Гельмут Лент (Helmut Lent)

 

 

До самой своей трагической смерти 7 октября 1944 г. он оставался лучшим асом ночной истребительной авиации. Лент первым среди ночных истребителей был сначала награжден Дубовыми Листьями, затем Мечами, а потом и Бриллиантами к Рыцарскому Кресту. Если у Хейнца Шнауфера было много схожего с Эрихом Хартманном, Лента можно было бы сравнить с другим известным дневным асом Люфтваффе Вернером Мёльдерсом. В их мировоззрении, отношении к религии и взглядах на войну было много похожего. Лент говорил: «Война ужасна, но если она все же должна быть, то вести ее нужно с честью и рыцарским отношением к противнику, она должна затрагивать как можно меньшее число людей. Сбрасывать же на города и села мины и бомбы с фосфором, убивая при этом женщин и де­тей, — невероятно грязное дело».

Лент имел хорошее образование и был очень интеллигент­ным. Он вырос глубоко религиозным человеком, однако при этом был очень терпимым по отношению к убеждениям и вере других. Про него говорили, что каждый раз, сбив вражеский самолет, он потом будет молиться за его экипаж. В то же вре­мя Лент, обладая беспристрастным характером и непреклонным духом, не боялся высказывать свое мнение по любым вопро­сам даже перед самым высоким начальством.

Уже будучи старшим офицером Люфтваффе и имея выс­шие награды, Лент оставался очень скромным и непритязательным человеком. Однажды его друг спросил, почему он, когда приезжает в отпуск домой, не носит свой мундир, а сра­зу же переодевается в гражданский костюм? На что Лент отве­тил: «Если я надеваю форму, то мои старые друзья чувствуют себя скованно, когда говорят со мной, а я этого не люблю. А так я для них только Гельмут, сын священника, и они не должны мне салютовать».

Гельмут Лент родился 18 июня 1916 г. в небольшом город­ке Пийрехне (Pyrehne) (Ныне город Горцев (Gorzow) в Польше) недалеко от германо-польской грани­цы. Он был шестым ребенком в семье протестантского свя­щенника Йоханнеса Лента.

12 декабря 1935 г. Гельмут Лент начал свою военную карь­еру, а 6 апреля 1936 г. в звании фанен-юнкера он прибыл в только что сформированную военную авиашколу в берлинском пригороде Гатов (Gatow) (Была сформирована 01.04.1936 г. В январе 1940 г. была переимено­вана во 2-ю военную авиашколу (Luftkriegschule 2)). 1 марта 1938 г. Ленту было присво­ено звание лейтенанта. После прохождения полного курса лет­ной подготовки он 1 июля 1938 г. был назначен в состав вновь сформированной 9./JG132 (01.11.1938 г. была переименована в 6./JG141, которая в свою оче­редь 01.01.1939 г. получила обозначение 6./ZG141 и затем 01.05.1939 г. была переименована в 6./ZG76).

Свою первую победу Лент одержал 2 сентября 1939 г., сбив в 17.10 над Лодзью польский истребитель PZL P.11. 4 сентября он записал на свой счет вторую победу, сбив польский бом­бардировщик «Лось», а 21 сентября лейтенант Лент был на­гражден Железным Крестом 2-го класса.

16 декабря 1939 г. I./ZG76 была переброшена на аэродром Евер для прикрытия с воздуха немецкой военно-морской базы в Вильгельмсхафене. При этом группа вошла в состав «Kommando Schumacher» и была временно подчинена коман­диру JG1 (На тот момент были сформированы только штаб эскадры (30.11.1939 г.) и I./JG1 (01.05.1939 г.), а II. и II1./JG1 были сформированы лишь в январе 1942г.) оберст-лейтенанту Карлу Шумахеру (Carl Schumacher).

18 декабря с утра было ясно и безоблачно, и, в отличие от предыдущей недели, видимость была отличной. При такой по­годе штаб JG1 мог ожидать чего угодно, но только не налета англичан. Вот почему, когда в 13.23 немецкий радар «Freya» в Вангерооге засек приближение бомбардировщиков, никто этому сразу не поверил. На этот раз отлаженная система связи, соз­данная Шумахером, дала сбой. Вдобавок многих командиров групп просто не оказалось на месте. Все это замедлило ответ­ные меры немецкой стороны.

