыве "Негера", который он обстреливал, сойдясь вплотную. Но эти успехи были достигнуты дорогой ценой. Только 5 "Негеров" из 21 вернулись на базу. Союзники заявили, что в этом бою уничтожили 12 торпед. Еще 4 "Негера", дрейфовавшие на поверхности, были 8—9 июля уничтожены патрульными "Спитфайрами". Возможно, их пилоты задохнулись.

     Хотя "Негеры" оказались более эффективными, чем взрывающиеся катера "Линзе", действовавшие вместе с ними, и гораздо более эффективными, чем сверхмалые подводные лодки "Бибер", дебютировавшие в августе 1944 года, уровень потерь в 2 операциях достиг 60%. Тихоходная, уязвимая человекоуправляемая торпеда была попросту самоубийственным оружием. Однако операции "Негеров" были задержаны не по этой причине. Потери никогда не смущали германское командование, просто на вооружение поступили новые, более совершенные образцы вооружения. Ночью 18—19 июля 1944 года "Негеры" совершили еще один выход в бухту Сены. По заявлениям немцев, они потопили британский эсминец "Айсис" (1370 тонн). Однако более вероятной причиной взрыва, погубившего большую часть экипажа, выглядит подрыв на мине. И на сей раз большая часть "Негеров" не вернулась из-за плохой погоды. Это же самое произошло и 15—16 августа, во время последнего выхода "Негеров" в районе Хонфлёра.

 

Человекоуправляемая торпеда "Мардер"

 

     Человекоуправляемая торпеда "Мардер" (Куница) была создана на основе "Негера" и напоминала его во всех отношениях, кроме одной детали — она была длиннее. Это позволило установить балластную цистерну и помпу на сжатом воздухе. В результате торпеда приобрела способность на короткий период погружаться на глубину до 30 метров. Однако из всех навигационных приборов имелся только ручной компас, поэтому такая способность использовалась лишь для уклонения от атаки. "Мардер" действовал, как и "Негер", в позиционном положении.

     Возможно, что сначала "Мардер" планировалось использовать так же, как итальянскую "Майале" или британский "Чериот", — против защищенных якорных стоянок. По крайней мере одна океанская лодка — U-997 — была оснащена кильблоками для 4 "Мардеров". Были подготовлены планы атаки конвоев союзников в Мурманске. Однако эти планы долго не протянули. "Мардеры" были развернуты в Ла Манше, заменив "Негеры". Их также отправили на Средиземное море для атаки кораблей союзников с береговых баз.

 

"Мардеры" в боях у берегов Нормандии

 

     Бой у Курсель-сюр-Мер 2—3 августа 1944 года, когда взрывающиеся катера и человекоуправляемые торпеды провели совместную атаку флота вторжения союзников, описан детально чуть выше. В этой операции принимало участие не менее 50 человекоуправляемых торпед "Мардер" и 24 взрывающихся катера "Линзе", которые вышли из Хулгейта 2 августа в 23.00. Это порт находился в 15 милях от места боя. Немцы надеялись, что атака "Мардеров" против северного фаса линии завесы отвлечет достаточное количество эскортных кораблей. Это позволило бы катерам прорваться в центре и атаковать уязвимые транспорты.

     Первым сообщением союзникам о появлении "Мардеров" стал взрыв торпеды, которая примерно в 2.00 попала в блокшив. Это был старый крейсер "Дурбан", затопленный в качестве элемента искусственного мола "Гусберри". Менее чем через час начался яростный бой на северном фасе линии "Траут". Эсминцы и более мелкие корабли маневрировали на высокой скорости, чтобы уклониться от торпед. Одновременно они обстреливали из автоматических пушек мелькающие купола торпед и сбрасывали глубинные бомбы на пенные следы. Британские данные говорят, что в операции погибли 40 "Мардеров". Почти половина из них была потоплена в бою. Союзники тоже понесли потери. Эскортный миноносец "Куорн" (907 тонн) был торпедирован в 2.50 и затонул с тяжелыми потерями в экипаже. Однако немцы продолжают заявлять, что его потопил взрывающийся катер.

