Война в Испании

 

Решающее влияние на дальнейшее развитие штурмовой авиа­ции Люфтваффе оказали боевые действия в Испании.

В конце ноября 1936 г. на аэродром Таблада (Tablada) в рай­оне Севильи был доставлен контейнер, содержание которого было окружено завесой строгой секретности. В нём находился Ju-87A-0, доставленный прямо со сборочной линии в Дессау. Самолёт, полу­чивший бортовой номер 29-1, был включён в экспериментальную истребительную эскадрилью VJ/88 (Versuchsjagdstaffel) «Легиона «Кондор». В состав VJ/88 также вошли прототип Не-112, 3 про­тотипа Bf-109 и 3 самолёта Hs-123A-l, доставленные в Испанию несколькими неделями раньше.

К сожалению, об испытаниях Ju-87A-0 в Испании почти ниче­го неизвестно. Все его полёты были окутаны секретностью. Извес­тно только то, что на 29-1 летал унтер-офицер Герман Беуер (Hermann Beuer) и что в феврале 1937 г. VJ/88 перебазировалась на аэродром Витория (Vitoria) в северной Кастилии и спустя 5 месяцев Ju-87A-0 был отправлен обратно в Германию.

Тем временем устаревшие бипланы Не-51, имевшиеся на во­оружении «Легиона «Кондор», уже не могли быть серьёзными соперниками для появившихся на стороне республиканцев со­ветских И-16. Поэтому с марта 1937 г. они в основном стали использоваться для атак наземных целей.

Особенно отличилась эскадрилья 3./J88 во главе с обер-лейтенантом Адольфом Галландом (Adolf Galland) (Закончил войну в звании генерал-лейтенанта. Всего на его счету было 104 победы). Он быстро понял, как важно точно по времени координировать атаки с воздуха и на земле. Галланд первым разработал и опробовал в боевых условиях тактику действий по непосредственной поддержке войск на поле боя. Пилоты его эскадрильи успешно действовали против неболь­ших целей, таких, как артиллерийские батареи.

Именно Галланд ввёл в практику своей эскадрильи важнейшее тактическое новшество — создание и использование передовых полевых аэродромов, которые затем стали называть «аэродромами подскока». Другим изобретением, также успешно применявшимся в 3./J88, были самодельные зажигательные бомбы. Механики эс­кадрильи заполняли 100-литровые подвесные баки и различные бочки смесью авиационного бензина и масла, которые затем с не­большой высоты сбрасывались на позиции республиканцев.

Галланд вспоминал о том времени: «Во время 1-й мировой войны истребители в зависимости от своего местоположения и задания могли вести воздушный бой или действовать против наземных целей. И это была обычная практика. Однако только из собственного опыта боёв в Испании я понял, что между тактикой действий истребителей и штур­мовиков существует большое различие. Мы имели задачу поддерживать наступление пехоты националистов. Мы атаковали позиции республи­канской артиллерии, подходящие резервы, препятствовали подвозу бо­еприпасов. Немецкие штурмовики стали необходимым реквизитом каждой операции националистов. Тогда наш противник не имел ничего равноценного. Конечно, русские извлекли из нашего испанского опыта много полезного для себя, и каждый, кто затем участвовал в боях на Восточном фронте, это очень хорошо знает».

Галланд составлял подробные отчёты о тактике действий эс­кадрильи, о своих новшествах и о полученных результатах, кото­рые затем по официальным каналам отправлялись в Берлин в министерство авиации. Успехи Галланда в разработке тактики дей­ствий авиации по непосредственной поддержке войск на поле боя затем едва не стоили ему карьеры лётчика-истребителя.

В середине января 1938 г. на аэродром Витория прибыли 3 Ju-87A-l из состава IV./LG Greifswald (Была сформирована 01.04.1937 г. на основе I./StG162). Самолёты, которые перво­начально пилотировали обер-лейтенанты Герхард Вейерт (Gerhard Weyert) и Герман Хаас (Hermann Haas), а также унтер-офицер Эрнст Бартельс (Ernst Bartels), получили бортовые обозначения 29-2, 29-3 и 29-4. Они вошли в состав «Легиона «Кондор» в качестве отдель­ной эскадрильи 5.J/88, однако больше стали известны как звено «Иоланта» (Jolanthe Ketten) (Это прозвище Ju-87 получили благодаря своей эмблеме, нанесён­ной на обтекателях стоек шасси, на которой в центре белого круга была изображена большая розовая свинка, а также популярной в те годы ки­нокомедии «Проблемы с Иолантой» («Krach um Jolanthe»), всё действие которой происходило вокруг свиньи).