Не встречая никакого сопротивления, 22 «Веллингтона» (В 12.00 с аэродромов в Англии вылетело по 6 самолетов из 37 и 149 Sqdn. RAF, 9 - из 9 Sqdn. RAF и 3 - из 38 Sqdn. RAF. Они летели 4 группами по 6 самолетов. Однако из-за неполадок с одним из двигате­лей «Веллингтон» N2984 из 149 Sqdn. вынужден был повернуть обратно. Назад повернул и летевший вслед за ним самолет, так как его пилот в условиях радиомолчания имел приказ повторять действия своего ведущего) пролетели над островом Гельголанд и в 14.10 пересекли ли­нию немецкого побережья. Не нарушая строя, они сначала прошли над Бремерхафеном, а затем сделали резкий разворот на запад и взяли курс на Вильгельмсхафен. Они пролетели над гаванью на высоте 4000 метров, однако военных кораблей там не оказалось. Все корабли стояли или в доках, или у причалов, и потому англичане не решились сбросить бомбы (В этот период пилоты RAF имели приказ не бомбить цели на тер­ритории Германии, а к ним относились и корабли, стоящие у причала и в доках). Загради­тельный огонь береговой зенитной артиллерии не нанес анг­личанам никаких повреждений, и они продолжили свой полет в сторону моря.

Первыми в воздух поднялась «шестерка» Bf-109D из 10.(N)/JG26 во главе с обер-лейтенантом Йоханнесом Штейнхофом и звено одной из эскадрилий JGr101 (В ноябре 1939 г. была переименована в 11./ZG1), базировавшейся в Неймюнстере (Neumunster). В 25 — 35 км к юго-западу от ост­рова Гельголанд «Мессершмитты» из 10.(N)/JG26 атаковали лидирующую группу англичан, и в 14.30 Штейнхоф и фельдфебель Вилли Сцуггар (Willi Szuggar) сбили по одному «Веллинг­тону» (Штейнхоф стал первым пилотом ночной истребительной авиации Люфтваффе, одержавшим воздушную победу в ходе 2-й мировой войны. Первую же официально признанную ночную победу в Люфтваффе одер­жал обер-фельдфебель Пауль Фёрстер из IV.(N)/JG2, сбивший ночью с 8 на 9 июля 1940 г. над островом Гельголанд английский бомбардиров­щик «Уитли» Мк.V из 10 Sqdn. RAF).

«Мессершмитты» 10.(N)/JG26 продолжали атаковать и к 14.35 сбили еще 4 бомбардировщика. Тем временем к месту боя подоспели Bf-109E из II./JG77 и Bf-110 из I./ZG76. В 14.40 и в 14.45 Лент сбил два «Веллингтона» из 9 и 149 Sqdn. RAF. Через 30 минут непрерывных атак боевой порядок англичан распался, и они поодиночке и маленькими группами стали уходить на запад, вдоль островов Восточно-Фризского архи­пелага. Bf-110, имевшие большой запас горючего, начали их преследовать. Последний «Веллингтон» был сбит лейтенантом Густавом Юлленбеком (Gustav Uellenbeck) (Позднее он был адъютантом командира II./NJG1 гауптмана Валь­тера Эхле (Walter Ehle)) из 2./ZG76 около 15.00 в 150 км от Вильгельмсхафена, в районе голландского острова Амеланд (Ameland).

Лент потом вспоминал о событиях того дня:

«Точно в 12.30 два наших звена во главе с командиром эскад­рильи поднялись в воздух. Мы набрали высоту 4000 метров. Мы пересекли побережье и летели над морем. Видимость была вели­колепная, в небе были лишь редкие облака. Около 14.00мы повер­нули обратно, несколько разочарованные тем, что наш патруль­ный полет был безрезультатным.

Едва я выбрался из самолета, чтобы доложить командиру о возвращении своего звена, как навстречу мне кинулся мой меха­ник. Еще издалека он начал кричать мне: «Пятьдесят англичан замечены западнее Гельголанда!» Истребители (Лент имел в виду одноместные истребители Вf-109) и некоторые из наших самолетов уже вступили с ними в бой. Когда я докладывал своему командиру, вдали в небе на востоке были уже видны раз­рывы зенитных снарядов и слышны звуки пушечных выстрелов.