     В период с 3.50 по 6.00 нанесли основной удар взрывающиеся катера. Однако и "Мардеры" ближе к рассвету предприняли последнюю отчаянную попытку прорваться через линию "Траут". Из-под прикрытия мола "Гусберри" выскочили 4 британских торпедных катера МТБ. Эти стремительные кораблики, маневрируя на скорости 40 узлов, расстреливали из тяжелых пулеметов неуклюжие "Мардеры" и за короткое время потопили 5 торпед. Еще на 10 торпед претендуют остальные эскортные корабли. Эскортный миноносец "Бленкатра" был легко поврежден при взрыве брошенного пилотом "Мардера". Механизм самоуничтожения сработал как раз в тот момент, когда команда попыталась втащить торпеду на борт миноносца. Когда полностью рассвело, "Спитфайры" уничтожили пулеметным огнем с бреющего полета еще 6 "Мардеров", неподвижно стоявших на поверхности.

 

Дата:          16—17 августа 1944 года

Место:         плацдарм союзников в Нормандии

Атака:         германские человекоуправляемые торпеды "Мардер"

Цель:          корабли и транспорты союзников

 

     Вторая и последняя массированная атака оборонительной завесы союзников была проведена 16—17 августа 42 "Мардерами" 363-й флотилии К, вышедшими из Хулгейта. Британский командир отозвался об этой торпеде как об "эксцентричном, но опасном" оружии. Главной целью этой атаки был старый французский линкор "Курбе" (23 189 тонн). Он стоял возле самого берега с поднятым "триколором" и Лотарингским Крестом Свободной Франции. Немцы полагали, что корабль полностью боеспособен. На самом деле это тоже был блокшив, часть мола "Гусберри". Корабли союзников поддерживали иллюзию жизнеспособности "Курбе", проводя обстрелы берега с позиций мористее линкора. Германские батареи и самолеты предприняли несколько попыток "потопить" его. Старый линкор получил попадания 2 торпедами с "Мардеров", и германская пропаганда заявила о новой победе германского оружия. На самом деле единственным реальным успехом "Мардеров" стало потопление LCF (зенитной десантной баржи) водоизмещением 422 тонны.

     Но немцам это стоило очень дорого. 26 "Мардеров" были уничтожены эскортными кораблями и истребителями-бомбардировщиками. Одна из торпед была замечена в 6.45 на поверхности LCS(L)-251, который открыл огонь из 6-фн орудия с дистанции 400 ярдов. "Мардер" погрузился, потом снова выскочил на поверхность, уже гораздо ближе к LCS. Огонь из 20-мм автомата разбил его купол и убил пилота, прежде чем он успел выпустить свою торпеду. "Мардер" взяли на буксир, но вскоре торпеду залило водой и она затонула. Однако после 4 часов отчаянной работы с лебедками и перлинями LCS сумел подтащить торпеду к борту и вернуться в порт с законным призом. Все это время другие корабли огневой поддержки прикрывали его дымзавесами от огня германских береговых батарей.

     На следующую ночь судно с аэростатами заграждения "Фраттон" (757 тонн, бывший железнодорожный паром) было потоплено торпедой. Англичане решили, что ее выпустил "Мардер". После этого деятельность "Мардеров" в Ла Манше прекратилась, если не считать спорадических неудачных выходов в устья Шельды и Мааса в конце октября 1944 года. После этого зимние шторма полностью устранили эту угрозу кораблям союзников.

 

"Мардеры" на Средиземном море

 

     В конце лета 1944 года, после высадки союзников 15 августа в районе Марселя — Канна (операция "Энвилл — Драгун"), центр тяжести операций "Мардеров" переместился на Средиземное море. В Сан-Ремо была создана база Соединения К. Выходы совершались только малыми группами. В начале сентября немцы имели здесь всего около 30 "Мардеров" в Сан-Ремо и Ментоне.

 

Дата:          5 сентября 1944 года

Место:        район Монте-Карло

Атака:         германские человекоуправляемые торпеды "Мардер"

Цель:          франко-американское соединение артиллерийской поддержки

 

     Рано утром 5 сентября 1944 года 5 "Мардеров" вышли из Ментона, чтобы атаковать эсминцы союзников, которые обстреливали позиции немцев возле Монте-Карло. Германские пилоты, судя по всему, испытывали трудности с навигацией, так как атака была произведена после рассвета. В 8.10 французский эсминец "Ле Малэн" и американский "Ладлоу", ожидавшие приказов на обстрел берега возле мыса Ферра, заметили поблескивающие в лучах утреннего солнца купола "Мардеров". "Ле Малэн" открыл огонь, вынудив ближайший "Мардер" погрузиться, "Ладлоу" атаковал его глубинными бомбами. В 8.48 пилот еще одного "Мардера" покинул свою торпеду и сдался в плен, когда "Ладлоу" устремился на него. Однако следующий пилот проявил верность присяге и пошел в самоубийственную атаку под огнем всех орудий эсминца. Четвертый "Мардер" был либо уничтожен кораблями союзников, либо погиб на переходе. В Ментон вернулся только один.