7 февраля Ju-87 перебазировались на большой песчаный аэро­дром около г. Каламоча (Calamocha), который на время боёв в районе Теруэля (Teruel) стал основной базой «Легиона «Кондор». Именно отсюда звено «Иоланта» совершило свои первые боевые вылеты.

8 течение второй половины марта «Штуки» («Stuka» — так стали называть Ju-87. Это было сокращение от слова «Sturzkampfflugzeug», означавшего тип этого самолёта, - пикирующий бомбардировщик) выполнили множе­ство атак на мосты и другие точечные цели в тылу республиканских войск в Арагоне, Валенсии и Каталонии. При этом не все из этих атак были удачными. Объяснялось это тем, что на самолётах всё вре­мя летали разные экипажи. Через определённый промежуток време­ни они возвращались обратно в Германию, а им на смену прибывали новые. Подобная ротация позволила приобрести ценный боевой опыт большому числу пилотов и бортрадистов-стрелков.

В Испании «Штуки» впервые действовали в реальных боевых условиях. И их пилоты сразу же начали сталкиваться с различными проблемами. Так, оказалось, что обтекатели стоек шасси «не любят» мягкую песчаную поверхность аэродрома в Каламоче и что взлёт и посадка были бы гораздо проще, если обтекатели снять. Кроме того, выяснилось, что из-за недостаточной мощности двигателя Ju-87A-1 с полной бомбовой нагрузкой в 500 кг мог подняться в воздух только в том случае, если кабина бортрадиста-стрелка была пуста. Летать же без бортрадиста-стрелка было рискованно даже под мощным при­крытием истребителей, и потому реальная бомбовая нагрузка «Анто­на» (Все модификации Ju-87, как, впрочем, и другие самолёты Люфтваф­фе, имели собственные имена. Модификацию Ju-87A называли «Антон», Ju-87B - «Берта», Ju-87R - «Рихард», Ju-87D - «Дора», Ju-87G - «Густав») фактически составляла только 250 кг.

На основе опыта боевых действий в Испании в конструкцию «Штуки» были внесены соответствующие изменения, и летом 1938 г. началось производство её новой модификации — Ju-87B. В частности самолёт получил более мощный двигатель Jumo 211B и теперь спо­койно поднимал в воздух 500 кг бомб вместе с бортрадистом.

Войска генерала Франко постепенно оттесняли республикан­цев к побережью Средиземного моря. Однако в конце июля в Каталонии те предприняли контрнаступление в районе реки Эрбо. 27 июля звено «Иоланта» выполнило не менее четырёх бое­вых вылетов, атакуя республиканские части, сконцентрировавши­еся южнее Мекуйненца (Mequinenza). Затем оно атаковало корабли в порту Таррагона и других портах на побережье Каталонии.

В октябре 1938 г. все 3 Ju-87A-l вернулись в Германию, а им на смену прибыли 5 новых Ju-87B-l. Учитывая, что «Берты» те­перь могли нести до 500 кг бомб, их включили в состав бомбардиро­вочной группы «Легиона «Кондор» в качестве отдельной эскадрильи под обозначением 5.К/88. В течение последних недель боёв в Каталонии Ju-87B-l вместе с Не-111 не раз атаковали позиции рес­публиканцев. В середине марта 1939 г. они выполнили несколько боевых вылетов в ходе боёв на т.н. Мадридском фронте.

Опыт, полученный Люфтваффе в результате действий десятка «Штук» во время боевых действий в Испании, был действительно неоценим. Лётный и наземный персонал штурмовых авиагрупп получил возможность на практике отработать все свои действия и получить необходимый боевой опыт. В конструкцию Ju-87 были внесены необходимые изменения и улучшения. Однако самым глав­ным было то, что успешные действия «Штук» вселили в командо­вание Люфтваффе уверенность в их эффективности.

Единственной характеристикой Ju-87, которая так и осталась не проверенной в ходе боёв в Испании, была его живучесть. Про­тивовоздушная оборона республиканцев была слишком слаба, чтобы оказать серьёзное сопротивление, а истребители «Легиона «Кон­дор» надёжно прикрывали их в воздухе.