Вскоре мы увидели в небе десять крошечных точек, летевших к морю. Вокруг них тут и там появлялись шарики разрывов зе­нитных снарядов. Командир закричал: «Всем "на вылет и атако­вать их!» Мой самолет был первым, который механики успели дозаправить. Я быстро забрался в кабину. Мой бортрадист-стре­лок уже на месте. Запуск двигателей, полный газ, и мы уже в воздухе. Спустя несколько минут мы на той же высоте, что и «томми». Начинаем преследование.

Вскоре в моем прицеле оказывается пара англичан, которая отстала от своей основной группы. Первое, что нужно сде­лать, — это заставить замолчать их хвостовые башни. Не­сколькими короткими прицельными очередями я достигаю этого. Теперь можно попытаться сбить их. Приблизительно на высоте 2000 метров с близкого расстояния я даю несколько очередей в одного из них. Из бомбардировщика появляется густой дым, а затем пламя.

«Один есть!» Теперь второй «томми», который тем временем снизился и летит всего в 4 — 5метрах над водой. Я преследую его на максимальной скорости. Его хвостовой стрелок не подает никаких признаков жизни. Я даю очередь и отворачиваю вправо. Яркие языки пламени пробегают по крылу бомбардировщика, и он падает в воду. В небо поднимается столб дыма от горящего на воде топлива и масла, отмечая место его падения.

Мой бортрадист и я осматриваем небо в поисках новых противников. Удача! На некотором расстоянии впереди в море мы видим еще несколько «томми», которых атакуют два наших самолета. На полной скорости мы устремляемся к ним. Скоро я зашел в хвост к одному бомбардировщику, и снова не было ника­кого огня из его хвостовой башни. Проверенным способом, огнем с минимальной дистанции, я поджег его крыльевые топливные баки. Английский пилот попытался посадить самолет на воду, но бомбардировщик, зарывшись носом в воду, быстро затонул, слов­но камень» (Как следует из рассказа Лента, он сбил три «Веллингтона», но пос­ле анализа результатов боя и всех сообщений пилотов и наземных частей ему было официально засчитано только два. Вероятно, первый самолет, атакованный им, получил только тяжелые повреждения).

Всего же в «битве в небе над Немецкой бухтой», как окрести­ла этот бой немецкая пропаганда, англичане понесли ужасные потери. 12 «Веллингтонов» было сбито над морем в районе между Вангерооге и Амеландом, еще 6 совершили вынужден­ные посадки на побережье Англии, причем два из них разби­лись. Из четырех самолетов, вернувшихся на свои аэродромы, только три оказались пригодными для дальнейшего использова­ния (После этого англичане полностью прекратили дневные налеты сво­их бомбардировщиков на Германию и на протяжении всей войны совер­шали лишь ночные налеты. Дневные операции были ограничены разве­дывательными полетами одиночных самолетов или небольших групп, летавших в основном при неблагоприятной погоде, чтобы свести к ми­нимуму риск встречи с немецкими истребителями). Немцы же потеряли 2 Bf-109E и один Bf-109D, 12 само­летов получили различные повреждения, два пилота погибли и еще несколько были ранены.

9 апреля 1940 г. немецкие войска напали на Норвегию. I./ZG76 получила приказ прикрыть с воздуха высадку немец­ких парашютистов на аэродромы Ставангер-Сола (Stavanger-Sola) и Осло-Форнебю (Oslo-Fornebu). Планировалось, что после того, как Bf-110 очистят пространство над аэродромами, там через 10 минут появятся Ju-52 с десантом. Десантники долж­ны были захватить аэродромы и обеспечить приземление транспортных Ju-52 с пехотой на борту, которые должны были при­быть уже через 20 минут после их высадки. Это был простой план, но он не допускал никаких отклонений, так как запас топлива на Bf-110 позволял им находиться над целью лишь в течение 20 минут.