     Вторую попытку атаковать соединение артиллерийской поддержки совершили 10 сентября 10 "Мардеров", которые вышли из Вентимилья. Она закончилась таким же провалом. И снова германские пилоты, совершенно непонятно почему, проявили очень мало отваги. Они не рискнули проводить почти самоубийственные атаки при дневном свете против быстроходных кораблей. Американские эсминцы "Хилари П. Джонс" и "Мэдисон" при поддержке 2 торпедных катеров с 7.15 обстреливали Ментон. Внезапно от корректировочной партии пришло сообщение, что со стороны берега к кораблям движется маленький корабль. С помощью береговых наблюдателей "Джонс" дал несколько залпов из 5" орудий, которые вынудили "Мардер" подняться на поверхность, где он был уничтожен прямым попаданием снаряда. "Мэдисон" заметил купола торпед в 7.18. Эсминец пошел зигзагом на высокой скорости, чтобы уклониться от торпед. Одновременно он и катера открыли огонь по "Мардеру" из 20-мм и 40-мм автоматов. "Мардер" нырнул, а пилот вынырнул, чтобы сдаться в плен. Теперь о присутствии "Мардеров" сообщил самолет-корректировщик. В ходе 5-часовой охоты "Мэдисон" уничтожил 4 торпеды. Самолет и торпедные катера претендуют на уничтожение остальных "Мардеров". Очистив море, эсминцы и линкор Свободной Франции "Лоррен" проследовали к Вентимилье, чтобы обстрелять район пуска торпед.

     Аналогичный обстрел главной базы Соединения К в Сан-Ремо парализовал его действия на ближайшие несколько недель. Последний выход "Мардеры" совершили из Генуи 25—26 сентября. Снова их целью были корабли артиллерийской поддержки. "Мэдисон" и французский эсминец "Форбен" атаковали и потопили 2 человекоуправляемые торпеды. После этого остались еще несколько "Мардеров", базирующихся в Савоне в Генуэзском заливе, однако они в море не выходили. На Адриатике в начале 1945 года тоже, появились "Мардеры". Однако и они не рискнули показаться в море. Последние выходы "Мардеров" в районе Сан-Ремо 19 декабря 1944 года и 1 января 1945 года привели к почти 100% потерь при полном отсутствии результата. В целом уровень потерь "Мардеров" оказался выше, чем у "Негеров", и достиг 80%.

     Была сделана еще одна попытка создать человекоуправляемую торпеду для Соединения К. В 1944—45 годах Versuchskommando 456 спроектировало и построило супер-"Мардер", назвав его "Хай" (Акула). Корпус торпеды был удлинен до 11 метров, чтобы разместить дополнительные аккумуляторы. Радиус действия увеличился до 63 миль, и, что гораздо важнее, увеличилась до 20 узлов скорость на последнем отрезке боевого курса. Теперь пилот мог не беспокоиться, останется ли у него запас емкости для возвращения домой. Однако торпеда оказалась настолько валкой, что дело ограничилось постройкой одного прототипа.

 

Германские взрывающиеся катера

 

"Соединение К", коммандос германского флота

 

     Пока люди Скорцени проводили свои неудачные операции в итальянских водах, германский флот сформировал свои собственные подразделения "специальных атак". Инициатором этого был вице-адмирал Гельмут Гейе, который весь 1943 год убеждал верховное морское командование начать подобные операции. Гибель линейного крейсера "Шарнхорст" в декабре 1943 года подтолкнула адмирала Деница дать разрешение Гейе. Ему приказали сформировать и возглавить Kleinkampfmittel Verband ("Соединение малых боевых кораблей", которое обычно называли KdK или "Соединение К").

     Так как СС временно монополизировали проект взрывающихся катеров, Соединение К сосредоточило свои усилия на создании сверхмалых лодок и человекоуправляемых торпед. Но в конце весны 1944 года на побережье Балтики было создано соединение взрывающихся катеров Kleinboote Verbande (Соединение малых катеров). Оно базировалось в Тиммендорфер Стран-де, Любекская бухта.