Восемь Bf-110 из 1./ZG76 во главе с обер-лейтенантом Вернером Хансеном (Werner Hansen) (После того как 30.04.1940 г. в бою в районе Ставангера погиб ко­мандир I./ZG76 гауптман Гюнтер Рейнхольд (Gunther Reinhold), гауптман Хансен до 11.05.1940 г. исполнял обязанности командира группы), несмотря на плохую погоду над проливом Скагеррак, появились над аэродромом Осло-Форнебю точно в назначенное время. Там была прекрасная, сол­нечная погода, и почти сразу же их со стороны солнца атако­вали 7 норвежских «Гладиаторов». В ходе ожесточенного боя было сбито 2 Bf-110 и 3 «Гладиатора», два из которых были на счету Лента. На трех из шести оставшихся «Мессершмиттах», в т.ч. и на самолете Лента, были повреждены двигатели, и они теперь были вынуждены летать только на одном двигателе.

Описывая круги над аэродромом, Bf-110 ожидали прибы­тия «Юнкерсов» с десантниками, но они все не появлялись. Хансен не знал, что 29 Ju-52 из II./KGzbVI, попав над проливом Скагеррак в область сильнейшего тумана и густой облачнос­ти, повернули обратно (Когда Хансен получил сообщение об этом с командного пункта авиакорпуса, было уже поздно. Запаса топлива на его самолетах уже не хватило бы, чтобы перелететь обратно через Скагеррак, и его пилотам теперь было просто необходимо сесть где-то в Норвегии). В 08.45 Хансен приказал трем непо­врежденным Bf-110 начать штурмовку аэродрома, чтобы облег­чить предстоящую высадку десантников, которые, однако, все так и не появлялись.

В 09.05, когда запас топлива на «Мессершмиттах» уже по­чти подошел к концу, Хансен сквозь облака, наконец, вдали увидел Ju-52. Это были самолеты с пехотой, но Хансен решил, что это десантники, и приказал всем своим истребителям не­медленно атаковать норвежские пулеметные позиции.

Тем временем пилоты Ju-52, также не зная о том, что де­сантники не прибыли и не захватили аэродром, начали спо­койно заходить на посадку. Хансен с изумлением увидел, что вместо того, чтобы начать выброску десанта, тяжелые «Юн­керсы» начали снижаться. Ситуация была критической, топ­лива на «Мессершмиттах» практически уже не было. Хансен понимал, что ждать больше нельзя. Если десантники не захва­тили аэродром, то это сделают пилоты I./ZG76!

Хансен отдал приказ: «Лент, Вы садитесь первым. Мы Вас прикроем огнем!» «Мессершмитт» Лента на одном левом двигателе пошел на посадку. За правым же двигателем, поврежденным в бою с «Гладиаторами», тянулся шлейф черного дыма, Лент не смог вовремя затормозить, и его самолет, сломав ограждение, выскочил за пределы аэродрома. Обе стойки шасси подломились, и Bf-110 прополз «на брюхе» и остановился в нескольких метрах от деревьев, растущих вокруг дома на краю аэродрома. Несмотря на это, бортрадист Лента Вальтер Кубиш (Walter Kubisch) (Он летал вместе с Лентом вплоть до самого конца) сразу начал обстреливать норвежские позиции из своего пулемета.

Вслед за Лентом один за другим сели и пять других «Мес­сершмиттов» из 1./ZG76. Не выключая двигателей, они на­правились к северо-западной окраине аэродрома, где находи­лись норвежские зенитные позиции. Там они, развернувшись к ним хвостом, выстроились в линию и их бортстрелки откры­ли огонь из пулеметов. К счастью для пилотов 1./ZG76, от­крытого боя не произошло. Норвежские солдаты, оборонявшие аэродром, получили приказ отступить, когда еще на посадку за­ходил «Мессершмитт» Лента.

В 09.17 на аэродроме Осло-Форнебю начали приземляться Ju-52. На одном из них прибыли и механики I./ZG76, которые сразу же приступили к ремонту самолетов. В тот же вечер Хансен и Лент на двух исправных Bf-110 вылетели на патрулиро­вание. Над Осло-фьордом они обнаружили английскую лета­ющую лодку «Сандерленд» Мк.1 из 210 Sqdn. RAF и Лент сбил ее, одержав свою третью за день победу.

11 мая 1940 г. Лент был награжден Железным Крестом 1-го класса.