     Первые тренировки проводились на 30 катерах МТМ, построенных для полка "Бранденбург" (специальное подразделение СС, в котором Скорцени набрал большинство своих диверсантов). Сразу же выяснилось, что эти катера совершенно немореходны. Их боевой дебют завершился полным провалом. Примерно 30 катеров были переброшены в Гавр, откуда они должны были атаковать флот вторжения союзников в бухте Сены. Так как катера просто не могли самостоятельно проделать путь длиннее, чем 20—25 миль, их пришлось буксировать к устью Орна с помощью катерных тральщиков. Оттуда они должны были атаковать восточный фланг сил вторжения.

     Вечером 29 июня 1944 года, когда пилоты взрывающихся катеров в последний раз проверяли запалы боеголовок своих суденышек, один катер взорвался, потопив тральщик. Остальные двинулись в поход, как и планировалось. Каждый тральщик буксировал по 3—5 катеров. Однако волнение привело к тому, что все катера, кроме 6 штук, либо затонули, либо оборвали буксиры, и волны выбросили их на берег. Достигнув устья Орна, уцелевшие попытались атаковать противника, но плохая погода окончательно сорвала операцию.

 

Германские взрывающиеся катера "Линзе"

 

     После этой неудачи германские взрывающиеся катера были спешно перепроектированы, чтобы придать им хоть какую-то мореходность. Подобно всем взрывающимся катерам, германские были исключительно опасным оружием. Большинство германских авторов отрицают, что это было оружие самоубийц, однако весь опыт использования этих катеров свидетельствует о противоположном. В действительности пилоты немецких катеров, как ранее итальянцы, часто даже не пытались покидать свои катера после того, как ложились на боевой курс. Сами пилоты предпочитали называть свои операции Opferkampfer (операции самопожертвования).

     Взрывающиеся катера, которые использовал германский флот в Ла Манше и на Средиземном море, носили кодовое название "Линзе" (Чечевица). По своим размерам и характеристикам они сильно напоминали итальянские катера МТМ. Так же, как итальянцы, "Линзе" были построены из дерева, однако они немного длиннее и чуть уже, чем МТМ. "Линзе" имели длину 5,75 м, ширину 1,75 м и водоизмещение примерно 1,3 тонны. В качестве двигателей использовались 2 автомобильных мотора V-8 мощностью 95 ЛС. (На захваченных катерах были обнаружены моторы Форда.) Они позволяли катерам развить скорость 30—35 узлов. "Линзе" имели радиус действия около 60 миль на полной скорости. С крейсерской скоростью 15 узлов они могли следовать 4,5 часа. Заряд взрывчатки весом 300—400 кг закладывался ближе к корме, позади открытого кокпита.

     В теории операции "Линзе" были более сложными, чем действия итальянских МТМ или японских "Синьё". Каждое звено из 3 катеров состояло из 2 взрывающихся катеров с пилотами и катера управления с экипажем из 2 человек. Катера должны были атаковать под покровом темноты. Их главной целью являлись стоящие на якоре транспорты. Катера выходили в район цели на малой скорости (моторы "Линзе" обеспечивали тихое подкрадывание па скорости 8 узлов). Катер управления держался чуть позади пары взрывающихся катеров. В нескольких сотнях ярдов от цели "Линзе" давали полный ход. Примерно в 100 ярдах пилоты взрывающихся катеров подключали управление своих катеров к радиоаппаратуре, после чего дальнейшее наведение осуществлялось с катера управления. Сами пилоты выбрасывались за борт и удерживались на воде с помощью спасательных жилетов. Их должен был подобрать катер управления.

     Радиооператор на катере управления имел УКВ-передатчик, созданный на основе системы радиоуправления взрывающихся мини-танкеток BIV Fuklepanzer, созданных в 1943 году. Именно он должен был наводить взрывающиеся катера на цель, удерживая в створе их ходовые огни (зеленый на носу и красный на корме). Их включали пилоты перед тем, как выброситься за борт. Огни были укрыты так, что их можно было видеть только с кормовых углов. Примитивный пульт управления оператора "Линзе" позволял поворачивать катер вправо и влево, регулировать режим работы моторов от стопа до полного вперед. Он также мог подорвать боеголовку катера как можно ближе к цели, если было видно, что катер проскочил мимо.

     Когда "Линзе" ударялся о борт цели, металлический "бампер", шедший вокруг носовой части катера, изгибался и подрывал маленький заряд, который отрывал нос катера. Он также служил запалом основного кормового заряда. Последний должен был взорваться с оттяжкой примерно 7 секунд. За это время "Линзе" успевал затонуть и оказаться под днищем цели.

     Именно таким образом предполагалось использовать "Линзе", и таким атакам обучались экипажи в устье реки Траве в Любекской бухте. Однако сразу начали возникать варианты. Скорцени написал, что катерами "Линзе" можно управлять по радио с торпед "Негер". Британские источники отмечают, что часть пилотов "Линзе", захваченных в Нормандии, утверждали, что их катера должны были спасать пилотов "Негеров", а не атаковать противника. Германские авторы также пишут, что "Линзе" управлялись свистками идущих позади катеров, а также что их использовали, как итальянские МТМ или японские "Синьё". В этом случае пилот сам должен был выполнить таранную атаку. Проводились эксперименты по оснащению "Линзе" дымогенераторами для постановки дымзавес, однако нет никаких подтверждений, что катера использовались для этой цели. И вообще, взрывающиеся катера использовались почти исключительно ночью.

 

Экспериментальные катера "Торнадо" и "Шлиттен"

 

      Теоретически "Линзе" был очень эффективен для атаки судов на якорных стоянках в районах высадки. Для этой цели катер и проектировался. Однако на практике "Линзе" мало подходил для атаки хорошо защищенных якорных стоянок. Чтобы снизить вероятность уничтожения катеров береговыми батареями или огнем корабельных орудий, самым важным было резко увеличить скорость катеров. Ответом стал катер "Торнадо". Он представлял собой пару поплавков гидросамолета Ju-52T на которых был установлен пульсирующий реактивный двигатель "Аргус 109-014", созданный для крылатой бомбы Физелер Fi-153 (V-I). Эти катера должны были действовать точно так же, как "Линзе". В носовой части "Торнадо" устанавливался заряд весом 700 кг. Предполагалось, что катер будет иметь гораздо более высокую скорость. Однако на испытаниях прототип "Торнадо" редко развивал скорость более 35 узлов и переворачивался при малейшем волнении. Это, а также нехватка двигателей "Аргус" привело к отмене проекта.

     "Соединение К" провело ряд экспериментов с катерами на подводных крыльях, а потом создало то, что было по-настоящему самоубийственным оружием. Это был одноместный катамаран с мотором в 600 ЛС, который позволял ему развивать скорость 65 узлов. Между корпусами устанавливался заряд весом 1200 кг. Катер был назван "Шмиттен" (Салазки).

     Этот катамаран следовало доставить в район действий и спустить на воду с планера Гота Go-242C-l (вариант с отсеками плавучести и стабилизирующими поплавками). В конце 1944 года несколько этих планеров были переданы в 6-ю эскадрилью оберлейтенанта Кемпке из состава 200 Kampfgeschwader. Это подразделение было вооружено самолетами Хейнкель He-lllZ — пятимоторным самолетом с большой дальностью полета. Каждый такой самолет мог буксировать по 3 планера Go-242. Предполагалось, что эти планеры, каждый из которых будет нести катамаран, будут доставлены на якорную стоянку британского флота Скапа Флоу. Пилоты катеров, спущенных с плавающих планеров, атакуют британские корабли. Если они выбросятся за борт в последний момент перед столкновением, их подберут подводные лодки или гидросамолеты. Предполагалось, что вероятность такого спасения будет еще меньше, чем вероятность выживания пилота после атаки. Официальной причиной отмены этой самоубийственной операции стала нехватка авиабензина.

 

Контрмеры союзников: линия "Траут"

 

     Так как союзники обладали подавляющим превосходством на море и в воздухе, это не позволило остаткам кораблей Кригсмарине — эсминцам и крупным подводным лодкам — добиться серьезных успехов в борьбе с армадой союзников, появившейся 6 июня 1944 года у берегов Нормандии. Тем не менее, действия малых судов представляли определенную опасность, особенно торпедных и сторожевых катеров, а также сверхмалых лодок, взрывающихся катеров и человекоуправляемых торпед "Соединения К".