Около 08.00 27 мая 11 Ju-87R из I./StGl под прикрыти­ем трех Bf-110С из 1./ZG76 атаковали аэродром в Будё (Bude) и расположенную там же радиостанцию. В тот момент на аэро­дроме находились 3 «Гладиатора» Мк.II из 263 Sqdn. RAF, при­сланные туда, чтобы прикрыть с воздуха отступающие англий­ские части. Один из них, пилотируемый лейтенантом Кесарем Гуллом (Caesar Barrand Hull) (Родился 23.02.1913 г. в Родезии. В 1935 г. вступил в RAF. В первые месяцы войны служил в 43 Sqdn. RAF на восточном побережье Шотландии и летал на «Харрикейне» Mk.I. Затем был назначен командиром зве­на 263 Sqdn. RAF и направлен в Норвегию. В бою 27.05.1940 г. он был ранен в голову и колено и на борту летающей лодки «Сандерленд» был эвакуирован в Англию. 31.08.1940 г. он был назначен командиром 43 Sqdn. RAF. Гулл погиб вечером 07.09.1940 г., когда его «Харрикейн» Мк.1 V6641 был сбит в бою с ВГ-109Е в районе Ашфорда (Ashford). Всего на его счету было 5 личных и 1 победа в группе), несмотря на падающие на аэродром бомбы, смог взлететь. Гулл успел атаковать и под­бить один Ju-87 прежде, чем его «Гладиатор» сам был сбит Лентом.

2 июня в районе Нарвика Лент сбил еще один «Гладиатор» из 263 Sqdn. RAF

7 октября 1940 г. Лент был назначен командиром 4./NJG1. Первоначально он никак не проявил себя в качестве ночного истребителя и даже думал о том, чтобы перевестись обратно в дневную авиацию.

Бывший командир NJG1 Вольфганг Фальк затем вспоми­нал об этом периоде: «Лент был командиром эскадрильи, но не мог добиться ни одной ночной победы. Это очень его расстраива­ло, и он фактически извелся. Несмотря на разницу в возрасте и положении, мы очень хорошо относились друг к другу. Мы были из одного района Германии, и, кроме того, мы оба были сыновья­ми протестантских священников. Я понимал его и всегда охотно летал вместе с ним.

Он сказал мне: «При таких обстоятельствах я не могу ос­таваться командиром эскадрильи и хотел бы вернуться в днев­ную авиацию». Такое уже произошло со Штейнхофом, который не захотел быть ночным истребителем. Я ответил ему: «Ос­таньтесь еще на месяц, и если Вы не добьетесь успеха, то я помогу Вам перевестись. Если же Вы добьетесь успеха, а я уве­рен, что так и будет, то Вы останетесь в NJG1». Через четыре недели он добился первых побед и позднее стал одним из наших лучших ночных истребителей».

Свои первые ночные победы Лент одержал в ночь с 11 на 12 мая 1941 г., сбив сразу два «Веллингтона». В течение июня 1941 г. он одержал еще пять побед, при этом среди сбитых им самолетов было два четырехмоторных «Стирлинга».

1 июля 1941 г. обер-лейтенант Лент был награжден Рыцар­ским Крестом. К этому моменту на его общем счету было 22 победы, из них 14 ночных.

К концу октября 1941 г. ночные истребители Люфтваффе сбили 397 английских бомбардировщиков, из них 110 были на счету II./NJG1, и в свою очередь более половины из них были на счету пилотов 4./NJG1.

1 ноября 1941 г. Лент был назначен командиром вновь сформированной II./NJG2 (01.10.1942 г. была переименована в IV./NJG1. В тот же день на базе I III./NJG2 была сформирована «новая» II./NJG2), при этом он все еще был обер-лейтенантом, а звание гауптмана было присвоено ему лишь спустя два месяца.

6 июня 1942 г. Лент после 35 ночной победы первым среди пилотов ночной истребительной авиации был награжден Дубо­выми Листьями к Рыцарскому Кресту (Nr.98). В октябре 1942 г. на счету Лента было уже 46 ночных побед (В 1942 г. он летал на Do-215B-5 «R4+DC»).

В январе 1943 г. ему было присвоено звание майора. 18 ян­варя он первым среди пилотов ночной истребительной авиа­ции достиг рубежа в 50 побед, а 24 мая Лент одержал уже свою 60 победу.