     "Ланкастеры" КВВС провели ночные бомбардировки основных баз легких сил: Гавра, Дьеппа и Булони. Дневное патрулирование истребителей-бомбардировщиков, особенно "Бофайтеров" Берегового Командования, также наносило тяжелые потери легким силам немецкого флота. Чтобы еще больше упрочить оборону плацдармов, в июле союзники создали Эскадру Поддержки Восточного Фланга, которой командовал британский капитан 2 ранга К.Э. Селлар.

     Эта эскадра состояла более чем из 80 судов: LCG, вооруженных 2 — 120-мм орудиями и 15—20-мм автоматами; LCF, вооруженных 4 — 102-мм орудиями и 8 — 20-мм автоматами; LCT(R), вооруженных 127-мм ракетами (до 1000 направляющих!); LCS, вооруженных 102-мм минометами, 20-мм автоматами, тяжелыми и легкими пулеметами. Их поддерживали моторные катера ML, вооруженные, как правило, 1 — 40-мм и 2 — 20-мм автоматами.

     По ночам эскадра разворачивала 2 линии патрулей, чтобы прикрыть корабли в районе высадки. Бронированные десантные суда находились в определенных точках внешней линии, названной линия "Траут", катера патрулировали по внутренней линии. А за пределами внешней линии патрулей каждую ночь проводили поиск торпедные катера союзников.

 

Дата:          2—3 августа 1944 года

Место:        Ла Манш, вблизи Курсель-сюр-Мер

Атака:         катера "Линзе"

Цель:          корабли союзников в районе высадки

 

     Первый успешный выход катера "Линзе" совершили ночью 2—3 августа, когда капитан 1 ранга Бёме приказал 211-й флотилии малых боевых кораблей капитан-лейтенанта Бастиана атаковать корабли союзников в районе Курсель-сюр-Мер. Это были участки высадки Суорд и Джюно, где действовали британские и канадские войска. 16 катеров "Линзе" и 8 катеров управления, то есть половина флотилии, вышли из Холгейта — маленького порта примерно в 15 милях на северо-восток от Кана и в 15 милях от района высадки — после наступления темноты 2 августа.

     Прижимаясь к берегу, если только не приходилось огибать минное поле, взрывающиеся катера подошли к линии "Траут" 3 августа примерно в 1.00. Англичане ожидали атаки на 2 дня раньше, в полнолуние. Официальные британские документы показывают, что атака началась примерно в 2.00—3.00, когда "Мардеры" выпустили торпеды по эскортным кораблям в северной части линии "Траут". Германские историки утверждают, что человекоуправляемые торпеды в этой атаке не участвовали, и вообще не взаимодействовали с "Линзе". Они говорят, что рапорты союзников объясняются плексигласовыми буями, которые сбрасывали "Линзе". Эти буи походили на наблюдательные купола "Негера" или "Мардера". Течение снесло их прямо на корабли союзников. Однако сами союзники, несмотря на все опровержения немцев, упрямо утверждают, что в атаке принимали участие до 50 "Мардеров".

     Действительно, похоже на то, что большая часть потерь союзников ночью 2—3 августа вызвана торпедами "Мардеров". Главный удар взрывающихся катеров 211-й флотилии, к которым присоединилось неизвестное число катеров других подразделений, по рапортам союзников, был нанесен только в 4.00. Англичане говорят, что в бою принимали участие до 32 "Линзе". Именно в это время были потоплены эскортный миноносец "Куорн" и траулер "Гайрсей". Транспорт "Самлонг" (тип "Либерти") был тяжело поврежден и не восстанавливался. Большой сухогруз получил серьезные повреждения. (Некоторые источники утверждают, что "Куорн" был потоплен взрывающимися катерами. Но самой вероятной причиной гибели миноносца и 130 человек его команды кажется торпедное попадание. "Гайрсей", скорее всего, действительно был потоплен катером "Линзе".)

     Между 4.00 и 6.15 катера "Линзе" предприняли решительную попытку прорваться через линию "Траут". Первая группа атакующих была замечена на северном конце линии. Осветительные снаряды британского траулера "Гейтшед" и катера ML-185 осветили их. Огнем 12-фн орудия "Гейтшеда", 40-мм и 20-мм автоматов траулера и катера сразу были уничтожены 4 "Линзе". Еще по крайней мере 14 взрывающихся катеров погибли в аналогичных стычках. Единственным их достоверным успехом стало потопление переоборудованного десантного судна-канонерки LCG(L)-764. Его одновременно протаранили 2 катера "Линзе", после того как заградительным огнем был потоплен катер управления. Успели пилоты взрывающихся катеров выброситься перед тараном или нет, осталось неизвестно.

     Уцелевшие катера на рассвете отошли под прикрытием плавучих дымовых шашек. Предполагалось, что германские торпедные катера из Гавра, вооруженные циркулирующими торпедами "Дакель" (Такса), прикроют отход кораблей "Соединения К". Однако налет бомбардировщиков КВВС на Гавр помешал погрузке новых торпед, а те германские катера, которые осмелились выйти, понесли тяжелые потери от британских артиллерийских катеров MGB. В эту ночь погибли по крайней мере 50% катеров "Линзе". По официальным германским документам, 211-я флотилия потеряла 1 офицера и 8 матросов (то есть 25% участвовавших в операции). Такими потерями, как мы увидим далее, сопровождались все операции "Линзе". Это вынуждало признать, что катера "Линзе" были сверхрискованным оружием, почти самоубийственным.

     Использование взрывающихся катеров не стало полной неожиданностью для союзников, которые получили некоторые сведения о них с помощью "Ультры" и других разведывательных источников. Однако командование союзников очень хотело получить исправный "Линзе", который они называли "Уизл" (Ласка). 3 августа были совершены 2 попытки захватить такой образец. ML-131 под командованием лейтенанта Дж.П. Фуллертона взял на буксир брошенный катер, хотя англичане слышали тиканье часового механизма. Через 10 минут "Линзе" взорвался. Это видел экипаж ML-146 лейтенанта С.Н. Орна, который пытался буксировать другой взрывающийся катер, вылетевший на берег. Немецкий корабль подвергся тщательному осмотру, что принесло большую пользу.

 

Транспортные операции катеров "Линзе"

 

     Уничтожение малого эскортного корабля 3 августа стало главным успехом "Линзе" в их главной роли. Однако они оказались очень полезны в качестве тихих и незаметных транспортов с малой осадкой для перевозки боевых пловцов, которые тоже входили в состав "Соединения К". В этом качестве "Линзе" доставляли диверсионные группы на захваченное союзниками побережье. В начале июля такая группа атаковала корабли союзников в устье реки Орн. Потом подверглись нападению британские артиллерийские позиции в бухте Сены. Был совершен налет на гавань Антверпена. Боевые пловцы с помощью буксируемых мин-торпед тяжело повредили мост Мюрдийк в Холландише Дип 15 ноября 1944 года.

     Попытки использовать катера в той роли, для которой они создавались, и далее были безуспешными. Тихой ясной ночью 8—9 августа 1944 года около 28 "Линзе" подошли к линии "Траут". Союзники указывали на нехватку решимости у германских пилотов. Освещенные ракетами и осветительными снарядами, они начинали отходить. Патрульные суда гнались за немцами, уничтожая их огнем мелкокалиберных автоматов. Например, LCF-1 сообщил об уничтожении 4, а возможно, и 5 катеров огнем своих 102-мм и 20-мм орудий в течение 60 минут. Командир МТВ-714 заявил, что уничтожил 4 катера за это же время. Он вел бой на дистанции не более 200 ярдов. "Спасшихся мы не подбирали", — добавил он. Действительно, в плен было взято только 6 моряков с примерно 20 уничтоженных "Линзе" (16 взрывающихся катеров, 4 катера управления).

 

Высокий уровень потерь

 

     После захвата Гавра союзниками "Соединение К" передислоцировалось на север, чтобы действовать против кораблей союзников в устье Шельды. Немцы надеялись помешать союзникам использовать порт Антверпен для доставки снабжения на континент. Для этого предполагалось проводить атаки обычных и сверхмалых подводных лодок против конвоев у юго-восточного побережья Британии; атаки конвоев торпедными катерами в море; постановку мин с помощью самолетов и малых кораблей у бельгийского побережья; а в устье Шельды планировались атаки взрывающихся катеров и человекоуправляемых торпед. Обе стороны считали важнейшей составляющей своих планов минные заграждения. В результате "Линзе" понесли тяжелейшие потери, пытаясь выполнить слишком много задач.