1 августа майор Лент был назначен командиром NJG3 вместо майора Йоханнеса Шалка (Johannes Schalk) (С 01.11.1940 г. по 29.09.1941 г. Шалк был командиром ZG26. Всего на его счету была 21 победа, из них И он одержал на Восточном фронте в составе ZG26. Выполнил 163 боевых вылета).

2 августа 1943 г. после своей 65 ночной победы Лент был награжден Мечами к Рыцарскому Кресту (Nr.32). Он снова стал первым пилотом ночной истребительной авиации, полу­чившим эту награду.

Однако не все вылеты складывались для ночных истреби­телей Люфтваффе удачно. Английские бомбардировщики со­провождали ночные истребители «Москито» и «Бофайтер», и все чаще охотники сами становились жертвой. Так, в ночь с 3 на 4 октября 1943 г. Bf-110 Лента был сбит английским «Москито».

В ту ночь Лент атаковал группу «Галифаксов», прини­мавших участие в налете на Кассель. В районе Нидерхегена (Niederhegen) он атаковал один «Галифакс», который, получив прямое попадание в топливные баки, взорвался в воздухе. В момент взрыва Лент заметил поблизости силуэт еще одного бомбардировщика. Атака — и еще один взрыв. Затем Лент атакует третий самолет, и тот идет вниз, оставляя за собой шлейф пламени. Лент продолжал осматривать темное небо в поисках следующего противника, когда внезапно его Bf-110 получил несколько попаданий (По одной из версий, его самолет был все же подбит бортстрелком с одного из бомбардировщиков, а не английским ночным истребителем). Резкая боль в левой руке. Черный дым и едкий запах горящей резины заполняют кабину. Лент на не­сколько секунд потерял сознание, и неуправляемый самолет начал стремительно падать вниз.

Лент пришел в себя, лишь услышав в наушниках настой­чивые вызовы своего радиооператора лейтенанта Вальтера Кубиша. Преодолевая боль, Лент смог восстановить контроль над «Мессершмиттом» и благополучно совершить посадку. В ре­зультате полученного в ночь с 3 на 4 октября ранения Лент потерял один палец на левой руке. Всего же в ходе ночных атак английских бомбардировщиков он был трижды ранен.

1 марта 1944 г. Ленту было присвоено звание оберст-лейтенанта.

В ночь с 15 на 16 июня 1944 г. английские бомбардиров­щики совершили налет на нефтеперерабатывающий завод в Штеркраде в Руре. В ту ночь Лент сбил два бомбардировщика, одержав 99 и 100 победы.

Лент первым из пилотов ночной истребительной авиации достиг рубежа в 100 побед, и 31 июля 1944 г. он был награжден Бриллиантами к Рыцарскому Кресту (Nr. 15). До этого момен­та уже 8 человек в Люфтваффе получили эту награду (Ими были награждены Вернер Мёльдерс, Адольф Галланд, Гордон Голлоб, Ханс-Иоахим Марселль, Герман Граф, Вальтер Новотны, Ханс-Ульрих Рудель и Альберт Кессельринг), но Лент стал первым ночным истребителем, награжденным Бриллиан­тами.

Личные успехи Лента как ночного истребителя, а также его опыт и технические знания как командира эскадры вызвали к нему пристальный интерес со стороны Гитлера и Геринга. Осе­нью 1944 г. о нем стали говорить как о самом вероятном канди­дате на должность командующего ночной истребительной авиа­цией.

В начале октября 1944 г. штаб NJG3 был временно раз­мещен на аэродроме Штаде западнее Гамбурга. 5 октября Лент решил посетить своего старого друга Ханса-Иоахима Ябса, ко­торый был тогда командиром NJG1. В 12.46 Лент на Ju-88C-6 вылетел из Штаде на аэродром Падеборн, где располагался штаб NJG1. Вместе с ним летели его радиооператор лейтенант Вальтер Кубиш (Он был одним из пяти радиооператоров ночной истребительной авиации, награжденных Рыцарским Крестом), оператор РЛС обер-лейтенант Герман Клёсс (Hermann Kloss) и военный корреспондент лейтенант Вернер Карк (Werner Kark).

«Юнкере» Лента достиг Падеборна вскоре после 13.15 и начал заход на посадку. О том, что случилось дальше, расска­зывал непосредственный очевидец унтер-офицер Вальтер Котецки (Walter Kotecki):

«Я находился на зенитной батарее к западу от аэродрома. Я увидел самолет, который собирался совершить посадку. Машина подходила, постепенно уменьшая обороты двигателей, но затем внезапно начала разворачиваться влево. Я заметил, что левый двигатель встал. Хвостовая часть фюзеляжа опустилась вниз к земле, и самолет в течение короткого времени летел в таком положении. Мне тогда показалось, что пилот увидел высоко­вольтную линию и повернул влево. Едва он это сделал, как само­лет концом левого крыла зацепил землю, а правое крыло попало на провода с высоким напряжением. Показалась ярко-синяя вспыш­ка. Самолет ударился о землю и сразу же загорелся. Я не заме­тил, были ли у него выпущены шасси».

После войны Иоахим Ябс вспоминал: «Гельмут и я были близкими друзьями. Наши молодые семьи жили рядом в Рейнфельде, и было естественно, что мы с ним сблизились. В октябре 1944 г. он решил прилететь ко мне в Падеборн, чтобы обгово­рить множество вопросов и проблем, которые мы хотели затем обсудить с нашими старшими начальниками. Он прилетел на Ju-88, у которого работал только один двигатель, второй же в полете отказал. При подходе он выключил неисправный двига­тель, но забыл изменить балансировку, и самолет разбился.

После того как самолет потерпел аварию, все четыре челове­ка, бывшие на его борту, были еще живы. Лент пострадал мень­ше других, но обе его ноги были ужасно повреждены. Его радио­оператор Кубиш получил серьезные повреждения внутренних органов и умер на операционном столе, его радиолокаторщик Клёсс умер спустя несколько часов после аварии в результате тяжелой трав­мы головы, а военный корреспондент Карк умер ночью от мозго­вого кровоизлияния.

Главный врач госпиталя в Падеборне сказал мне, что он полагает, что у Лента началась гангрена и что у него нет другого варианта, кроме ампутации. Я получил приказ Герин­га сообщить доктору, что скоро прибудет главный врач 2-го авиакорпуса, знаменитый хирург, который и будет непосред­ственно проводить дальнейшие действия. В результате мы по­теряли несколько часов, которые и решили судьбу Лента. Ког­да хирург из 2-го авиакорпуса, наконец, прибыл, он ампутировал Ленту ноги, но гангрена уже поднялась в его тело, и на следу­ющую ночь он умер» (Это произошло 7 октября спустя два дня после катастрофы).

Мартин Древес дополняет рассказ Ябса: «В тот день я ждал за дверями. Ябс и я должны были срочно ехать в Мюнстер, что­бы присутствовать на похоронах командира первой группы гауптмана Фёрстера. Когда Ябс вышел из палаты, он сказал мне, что пообещал Ленту скоро вернуться, но не уточнил, куда он едет и зачем. И что Лент ответил ему: «Не слишком задерживайтесь, у меня нет много времени». Когда мы вернулись, Лент был уже мертв».

11 октября в Берлине была проведена торжественная тра­урная церемония, а похоронен Гельмут Лент был вместе с тремя остальными погибшими в этой авиакатастрофе на город­ском кладбище в Штаде. Посмертно Ленту было присвоено звание оберста (12.11.1944 г. командиром NJG3 был назначен командир I./NJG3 майор Гюнтер Радуш, который и оставался на этой должности до конца войны).

Всего в ходе 2-й мировой войны Гельмут Лент выполнил 507 боевых вылетов, в т.ч. 396 ночью. На его счету было 110 побед, из них 102 он одержал ночью, сбив при этом 61 че­тырехмоторный бомбардировщик.

 

Иллюстрации
01.jpg
01.jpg
02.jpg
02.jpg
03.jpg
03.jpg
04.jpg
04.jpg
05.jpg
05.jpg
06.jpg
06.jpg
07.jpg
07.jpg
08.jpg
08.jpg
09.jpg
09.jpg
10.jpg
10.jpg
11.jpg
11.jpg
12.jpg
12.jpg
13.jpg
13.jpg