     Например, ночью 5—6 октября, несмотря на неблагоприятную погоду, более 50 "Линзе" вышли из базы возле Флиссингена на острове Валхерен, чтобы атаковать тральщики союзников. Плохая погода, а не огонь противника вызвала потерю 36 "Линзе" (в этом сошлись мнения и немцев, и союзников). При этом вреда противнику они не причинили. Однако взрывающимся катерам приходилось сражаться не только с ветром и волнами, но и с прибрежными патрулями кораблей союзников, сокрушительными налетами бомбардировщиков на их базы. В открытом море самое пристальное внимание катерам начали уделять истребители-бомбардировщики союзников. К концу декабря, по утверждениям союзников, были уничтожены 115 катеров "Линзе", включая потери при авариях. При этом корабли союзников не пострадали. По словам британского историка, только приказ адмирала Деница продолжать самоубийственные атаки (Opferkampfer) не позволил отозвать "Линзе" и другие корабли специального назначения.

     Последние бои "Линзе" в районе Северного моря были проведены в апреле 1945 года. Ночью 7—8 апреля 6 германских торпедных катеров 9-й флотилии вышли из Эймейдена, чтобы доставить "Линзе" и их экипажи в устье Шельды. Плохая погода сорвала операцию. А через неделю торпедные катера перестали существовать как реальная сила. Их база была разбомблена, а топливо кончилось. "Линзе" еще сохраняли какой-то атакующий потенциал и рисковали выходить в устье Шельды. Ночью 11—12 апреля британский фрегат "Экинс" уничтожил 2 взрывающихся катера. 20—21 апреля группа из 12 "Линзе" направилась к Дюнкерку, но была перехвачена фрегатом "Ре-талик" и потеряла 4 катера.

     В январе — мае 1945 года, согласно британским отчетам, был совершен 171 выход в море, при этом погибли 54 "Линзе". Таким образом, потери катеров достигли 34%. Сведений о потерях личного состава нет. В этот период ни один корабль союзников не был потоплен или поврежден взрывающимися катерами.

 

Взрывающиеся катера на Средиземном море

 

     В августе-сентябре 1944 года в Поле на Адриатике была создана база "Соединения К". Это подразделение было вооружено германскими и итальянскими сверхмалыми лодками и взрывающимися катерами. Экипажи были укомплектованы немцами и итальянцами, которые остались верны Оси. В то же самое время подразделения "Соединения К" начали действовать в Лигурийском море, базируясь на Сан-Ремо и Специю. Их целью были корабли союзников, проводившие высадку на юге Франции.

     В Адриатике ночью 30 сентября 1944 года была проведена неудавшаяся попытка атаковать корабли союзников, обстреливавшие берег. Было уничтожено 5 взрывающихся катеров и 2 катера управления. Первый успех пришел к взрывающимся катерам 12 февраля 1945 года. Крейсер "Дели", стоявший в гавани Сплита, был поврежден близким взрывом катера, предположительно итальянской постройки. В том же месяце мощные воздушные налеты на Полу вынудили корабли "Соединения К" перебазироваться на остров Брийони, северо-западнее Полы. Однако тяжелые потери, понесенные во время воздушного налета 24 апреля, вынудили их прекратить операции.

     Катера, действовавшие с Лигурийского побережья, были более активны, чем их товарищи на востоке. Однако здесь им пришлось иметь дело с гораздо более сильным противником. Особенно эффективными оказались американские торпедные катера. Но храбрости пилотам взрывающихся катеров хватало, это показала их атака эсминца. "Гливс" (DD-423) патрулировал возле Сан-Ремо и подвергся атаке группы "Линзе" незадолго до рассвета 2 октября 1944 года. Не испугавшись современного эсминца, вооруженного 5" орудиями, германские катера пошли на таран. Наблюдатель "Гливса" заметил фосфоресцирующую кильватерную струю, и это спасло корабль от попадания в левый борт. С правого борта взрыв 300-фн глубинной бомбы, спешно выпущенной из бомбомета Мк 6 Mod 1 ("орудия К"), сбил с курса другой катер, который был уничтожен огнем 12,7-мм пулемета. 2 уцелевших катера начали заходить с кормы. Они быстро догоняли эсминец. По утверждениям американцев, они развили скорость до 35 узлов. Однако взрывами глубинных бомб, сброшенных с кормовых рамп, катера были разнесены на куски. Когда полностью рассвело, американцы увидели 2 германских пилотов, которые не получили и царапины, и 1 целый "Линзе". Рано утром 10 января 1945 года аналогичная атака была проведена против французского эсминца "Ла Фортюн" возле Сан-Ремо. Однако он уничтожил нападающих и остался цел.